Язык уголовного судопроизводства

Статья 18. Язык уголовного судопроизводства

Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 24.05.2017 N 67-АПУ17-9 Приговор: По ч. 5 ст. 228.1 УК РФ за незаконный сбыт наркотических средств, по ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ за покушение на незаконный сбыт наркотических средств. Определение ВС РФ: Приговор изменен, действия осужденных переквалифицированы с ч. 5 ст. 228.1 УК РФ на п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, осужденному-1 окончательно назначено 13 лет лишения свободы со штрафом, с отбыванием наказания в виде лишения свободы в исправительной колонии общего режима, осужденному-2 — 12 лет лишения свободы со штрафом, с отбыванием наказания в виде лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Вопреки доводам апелляционной жалобы Мирзоева М.И. положения статьи 18 УПК РФ на всех этапах уголовного судопроизводства были соблюдены. Подозреваемому Мирзоеву М.И. было разъяснено и обеспечено право делать заявления, давать объяснения и показания, заявлять ходатайства, приносить жалобы, знакомиться с материалами уголовного дела и выступать в суде на родном языке, а также бесплатно пользоваться помощью переводчика.

Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 18.04.2017 N 9-АПУ17-3 Приговор: По п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ за убийство. Определение ВС РФ: Приговор изменен, исключено указание при установлении ограничений, предусмотренных ст. 53 УК РФ, на конкретное муниципальное образование и место жительства осужденного в указанном муниципальном образовании, определено считать ограничения, предусмотренные ст. 53 УК РФ, установленные осужденному, действующими в пределах того муниципального образования, где осужденный будет проживать после отбывания лишения свободы.

Таким образом, права осужденного, предусмотренные ст. 18 УПК РФ, были соблюдены.

В связи с этим довод стороны защиты о невручении перевода уведомления прокурора о направлении уголовного дела в суд не свидетельствует о нарушении требований ст. 18 УПК РФ.

Определение Конституционного Суда РФ от 28.03.2017 N 507-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Лазарева Романа Геннадьевича на нарушение его конституционных прав статьей 194 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»

1. Гражданин Р.Г. Лазарев, осужденный за совершение преступления приговором, постановленным на основании вердикта присяжных заседателей, в своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации просит признать не соответствующей Конституции Российской Федерации, ее статьям 17, 18, 25, 46 (части 1 и 2), 50 (часть 2), 52, 118 (часть 1), 120 (часть 1) и 123 (часть 3), статью 194 «Проверка показаний на месте» УПК Российской Федерации. По мнению заявителя, эта норма нарушает его конституционные права на неприкосновенность жилища и на защиту.

Определение Конституционного Суда РФ от 26.01.2017 N 71-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Иванова Сергея Вячеславовича на нарушение его конституционных прав статьями 413 и 415 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации С.В. Иванов просит признать не соответствующими Конституции Российской Федерации, в том числе ее статьям 15, 18, 19, 45, 46 (части 1 и 2), 48, 118, 120, 125, 126 и 128, статьи 413 «Основания возобновления производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств» и 415 «Возбуждение производства» УПК Российской Федерации, как ограничивающие возможность пересмотра судебных решений в порядке возобновления производства по уголовному делу на основании ранее вынесенного Конституционным Судом Российской Федерации решения по той лишь причине, что осужденный не являлся участником соответствующего конституционного судопроизводства.

Определение Конституционного Суда РФ от 24.11.2016 N 2416-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалоб гражданки Болтаевой Ирины Викторовны на нарушение ее конституционных прав рядом положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»

статью 18 «Язык уголовного судопроизводства», пункты 6 и 7 части четвертой статьи 47 «Обвиняемый», часть первую статьи 189 «Общие правила проведения допроса» и пункт 5 части второй статьи 389.17 «Существенные нарушения уголовно-процессуального закона», поскольку данные нормы, по утверждению заявительницы, позволили следственным органам и суду отказать в предоставлении помощи переводчика одному из обвиняемых, являющемуся иностранным гражданином и не владеющему в достаточной степени русским языком, излагая его выступления и реплики в протоколе судебного заседания на иностранном языке и лишая тем самым второго обвиняемого возможности ознакомиться с их содержанием;

Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 15.09.2016 N 33-АПУ16-10 Приговор: По ч. 5 ст. 228.1 УК РФ за незаконный сбыт наркотических средств; по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 228.1 УК РФ за покушение на незаконный сбыт наркотических средств. Определение ВС РФ: Приговор оставлен без изменения.

В соответствии с ч. 2 ст. 18 УПК РФ участникам уголовного судопроизводства, не владеющим или недостаточно владеющим языком, на котором ведется производство по уголовному делу, должно быть разъяснено и обеспечено право пользоваться помощью переводчика.

Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 13.09.2016 N 5-АПУ16-44сп Приговор: Осужденный-1 — по ч. 1 ст. 209 УК РФ; осужденные-1, 3 — по п. п. «а», «б» ч. 4 ст. 162 УК РФ (2 эпизода); осужденные-1, 2, 3 — по п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ (2 эпизода); осужденные-1, 2, 3 — по п. п. «а», «б», «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ; осужденные-2, 3 — по ч. 2 ст. 209 УК РФ; осужденный-2 — по п. п. «а», «б» ч. 4 ст. 162 УК РФ. Определение ВС РФ: Приговор оставлен без изменения.

— осужденный Кобилов Я.Д. считает приговор незаконным и необоснованным, указывая, что судом были нарушены ст. 339 части 3, 6, 7, ст. 353 ч. 4, ст. 9 ч. 1, ст. 18 ч. 3 УПК РФ, а также были нарушены его права в ходе судебного разбирательства. Просит отменить приговор и «провести слушания, согласно закону»;

Кассационное определение Верховного Суда РФ от 17.05.2016 N 81-О16-2 Приговор: По ч. 3 ст. 30, п. п. «а», «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ за покушение на убийство четырех лиц; по ч. 1 ст. 105 УК РФ за убийство. Определение ВС РФ: Приговор изменен, исключено осуждение по ч. 3 ст. 30, п. «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ; к назначенному наказанию полностью присоединено наказание, не отбытое по предыдущему приговору; окончательно осужденному назначено наказание в виде 17 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

Ишов Б.Ш. обращает внимание на то, что в нарушение ч. 3 ст. 18 УПК РФ в ходе предварительного следствия не были переведены на его родной (узбекский) язык протокол о его задержании, постановление о привлечении его в качестве обвиняемого, постановление о заключении его под стражу, копия обвинительного заключения.

Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 15.04.2016 N 33-АПУ16-5 Приговор: По п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ за убийство. Определение ВС РФ: Приговор оставлен без изменения.

Протокол судебного заседания составлен с нарушением требований ст. 259 УПК РФ, а замечания на протокол судебного заседания рассмотрены с нарушением требований ст. 260 УПК РФ и необоснованно отклонены; в нарушении ч. 3 ст. 18 УПК РФ следственные и судебные документы не переведены ему на родной таджикский язык. Полагает, что председательствующая по делу была заинтересована в исходе дела и сфальсифицировала протокол судебного заседания.

Определение Конституционного Суда РФ от 22.12.2015 N 2853-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Рябухина Сергея Григорьевича на нарушение его конституционных прав статьей 401.17 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и Инструкцией по судебному делопроизводству в районном суде»

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин С.Г. Рябухин, очередная жалоба которого об оспаривании вступивших в законную силу 13 апреля 2011 года приговора и кассационного определения, направленная в адрес президиума областного суда в 2015 году и содержавшая, с его слов, новые доводы, возвращена без рассмотрения письмом судьи этого суда со ссылкой на статью 401.17 УПК Российской Федерации — поскольку ранее его жалобы на данные судебные решения неоднократно рассматривались этим судом и в их удовлетворении было отказано, — просит признать не соответствующей статьям 2, 17, 18, 46, 52, 53, 55 (часть 3) и 56 (часть 3) Конституции Российской Федерации статью 401.17 «Недопустимость внесения повторных или новых кассационных жалобы, представления» УПК Российской Федерации, как препятствующую принесению не только повторных, но и новых кассационных жалоб.

Принцип национального языка судопроизводства. Сущность, содержание

В рамках арбитражного права действует принцип государственного языка судопроизводства. Сущность данного принципа может быть охарактеризована при помощи двух правил:

  1. Судопроизводство может быть осуществлено только на государственном языке той страны, на территории которой располагается суд. Государственным языком России является русский, соответственно, все судопроизводство на территории страны должно осуществляться на русском языке.
  2. Все лица, принимающие непосредственное участие в рассмотрении дела в суде и не владеющие должным образом языком, на котором ведется дело, могут ознакомиться со всеми его материалами, принять участие в совершении любых значимых действий.

В частности, участник имеет право:

  • делать любые заявления;
  • давать объяснения по поставленным показаниям;
  • давать показания на судебной и досудебной стадиях производства;
  • заявлять ходатайства о порядке рассмотрения дела;
  • выступать в суде с обращениями и пояснениями.

Действия могут быть совершены таким лицом на его родном и понятном ему языке. Кроме того, каждый участник судопроизводства может изъявить желание воспользоваться услугами, предоставляемыми переводчиком.

Права, которыми обладают лица, не владеющие языком, на котором ведется судопроизводство. Правила участия переводчика в арбитражном процессе

Арбитражный процесс ведется с применением нормы, в соответствии с которой все лица, принимающие участие в рассмотрении дела и не владеющие языком, непосредственно на котором ведется судопроизводство, имеют право на ознакомление с материалами дела и активное участие во всех судебных действиях.

В соответствии с требованиями гражданского процессуального законодательства каждый такой участник имеет право на подачу заявления, разъяснения, показания, ходатайства на своем родном языке. Принцип государственного языка судопроизводства означает, что каждый такой участник процесса может общаться в суде на своем языке или выбранном им языке без каких-либо ограничений. Для общения с другими участниками процесса такое лицо может воспользоваться услугами переводчика. Все судебные документы, необходимые для ознакомления, должны быть переведены на родной язык участника процесса или любой другой язык, которым он владеет.

Данные требования установлены и урегулированы Арбитражным процессуальным кодексом РФ и Конституцией России.

В соответствии с этими нормативно-правовыми актами арбитражный суд перед началом процесса должен ознакомить всех участвующих в деле лиц с возможностью подавать заявления, пояснения и ходатайства на их родном языке или любом другом известном языке. Кроме того, перед началом процесса каждый участник должен быть уведомлен о возможности воспользоваться услугами переводчика.

Осуществление перевода документов, выступающих в качестве письменных доказательств по делу, на русский язык

Национальный язык судопроизводства также установлен и для документов, которые предоставляются в суд в качестве письменных доказательств.

В соответствии с требованиями нормативно-правовых актов все предоставленные документы, составленные на иностранном языке, обязательно должны быть переведены на государственный язык судопроизводства.

В законодательных актах содержится обязательное требование о том, чтобы ко всем таким документам прилагался заверенный перевод на русский язык. В соответствии с нормами законодательных актов федерального уровня арбитражный суд, который принял письменные доказательства, содержащие в себе сведения, имеющие важное значение для рассматриваемого дела, но оформленные в виде документации на иностранном языке, имеет право предложить лицам, их предоставившим, официальный перевод документов. Арбитражный процессуальный кодекс РФ также содержит в себе норму, согласно которой при выполнении требований о необходимости предоставить в суд заверенный перевод документа на иностранном языке, последний имеет право выступать в качестве письменного доказательства. При этом такое доказательство будет относиться к позиции стороны, принимающей участие в разбирательстве возникшего экономического спора.

Принцип языка судопроизводства, его значение

Национальный язык судопроизводства отражает в себе весь многонациональный состав государства. Благодаря введению данного принципа законодательство осуществляет сразу несколько действий, среди которых:

  • Обеспечение доступности суда для населения многонационального государства.
  • Установление возможности каждого гражданина России на осуществление своих процессуальных прав.
  • Оказание воспитательного воздействия на судопроизводство.

В общей же значение принципа государственного языка судопроизводства заключается в том, что именно он является главным условием для реального обеспечения демократичного начала гласности. В связи с этим вышеназванный принцип закреплен на конституционном уровне. При этом Конституция РФ содержит в себе норму, в соответствии с которой каждый проживающий на территории Российской Федерации человек имеет право пользоваться родным языком. Причем данное правило распространяется не только на жителей государства, но и на иностранцев.

Русский язык выступает в качестве единого языка, являющегося основным средством общения между нациями, проживающими на территории государства.

В связи с этим он имеет статус государственного. При этом Конституция не определяет его в качестве единственного единого языка, в связи с чем от не обязателен в судах. Поэтому судопроизводство может осуществляться на языке республики, непосредственно на территории которой располагается судебный орган. В соответствии с нормами законодательных актов лица, принимающие участие в деле и не владеющие должным образом языком судопроизводства, могут выступать в суде и давать все необходимые для рассмотрения дела пояснения на своем родном языке.

§ 18. Язык уголовного судопроизводства

Язык, на котором ведется уголовное судопроизводство, определяют ст. 10 Закона о судебной системе и ст. 18 УПК. В соответствии с ними уголовное судопроизводство ведется на русском языке, а также на государственных языках входящих в Российскую Федерацию республик.

В Верховном Суде РФ и в военных судах производство по уголовным делам ведется на русском языке. При этом участникам уголовного судопроизводства, не владеющим или недостаточно владеющим языком, на котором ведется производство по уголовному делу, должно быть разъяснено и обеспечено право делать заявления, давать объяснения и показания, заявлять ходатайства, приносить жалобы, знакомиться с материалами уголовного дела, выступать в суде на родном или другом языке, которым они владеют, а также бесплатно пользоваться помощью переводчика.

В соответствии с ч. 3 ст. 18 УПК следственные и судебные документы, подлежащие обязательному вручению подозреваемому, обвиняемому, а также другим участникам уголовного судопроизводства, должны быть переведены на родной язык соответствующего участника уголовного судопроизводства или на язык, которым он владеет.

Положения уголовно-процессуального закона базируются на предписаниях ч. 2 ст. 26 Конституции РФ, закрепившей право каждого на пользование родным языком и свободный выбор языка общения.

В этих условиях особое значение приобретает деятельность переводчика в ходе судопроизводства. Не случайно переводчику посвящены специальные статьи в разделе II УПК (ст. 59) об участниках уголовного судопроизводства, а также в главах о предварительном следствии (ст.

169) и судебном разбирательстве (ст. 263).

Необеспечение обвиняемому (подсудимому), не владеющему языком, на котором ведется судопроизводство, возможности пользоваться услугами переводчика Пленум Верховного Суда РФ отнес к существенным нарушениям уголовно-процессуального закона, влекущим отмену приговора. Не менее четко Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 31 октября 1995 г. № 8 определил свою позицию по поводу неблагоприятных процес-

суальных последствий в случае нарушения при осуществлении правосудия права лица на пользование родным языком’.

Принцип обеспечения каждому пользования родным языком при осуществлении правосудия выражает демократизм действующего законодательства и государства, определяет решение таких важных вопросов осуществления правосудия, как доступность суда для населения, обеспечение возможности осуществления прав участниками процесса. Если процесс ведется на языке, непонятном населению данной местности, нарушается и затрудняется связь суда с населением, ослабляется или вообще не достигается воспитательное назначение судебного разбирательства, а участвующие в процессе лица не могут реализовать предоставленные им законом процессуальные права, активно способствовать осуществлению правосудия.

Обеспечение права пользования родным языком и выбора языка общения в ходе судопроизводства — предпосылка реализации принципов состязательности, обеспечения подсудимому права на защиту, гласности, уст-ности судебного разбирательства и др.