Законные проценты

Законные проценты по ст. 317.1 ГК РФ и налог на прибыль: когда кредитору признавать внереализационный доход?

На правах рекламы

Информация о компании КСК ГРУПП

КСК групп ведет свою историю с 1994 года. С момента основания и по сегодняшний день компания входит в число лидеров рынка консультационных услуг в области аудита, налогов, права, оценки и управленческого консультирования. За 20 лет работы реализовано более 2000 проектов для крупнейших российских компаний.

КСК групп предлагает комплексное и практическое решение наиболее актуальных задач, стоящих перед финансовыми и генеральными директорами компаний и собственниками бизнеса. Индивидуальный подход, глубокое понимание потребностей и целей клиентов в сочетании с практическими знаниями позволяют решать эти задачи максимально эффективно.

Коллектив КСК групп – это команда из более чем 350 специалистов, имеющих уникальный опыт реализации проектов как для средних, так и для крупнейших российских корпораций.

В настоящее время КСК групп предлагает полный спектр услуг и решений для бизнеса:

  • аудит по российским и международным стандартам;
  • налоговый и юридический консалтинг;
  • аутсорсинг и автоматизация бизнес-процессов;
  • решения по привлечению финансирования;
  • маркетинговые решения и разработка бизнес-стратегии;
  • управленческий и кадровый консалтинг;
  • оценка и экспертиза;
  • сопровождение сделок с капиталом;
  • Due-diligence.

Последние изменения ГК РФ, вступившие в силу с 1 июня 2015 года, утвердили право кредитора взыскать с должника законные проценты на сумму долга за период пользования денежными средствам, причем в размере ставки рефинансирования Банка России (Федеральный закон от 8 марта 2015 г. № 42-ФЗ; далее – Закон № 42-ФЗ). Эти проценты полагаются кредитору «по умолчанию», если только стороны прямо не отказались от них в договоре, – своего рода коммерческий кредит за постоплату долга. Применяется нововведение только в отношениях между хозяйствующими субъектами.

В нынешних условиях это хорошая новость для кредиторов – покупатели то и дело просят внести в договоры условие об отсрочке платежа за уже совершенные отгрузки (выполненные работы, оказанные услуги), и теперь за это можно требовать уплаты процентов.

Только вот в налоговое законодательство законодатель уточнений не внес, и непонятно, когда кредитору нужно начислять доход по налогу на прибыль, возникающий при получении законных процентов, – по итогу каждого месяца вне зависимости от того, признал ли должник эти проценты (как по коммерческому кредиту), или в момент признания их должником (как по штрафным санкциям)? Прямого ответа в НК РФ пока что нет.

Рассмотрим налоговые последствия предоставления средств по денежному обязательству с начислением законных процентов.

По смыслу ст. 317.1 ГК РФ законные проценты следует начислять, даже если условие о них в договоре не согласовано. Естественно, в договорах, заключенных еще до момента внесения изменений в ГК РФ, такие условия специально и не оговаривались, если стороны не испытывали необходимости в этом – поэтому следует понять, распространяются ли новые правила на заключенные до 1 июня договоры.

Напомним, новые положения ГК РФ применяются к:

  • правоотношениям, которые возникают после 1 июня 2015 года;
  • правам и обязанностям, которые возникают после 1 июня 2015 года из правоотношений, существовавших до этой даты (ч. 2 ст. 2 Закона № 42-ФЗ).

Соответственно в тех случаях, когда договор поставки (равно как и договор выполнения работ, оказания услуг) заключен ранее 1 июня 2015 года, а поставки товаров (выполнение работ, оказание услуг) шли уже после 1 июня 2015 года, то закон обязывает начислять проценты по задолженности, сформированной уже позднее 1 июня 2015 года. К сумме долга, уже сформированного по состоянию на 1 июня 2015 года, положения ст. 317.1 ГК РФ относиться не будут, соответственно, начислить проценты на такой долг будет нельзя.

Если же кредитор не желает применять положения ст. 317.1 ГК РФ к поставкам (выполнению работ, оказанию услуг), осуществленным начиная с 1 июня 2015 года, выход один – вносить изменения в условия ранее заключенных договоров, прямо прописывая, что законные проценты на сумму задолженности начисляться не будут.

С другой стороны, ничто не мешает поставщику пересмотреть условия ранее заключенных договоров и по согласованию с покупателем установить больший процент, нежели ставка рефинансирования Банка России (8,25% годовых в настоящее время). Нормы ГК РФ этого не запрещают. Ставка рефинансирования является лишь минимальной планкой для начисления процентов, если стороны условиями договора не предусмотрели иное.

Многие кредиторы, у которых в ранее заключенных договорах уже было установлено условие об отсрочке платежа должником и не было прямо прописано условие о неначислении процентов, к настоящему времени такую отсрочку платежа фактически уже предоставили. Соответственно, по таким договорам кредиторы имеют полное право предъявить должникам дополнительные проценты по операциям, осуществленным начиная с 1 июня 2015 года, на основании ст. 317.1 ГК РФ по ставке 8,25% годовых – очень хорошая новость в наши нелегкие времена. Но у медали, как обычно, есть и оборотная сторона.

Она состоит в том, что кредитору, находящемуся на общем режиме налогообложения и применяющему метод начисления, уже сейчас, а точнее с 1 июня 2015 года, придется ежемесячно признавать законные проценты в налоговом учете.

По своей сути законные проценты, предусмотренные ст. 317.1 ГК РФ, – это плата за коммерческий кредит, предоставленный кредитором должнику за отсрочку (или рассрочку) оплаты задолженности по отгруженным товарам (выполненным работам, оказанным услугам). То есть законные проценты – это не санкция за просрочку платежа (проценты за просрочку платежа должны рассчитываться по ст. 395 ГК РФ), а своего рода плата за предоставление заемных средств: кредитор уже имеет право требовать с должника денежные средства, но разрешает должнику попользоваться своими деньгами и заплатить позже.

Таким образом, доход в виде законных процентов можно определить как внереализационный доход на основании п. 6 ст. 250 НК РФ. Напомним, эта норма определяет внереализационный доход как доход в виде процентов, полученных по договорам займа, кредита, банковского счета, банковского вклада, а также по ценными бумагам и другим долговым обязательствам.

Следовательно, для кредитора, находящегося на общем режиме налогообложения и применяющего метод начисления, наступают следующие последствия:

  • в налоговом учете следует начислять проценты по договорам, содержащим условие о предоставлении отсрочки (рассрочки) платежа, если только в договор не было внесено условие о неначислении таких процентов;
  • для начисления процентов не требуется никакого извещения должника и его согласия с такими процентами (ст. 317.1 ГК РФ таких условий не содержит). Сам факт предоставления отсрочки (рассрочки) платежа является достаточным основанием для начисления процентов кредитором;
  • начисление процентов и признание внереализационного дохода необходимо отражать в конце каждого месяца вне зависимости от факта выставления требования об их уплате в адрес должника и вне зависимости от их фактической уплаты должником.

Норма действует уже больше четырех месяцев, но только в начале сентября было наконец-то опубликовано письмо Минфина России от 27 июля 2015 г. № 03-03-06/1/42995, в котором сделаны аналогичные выводы.

Остался нерешенным вопрос о том, с какого дня необходимо начислять проценты на сумму долга за пользование денежными средствами. Например, если по условиям договора поставки для оплаты задолженности покупателю дается три рабочих дня, следующих за датой поставки, то считать ли, что проценты по ст. 317.1 ГК РФ необходимо исчислять с четвертого рабочего дня (то есть начиная с даты просрочки погашения долга должником), или же проценты необходимо начислять уже с момента отгрузки товара (выполнения работ, оказания услуг), поскольку обязательства у должника в этот момент уже сформированы?

Поскольку природа законных процентов ближе к правовой природе коммерческого кредита, то есть платы за отсрочку платежа, то, соответственно, и начисление процентов должно начинаться уже с момента формирования долга, а не с того момента, когда должником было допущено нарушение сроков оплаты по данной поставке товаров (выполнению работ, услуг) по условиям договора. Повторимся: пока что никаких разъяснений по данному вопросу нет, поэтому исходим из экономико-правовой сути данной нормы.

Еще один нюанс. Так как ст. 317.1 ГК РФ квалифицирует денежные средства, которыми пользуется должник, именно в качестве долга, то, соответственно, указанная норма не позволяет начислять законные проценты на сумму аванса. Ведь уплата аванса влечет необходимость исполнения поставщиком обязанности по передаче товара, но не порождает денежного обязательства перед покупателем. Если же поставщик не передал предварительно оплаченный товар в установленный срок, у покупателя возникает в том числе право требовать возврата суммы аванса (п. 3 ст. 487 ГК РФ). При этом на данную сумму начисляются проценты в соответствии со ст. 395 ГК РФ (п. 4 ст. 487 ГК РФ).

Таким образом, нормы ст. 317.1 ГК РФ, с одной стороны, фактически разрешили кредиторам требовать от должников проценты за период пользования денежными средствами. Но с другой стороны, начиная уже с первого дня формирования задолженности, кредитор должен будет начать признавать сумму внереализационного дохода и впоследствии – отразить этот доход в налоговом учете, уплатив с него налог на прибыль.

Кредитор, конечно, может получить от должника сумму законных процентов в необозримом будущем – если должник проявит сознательность и оплатит не только саму сумму долга, но и проценты по ней. Но гарантий этого никто не дает.

Вот так хорошая, казалось бы, инициатива, улучшившая положение кредитора, может для того же кредитора как налогоплательщика обернуться увеличением налоговых платежей по налогу на прибыль.

Возможно, законодателем еще будут внесены уточнения в положения НК РФ, касающиеся периода признания внереализационных доходов в виде законных процентов по ст. 317.1 ГК РФ. А пока что только профессиональные консультанты смогут помочь налогоплательщику разобраться в этом сложном и неоднозначном вопросе для выработки позиции в части налогообложения прибыли и соблюдения при этом интересов кредитора. Причем искать правильное решение придется индивидуально по каждому должнику, с учетом положений договора с ним и периода возникновения задолженности.

Определять свою позицию нужно оперативно! Ведь с начала действия норм ст. 317.1 ГК РФ прошло больше четырех месяцев, за которые кредиторы уже должны были начислить внереализационный доход. Неисполнение этой обязанности может обернуться не только недоимкой по налогу на прибыль, но и штрафами и пенями. Добавим, что по итогам девяти месяцев текущего года определяются авансовые платежи по налогу на прибыль организаций не только на IV квартал текущего года, но и на I квартал следующего года. То есть риски занижения налоговой базы распространяются также и на 2016 год.

Юлия Фуфаева,
ведущий юрисконсульт КСК групп http://kskgroup.ru/

>Проценты по статье 395 ГК РФ на неуплаченный авансовый платеж

Обоснование:

Согласно пункту 1 статьи 395 Гражданского кодекса РФ за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица подлежат уплате проценты на сумму этих средств. Размер процентов определяется существующими в месте жительства кредитора или, если кредитором является юридическое лицо, в месте его нахождения, опубликованными Банком России и имевшими место в соответствующие периоды средними ставками банковского процента по вкладам физических лиц. Эти правила применяются, если иной размер процентов не установлен законом или договором.

Как показывает судебная практика (как сложившаяся до вступления в силу Федерального закона от 08.03.2015 N 42-ФЗ, так и после, что юридического значения для рассмотрения сути вопроса не имеет), вопрос о начислении процентов на сумму неуплаченных авансов, является неоднозначным и разрешается по-разному в зависимости от фактических обстоятельств дела.

В соответствии с пунктом 50 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 6, Пленума ВАС РФ N 8 от 01.07.96 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» как пользование чужими денежными средствами следует квалифицировать просрочку уплаты должником денежных сумм за переданные ему товары, выполненные работы, оказанные услуги.

Ссылаясь на указанные разъяснения, ФАС Московского округа в Постановлении от 19.10.2009 N КГ-А40/10727-09 по делу N А40-10942/09-31-125 указал на то, что предусмотренные договором авансовые платежи не могут рассматриваться в качестве денежного обязательства, поскольку их уплата направлена не на погашение задолженности, а создает соответствующие обязательства для их получателя. Несвоевременное перечисление аванса заказчиком может являться основанием для приостановления подрядчиком выполнения работ, но не является основанием для начисления процентов за пользование чужими денежными средствами по статье 395 ГК РФ.

По мнению Семнадцатого арбитражного апелляционного суда, выраженного в Постановлении от 22.03.201617АП-3781/2015-ГК по делу А50-22444/2014, авансовый платеж не является денежным обязательством в понимании статьи 395 ГК РФ и на него не подлежат начислению проценты за пользование чужими денежными средствами.

Между тем, встает вопрос о том, что если услуги фактически оказаны (как в рассматриваемой ситуации), можно утверждать, что заказчик, не перечисляя аванса, удерживает уже не собственные, а чужие (подрядчика или исполнителя) денежные средства.

Так, ФАС Московского округа в Постановлении от 14.07.2010 N КГ-А40/7018-10 по делу N А40-5436/09-131-60 (Определением ВАС РФ от 01.10.2010 N ВАС-10402/10 отказано в передаче дела N А40-5436/09-131-60 в Президиум ВАС РФ для пересмотра в порядке надзора данного постановления), усмотрев из материалов дела, что согласно договору заказчик обязался уплатить подрядчику авансовые платежи, но своевременно и в полном объеме аванс не выплачивался, подрядчик неоднократно обращался к заказчику с требованием исполнить обязанность по перечислению денежных средств, установил, что согласно условиям договора подряда подрядчик продолжает выполнение работ и при просрочке выплат, что он и делал, сообщая о просрочке заказчику. При таких обстоятельствах, установив факт просрочки оплаты заказчиком аванса по договору, и продолжение работы исполнителем согласно условиям договора, суд удовлетворил требования исполнителя о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами как неосновательно сбереженных денежных средств в соответствии со статьями 395 и 1107 ГК РФ.

Интересно также обоснование своей позиции ФАС Центрального округа (Постановление от 27.04.2012 по делу N А48-2943/2011, Определением ВАС РФ от 15.10.2012 N ВАС-10609/12 отказано в передаче дела N А48-2943/2011 в Президиум ВАС РФ для пересмотра в порядке надзора данного постановления): выводы судов нижестоящих инстанций об отказе во взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами на сумму не выплаченного в срок аванса является правильным, поскольку такое взыскание противоречит смыслу статьи 395 ГК РФ, а также пункту 50 Постановления N 6/8, положения которых предусматривают начисление процентов лишь за фактически принятые, но не оплаченные услуги, работы.

Как видим, такой подход основан на том, что к моменту, когда заказчик должен произвести авансовый платеж, подрядчик (исполнитель) еще не выполнил работу (не оказал услугу), за которую причитается оплата.

Учитывая, что в рассматриваемой ситуации исполнитель не только приступил к оказанию услуг, но и завершил их оказание, то есть услуги фактически оказаны, полагаем, что у него имеются шансы отстоять позицию о правомерности начисления процентов по статье 395 ГК РФ на сумму неуплаченного аванса.

Поскольку проценты по статье 395 ГК РФ по общему правилу начисляются с момента нарушения денежного обязательства, то проценты в данном случае (за просрочку в уплате аванса) целесообразно начислять не с момента, когда наступает дата внесения аванса, а с момента предоставления исполнителем встречного предоставления, то есть за фактически оказанные услуги — со следующего дня после оказания услуги заказчику (01.04.2016).

Настоящий материал является ответом на частный запрос и может утратить свою актуальность в связи с изменением законодательства.

Лисицкая О.С.,

эксперт по гражданскому, корпоративному и трудовому праву

Некоторые граждане не подозревают, что условие о сложных процентах кредитного договора, заключенного с банком, является неправомерным. По умолчанию граждане могут исполнить обязательства с учетом размера таких процентов на проценты, а суды взыскать с потребителя задолженность в условиях отсутствия активного сопротивления со стороны самого гражданина в ходе разбирательства. Между тем само по себе включение в договор подобных условий является правонарушением со стороны банков.

«Несвободный» кредитный договор

В условиях так называемого принципа свободы процентов стороны кредитного договора имеют право самостоятельно определять содержание условия о процентах. Данный принцип не поименован в ГК РФ, других законах, но является частным случаем принципа свободы договора (ст. 421 ГК РФ).
Обобщая современные тенденции защиты прав потребителей по кредитным договорам касательно условий о процентах, следует отметить несколько требований (ограничений). Свобода процентов не имеет абсолютного характера.
Во-первых, ограничиваются возможности кредитора по увеличению в одностороннем порядке процентных ставок и порядка определения процентов в кредитных договорах с заемщиками — физическими лицами (ст. 29 Федерального закона от 02.12.1990 N 395-1 «О банках и банковской деятельности»).
Во-вторых, в законодательстве установлены единые требования к порядку определения процентов в кредитных договорах (Положение от 26.06.1998 N 39-П, утв. ЦБ РФ).
В-третьих, вводится запрет кабальных сделок, к категории которых суды относят сделки с необычайно высокими процентами (ст. 179 ГК РФ).
В-четвертых, ограничивается право кредитора на взимание процентов сверх срока кредита при досрочном возврате потребительского кредита (п. 2 ст. 810 ГК РФ).
В-пятых, устанавливается запрет на взимание сложных процентов в договорах потребительского кредита (п. 3 информационного письма ВАС РФ от 13.09.2011 N 146).

Обход закона

Рассматривая упомянутое выше пятое ограничение, необходимо отметить, что в ином случае (установление процентов на проценты) подлежали бы применению последствия нового правила обхода закона. Пункт 3 ст. 10 ГК РФ устанавливает, что, в случае если злоупотребление правом выражается в совершении действий в обход закона с противоправной целью, последствия, предусмотренные п. 2 данной статьи, будут следующими: суды с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления отказывают лицу в защите принадлежащего ему права полностью или частично, а также применяют иные меры, предусмотренные законом.
Обновленная ст. 10 ГК РФ называет понятие «обход закона», но не раскрывает его содержания. Тем самым норма дает простор для судебного толкования. Представляется целесообразным назвать в качестве частного случая такого обхода закона условие кредитного договора, прикрывающее «сложные проценты», точнее, действие банка по включению названного условия в текст договора.
В ГК РФ отсутствуют нормы, регулирующие содержание и форму условия кредитного договора о процентах. Тем не менее в данном Кодексе указано: если иное не предусмотрено законом или договором займа, заимодавец имеет право на получение с заемщика процентов на сумму займа в размерах и в порядке, определенных договором (п. 1 ст. 809 ГК РФ). По кредитному договору банк или иная кредитная организация (кредитор) обязуются предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на нее (п. 1 ст. 819 ГК РФ).
Из содержания ч. ч. 2 и 4 ст. 29 Закона N 395-1 следует, что стороны могут согласовать условие о фиксированной процентной ставке или условие о порядке определения процентов.
В Положении N 39-П поименованы два вида условия о процентах: с использованием фиксированной либо плавающей процентной ставки. В первом случае в договоре предусматривается фиксированная процентная ставка, сумма процентов рассчитывается как произведение этой ставки на сумму кредита и фактический срок пользования ею.
Условие о плавающих процентных ставках предполагает согласование порядка определения процентной ставки, которая может меняться в зависимости от определенного базового показателя. Условие о плавающих процентных ставках обычно включается в средне- и долгосрочные кредитные договоры.
До недавнего времени споры относительно регулирования так называемых условий кредитных договоров с процентами на проценты оставались неопределенными.
Сегодня практику можно назвать устоявшейся, однако встречаются случаи игнорирования рассматриваемого ограничения или его неверной трактовки.
Как установлено ст. 9 Федерального закона от 26.01.1996 N 15-ФЗ «О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации», в случаях когда одной из сторон в обязательстве является гражданин, использующий, приобретающий, заказывающий либо имеющий намерение приобрести или заказать товары (работы, услуги) для личных бытовых нужд, такой гражданин пользуется правами стороны в обязательстве в соответствии с ГК РФ, а также правами, предоставленными потребителю Законом РФ от 07.02.1992 N 2300-1 «О защите прав потребителей» и изданными в соответствии с ним иными правовыми актами.
Учитывая изложенное, в данном случае положения ст. 29 Закона N 395-1 должны применяться в части, не противоречащей ГК РФ и Закону N 2300-1.
Также необходимо отметить, что в Постановлении КС РФ от 23.02.1999 N 4-П разъяснено, что гражданин является экономически слабой стороной и нуждается в особой защите своих прав, что влечет необходимость ограничить свободу договора для другой стороны, то есть для банков.
Одним из критериев отнесения условия о сложных процентах к категории обхода закона является последствие для потребителя (разница между тем, что получил гражданин, и тем, на что он рассчитывал при заключении договора).
К последствиям нарушения обязательства могут быть отнесены не полученные истцом имущество и денежные средства, понесенные убытки, другие имущественные или неимущественные права, на которые истец вправе рассчитывать в соответствии с законодательством и договором. При оценке таких последствий суд может принимать во внимание в том числе обстоятельства, не имеющие прямого отношения к последствиям нарушения обязательства (цена товаров, работ, услуг, сумма договора и т.д.). Критериями для установления несоразмерности в каждом конкретном случае могут быть: чрезмерно высокий процент неустойки; значительное превышение суммы неустойки суммы возможных убытков, вызванных нарушением обязательств; длительность неисполнения обязательств и др. Аналогичные разъяснения даны в п. 42 Постановления Пленума ВС РФ N 6 и Пленума ВАС РФ N 8 от 01.07.1996, п. п. 2, 4 информационного письма Президиума ВАС РФ от 14.07.1997 N 17.
По гражданскому делу N 33-1517/2012 Волгоградский областной суд в Кассационном определении от 09.02.2012 указал, что в удовлетворении требований о взыскании в заявленном размере процентов за пользование чужими денежными средствами было отказано правомерно, поскольку суд первой инстанции при подсчете суммы процентов исходил не из суммы основного долга, а из суммы долга с учетом инфляции и фактически произвел начисление процентов на проценты.
Риск признания условия сложных процентов правомерным заключается в следующем. Нередко банки приводят доводы о том, что они обсуждали данные условия в конкретном случае с потребителем, который сам пошел на них, подписывая договор, полностью осознавая последствия.
По арбитражному делу N А13-5569/2011 позиция банка сводилась к тому, что он индивидуально обсуждает со стороной условия договора. По мнению банка, это обсуждение выражается в информировании клиентов об изменении общих условий договора заблаговременно (за 30 календарных дней) общедоступным публичным способом (информационные стенды банка, сайт банка, иные способы), что позволяет заемщику при отсутствии согласия информировать об этом банк. Однако ФАС СЗО в Постановлении от 26.12.2011 по данному делу отметил, что вышеуказанные способы информирования банком клиентов нельзя признать индивидуальным обсуждением со стороной условий договора. При этом и в самих материалах дела отсутствуют какие-либо сведения, подтверждающие то, что банк индивидуально обсуждал спорное условие со стороной кредитного договора.

Пример условия сложных процентов

В наших руках оказался текст договора, в котором содержится пункт следующего содержания: «В случае несвоевременной уплаты процентов заемщик уплачивает кредитору неустойку в размере 32% годовых за каждый день просрочки от суммы начисленных, но не уплаченных процентов».
Данное условие противоречит законодательству о защите прав потребителей. Объясним, в чем противоречие.
В соответствии с п. 1 ст. 809 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором займа, заимодавец имеет право на получение с заемщика процентов на сумму займа в размерах и в порядке, которые определены договором.
Из пункта 1 ст. 819 ГК РФ следует, что по кредитному договору банк или иная кредитная организация (кредитор) обязуются предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, которые предусмотрены договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на нее.
На основании п. 1 ст. 16 Закона N 2300-1 условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами РФ в области защиты прав потребителей, признаются недействительными.
Как следует из п. 3 информационного письма ВАС РФ N 146, возможность сторон изменять договором положения диспозитивных норм закона в договорных отношениях с участием потребителя ограничена п. 1 ст. 16 Закона N 2300-1, запрещающим ухудшение положения потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами РФ. В качестве такого правила выступают положения п. 1 ст. 809 и п. 1 ст. 819 ГК РФ, согласно которым по общему правилу в кредитных отношениях проценты по кредиту начисляются на сумму кредита, возможность начисления процентов на проценты из указанных норм не вытекает. Из положений указанных норм следует, что по договору кредита проценты начисляются только на сумму кредита.
Таким образом, спорное условие кредитного договора направлено на обход положений закона, следовательно, противоречит им и является ничтожным. Суды должны отказывать в защите требований банков о взыскании задолженностей по кредитным договорам в части сложных процентов.
ВАС РФ в указанном разъяснении сделал следующий вывод: «Условие кредитного договора, направленное на прямое или косвенное установление сложных процентов (процентов на проценты), ущемляет установленные законом права потребителя».

Последствия для банков

Включение в кредитный договор условия, ущемляющего права потребителя, образует состав административного правонарушения, установленного ч. 2 ст. 14.8 КоАП РФ. За это правонарушение предусмотрен административный штраф: для должностных лиц — в размере от 1 тыс. до 2 тыс. руб.; для юридических лиц — от 10 тыс. до 20 тыс. руб.
В соответствии со ст. 2.4 КоАП РФ административной ответственности подлежит должностное лицо в случае совершения им административного правонарушения в связи с неисполнением либо ненадлежащим исполнением своих служебных обязанностей.
Из примечания к указанной статье следует, что совершившие административные правонарушения в связи с выполнением организационно-распорядительных или административно-хозяйственных функций руководители организаций несут административную ответственность как должностные лица.
Согласно ст. 11.1 Закона N 395-1 текущее руководство деятельностью кредитной организации осуществляется единоличным исполнительным органом.
Из части 3 ст. 2.1 КоАП РФ следует, что назначение административного наказания юридическому лицу не освобождает от административной ответственности за данное правонарушение виновное физическое лицо, равно как и привлечение к административной или уголовной ответственности физического лица не освобождает от административной ответственности за данное правонарушение юридическое лицо.
Следовательно, банк не вправе предусматривать в кредитном договоре с физическим лицом указанное условие о начислении процентов на проценты, так как подобное условие ущемляет права потребителей, влечет наступление административной ответственности.
В случае установления состава названного правонарушения к ответственности может быть привлечено как юридическое лицо, так и соответствующее должностное лицо.
Примечательно, что в подавляющем большинстве кредитный договор, исходящий от банка, является типовым (заключается со многими заемщиками), что свидетельствует о систематическом нарушении законодательства и, как следствие, говорит о более высокой общественной опасности, чем единожды заключенный договор со спорным условием.
Необходимо иметь в виду, что разъяснение, содержащееся в п. 3 информационного письма ВАС РФ N 146, применяется для регулирования отношений в сфере действия Закона N 2300-1. Приведенное в тексте названного пункта толкование норм материального права не применяется в случаях, если заемщик не выступает потребителем по смыслу названного Закона, а также если кредитор не является кредитной организацией (Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 13.09.2012 по делу N А76-3639/2012, сторонами спора являлись Комитет по управлению имуществом и земельным отношениям и управляющая компания).

Юрий Канцер, юрист, г. Волгоград.