Внутригородское деление

Эксперты КГИ представили доклад «Опыт создания городских округов с внутригородским делением: проблемы и перспективы»

9 марта на площадке Комитета гражданских инициатив экспертному сообществу был представлен доклад «Опыт создания городских округов с внутригородским делением». Его подготовили эксперты КГИ Андрей Максимов, Дмитрий Соснин и Александр Озяков.

В 2014 году в законодательство о местном самоуправлении (МСУ) был введён новый институт — городские округа с внутригородским делением. В результате в крупных городах появилась возможность децентрализации власти и ее приближения к населению. Однако эта модель оказалась востребована только в трёх городах — Челябинске, Самаре и Махачкале. Практический опыт этих трёх российских городов и стал предметом исследования. Оно проводилось с осени 2016 года.

Авторы доклада пришли к выводу, что основная цель предложенной модели — децентрализация власти — не была решена. Увеличение числа депутатского корпуса за счёт создания районных советов лишь формально приблизило власть к населению. На практике же районные избранники не обладают достаточными ресурсами для того чтобы влиять на принятие управленческих решений. Полномочия органов МСУ дублируют функции районных администраци до реформы, а размеры районных бюджетов ненамного превышают сметы районных администраций до реформы.

Однако, по мнению специалистов, слабость муниципальных образований, их финансовая и имущественная зависимость от общегородских структур управления ещё не свидетельствуют о нежизнеспособности новой модели. Те же проблемы, утверждают они, существуют и у института МСУ в других городах России. Авторы доклада считают, что модель внутригородского деления округов нуждается в доработке и предлагают комплекс мер по её развитию и укреплению. В их числе:

  • Решение о создании городского округа с внутригородским делением должно приниматься только по итогам голосования жителей;
  • Законодательное закрепление «облегчённой» альтернативы — создание территориальных представильных органов МСУ вместо отдельных внутригородских МО;
  • Предусмотреть обязательность введения/сохранения прямых выборов главы администрации города или представительного городского органа;
  • Локализованные вопросы (благоустройство и озеленение территорий, сбор и вывоз бытовых и промышленных отходов и др.) должны решаться на наиболее близком к жителям уровне управления.

Ряд экспертов, принявшие участие в дискуссии, не считают дальнейшее развитие этой модели целесообразным. Так, президент Европейского клуба экспертов местного самоуправления Эмиль Маркварт отметил, что существует много механизмов децентрализации власти и вовлечения населения в МСУ, о чем свидетельствует и международный опыт. «Модель городских округов с внутригородским делением оказалась не эффективной, заявленная цель децентрализации власти не реализована. Надо закончить этот эксперимент и развивать другие механизмы», — убежден он.

В мероприятии также приняли участие главный научный сотрудник Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ Всеволод Васильев, ведущий научный сотрудник центра поддержки и сопровождения органов МСУ Роман Петухов, заместитель директора направления «Муниципальное экономическое развитие» Фонда «Институт экономики города» Роман Попов, заместитель директора НП «Национальный центр общественного контроля в сфере жилищно-коммунального хозяйства» Галина Бурцева, главный эксперт аппарата Комитета Совета Федерации Святослав Мальцев и другие российские специалисты по вопросам МСУ.

Полный текст доклада ()

Презентация доклада ()

Отрывок, характеризующий Внутригородской район

– Ну уж там для чего бы ни было…
В это время Петя, на которого никто не обращал внимания, подошел к отцу и, весь красный, ломающимся, то грубым, то тонким голосом, сказал:
– Ну теперь, папенька, я решительно скажу – и маменька тоже, как хотите, – я решительно скажу, что вы пустите меня в военную службу, потому что я не могу… вот и всё…
Графиня с ужасом подняла глаза к небу, всплеснула руками и сердито обратилась к мужу.
– Вот и договорился! – сказала она.
Но граф в ту же минуту оправился от волнения.
– Ну, ну, – сказал он. – Вот воин еще! Глупости то оставь: учиться надо.
– Это не глупости, папенька. Оболенский Федя моложе меня и тоже идет, а главное, все равно я не могу ничему учиться теперь, когда… – Петя остановился, покраснел до поту и проговорил таки: – когда отечество в опасности.
– Полно, полно, глупости…
– Да ведь вы сами сказали, что всем пожертвуем.
– Петя, я тебе говорю, замолчи, – крикнул граф, оглядываясь на жену, которая, побледнев, смотрела остановившимися глазами на меньшого сына.
– А я вам говорю. Вот и Петр Кириллович скажет…
– Я тебе говорю – вздор, еще молоко не обсохло, а в военную службу хочет! Ну, ну, я тебе говорю, – и граф, взяв с собой бумаги, вероятно, чтобы еще раз прочесть в кабинете перед отдыхом, пошел из комнаты.
– Петр Кириллович, что ж, пойдем покурить…
Пьер находился в смущении и нерешительности. Непривычно блестящие и оживленные глаза Наташи беспрестанно, больше чем ласково обращавшиеся на него, привели его в это состояние.
– Нет, я, кажется, домой поеду…
– Как домой, да вы вечер у нас хотели… И то редко стали бывать. А эта моя… – сказал добродушно граф, указывая на Наташу, – только при вас и весела…

– Да, я забыл… Мне непременно надо домой… Дела… – поспешно сказал Пьер.
– Ну так до свидания, – сказал граф, совсем уходя из комнаты.
– Отчего вы уезжаете? Отчего вы расстроены? Отчего?.. – спросила Пьера Наташа, вызывающе глядя ему в глаза.

Отрывок, характеризующий Городской округ с внутригородским делением

И графине и Соне понятно было, что Москва, пожар Москвы, что бы то ни было, конечно, не могло иметь значения для Наташи.
Граф опять пошел за перегородку и лег. Графиня подошла к Наташе, дотронулась перевернутой рукой до ее головы, как это она делала, когда дочь ее бывала больна, потом дотронулась до ее лба губами, как бы для того, чтобы узнать, есть ли жар, и поцеловала ее.
– Ты озябла. Ты вся дрожишь. Ты бы ложилась, – сказала она.
– Ложиться? Да, хорошо, я лягу. Я сейчас лягу, – сказала Наташа.
С тех пор как Наташе в нынешнее утро сказали о том, что князь Андрей тяжело ранен и едет с ними, она только в первую минуту много спрашивала о том, куда? как? опасно ли он ранен? и можно ли ей видеть его? Но после того как ей сказали, что видеть его ей нельзя, что он ранен тяжело, но что жизнь его не в опасности, она, очевидно, не поверив тому, что ей говорили, но убедившись, что сколько бы она ни говорила, ей будут отвечать одно и то же, перестала спрашивать и говорить. Всю дорогу с большими глазами, которые так знала и которых выражения так боялась графиня, Наташа сидела неподвижно в углу кареты и так же сидела теперь на лавке, на которую села. Что то она задумывала, что то она решала или уже решила в своем уме теперь, – это знала графиня, но что это такое было, она не знала, и это то страшило и мучило ее.
– Наташа, разденься, голубушка, ложись на мою постель. (Только графине одной была постелена постель на кровати; m me Schoss и обе барышни должны были спать на полу на сене.)
– Нет, мама, я лягу тут, на полу, – сердито сказала Наташа, подошла к окну и отворила его. Стон адъютанта из открытого окна послышался явственнее. Она высунула голову в сырой воздух ночи, и графиня видела, как тонкие плечи ее тряслись от рыданий и бились о раму. Наташа знала, что стонал не князь Андрей. Она знала, что князь Андрей лежал в той же связи, где они были, в другой избе через сени; но этот страшный неумолкавший стон заставил зарыдать ее. Графиня переглянулась с Соней.