Возмещение ущерба от преступления

Правовые способы возмещения вреда потерпевшему в результате совершенного преступления Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

ФИЛОСОФСКО-ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ

ПРАВОВОЙ ПОЛИТИКИ ГОСУДАРСТВА —

УДК 343.9 ББК 67.4

Чурляева Ирина Викторовна Churlyaeva Irina Viktorovna

доцент кафедры уголовного права и криминологии юридического факультета Южного федерального университета кандидат юридических наук.

Associate Professor of the Departament of Criminal Law and Criminology Faculty of law of the Southern Federal

University, PhD in Law.

E-mail: IRINA150375@yandex.ru

ПРАВОВЫЕ СПОСОБЫ ВОЗМЕЩЕНИЯ ВРЕДА ПОТЕРПЕВШЕМУ В РЕЗУЛЬТАТЕ СОВЕРШЕННОГО ПРЕСТУПЛЕНИЯ

Legal methods of redress to the victim resulting from the crime

В статье рассматриваются вопросы, связанные с возмещением вреда, причиненного потерпевшему от преступления. Автор определяет основания возмещения морального вреда и правовые способы компенсации имущественного ущерба потерпевшему. Делает вывод о необходимости создания государственного фонда, средства которого могут обеспечивать возмещение причиненного вреда.

Ключевые слова: потерпевшее лицо, виновное лицо, государственные фонды, способы возмещения ущерба, добровольное возмещение вреда.

Право на возмещение вреда включает в себя право на компенсацию причиненного преступлением имущественного ущерба и морального вреда. Государство возлагает на себя обязанность по обеспечению каждому потерпевшему доступа к правосудию и компенсации причиненного вреда. Данная функция осуществляется за счет определенных отраслей права, в первую очередь норм уголовного, уголовно-процессуального, гражданского, гражданско-процессуального права.

В статье 42 УПК РФ предусмотрено, что потерпевшее лицо от преступления имеет право на возмещение причиненного ему вреда. Соответствующие иски могут быть поданы как в порядке уголовного, так и гражданского судопроизводства. Так, согласно требованиям ст. 1064 ГК РФ возмещение причиненного вреда должно быть выполнено полностью, чтобы обеспечить потерпевшему восстановление того имущественного положения, которое у него имелось до совершения в отношении него преступления. Однако данная норма признана Конституционным судом РФ не-

Keywords: victim, guilty person, state funds, ways of compensation of a yushcherb, voluntary indemnification.

конституционной, но только во взаимосвязи с п. «а» ч. 2 ст. 166 УК РФ в той части, в которой положения этих норм не смогли обеспечить возмещение имущественного вреда виновным лицом в угоне автомобиля, который был причинен собственнику, поскольку после его угона была совершена еще одна кража данного автомобиля неустановленным лицом .

Таким образом, указанная норма нарушает не только положение ст. 52 Конституции России, но и положения Декларации основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотреблений властью (принята 29 ноября 1985 года Резолюцией 40/34 Генеральной Ассамблеи ООН). В Декларации говорится о том, что лица, которым был причинен вред в результате деяния, нарушившего национальные уголовные законы, должны иметь право на доступ к механизмам правосудия, а также получение полной компенсации за нанесенный им ущерб в соответствии с законодательством, а государство, в свою очередь, должно обеспечить реализацию соответствующих судебных и административных процедур (п. 12).

Как представляется, ст. 1064 ГК РФ и ст. 166 УК РФ не должны применяться только в том случае, если виновное в угоне автомобиля лицо не может возместить имущественный вред, причиненный собственнику машины в полном объеме, поскольку после указанного преступления было совершено качественно иное преступное деяние в отношении данного автомобиля неустановленным лицом, в частности кража.

Одним из обоснованных правовых средств, указанных в законе, является гражданский иск о возмещении имущественного вреда, причиненного преступлением. В соответствии со ст. 42 УПК РФ данный иск может быть подан потерпевшим в рамках производства по уголовному делу либо в порядке гражданского судопроизводства с учетом установленной законом подведомственности дел в суд общей юрисдикции или арбитражный суд.

В России применяются два способа возмещения вреда, причиненного преступлением: взыскание с лица, причинившего вред (в том числе и добровольное возмещение), и выплаты страховых сумм в случае добровольного или обязательного страхования. Государство не возмещает вред потерпевшим от преступлений, за исключением случаев, указанных в законодательстве. В частности, на компенсацию могут претендовать следующие категории граждан: потерпевшие от террористического акта, лица которые были подвергнуты уголовному преследованию или осуждены по ошибке, а затем реабилитированы. При этом потеря кормильца и получение увечий от преступления, приведших к временной или постоянной нетрудоспособности, являются основанием для выплаты денежных средств или назначения пенсии.

Так, в соответствии со ст. 18 Федерального закона от 06.03.2006 № 35-Ф3 (в ред. от 31.12.2014) «О противодействии терроризму» государство обязано осуществлять в порядке, установленном Правительством РФ, компенсационные выплаты физическим и юридическим лицам, которым причинен вред в результате террористического акта. Что касается морального вреда, то в данной ситуации он осуществляется за счет лиц, его совершивших . В России также отсутствует единый подход к определению оптимальной величины страховых выплат за вред, причиненный жизни человека. Даже жертвам террористических

актов размер возмещения вреда на законодательном уровне не закреплен. В частности, выплаты семья погибших в Театральном центре на Дубровке составили 1 00 тыс. рублей, родственники погибших на Центральном рынке г. Владикавказа получили по 10 тыс. рублей. Пострадавшим от террористического акта на Тушинском поле были выплачены компенсации в следующих размерах: 100 тыс. рублей — семьям погибших и умерших в больницах; 50 тыс. рублей — потерпевшим, направленным на госпитализацию; 3 тыс. рублей — тем, кто получал амбулаторную помощь . Такой диапазон можно объяснить только тем, что государство при оказании компенсационной помощи опирается лишь на средства, которые имеются в бюджете.

В специальном докладе Уполномоченного по правам человека в РФ «Проблемы защиты прав потерпевших от преступлений» акцентируется внимание на данной проблеме. В частности, сославшись на бюджетное законодательство РФ, чиновник указывает на то, что в нем отсутствуют все необходимые механизмы защиты прав потерпевших. Речь идет о таких правовых нормах, которые регламентировали бы выплату компенсаций потерпевшим от преступлений в случае, если с виновного лица по каким-либо причинам невозможно истребовать возмещения вреда, в частности когда оно не обладает нужными средствами для возмещения вреда или не установлено либо скрывается от правоохранительных органов. В таких ситуациях возможность получения компенсации от государства должна быть предусмотрена для всех потерпевших, независимо от вида преступного посягательства, что соответствует основному принципу защиты прав и свобод человека, провозглашенному в ст. 2 Конституции РФ. Отсутствие соответствующих механизмов возмещения причиненного вреда является нарушением не только Конституции РФ, но и положений Декларации основных принципов правосудия жертв от преступлений и злоупотреблений властью. Уполномоченный в своем докладе указывает на то, что компенсацию вреда лицам, получившим увечья, или близким родственникам погибшего в результате преступного деяния должно гарантировать государство . 13 июля 2013 года была принята очередная государственная программа

ФИЛОСОФСКО-ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ ПРАВОВОЙ ПОЛИТИКИ ГОСУДАРСТВА

«Обеспечение безопасности потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства на 2014-2018 годы» (до ее принятия действовала программа на 20092013 годы), где, как и в госпрограмме на 20092013 годы, предусматривается выплата единовременного пособия потерпевшим, в том числе лицам, которым причинен вред здоровью.

По данным статистических отчетов ГИЦ МВД РФ, прямой материальный ущерб от преступлений (по оконченным и приостановленным уголовным делам) в 2015 году составил 436,49 млрд руб., что на 24,9 % больше аналогичного показателя прошлого года, в 2014 году -349,34 млрд руб., в 2013 году — 386 млрд руб., в 2006 году — 11,2 млрд руб. . При этом присужденных сумм ущерба реально взыскивается не более одной трети. Уровень раскрываемости корыстно-насильственных преступлений на фоне ежегодного увеличения их числа (в 2015 году 46,0 %, в 2014 году — 45,3 %, в 2013 году — 46,7 %, в 2006 году — 28,9 %, в 2007 году — 18,6 %) не превышает 50 % . При этом возмещение ущерба производится только при наличии приговора суда. Потерпевший не может рассчитывать на возмещение вреда, причиненного преступлением, если преступник не установлен или установлен, но скрывается от следствия и суда, либо вовсе лицо признано невиновным. Так, в постановлении Конституционного суда РФ № 7-П, где совершение преступления одним лицом, в частности угон транспортного средства, с последующим хищением данного автомобиля другим лицом, которое не было установлено, не позволило суду взыскать с виновного лица, который совершил угон транспортного средства без цели хищения, имущественный ущерб, поскольку у него не было умысла, а лицо, которое в дальнейшем похитило автомобиль, не установлено.

Ввиду указанных причин более трети потерпевших в нашей стране лишены возможности возмещения вреда, поскольку виновные в их совершении лица не обнаружены.

Норма ст. 1064 ГК РФ устанавливает правило, согласно которому «вред, причиненный личности или имуществу гражданина либо юридического лица, подлежит возмещению полностью лицом, причинившим вред». Это касается не государства, а причинителя вреда, который был установлен и признан виновным

в совершении деяния. При этом правило не распространяется на виновных лиц, в отношении которых были применены принудительные меры медицинского характера. В таких случаях, на наш взгляд, защиту потерпевших и восстановление социальной справедливости должно обеспечивать государство в лице государственных органов или государственных фондов.

В пункте 23 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 29 июня 2010 года № 17 «О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве» определяется размер имущественного вреда, который подлежит возмещению потерпевшему и исчисляется исходя из цен, сложившихся на момент вынесения решения по предъявленному иску.

Между тем компенсация морального вреда, предусматривающая денежное восполнение физических и нравственных страданий, определяется ч. 2 ст. 1101 ГК РФ и не зависит от размера возмещения имущественного ущерба. Закон не устанавливает ни минимального, ни максимального размера компенсации морального вреда, оставляя решение данного вопроса на усмотрение суда. Как указано в Постановлении Пленума Верховного суда РФ от 29 июня 2010 года № 17, суд должен руководствоваться принципами разумности и справедливости . На наш взгляд, субъективизм в подобных делах абсолютно не допустим.

Хотя некоторые основания для назначения денежной суммы по возмещению причиненного морального вреда указываются в п. 24 вышеназванного Постановления. В частности, к ним относятся: характер физических и нравственных страданий, устанавливаемый судом с учетом фактических обстоятельств (взаимоотношение потерпевшего и виновного лица до совершения преступления, поведение потерпевшего в момент совершения преступных действий и так далее), в результате которых был причинен моральный вред; оценка поведения виновного лица непосредственно после совершения преступления (оказание либо неоказание помощи потерпевшему, явка с повинной); индивидуальные особенности потерпевшего (возраст, состояние здоровья и т. п.); другие обстоятельства, которые могли вызвать негативные последствия для потерпевшего лица в результате совер-

шенного преступления (например, потеря работы, жилья и так далее) .

Возмещение вреда юридическому лицу, причиненного преступными действиями, подрывающими его деловую репутацию, регламентировано п. 7 ст. 152 ГК РФ.

Тем не менее мы полагаем, что, при оценке морального вреда необходимо учитывать не только положения ст. 1101 ГК РФ, но и ст. 1083 ГК РФ, где указывается степень вины потерпевшего и имущественное положение лица, причинившего вред. В соответствии с п. 1 ст. 1083 ГК РФ при умысле потерпевшего причиненный вред не возмещается, а при неосторожной форме его вины, содействовавшей возникновению или увеличению вреда, размер компенсации должен быть уменьшен согласно п. 3 ст. 1083 ГК РФ. Практическая реализация такой возможности может характеризоваться гуманным отношением к осужденному, который будет освобожден полностью или частично от имущественных взысканий как дополнения к уголовному наказанию. Совсем

Литература

1. Доклад Уполномоченного по правам человека в РФ от 27.05.2008 «Проблемы защиты прав потерпевших от преступлений». URL: http://www.consultant.ru/ document/c ons_doc_ LAW_66230/

2. Постановление Конституционного суда РФ от 7.04.2015 № 7-П «По делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 2 статьи 1064 ГК РФ и пункта «а» части 2 статьи 166 УК РФ в связи с жалобой гражданина В. В. Кряжева». URL: http://www.consultant.ru/ document/

3. Постановление Пленума Верховного суда РФ от 29.06.2010 № 17 «О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве». URL: http://www.consultant.ru/

4. Трунов И. Л. «Норд-Ост»: процент возмещения вреда потерпевшим от терроризма // Уголовное право. 2004. № 1.

5. Федеральный закон от 06.03.2006 № 35-ФЗ (в ред. от 31.12.2014) «О противодействии терроризму». URL: http://www.consultant.ru/ document/cons_doc_LAW_66230/

6. URL: https://mvd.ru/reports/item/1609734/

иначе это выглядит с точки зрения защиты прав потерпевшего, поскольку он лишается возможности получить возмещение хотя бы имущественного вреда, если, конечно, речь не идет об умышленных действиях самого потерпевшего.

Следует отметить, что к вопросу определения источника финансирования расходов по возмещению вреда, причиненного в результате преступления, необходимо подходить комплексно. В связи с этим возникает необходимость создания государственного фонда, который будет осуществлять выплаты потерпевшим за счет средств, полученных, например, от взыскания штрафов за совершение преступлений и административных правонарушений, благотворительных взносов физических и юридических лиц, отчислений из заработной платы осужденных, средств бюджетов различных уровней.

Возмещение вреда, причиненного преступлением

ОБЩИЕ ОСНОВАНИЯ ВОЗМЕЩЕНИЯ ВРЕДА, ПРИЧИНЕННОГО ПРЕСТУПЛЕНИЕМ

Конституция Российской Федерации в ст. ст. 46 и 52 гарантирует охрану прав потерпевших от преступлений, обеспечение им доступа к правосудию и компенсацию причиненного ущерба.

Требование о защите прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, включает в себя устранение преступных последствий, в том числе путем восстановления нарушенных гражданских прав потерпевших от преступлений лиц.

Согласно ст. 12 ГК РФ к числу способов защиты гражданских прав относятся возмещение убытков и компенсация морального вреда.

В уголовном судопроизводстве обязанность государства обеспечить надлежащую защиту гражданских прав потерпевших от преступлений физических и юридических лиц, сформулированная в ст. 6 УПК РФ, реализуется посредством разрешения исков о возмещении имущественного ущерба или компенсации морального вреда.

Возмещение вреда, причиненного преступлением, вопреки распространенному среди юристов мнению, не является специальным институтом возмещения вреда (например, как институты возмещения вреда – источником повышенной опасности или возмещения вреда при исполнении служебных обязанностей). Здесь действуют общие положения о возмещении вреда, предусмотренные ст. 1064 ГК РФ, такие, как: «возмещается только реально причиненный вред», «виновность причинившего», «полный размер возмещения», «наличие причинной связи» и т. п. Именно в силу этого гражданский истец по уголовному делу, при наличии одновременно специального института возмещения вреда, вправе выбирать – с кого же ему возмещать вред: с преступника или, скажем, с владельца источника повышенной опасности (если преступник причинил вред, используя такой источник)? Или: с преступника или с организации, в которой он исполнял служебные обязанности при причинении вреда? Полагаю, что нашим читателям нет необходимости подчеркивать, что автор под преступником здесь понимает то лицо, которое суд назовет преступником в приговоре суда.

Преимущества гражданского иска в уголовном процессе очевидны с точки зрения процессуальной экономии и полноты исследования доказательств. Так, подсудность и подведомственность гражданского иска определяются подсудностью уголовного дела (часть 10 ст. 31 УПК РФ). Тем самым лицо, признанное гражданским истцом по уголовному делу, освобождается от необходимости дважды участвовать в судебных разбирательствах – сначала по уголовному делу, затем по гражданскому делу. Немаловажным фактором является и то, что зачастую гражданскому истцу судиться по месту уголовного процесса попросту удобнее, нет необходимости отправлять иск по месту жительства или нахождения ответчика, а таким местом может быть совсем другой регион страны. При предъявлении гражданского иска гражданский истец освобождается от уплаты государственной пошлины (часть 2 ст. 44 УПК РФ, п. п. 4 п. 1 ст. 333.36 НК РФ).

Кроме того, уголовно-процессуальное законодательство предъявляет упрощенные требования к оформлению гражданского иска в уголовном деле.

Уголовно-процессуальный закон не обязывает, в отличие от норм ГПК РФ, гражданского истца прикладывать к исковому заявлению его копии в соответствии с количеством ответчиков. Обвиняемый о том, что к нему предъявлен гражданский иск, может узнать только при ознакомлении с материалами уголовного дела либо в судебном заседании.

Допускается произвольная форма искового заявления, отсутствие в нем сведений о лице, несущем гражданско-правовую ответственность за вред, причиненный преступлением, цене и основаниях иска. Так, в одном из сложных дел, связанных со злоупотреблением должностными полномочиями, где автору публикации довелось участвовать, его коллега, защищавший одного из привлекаемых к уголовной ответственности, активно возражал против принятия искового заявления на крупную сумму от государственной организации, гражданского истца по уголовному делу, и просил этот иск оставить без рассмотрения в связи с тем, что в заявлении не были названы основания иска. Отклоняя возражения адвоката, суд резонно указал, что в силу части 2 ст. 250 УПК РФ отсутствие оснований иска в исковом заявлении, в отличие от гражданского процесса, не является препятствием для рассмотрения иска, поскольку в качестве таковых выступает сам факт предъявления обвинения. Привлекаемые к уголовной ответственности лица уже в силу этого факта являются гражданскими ответчиками (но не всегда это так, о чем речь пойдет ниже), если вред преступлением причинен, так что за основаниями далеко ходить не нужно.

Полагаем, что по смыслу норм действующего УПК РФ, в том числе ч. 4 ст. 42, ч. 2 ст. 136, ч. 2 ст. 309 УПК РФ, гражданский иск должен предъявляться в виде письменного заявления на имя следователя (дознавателя) либо суда. Не согласимся в этой связи с бытующим мнением о том, что гражданский иск может быть предъявлен как в письменной, так и в устной форме (когда устное исковое заявление заносится в протокол). Как указано в Постановлении Конституционного Суда РФ от 31 января 2011 г. № 1-П, гражданско-правовые требования о возмещении имущественного вреда, причиненного преступлением, вне зависимости от того, подлежат они рассмотрению в гражданском или уголовном судопроизводстве, разрешаются в соответствии с нормами гражданского законодательства. При этом в силу ч. 1 ст. 131 ГПК РФ исковое заявление подается в суд в письменной форме (подробнее см.: Гражданский иск в уголовном судопроизводстве (Сычева О. А.) («Мировой судья», 2015, № 5)).

Гражданскому истцу в уголовном процессе не очень-то трудно и с доказательствами по предъявленному иску. В их качестве выступают все материалы уголовного дела, все его тома и листы – от первого до последнего. Если факт совершения преступления привлекаемым к уголовной ответственности лицом будет доказан, если будет подтверждено, что вред причинен непосредственно преступлением – есть, как правило, все основания и для удовлетворения иска. А дальше, кто не согласен – жалуйтесь. Доказывайте свою невиновность, а значит, и отсутствие оснований для взыскания.

Вот почему, на наш взгляд, гражданскому истцу всегда легче в уголовном процессе, чем в гражданском. За него очень многое делают государственные правоохранительные органы: сбор доказательств, определение размера ущерба, обеспечение иска и т.п. Необходимо только внимательно отслеживать соблюдение своих прав, всю динамику этого процесса.

Согласно пункту 4 ч. 1 ст. 73 УПК РФ при производстве по уголовному делу подлежат доказыванию характер и размер вреда, причиненного преступлением. Следовательно, ключевым при решении вопроса о признании гражданина или юридического лица потерпевшим от преступления и, соответственно, гражданским истцом выступает понятие «вред».

В уголовно-процессуальном праве определение понятию «вред» не дано, что вызывает некоторые трудности при решении вопроса о признании лица гражданским истцом. Следователи порой затрудняются определить, кому именно причинен вред в результате преступления и, следовательно, – кого признавать потерпевшим и гражданским истцом (так, сейчас следствие по делу так называемой «МММ по-хабаровски» в тупике: кто является потерпевшим по делу – кредитные потребительские кооперативы (юридические лица) или граждане, доверившие кооперативам свои денежные сбережения?).

В связи с этим вполне оправданно обратиться к цивилистике, так как само понятие «вред» сформировано именно цивилистикой (см.: Гражданский иск в уголовном деле: от теории к практике (Сушина Т. Е.) («Журнал российского права», 2016, № 3).

Определение понятия «вред», сформулированное в цивилистике, представляется приемлемым и для уголовно-процессуальных отношений.

Вред, причиненный в результате преступления, подразделяется применительно к гражданам на физический, имущественный и моральный, к юридическим лицам – на имущественный вред и вред деловой репутации.

Общепринято под физическим вредом понимать вред, причиненный жизни и здоровью. Имущественный вред (ущерб) обусловлен лишением имущества, материальных благ и выражается в денежной сумме. Моральный вред определен в ст. 151 ГК РФ как физические и нравственные страдания, причиненные гражданину действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на другие принадлежащие гражданину нематериальные блага.

Разрешение гражданских исков в уголовном деле основано на установлении таких юридических фактов, как наличие преступления, причинение преступлением вреда, наличие причинной связи между преступлением и наступившим вредом. И если в установлении факта наличия преступления со стороны привлекаемых к уголовной ответственности лиц роль гражданского истца по понятным причинам невелика, то в определении размера причиненного вреда его активная позиция в уголовном процессе может сыграть ключевую роль.

При этом суд должен проявлять максимум объективности, поскольку, увлекшись задачей восстановления социальной справедливости, суд может не заметить предвзятости со стороны гражданского истца по отношению к виновному (помните знаменитое выражение пострадавшего Шпака из фильма Леонида Гайдая: «три магнитофона, три портсигара, куртка замшевая – три…»). Так, в одном из уголовных дел, связанных с похищением из предприятия импортного грузового автомобиля, районный суд в приговоре указал о взыскании с виновных более четырех миллионов рублей ущерба (то есть – полную балансовую стоимость украденного), хотя органами следствия предприятию были возвращены (и приняты последним!) запчасти с разукомплектованной похитителями машины в размере более половины ее стоимости. По апелляционной жалобе защитника краевой суд, разумеется, сумму взысканного вполовину уменьшил.

В соответствии со ст. 44 УПК РФ гражданским истцом является физическое или юридическое лицо, предъявившее требование о возмещении имущественного вреда, при наличии оснований полагать, что данный вред причинен ему непосредственно преступлением. Приведенная здесь норма закона – это наглядная иллюстрация того, что в законе случайных слов или выражений не бывает. Мы, конечно, здесь имеем в виду слова «непосредственно преступлением». Дело в том что преступления могут иметь отдаленный, опосредованный вред, в первооснове которого лежит, между тем, вредоносность преступного деяния. Приведенная норма закона регламентирует, что гражданский иск в уголовном процессе может и должен заявляться лишь тогда, когда вред причиняется непосредственно совершенным преступлением. Только такой гражданский иск подлежит принятию и рассмотрению. Не является гражданским истцом по уголовному делу, к примеру, лицо, обратившееся с регрессным требованием. Или лицо, пострадавшее от отдаленных последствий преступления.

Между тем, судьи не всегда это учитывают. Так, в одном из уголовных дел с участием автора статьи в качестве защитника, суд взыскал с осужденного вред в пользу гражданина, лишившегося жилья по гражданскому иску об истребовании имущества из чужого незаконного владения. Гражданин этот не был по такому иску признан добросовестным приобретателем, поскольку приобрел жилье хотя и по возмездной сделке, но жилье это ранее вышло из владения собственника помимо его воли (в результате мошеннических действий, за которые и был осужден виновник по уголовному делу). Защитник обратил внимание суда, что взыскивать ущерб в рамках уголовного дела с виновника нельзя, так как пострадавшему гражданину вред причинен не непосредственно преступлением, а порочной сделкой, которой предшествовал еще целый ряд порочных сделок. Со всеми этими сделками необходимо дополнительно разбираться и возлагать ответственность на всех виновных лиц. Суд районного звена не придал этому замечанию защитника никакого значения, но краевой суд применил положения ст. 44 УПК РФ, изменив в этой части приговор и постановив рассмотреть гражданский иск фактического приобретателя квартиры в отдельном гражданском процессе.

Поскольку к преступлению уголовный закон (ст. 14 УК РФ) относит виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное Уголовным кодексом под угрозой наказания, то теоретически любое совершенное преступление может причинить вред, подлежащий возмещению, так как это деяние – общественно опасно. На практике это не всегда так. Преступление может быть совершено, а возмещать вред в его материально-правовом смысле – некому. Например, если преступление совершено с нарушением интересов государства или прав личности, но без видимых, ощутимых материальных последствий. Кроме того, после преступления не все пострадавшие желают возмещать причиненный им вред (по самым разным, иногда глубоко личным, причинам). Так, по данным Судебного департамента при Верховном Суде РФ, лишь 10% уголовных дел завершаются судами с разрешением гражданских исков. Проведенные исследования показывают, что доля фактического исполнения соответствующих судебных решений по возмещению вреда, причиненного преступлением, составляет менее 21% (см.: Стимулирование обвиняемого к возмещению причиненного преступлением вреда: проблемы и перспективы (Карабанова Е.Н., Цепелев К.В.) («Российская юстиция», 2016, №5)).

И все же можно выделить наиболее типичные, чаще всего встречающиеся примеры возмещения вреда в связи с совершенными преступлениями (и, соответственно, примеры гражданских исков в уголовных процессах):

•возмещение вреда от корыстных преступлений (кражи, грабежи, мошенничества, вымогательства и др.);

•возмещение вреда от насильственных преступлений (разбойные нападения, хулиганские действия, причинения телесных повреждений, истязания и др.);

•возмещение вреда, причиненного жизни и здоровью (вследствие убийств, изнасилований, тяжких ДТП, преступлений по службе и др.);

•возмещение вреда от преступлений на транспорте, от тяжких ДТП, от аварий, взрывов, пожаров и др.;

•возмещение вреда от должностных преступлений (превышение должностных полномочий, злоупотребление должностными полномочиями, иные преступления по службе);

•возмещение вреда от преступлений против интересов коммерческих организаций;

•возмещение вреда от террористических актов;

•возмещение морального вреда;

•иные возмещения вреда.

СПОСОБЫ И РАЗМЕР ВОЗМЕЩЕНИЯ ВРЕДА, ПРИЧИНЕННОГО ПРЕСТУПЛЕНИЕМ

Согласно ст. 1082 ГК РФ, удовлетворяя требование о возмещении вреда, суд в соответствии с обстоятельствами дела обязывает лицо, ответственное за причинение вреда, возместить вред в натуре (предоставить вещь того же рода и качества, исправить поврежденную вещь и т. п.) или возместить причиненные убытки (пункт 2 статьи 15 ГК РФ).

На практике такой способ, как возмещение вреда в натуре, по уголовным делам используется редко и выступает чаще всего в форме возвращения части похищенных вещей (иногда – с существенным дисконтом их реальной стоимости), в форме восстановительного ремонта поврежденного имущества и т. п.

Гораздо чаще речь идет о возмещении причиненных убытков. Это может быть взыскание стоимости украденного, поврежденного, причиненного, денежная компенсация морального вреда. И тут очень важно точно определить размер вреда, причиненного преступлением, в целях его полного возмещения.

Гражданско-правовые споры являются одними из самых сложных, требуют от судей глубокого знания норм материального права. Порой в рамках уголовного процесса судья-криминалист, специализирующийся в суде первой инстанции на рассмотрении уголовных дел, не всегда сразу может разобраться в том, кто является действительным собственником определенного имущества, кому причинен реальный ущерб. Немалые трудности возникают и с определением суммы ущерба, подлежащей возмещению. Особенно это касается споров, связанных с осуществлением сделок хозяйствующими субъектами (подробнее см.: Возмещение вреда, причиненного преступлением (Титова В. Н.) («Законность», 2013, № 12)).

Обращает на себя внимание и то, что стоимость имущества, являющегося предметом преступных посягательств, постоянно возрастает, причем не всегда сразу можно разобраться, какой вид стоимости (кадастровой, рыночной, балансовой) должен применяться при оценке причиненного вреда.

Безусловно, все перечисленное требует от правоохранительных органов дополнительных усилий, знаний, повышения профессионального мастерства, ведь закон гарантирует потерпевшему, как мы уже указывали, возмещение как имущественного, так и морального вреда, причиненного преступлением, путем предоставления возможности защитить свои права одновременно с рассмотрением уголовного дела.

Размер имущественного вреда, подлежащего возмещению потерпевшему, определяется, исходя из цен, сложившихся на момент вынесения решения по предъявленному иску. Из этого общего правила имеются исключения. Так, согласно Постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2002 № 29 (ред. от 16.05.2017) «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое», определяя размер похищенного имущества, следует исходить из его фактической стоимости на момент совершения преступления. При отсутствии сведений о цене стоимость похищенного имущества может быть установлена на основании заключения экспертов. В одном из уголовных дел с участием автора публикации, связанных с мошенническими действиями в отношении муниципальных квартир, например, суд справедливо не согласился со стоимостью похищенных квартир, определенной по средней величине стоимости квадратного метра жилья в Хабаровске, и назначил оценочную экспертизу. Она определила стоимость похищенного с учетом индивидуальных (а не усредненных) особенностей конкретной квартиры. В дальнейшем это повлияло не только на размер гражданского иска (в меньшую сторону), но и на квалификацию содеянного и, как следствие, – на размер определенного судом наказания.

Размер присужденной ко взысканию суммы компенсации причиненного вреда не может быть увеличен с учетом индексации в порядке исполнения приговора, поскольку такое решение не предусмотрено главой 47 УПК РФ. Заявление гражданского истца об индексации рассматривается судом в порядке гражданского судопроизводства в соответствии с частью 1 статьи 208 ГПК РФ (п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.06.2010 №17 (ред. от 16.05.2017) «О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве»).

Причиненный преступными действиями нескольких лиц имущественный вред может быть возмещен по принципу солидарной гражданско-правовой ответственности, тогда как моральный вред компенсируется в денежной форме по правилам долевой ответственности, исходя из характера и объема причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий и степени вины каждого (см.: Гражданский иск в уголовном процессе (Бубчикова М.В.) («Российский судья», 2015, №9)).

(Продолжение в №3 ·, №4 , №5)

МИХАИЛ СЛЕПЦОВ, АДВОКАТ, УПРАВЛЯЮЩИЙ ПАРТНЕР АДВОКАТСКОГО БЮРО «СЛЕПЦОВ И ПАРТНЕРЫ», КАНДИДАТ ЮРИДИЧЕСКИХ НАУК, ДОЦЕНТ, ЗАСЛУЖЕННЫЙ ЮРИСТ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Источник публикации: информационный ежемесячник «Верное решение» выпуск № 02 (184) дата выхода от 20.02.2018.

Статья размещена на основании соглашения от 20.10.2016, заключенного с учредителем и издателем информационного ежемесячника «Верное решение» ООО «Фирма «НЭТ-ДВ».