Закон о кадетском образовании

— Николай Максимович, в свое время вы принимали участие в работе выездного «круглого стола», организованного комитетами Государственной Думы по образованию и науке и по обороне в Ростове-на-Дону. Тема его актуальна и сегодня — «Кадетское образование в Российской Федерации: современное состояние и перспективы развития в XXI веке». Каково же, на ваш взгляд, его состояние и перспективы?
— В последние годы в России активно развивается новый вид общеобразовательного учреждения — кадетские школы и кадетские школы-интернаты. Динамика их развития впечатляет. Впервые (после 1917 года) кадетские корпуса появились в стране в начале 1990-х. В 1996 году их было уже 7, в 2001 году — более 40, а сегодня функционируют несколько сотен кадетских учреждений только в системе образования. Вместе с тем анализ опыта работы кадетских учреждений свидетельствует о недостаточной системности в организации их деятельности.
Самым сложным моментом функционирования кадетских корпусов является финансирование. Полтора десятилетия оно целиком зависит от региональных бюджетов и настроения спонсоров. Для воспитания молодежи здесь слишком много случайных факторов. А на самом деле нужна жесткая система, основанная на конкретном федеральном законе о кадетских корпусах.
На местах решили не ждать манны небесной. Там стремятся уйти от ситуации, когда корпуса открываются хаотично, с самой различной нормативно-правовой базой — в зависимости от их ведомственной принадлежности. Понимая, что без общефедеральных решений этих проблем не решить, к примеру, в Ростовском областном департаменте по делам казачества и кадетских учебных заведений разработали проект федеральной целевой программы (ФЦП) «Кадеты России».
Те, кто всерьез занимается этой проблематикой, давно настаивают на создании на уровне Федерации центра, способного проводить единую политику в кадетском образовании. Но пока это так и остается идеей.
Точно так же далека от воплощения назревшая необходимость в централизованной подготовке преподавателей и воспитателей для суворовских военных училищ, Нахимовского ВМУ, различных кадетских образований.
Одним словом, пора разработать прочную законодательную базу и общие для этих учебных заведений стандарты. А то дело доходит до абсурда — не только кадетские школы и корпуса открывают, но и лицеи, колледжи, классы. Во Владивостоке появился даже кадетский детский сад-ясли. Объяснили: у нас есть дополнительные занятия танцами, музыкой и иностранными языками. Потому и назвали садик «кадетским»…
— А как вы относитесь к тому, что кадетские учреждения становятся своего рода исправительными учреждениями, куда общество определяет трудных подростков, детей из неблагополучных семей?
— Отрицательно. Этим проблемы беспризорности не решить, да и армия только проиграет. Как можно доверить таким парням оружие, танк, подлодку, военный корабль? С другой стороны, и отказываться от социального «отягощения» тоже нельзя: где же еще, как не в военном коллективе воспитывать характеры? Но тут нужна мера. «Группа риска» должна быть небольшая, чтобы негатив «растворялся». Иначе мы в итоге получим не «группу», а целый «корпус риска».

Тут сразу всплывает другая проблема — набор в кадетские корпуса. По Закону «Об образовании» в кадетские корпуса принимают всех желающих — как в среднюю школу. Но ведь у кадетов своя специфика: жесткая дисциплина, интернатский режим, серьезные физические нагрузки, распорядок, близкий к армейскому. Выдержать это может не каждый, так что отбор важен и необходим.
— Так что делать?
— Прежде всего устранить имеющиеся пробелы в сфере нормативно-правового и методического обеспечения деятельности кадетских учреждений. Но движения в этом направлении что-то не видно, хотя еще полтора года назад министерствам образования и науки и обороны было предложено совместно разработать и представить Правительству России концепцию развития системы общеобразовательных учреждений с кадетским компонентом. Как законодатели, так и те, кто обучает и воспитывает кадетов, настаивали, чтобы раздел о таких учреждениях был включен в новую ФЦП по развитию образования в России. Но воз и ныне там…
Между тем разработка проекта такой концепции и программы развития кадетского образования могла бы стать важным шагом на пути формирования целостной системы кадетских учреждений независимо от их ведомственной принадлежности.
— Николай Максимович, но вы же законодатель – вам и карты в руки. Что мешает вам, человеку, обладающему правом законодательной инициативы, подготовить и внести на рассмотрение Госдумы соответствующий законопроект?
— А такой законопроект был мной предложен еще в 2002 году. Но, к сожалению, до рассмотрения составом депутатов предыдущего созыва он так и «не дожил».
Тот проект федерального закона «О подготовке несовершеннолетних граждан Российской Федерации в кадетских общеобразовательных учреждениях» определял правовое положение, порядок создания, деятельности, реорганизации и ликвидации кадетских общеобразовательных учреждений; цели, порядок и содержание подготовки несовершеннолетних граждан Российской Федерации в кадетских общеобразовательных учреждениях. Отдельной строкой в нем было прописано, что на федеральном уровне для руководства деятельностью кадетских общеобразовательных учреждений в Министерстве образования создается управление (отдел) кадетских общеобразовательных учреждений. А приложением к законопроекту определялись должности и чины (воинские звания) служащих органов управления кадетскими общеобразовательными учреждениями и администрации кадетских общеобразовательных учреждений.
— Что же мешает сегодня реанимировать давно назревший документ?
— Ведомственная разобщенность и нежелание менять существующее положение дел. При общей эйфории по отношению к кадетским корпусам и публичного государственного признания на настоящий момент нет ни одной государственной структуры, которая бы занималась данным видом учебных заведений. Кадетские корпуса даже не упомянуты в законе «Об образовании». Скажу более: Министерство образования и науки только декларирует, что рассматривает развитие кадетских образовательных учреждений как одно из актуальных направлений модернизации образования на современном этапе, но ничего конкретного не делает.

Да что там министерство! В России на сегодняшний день вообще отсутствует единая государственная политика по отношению к кадетским корпусам. А если нет понимания того, что сегодняшние кадеты – это завтрашний день страны, то пытаться провести через парламент подобный закон – вещь вряд ли осуществимая.
— Но ведь без базового закона дело с мертвой точки не сдвинется!
— Чтобы его «запустить», а это, безусловно, архиважно и архинеобходимо, полезно было бы создать рабочую группу из военных, парламентариев, представителей общественности. Необходимо всесторонне изучить вопрос, с тем чтобы выйти на глобальные решения, которые будут поддержаны как гражданским обществом, так и властными институтами. А после этого принимать закон, который, уверен, поможет поднять уровень образования и воспитания в кадетских заведениях на качественно новый, отвечающий духу сегодняшнего времени уровень.
Справка
За более чем 200-летний период своей истории военная педагогика России к началу XX века сложилась во вполне законченную и стройную систему взглядов и методов воспитания. Она воплотила в себе наиболее интересный опыт западноевропейской науки, связанной с именами И.Г. Песталоцци, Дж. Ланкастера, и впитала в себя лучшие достижения отечественной школы: труды П.Ф. Лесгафта, К.Д. Ушинского, Ф.Ф. Эрисмана и других. Проблемы нравственного и физического воспитания кадетов, педагогика, психология и школьная гигиена были постоянным предметом обсуждения Педагогического комитета Главного управления военно-учебных заведений. Для подготовки профессиональных кадров были открыты Педагогические курсы для подготовки офицеров к воспитательной деятельности в кадетских корпусах, в которых реализовывался опыт начальной военной подготовки и воспитания кадров для нужд армии.
К ведению учебно-воспитательной работы привлекались образованные и интеллигентные офицеры. Вся учебно-воспитательная работа велась по трем основным направлениям: физическое воспитание, воспитание нравственное и воспитание умственное. Учебная нагрузка на классных и внеклассных занятиях распределялась весьма продуманно и гармонично.
Первыми были уроки, требующие умственного напряжения, — русский язык и арифметика. Затем шли физические упражнения, второй завтрак и большая перемена. Потом Закон Божий, чистописание. Вечером — обязательные гимнастические упражнения и готовилось домашнее задание… В состав физического воспитания помимо гигиены и гимнастики обязательно входили ручной труд и ремесла. Для развития физического воспитания регулярно проводились игры. Весь склад кадетской жизни способствовал физическому и умственному оздоровлению детей.
В части нравственного воспитания обязательным было привитие идеалов дружбы, товарищества и правдивости. Ложь и звание кадета были абсолютно несовместимы. Воспитание обязательно включало в себя привитие дисциплины, чести и учтивости. Все это было основано на религиозно-нравственных началах. Все кадетские корпуса имели свои знамена и штандарты.
Весь учебный процесс проводился в соответствии с Положением о кадетских корпусах, где были подробно разъяснены чередование изучаемых предметов, распределение нагрузки, функции воспитателей и учителей.