Тождество исков в гражданском процессе

Тождество исков в гражданском процессе.

⇐ ПредыдущаяСтр 5 из 17

По одному иску судом не может быть вынесено несколько решений, потому суд не должен рассматривать иск, по которому ранее уже было вынесено решение. Установить, рассматривался ли ранее иск, с которым истец обращается в суд, позволяет институт тождества исков. Иски являются тождественными, если совпадают их предмет, основание и стороны.

Для определения тождества иска важнейшее значение имеют элементы иска, они являются средствами его индивидуализации, то есть определения его тождества. К сожалению, действующее процессуальное законодательство не содержит легального определения тождественных исков. Между тем такое определение понятия тождественных исков необходимо в целях наиболее эффективного применения и соблюдения соответствующих материально-правовых и процессуальных норм, а также предупреждения возможных ошибок при решении практических вопросов, связанных с правом на предъявление иска (возбуждением гражданского дела), правом на изменение иска, правом суда на выход за пределы заявленных исковых требований.

К примеру, в связи с ненадлежащим качеством одного и того же товара покупатель в один суд предъявил иск к продавцу о замене недоброкачественного товара доброкачественным, а в другой — иск к тому же продавцу о возврате уплаченной за этот товар цены. Хотя на первый взгляд эти иски различны, не совпадают в них только выбранные покупателем способы защиты, т. е. содержание исков. Таким образом, рассматриваемые иски являются тождественными, поскольку их стороны (один и тот же покупатель, один и один и тот же продавец), предмет (нарушенное право покупателя на получение от продавца доброкачественного товара) и основание (передача продавцом покупателю недоброкачественного товара по договору купли-продажи).

Тождество исков влечёт различные последствия в зависимости от того, вынесено ли решение суда по тождественному иску или нет. Если имеется вступивший в законную силу судебный акт, принятый судом по спору между теми же лицами, о том же предмете и по тем же основаниям, то суд прекращает производство по делу.


Также при установлении тождества исков следует различать внутренние и внешнее тождество.

Под внутренним тождеством понимается тождество первоначально заявленного и изменённого в ходе судебного разбирательства иска. Данный вид тождества определяется сравнением элементов одного и того же иска в разных его положениях. Иными словами, внутреннее тождество устанавливается сравнением элементов иска, которые были ему присущи в момент предъявления, с элементами того же иска, находящегося на любом из последующих этапов или стадий развития процесса по конкретному юридическому делу. Кроме этого, внутреннее тождество иска определяется сопоставлением его элементов с содержанием судебного решения. Подобное сравнение необходимо для того, чтобы выяснить, на ту ли просьбу заинтересованного лица дан ответ в судебном решении. Что же касается практического значения внутреннего тождества иска, то его важность прежде всего обусловлено тем, что позволяет определить границы изменения иска в процессе его судебного разбирательства, то есть определить тот предел в изменении внутренней структуры (содержании) иска, выход за который по действующему законодательству запрещён.

Под внешним тождеством понимается совпадение элементов заявленного иска с элементами иска, который либо уже рассмотрен судом, либо находится на его рассмотрении. Данный вид тождества называется внешним, потому что сравнению подлежат элементы не одного и того же, а разных исков. Внешнее тождество определяется сравнением элементов заявленного иска с элементами другого иска, который либо уже рассмотрен по существу, о чем свидетельствует вступившее в законную силу решение или определение суда (судьи) об утверждении мирового соглашения сторон, либо находится на рассмотрении в общем, арбитражном или третейском суде. Сравниваемые иски признаются тождественными при условии полного совпадения всех трёх элементов сравниваемых исков. Практическое значение понятия «внешнее тождество исков» заключается в том, что оно является юридическим инструментом, с помощью которого реализуется законодательный запрет на повторное рассмотрение одних и тех же исков. Внешнее тождество исков определяется судьёй на этапе возбуждения производства по делу, а также судом или судьёй в процессе его судебного разбирательства. Правовым последствием внешнего тождества исков в случае его обнаружения в момент обращения заинтересованного лица в суд является отказ судьи в принятии искового заявления, то есть отказ в возбуждении производства по тождественному иску.

Таким образом, институт тождества исков имеет крайне важное значение для отечественного правосудия, позволяя не допустить чтобы по одному иску судом были вынесены разные решения, а это в свою очередь способствует своевременному и справедливому правосудию и помогает не вносить сумятицу в материально-правовые отношения.

Тождество исков означает схожесть их элементов. В зависимости от определения тождества исков возникают различные процессуальные последствия.

Выделяют два вида тождества:

Внешнее тождество – это наличие у нескольких исков одинаковых предмета и основания. Иски, тождественные внешним тождеством, не могут быть рассмотрены дважды. При этом в исках, тождественных внешним тождеством, предполагается один и тот же субъектный состав спорных правоотношений и содержание.

Внутреннее тождество – это наличие у нескольких исков одинаковых либо предмета, либо основания. Иски, тождественные внутренним тождеством, могут быть рассмотрены в одном процессе.

При этом, соединение тождественных исков для рассмотрения в одном процессе возможно как по инициативе истца, так и по инициативе суда.

Дела соединяются по предмету (объекту) спора – объективное соединение дел в случаях:

1. Одно лицо предъявляет к другому несколько исковых требований, вытекающих из одного правоотношения

Например, требование о восстановлении на работе и оплате вынужденного прогула

2. Иски одного вида (о признании, преобразовании) соединяются с исками другого вида о присуждении

Например, расторжение договора кули-продажи и взыскании убытков.

3. Указано в законе.

Например, лишение родительских прав и взыскание элементов.

При соединении исков, из них сохраняет самостоятельное значение. По иску суд должен дать ответ, изложив и мотивировав его в общем решении.

22. Иск как средство судебной защиты субъективных прав и законных интересов относится к числу фундаментальных категорий российской правовой системы. Вместе с тем понятие иска представляет собой одну из наиболее дискуссионной проблемы в процессуальной теории.

Иск — это цивилизованное средство защиты субъективных прав, определяющее способ защиты и форму производства по рассмотрению и разрешению гражданских дел в суде.1

Можно говорить о нескольких основных концепциях понятия иска.

Во-первых, выделение права на иск в материально-правовом и процессуально-правовом смысле (М.А. Гурвич и другие ученые).2 Иск в процессуальном смысле – обращенное в суд первой инстанции требование о защите своих прав и интересов. В этом аспекте иск есть средство возбуждения гражданского процесса.

Иск в материальном смысле – право на удовлетворение своих исковых требований.

Во-вторых, ряд специалистов (А.Ф. Клейнман, А.А. Добровольский и др.) рассматривали иск в качестве единого понятия, состоящего из двух сторон: материально-правовой и процессуально-правовой.3 Процессуально-правовая сторона иска – это требование истца к суду о защите его права. Материально-правовая сторона иска – это требование о защите материального права или интереса.

К.С. Юдельсон,4 К.И. Комиссаров, В.М. Семенов,5 рассматривали иск как категорию гражданского процессуального права.

Для характеристики иска используют его составные части, т.е. элементы иска. Значение их состоит в том, что они служат средством индивидуализации исков, следовательно, они имеют не только теоретическое, но и практическое значение.

В иске различают три составные части (элемента): содержание, предмет и основание.

– то действие суда, совершения которого просит истец при обращении в суд.

Предмет иска – указанное истцом субъективное право, о котором он просит суд вынести решение.

Основание иска – указываемые истцом обстоятельства, с которыми истец, как с юридическими фактами, связывает свое материально-правовое требование или правоотношение в целом, составляющее предмет иска.

Основание иска состоит чаще всего не из одного факта, а из нескольких. Совокупность такого рода фактов, соответствующая гипотезе норм материального права, называется фактическим составом.

Факты, входящие в фактическое основание иска, принято подразделять на три группы:

1) факты, непосредственно правообразующие, из них непосредственно вытекает требование истца.

2) факты активной и пассивной легитимации В процессе легитимации устанавливается надлежащий характер сторон в гражданском процессе. При этом различаются факты, указывающие на связь требования с определенным субъектом, заявившим это требование, т.е. с истцом (факты активной легитимации), и факты, указывающие на связь определенной обязанности с ответчиком (факты пассивной легитимации). Отсюда вытекает институт замены ненадлежащего ответчика.

3) факты повода к иску – это факты, указывающие, что наступило время для обращения в суд за судебной защитой.

Уяснению сущности иска и искового производства способствуют классификации исков.

В теории различают материально-правовую и процессуально-правовую классификацию исков.

По своей природе процессуальная цель всех исков едина. Она состоит в защите нарушенного или оспоренного субъективного права истца. По процессуальной цели иски делятся на иски: а) о присуждении; б) о признании; в) преобразовательные.

Иск о признании (установительный иск) – требование, направленное на подтверждение судом существования или отсутствия определенного правоотношения.

В теории гражданского процесса различают положительные (позитивные) и отрицательные (негативные) иски о признании.

Положительный (позитивный) иск – иск о признании, направленный на подтверждение существования права или правоотношения.

Отрицательный (негативный) иск – иск о признании, направленный на подтверждение отсутствия права или правоотношения.

Предметом иска о признании в большинстве случаев является правоотношение между истцом и ответчиком.

Основания иска о признании различны в зависимости от его содержания. Основанием положительного иска о признании выступают факты, с которыми истец связывает возникновение спорного правоотношения. Основанием отрицательного иска о признании выступают факты, вследствие которых спорное правоотношение, по мнению истца, не могло возникнуть.

Содержанием иска о признании выступает требование к суду вынести решение о признании наличия или отсутствия указанного истцом правоотношения.

Иск о присуждении (исполнительный иск) –иск, направленный на принудительное исполнение подтвержденной судом обязанности ответчика.

Предметом иска о присуждении является право истца требовать от ответчика определенного поведения в связи с невыполнением им соответствующей обязанности добровольно. Основанием данного вида иска являются факты, подтверждающие принадлежность истцу спорного права, а также факты, свидетельствующие, что данное право нарушено ответчиком. Содержание иска о присуждении выражается в требовании истца к суду о принуждении ответчика к совершению (воздержанию от совершения) определенных действий в пользу истца.

Преобразовательный иск (конститутивный) – иск, направленный на изменение или прекращение существующего правоотношения между сторонами.

Предметом таких исков является право истца односторонним волеизъявлением прекратить или изменить правоотношение. Основанием преобразовательного иска выступают два вида фактов: а) факты, с которыми связано возникновение правоотношения; б) факты, с которыми связана возможность осуществления преобразовательного правомочия. Содержание преобразовательного иска – требование к суду вынести решение об изменении или прекращении правоотношения (например, о расторжении брака).

В процессуальной теории неоднозначно решается вопрос о существовании преобразовательного (конститутивного) иска. По мнению М.А. Гурвича, преобразовательный иск отличается существенными особенностями от исков о признании и о присуждении1.

В литературе существует классификация преобразовательных исков, которая не вызывает особых возражений. В соответствии с ней преобразовательные иски делятся на три вида:

1) правосозидающие;

2) правоизменяющие;

3) правопрекращающие2.

В совокупности все виды преобразовательных исков обладают рядом характерных черт:

во-первых, они направлены на преобразование существующего правоотношения путем его прекращения или изменения либо ведут к возникновению нового правоотношения;

во-вторых, удовлетворение преобразовательного иска является основанием для создания взаимных прав и обязанностей у сторон искового производства;

в-третьих, решением суда по преобразовательному иску ответчик, как правило, не присуждается к каким-либо действиям (воздержанию от их совершения), поэтому исполнительное производство в данном случае невозможно. Однако в данном случае имеются и исключения. Например, по делам об изменении размера алиментов, и пр. существует возможность принудительного исполнения.

Что же касается материально-правовой природы исков, то она различна. Различие проявляется в том, что иски могут отличаться друг от друга по характеру спорного правоотношения и того требования, с которым истец обращается к ответчику.

Материально-правовая классификация исков позволяет правильно определить направление и объем судебной защиты, подведомственность спора и его субъектный состав, а также выявить специфику процессуальных особенностей данного спора.

В зависимости от характера спорного материального правоотношения, выделяют алиментные, трудовые, жилищные и иные иски.

Следует обратить внимание на многозначность термина «иск» и четко представлять, в каком смысле этот термин употребляется.

Иск в процессуальном смысле – процессуальное действие как средство возбуждения судебной защиты. Иск (право на иск) в материальном смысле – право принудительного осуществления субъективного гражданского права путем обращения в суд.

Право на предъявление иска – это право лица возбудить и поддерживать судебное рассмотрение конкретного спора в суде с целью его разрешения.

Право на предъявление иска предполагает наличие предпосылок, т.е. обстоятельств, с наличием или отсутствием которых закон связывает возникновение субъективного права по конкретному делу. Принято выделять общие и специальные предпосылки.

Общимипредпосылками права на предъявление иска в гражданском судопроизводстве являются:

-гражданская процессуальная правоспособность,которая признается в равной мере за всеми гражданами и организациями, обладающими согласно законодательству Российской Федерации правом на судебную защиту прав, свобод и законных интересов (ст. 36 ГПК);

-подведомственностьдела суду (ст. 22, 134 ГПК);

-отсутствие вступившего в законную силу судебного решения, вынесенного по тождественномуделу или определения о прекращении производства по делу (ст. 134, 221 ГПК). Данная предпосылка вытекает из действующего в гражданском процессуальном праве правила о недопустимости вторичного предъявления иска и разрешения его по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям;

— отсутствие ставшим обязательным для сторон и принятое по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям решения третейского суда,за исключением случаев, если суд отказал в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского (п. 3 ч. 1 ст. 134 ГПК).

Сущность специальных предпосылок состоит в том, что для некоторых категорий гражданских дел законом установлен предварительный внесудебный порядок урегулирования спора.

Право на удовлетворение иска (материально-правовая сторона права на иск) проверяется в заседании суда при разрешении спора по существу в зависимости от обоснованности требований истца. При отсутствии права на удовлетворение иска – суд отказывает в удовлетворении исковых требований.

При изучении данной темы необходимо обратить внимание на институт соединения и разъединения исковых требований.

Истец вправе соединить в одном заявлении несколько исковых требований, связанных между собой.

Судья выделяет одно или несколько соединенных исковых требований в отдельное производство, если признает, что раздельное рассмотрение требований будет целесообразно.

При предъявлении исковых требований несколькими истцами или к нескольким ответчикам судья вправе выделить одно или несколько требований в отдельное производство, если признает, что раздельное рассмотрение требований будет способствовать правильному и своевременному рассмотрению и разрешению дела.

Судья, установив, что в производстве данного суда имеется несколько однородных дел, в которых участвуют одни и те же стороны, либо несколько дел по искам одного истца к различным ответчикам или различных истцов к одному ответчику, с учетом мнения сторон вправе объединить эти дела в одно производство для совместного рассмотрения и разрешения, если признает, что такое объединение будет способствовать правильному и своевременному рассмотрению и разрешению дела.

В гражданском процессе различают субъективное и объективное соединение исков.

Подсубъективнымпонимается соединение в одном производстве нескольких исков между различными лицами, которое представляет собой не что иное, как процессуальное соучастие.

Указанное субъективное соединение исков характеризуется множественностью лиц на стороне истца или ответчика либо на той и другой стороне и соответственно несколькими исковыми требованиями (соединение по субъектам).

Объективным является соединение в одно производство исков, при котором истцом и ответчиком являются одни и те же лица. В одно производство, в этом случае, соединяются материально-правовые требования (соединение по объектам).

В рамках изучения данной темы необходимо уяснить вопросы, связанные со средствами защиты интересов ответчика, к которым относятся возражения против иска и встречный иск.

Основными средствами защиты ответчика против предъявленного иска служат возражения. Возражения могут носить как материально-правовой, так и процессуальный характер1. Материально-правовые возражения ответчика направлены против исковых требований. Процессуально-правовые возражения имеют своей целью опровергнуть правомерность процесса, его возникновения, продолжения. Это могут быть возражения, направленные на приостановление, прекращение процесса. Они всегда направлены против процесса и основаны на нормах гражданского процессуального права.

Материально-правовые возражения ответчика направлены на опровержение исковых требований истца, когда ответчик возражает против как фактической, так и правовой обоснованности иска. Эти возражения даются со ссылкой на нормы материального права и преследуют цель отказа в удовлетворении исковых требований истца по существу.

Встречный иск — это материально-правовое требование ответчика к истцу, заявленное для совместного рассмотрения с первоначальным иском.

Встречный иск предъявляется ответчиком для защиты против первоначального иска. Предъявляя встречный иск, ответчик добивается отклонения требований истца либо зачета своих требований.

Для встречного иска характерны следующие особенности:

— это иск ответчика;

— иск заявлен в уже возникшем процессе;

— иск заявлен для совместного рассмотрения с первоначальным иском.

Отличия встречного иска от иных материально-правовых возражений ответчика : 1) встречный иск (равно как и первоначальный иск) должен быть рассмотрен в порядке искового производства, и, соответственно, суд обязан разрешить по существу материально-правовое требование истца по этому иску, в то время как материально-правовое возражение не порождает самостоятельного производства, являясь лишь аргументом, который может быть учтен (в зависимости от обстоятельств дела) судом при вынесении решения по первоначальному иску; 2) предъявление встречного иска детально регламентировано специальными процессуальными правилами (ч.2 ст. 131, ст. 137 ГПК), в то время как для остальных материально-правовых возражений особая правовая регламентация не требуется (они могут излагаться в устных и письменных заявлениях, ходатайствах и объяснениях ответчика, в апелляционной и кассационной жалобах и т.п.); 3) если о своих материально-правовых возражениях ответчик вправе заявлять на любой стадии процесса, то хронологическая возможность предъявления встречного иска ограничена рамками рассмотрения дела в суде первой инстанции.

Условия принятия встречного иска определяются ст. 138 ГПК. Так, судья принимает встречный иск в случае, если:

— встречное требование направлено к зачету первоначального требования;

— удовлетворение встречного иска исключает полностью или в части удовлетворение первоначального иска;

— между встречным и первоначальным исками имеется взаимная связь и их совместное рассмотрение приведет к более быстрому и правильному рассмотрению споров.

Предъявление встречного иска осуществляется по общим правилам предъявления иска.

В числе процессуальных прав сторон важное место занимают право истца изменить иск, отказаться от него, право ответчика признать иск и право сторон заключить мировое соглашение. Эти права носят распорядительный характер и влияют на динамику судопроизводства и его существование.

Изменение искаимеет место при изменении основания или предмета иска, а также увеличении либо уменьшении размера исковых требований.

Изменение основания иска – это замена первоначально указанных обстоятельств для обоснования заявленных требований новыми, внесение дополнительных или исключение некоторых из указанных истцом фактов.

Изменение предмета иска – замена первоначально указанного истцом предмета иным, основанием для которого служат первоначально приведенные истцом обстоятельства.

Одновременное изменение предмета и основания иска не допускаются.

Увеличение или уменьшение размера исковых требований – это приведение объема материального объекта иска в соответствии с действительностью. Изменение исковых требований не влечет за собой изменения тождества иска, в связи с чем оно допускается законом без ограничений.

Отказ от иска – это заявленное в суде безоговорочное отречение истца от судебной защиты своего требования, направленное на прекращение процесса.

Признание иска – это заявленное в суде безоговорочное согласие ответчика на удовлетворение требований истца, направленное на окончание процесса путем вынесения благоприятного для истца решения.

Мировое соглашение – это сделка, заключенная сторонами на взаимовыгодных условиях и утвержденная судом, по которой истец и ответчик путем взаимных уступок по новому определяют свои права и обязанности и прекращают возникший между ними спор.

При изучении данной темы необходимо хорошо знать меры по обеспечению иска.

Согласно закону институт обеспечения иска представляет собой совокупность мер, установленных законом, которые могут применяться судом по своей инициативе или по ходатайству лиц, участвующих в деле, если существует предположение, что исполнение вынесенного по делу решения станет впоследствии затруднительным или невозможным1.

Суд или судья по заявлению или ходатайству лиц, участвующих в деле, или по своей инициативе может принять меры к обеспечению иска. Судом или судьей может быть допущено несколько видов обеспечения иска (ст. 140 ГПК РФ). Обеспечение иска допускается во всяком положении дела, если непринятие мер может затруднить или сделать невозможным исполнение решения суда.

Обеспечение иска представляет собой институт, предусматривающий принятие судом мер, которые гарантируют возможность реализации исковых требований в случае удовлетворения иска.

Обеспечение иска — одна из важных гарантий защиты прав граждан и юридических лиц, предусмотренных как гражданским процессуальным, так и уголовно-процессуальным законодательством. Обеспечение иска направлено на реальное и полное восстановление имущественных прав граждан и юридических лиц, нарушенных в результате совершения гражданского правонарушения или преступления.

Значение данного института состоит в том, что им защищаются законные интересы истца на тот случай, когда ответчик будет действовать недобросовестно или когда вообще непринятие мер может повлечь невозможность исполнения судебного постановления.

Мерами по обеспечению иска могут быть:

1) наложение ареста на имущество, принадлежащее ответчику и находящееся у него или других лиц;

2) запрещение ответчику совершать определенные действия;

3) запрещение другим лицам совершать определенные действия, касающиеся предмета спора, в том числе передавать имущество ответчику или выполнять по отношению к нему иные обязательства;

4) приостановление реализации имущества в случае предъявления иска об освобождении имущества от ареста (исключении из описи);

5) приостановление взыскания по исполнительному документу, оспариваемому должником в судебном порядке.

Меры по обеспечению иска должны быть соразмерны заявленному истцом требованию.

О принятых мерах по обеспечению иска судья или суд незамедлительно сообщает в соответствующие государственные органы или органы местного самоуправления, регистрирующие имущество или права на него, их ограничения (обременения), переход и прекращение.

Обеспечение иска может быть отменено тем же судьей или судом по заявлению лиц, участвующих в деле, либо по инициативе судьи или суда.

Вопрос об отмене обеспечения иска разрешается в судебном заседании. Лица, участвующие в деле, извещаются о времени и месте судебного заседания, однако их неявка не является препятствием к рассмотрению вопроса об отмене обеспечения иска.

В случае отказа в иске принятые меры по обеспечению иска сохраняются до вступления в законную силу решения суда. Однако судья или суд одновременно с принятием решения суда или после его принятия может вынести определение суда об отмене мер по обеспечению иска. При удовлетворении иска принятые меры по его обеспечению сохраняют свое действие до исполнения решения суда.

Об отмене мер по обеспечению иска судья или суд незамедлительно сообщает в соответствующие государственные органы или органы местного самоуправления, регистрирующие имущество или права на него, их ограничения (обременения), переход и прекращение.

На все определения суда об обеспечении иска может быть подана частная жалоба.

Судья или суд, допуская обеспечение иска, может потребовать от истца предоставления обеспечения возможных для ответчика убытков. Ответчик после вступления в законную силу решения суда, которым в иске отказано, вправе предъявить к истцу иск о возмещении убытков, причиненных ему мерами по обеспечению иска, принятыми по просьбе истца.

Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:

К вопросу о тождестве исков Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

E.H. Губина*

К ВОПРОСУ О ТОЖДЕСТВЕ ИСКОВ

В данной статье рассматриваются и анализируются точки зрения разных ученых о количественной и качественной определенности элементов иска. В результате делается вывод о том, что структура иска является трехэлементной, которая включает в себя предмет, основание и вид судебной защиты. Однако, гражданский процессуальный закон и судебная практика называют только предмет и основание иска в качестве элементов иска. Именно эти элементы иска помогают конкретизировать обстоятельства по делу, позволяют определить тождество исков. Гражданское процессуальное законодательство не содержит понятия тождественных исков. Тем не менее, существует законодательный запрет на повторное рассмотрение одних и тех же исков (т.е. тождественных исков).

Проблема иска — одна из сложных и многогранных, как никакая другая проблема в науке гражданского процессуального права. Даже вопрос о понятии иска является дискуссионным и не имеет однозначного толкования в юридической литературе.

Спорным в науке гражданского процессуального права представляется и вопрос об элементах иска. Рассматривая и анализируя точки зрения разных ученых о количественной и качественной определенности элементов иска, мы приходим к выводу, что структура иска в законе определена как двухэлементная и включает в себя предмет иска и его основание.

Именно предмет и основание иска позволяют установить отличие одного иска от другого, определить тождество исков, помогают конкретизировать обстоятельства по делу и построить защиту против иска. Это — средство индивидуализации исков. Не случайно и законодательство, и судебная практика именно этими двумя элементами исчерпывают содержание иска как единого понятия.

Элементы иска — это его составные части, которые характеризуют его содержание и правовую природу . Их значение в том, что они позволяют отличить один иск от другого, а это весьма важно в практической деятельности. Суд получает необходимую информацию о заинтересованных лицах — сторонах процесса, об обстоятельствах, послуживших основанием обращения в суд. Такая информация дает возможность индивидуализировать и сам процесс по конкретному гражданскому делу, определить объем, характер и направление деятельности суда. От элементов иска зависит и способ защиты,

* © Губина Г.Н., 2006

Губина Екатерина Николаевна — кафедра гражданского процессуального и предпринимательского права Самарского государственного университета

предоставляемый нарушенному или оспоренному субъективному материальному праву, и характер будущего судебного решения.

A.A. Добровольский отмечал, что элементы иска в своей совокупности определяют его содержание, обусловливают самостоятельность и индивидуальную определенность. Элементы характеризуют внутреннюю структуру иска, его содержание .

Гражданский процессуальный закон (ст.ст. 39, 134, 135 ГПК РФ) и судебная практика прямо называют предмет и основание иска, поскольку в судебной деятельности часто требуется определить тождество исков.

Особенно важно это на этапе возбуждения дела, поскольку выявление тождества исков преследует цель воспрепятствовать возникновению тождественного процесса по уже рассмотренному либо находящемуся на рассмотрении суда иску. Повторное рассмотрение одних и тех же требований запрещается законом. Если тождество исков будет обнаружено судьей в момент обращения заинтересованного лица в суд, т.е. на этапе возбуждения дела в суде, судья обязан: во-первых, отказать в принятии тождественного иска, внешней формой которого выступает исковое заявление. Так, согласно п. 2, 3 ст. 134 ГПК РФ «Судья отказывает в принятии искового заявления в случае, если.. .2) имеется вступившее в законную силу решение суда по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям.; 3) имеется ставшее обязательным для сторон и принятое по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям решение третейского суда.». Во-вторых, возвратить исковое заявление в соответствии с п. 5 ст. 135 ГПК РФ: «судья возвращает исковое заявление в случае, если. 5) в производстве этого или другого суда либо третейского суда имеется дело по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям.».

Если же факт обнаружения судом тождества исков установлен после возбуждения гражданского дела, то это влечет 2 вида последствий: во-первых, производство по заявленному иску подлежит прекращению (ч. 4 ст. 152, абз. 3, 6 ст. 220 ГПК РФ); во-вторых, заявленный иск (исковое заявление) подлежит оставлению без рассмотрения (абз. 5, 6 ст. 222 ГПК РФ).

Во время разрешения дела по существу изменение иска также происходит по его предмету или основанию (ст. 39 ГПК РФ).

Остановимся на проблеме определения названных элементов иска, но прежде коснемся вопроса о количественном составе элементов иска, т.к. до настоящего времени в науке гражданского процессуального права эта проблема дискуссионной и мнения ученых неоднозначны. Одни авторы выделяют три элемента: предмет, основание, а также содержание или стороны . Другие настаивают на существовании двухэлементной структуры иска, включая в нее только предмет и основание . Противники выделения содержания иска в качестве самостоятельного его элемента высказывают вполне обоснованные возражения, указывая на то, что содержание иска включает в себя предмет и основание его, либо на то, что содержание иска охватывается его предметом. Нельзя не отметить также, что ни законодательство, ни практика не выделяют содержание иска как его самостоятельный элемент, а тождество

определяется по двум его элементам — предмету н основанию, но при совпадении субъектного состава .

Представление о внутренней структуре иска, в которой третьим элементом выступает его содержание, вызывает некоторые возражения Г.Л. Осоки-

ной Она полагает, что выделение содержания иска как его элемента не соответствует философскому толкованию категории «содержание». Содержание принято рассматривать как совокупность частей (элементов) какого-либо объекта: «… содержание, будучи определяющей стороной целого, представляет совокупность частей (элементов) предмета». Из приведенного определения видно, что содержание всегда отвечает на вопрос, из чего состоит данное явление или предмет, из каких составных частей оно складывается? Таким образом, «содержание объекта, т.е. то, что в нем содержится, это, безусловно, его части (элементы, компоненты), характеризующие его состав» .

Третьим элементом, на наш взгляд, в рассматриваемой конструкции иска можно выделить не содержание как таковое (само содержание и есть совокупность частей, элементов явления или предмета), а вид судебной защиты, т.е. то, что понимают сторонники этой конструкции иска под содержанием иска как третьего его элемента. Аналогичную позицию занимал В.К. Пучин-ский. Он предлагал различать в иске наряду с предметом и основанием способ защиты, полагая, что для обоснования третьего элемента иска термин «содержание иска» неудачен, так как «затушевывает смысл понятия» . В.К. Пучинский связывал элементы иска с правовой нормой, ее структурой. По его мнению, иск состоит из трех элементов: основания, определяемого гипотезой правовой нормы; предмета, определяемого диспозицией нормы; и способа защиты, определяемого санкцией правовой нормы.

Г.Л. Осокина, с мнением которой нельзя согласиться, считает, что «основание иска необходимо увязывать не только с гипотезой, содержащей условия, при которых действует диспозиция, но и с самой диспозицией, указывающей на субъективные права и обязанности адресатов правовой нормы. В основание иска входят юридические факты и закон, который определяет, с какими фактами реальной действительности, предусмотренными гипотезой, связывается возникновение, изменение или прекращение прав и обязанностей субъектов спорного материального правоотношения» . Но, полагаем, следует учитывать, что прежде чем удовлетворить требование о защите права или законного интереса, суд должен убедиться в реальном существовании этого права или интереса, в его принадлежности соответствующему лицу. Таким образом, основание как элемент иска обусловливается не только гипотезой, но и диспозицией правовой нормы. Что же касается способа защиты как элемента иска, то следует согласиться с В.К. Пучинским в том, что способ защиты права или интереса предусмотрен санкцией правовой нормы.

Следовательно, вполне обоснованным представляется утверждение о том, что не случайно в гражданском процессуальном законодательстве нигде не упоминается о содержании иска как его третьем элементе. Содержание иска в точном соответствии со смыслом данного понятия охватывает все его со-

ставные части — предмет и основание. Они индивидуализируют иск, давая возможность устанавливать различие и тождество исков .

Для решения практических вопросов, связанный с правом на предъявление иска, правом суда на выход за пределы заявленный исковых требований, очень важно такое понятие, как тождество исков . Между тем действующее процессуальное законодательство не содержит легального определения тождественных исков.

Тождество иска или исков между собой определяется путем сравнения его (их) элементов: предмета, основания и субъектного состава. Г.Л. Осокина предлагает различать два вида тождества: внутреннее и внешнее .

Под внутренним понимается тождество первоначально заявленного и измененного в ходе судебного разбирательства иска. Данный вид тождества называется внутренним потому, что сравниваются (сопоставляются) элементы одного и того же иска в разных его положениях. Внутреннее тождество устанавливается путем сравнения элементов иска и субъектного состава, которые быши ему присущи в момент предъявления его в суд, с элементами того же иска, находящегося на любом из последующих этапов или стадий процесса по конкретному юридическому делу. Кроме того, внутреннее тождество иска определяется сопоставлением его элементов с содержанием судебного решения. Такое сравнение необходимо для того, чтобы вышснить, на ту ли просьбу заинтересованного лица дан ответ в судебном решении. Исключения из этого правила, когда суд может, не дожидаясь предъявления иска заинтересованным лицом, разрешить по своей инициативе материально-правовой спор, немногочисленны и прямо предусмотрены в законе (например, п. 2 ст. 24 СК РФ).

Поскольку истец, а в некоторый случаях также суд имеют право на изменение иска в процессе судебного разбирательства (ст. 39, ч. 3 ст. 196 ГПК РФ), то критерием сохранения иском своего тождества в случае его изменения является неизменность того субъективного права или охраняемого законом интереса, средством защиты которого является первоначально заявленный иск. В связи с этим изменение в процессе судебного разбирательства дела элементов иска: предмета, основания и субъектного состава — не влечет за собой нарушение его внутреннего тождества до тех пор, пока объектом исковой защиты остается первоначально указанное истцом субъективное право или охраняемый законом интерес.

Например, истица, предъявляя иск о расторжении брака, мотивирует свое требование тем, что ответчик систематически приходит домой в нетрезвом состоянии, постоянно сквернословит и избивает ее, вследствие чего дальнейшая совместная жизнь с ответчиком невозможна. Нарушение внутреннего тождества заявленного иска возможно в двух случаях: а) если истица, проживающая совместно с ответчиком в жилом помещении по договору социального найма (ст. 672 ГК РФ), в процессе рассмотрения дела вместо расторжения брака заявит просьбу о выселении ответчика в связи с невозможностью совместного с ним проживания; б) если суд (судья) вынесет решение не о расторжении брака, о чем просила истица в исковом заявлении, а о выселе-

нии ответчика с занимаемой жилой площади по указанным причинам. Иск о расторжении брака и иск о выселении ответчика за невозможностью совместного с ним проживания нетождественны по основанию и предмету. Юридическим основанием первого иска является субъективное право истицы на развод, т.е. прекращение брачного правоотношения, и ст. 16, 21, 22 СК РФ. Юридическим основанием второго иска — субъективное право истицы на пользование жилым помещением без помех со стороны иных лиц, а также ст. 672 ГК РФ и ст. 98 ЖК РФ. Из этого следует, что предметом иска о расторжении брака является прекращение брачного правоотношения с ответчиком, а предметом иска о выселении — прекращение или изменение жилищного правоотношения с ним. Нет сходства и по фактическому основанию. Таковым в иске о расторжении брака являются факты, свидетельствующие о невозможности совместного проживания супругов и сохранения семьи (п. 1 ст. 22 СК РФ), а в иске о выселении — факты, свидетельствующие не только о невозможности совместного проживания супругов на одной жилой площади, но и о безрезультативности применения к ответчику мер государственного или общественного воздействия (ч. 1 ст. 91 ЖК РФ).

Практическое значение понятия «внутреннее тождество иска» состоит в том, что оно позволяет, по мнению Г.Л. Осокиной, во-первых, определить границы изменения иска в процессе судебного разбирательства, т.е. тот предел в изменении внутренней структуры (содержании) иска, выход за который по действующему законодательству запрещен. Данный запрет объясняется тем, что ст. 39 ГПК РФ предоставляет истцу право лишь на изменение иска, но не замену его другим. Во-вторых, указанное понятие дает возможность определить границы судебного исследования фактов и правоотношений, в силу чего суд (судья) обязан дать в своем решении ответ именно на то требование, которое было заявлено истцом, исследовать лишь те факты и правоотношения, которые относятся к заявленному иску.

В соответствии с принципом диспозитивности суд не вправе разрешать дела по незаявленным искам. Исключения из этого правила немногочисленны и прямо предусмотрены законом.

Таким образом, можно согласиться с Г.Л. Осокиной, что институт внутреннего тождества иска обеспечивает сохранение процесса, возникшего по гражданскому делу, в неизменном виде. В случаях нарушения истцом или судом внутреннего тождества иска решение суда подлежит отмене по мотиву его незаконности и необоснованности (ст. 39, ч. 3 ст. 196, п. 1, 3, 4, ст. 362 ГПК РФ)14.

Второй вид тождества называется внешним. Он получил свое название потому, что сравнению подлежат элементы не одного и того же, а разных исков. Под внешним тождеством понимается совпадение (сходство) элементов заявленного иска с элементами иска, который либо уже рассмотрен судом (общей юрисдикции, арбитражным, третейским) по существу, о чем свидетельствует вступившее в законную силу судебное решение или определение об утверждении мирового соглашения сторон; либо находится на рассмотрении соответствующего суда. Сравниваемые иски признаются тождественны-

ми при условии полного (абсолютного) совпадения (сходства) их элементов: предмета и основания.

Практическое значение понятия «внешнее тождество исков» заключается в том, что оно является юридическим инструментом, с помощью которого реализуется законодательный запрет на повторное рассмотрение одних и тех же исков. Повторное рассмотрение одних и тех же требований между сторонами запрещается законом, чтобы избежать вынесения противоречивых судебных постановлений по одним и тем же делам. Таким образом, выявление внешнего тождества исков преследует цель воспрепятствовать возникновению тождественного процесса по уже рассмотренному либо находящемуся на рассмотрении суда иску. Указанная цель определяет характер правовых последствий обнаружения судом внешнего тождества исков.

Если внешнее тождество исков будет обнаружено судьей в момент обращения заинтересованного лица в суд, т.е. до возбуждения гражданского дела, судья обязан отказать в принятии тождественного иска, внешней формой которого выступает исковое заявление (п. 2, 3 ст. 134 ГПК РФ), либо возвратить исковое заявление (п. 5 ст. 135 ГПК РФ).

Факт обнаружения судом внешнего тождества исков после возбуждения гражданского дела влечет два вида последствий: а) если иск, тождественный заявленному, уже рассмотрен судом общей или третейской юрисдикции и решение суда вступило в законную силу или стало обязательным для сторон, производство по заявленному иску подлежит прекращению (ч. 4 ст. 152, абз. 3, 6 ст. 220 ГПК РФ); б) если иск, тождественный заявленному, только находится на рассмотрении этого или другого суда, арбитражного суда либо имеется соглашение сторон о передаче дела по тождественному иску на рассмотрение и разрешение третейского суда, заявленный иск (исковое заявление) подлежит оставлению без рассмотрения (абз. 5, 6 ст. 222 ГПК РФ).

При сравнении элементов двух и более исков необходимо учитывать особенности фактического основания иска, которое может быть альтернативным и неальтернативным . Под альтернативным основанием иска понимается такая совокупность юридических фактов, с каждой из которых нормы материального права в равной степени связывают возможность возникновения, изменения или прекращения субъективного права или охраняемого законом интереса. В этой связи требование о защите прав или интереса (т.е. иск) может опираться как на одну, так и на другую совокупность юридических фактов, что, в свою очередь, обусловливает возможность удовлетворения иска или отказа в его удовлетворении по одному из альтернативных оснований.

К искам с альтернативным основанием относится, например, иск о лишении родительских прав. В соответствии со ст. 69 СК РФ родители или один из них могут быть лишены родительских прав, если они уклоняются от выполнения обязанностей родителей, в том числе при злостном уклонении от уплаты алиментов; отказываются без уважительны» причин взять своего ребенка из родильного дома либо иного учреждения; злоупотребляют родительскими обязанностями; жестоко обращаются с детьми, в том числе осуществ-

ляют физическое или психическое насилие над ними, покушаются на их половую неприкосновенность; больны хроническим алкоголизмом или наркоманией; совершили умышленное преступление против жизни или здоровья своих детей либо против жизни или здоровья супруга.

К искам с альтернативным основанием относятся также иск об установлении отцовства (ст. 49 СК РФ), иск о досрочном расторжении договора аренды (ст. 619, 620 ГК РФ), о досрочном расторжении договора безвозмездного пользования имуществом (ст. 698 ГК РФ).

Особенность альтернативного основания иска заключается в том, что в случае отказа в удовлетворении иска по одному из альтернативных его оснований, предъявление иска по другому альтернативному основанию, которое не было предметом судебного рассмотрения, свидетельствует об отсутствии внешнего тождества у заявленного и рассмотренного судом исков, что, в свою очередь, означает допустимость возникновения судебного процесса по новому альтернативному основанию. Например, отказ в удовлетворении иска о лишении матери родительских прав в связи с недоказанностью факта хронического алкоголизма не лишает заинтересованных лиц права на повторное обращение в суд с аналогичным требованием, но по иному альтернативному основанию, например, по мотиву жестокого обращения с ребенком (ст. 69 СК РФ).

Иначе решается вопрос о внешнем тождестве сравниваемых исков с альтернативным основанием. Внешнее тождество рассмотренного судом и вновь заявленного исков при совпадении таких элементов, как предмет, юридическое основание и стороны, будет иметь место и в том случае, если факты, образующие фактическое основание сравниваемых исков, существовали до вынесения судом решения. Если указанные факты по каким-либо причинам не были предметом судебного разбирательства, то заинтересованное лицо не вправе обращаться в суд с тождественным иском. В такой ситуации оно может лишь ставить вопрос об отмене состоявшегося по делу решения в апелляционном, кассационном, надзорном порядке или в связи с вновь открывшимися обстоятельствами.

Если же факты, которые могут служить основанием рассмотренного судом иска, возникли после вынесения судом решения, то они образуют новое фактическое основание иска (например, ч. 3 ст. 209 ГПК РФ). В этой ситуации рассмотренный судом и вновь заявленный иски не тождественны по фактическому основанию, что означает наличие у заинтересованного лица права на возбуждение судебного процесса, т.е. права на предъявление иска по новому фактическому основанию.

Подводя итог, отметим, что, рассматривая и анализируя мнения разных ученых о количественной и качественной определенности элементов иска, мы приходим к выводу, что структура иска является трехэлементной, включая в себя предмет и основание, названные в законе в качестве таковых, а также вид судебной защиты. Так как именно по предмету и основанию один иск отличается от другого, элементы иска позволяют определить тождество исков, помогают конкретизировать обстоятельства по делу и построить за-

щиту против иска. Они служат средством индивидуализации исков. Так, предмет иска, который мы понимаем как спорное право или правоотношение, рассматриваемое судом , дает возможность одновременно определить и субъектный состав требования, заявленного в суд. Основание иска как указываемые истцом обстоятельства, с которыми он как с юридическими фактами связывает свое материально-правовое требование или правоотношение в целом, составляющее предмет иска , позволяет суду устанавливать объем исследуемых доказательств по делу. В совокупности эти два элемента и составляют то индивидуальное, субъективное требование, которое заявлено в суд. Но истец в своем заявлении одновременно указывает и вид судебной защиты, который он желает получить. Этот третий элемент, на наш взгляд, следует выделить, преследуя практические цели. Заключительная часть искового заявления, оформленного в суд требования заинтересованного лица содержит просьбу о применении того или иного вида защиты права или интереса. Представляется, что этот третий элемент, пока он не выделен законодателем, не может служить индивидуализирующим признаком, позволяющим определить тождество исков.

К сожалению, действующее процессуальное законодательство не содержит определения тождественных исков, в то время как такое понятие очень необходимо при решении практических вопросов, связанный с правом на предъявление иска, изменение иска, с правом суда на выход за пределы исковых требований во время разрешения дела.

Примечания

1 Гражданский процесс / под ред. М.К. Треушникова. — М., 2004. — С.221. Добровольский A.A. Некоторые вопросы исковой формы защиты права / A.A. Добровольский. — М., 1979. — С.51.

Гурвич, М.А. Лекции по советскому гражданскому процессу / М.А. Гурвич. — М., 1950. — С.69; Клейнман А.Ф. Советский гражданский процесс. — М: Изд-во МГУ,

1964. — С. 150-151; Зейдер Н.Б. Основные вопросы учения об иске. М., 1966. — С. 910; Гражданское процессуальное право России / под ред. М.С.Шакарян. М., 2005. — С. 119; Гражданский процесс / под ред. В.В.Яркова. — М., 2005. — С. 261.

Осокина Г.Л. Проблемы иска и права на иск / Г.Л. Осокина. Томск, 1989. — С. 87-88, 97.

Советское гражданское процессуальное право / под ред. К.С. Юдельсона. — М.,

1965. — С. 196; Добровольский A.A. Основные проблемы исковой формы защиты права / A.A. Добровольский, СА. Иванова. М., 1979. — С. 32-33; Гражданский процесс / под ред. М.К. Треушникова. — С. 221.

6 БВС РФ. — 2004. — № 6. — С. 10; 2005. — № 9. — С. 2.

Осокина Г.Л. Иск (теория и практика) / Г.Л. Осокина. — М., 2000. — С. 110-112. Там же. — С. 111.

Пучинский В.К. Элементы иска в советском гражданском процессе / В.К. Пу-чинский // Советское государство и право. — 1979. — № 3. — С. 51-52. Осокина Г.Л. Иск (теория и практика). — С. 111. Гражданский процесс / под ред. В.В.Яркова. — С. 261.

Осокина Г.Л. Гражданский процесс. Общая часть / Г.Л. Осокина. — М., 2005. — С. 457.

Осокина Г.Л. Иск (теория и практика). — С.125-135; Она же. Гражданский процесс. Общая часть. — С.458-461.

Осокина Г.Л. Понятие, виды и значение тождества иска (исков) // Российская юстиция. — 2003. — № 3. — С. 22.

Осокина Г.Л. Иск (теория и практика). — С. 133.

1 Гурвич М.А. Учение об иске / М.А. Гурвич. — М., 1981. — С. 6-10.

Советский гражданский процесс / под ред. проф., д-ра юрид. наук М.А.Гурви-ча. — М.: Высшая школа, 1975. — С. 102.

E.N. Gubina

TO A QUESTION ON IDENTITY OF ACTION

Тождественность исков с различным правовым основанием (Стасюк И.В.)

Вопрос о тождественности исков (идентичности предметов, оснований и сторон), несмотря на внешнюю простоту, в действительности требует от судов отличать формальные и внешние различия исков, которые не исключают их тождества, от различий сущностных, при которых второй иск должен быть рассмотрен по существу. Сложность проблемы иллюстрирует Определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 16.09.2014 по делу N 310-ЭС14-79, подробный анализ которого будет приведен ниже. Настоящая статья ни в коей мере не претендует на всестороннее исследование проблемы тождества исков и направлена на анализ лишь некоторых аспектов, в частности на то, каким образом влияют на установление тождества исков различие их правовых оснований, формулировка предмета иска и изменение фактических обстоятельств после рассмотрения первого дела.

Обзор судебной практики по вопросу тождества исков

В соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 150 АПК РФ производство по делу подлежит прекращению, если имеется вступившее в законную силу решение суда по спору: 1) между теми же лицами; 2) с тем же предметом; 3) с тем же основанием.
Между тем в науке и судебной практике преобладает взгляд, согласно которому для применения п. 2 ч. 1 ст. 150 АПК РФ не требуется установления строго формального совпадения сторон, предмета и основания исков в двух делах. Так, еще А.Х. Гольмстен отмечал, что, хотя фактически отношения могут быть различными, с юридической точки зрения они могут признаваться тождественными, в частности юридически признаются тождественными преемник прав и его правопредшественник <1>.
———————————
<1> См.: Гольмстен А.Х. Принцип тождества в гражданском процессе // Юридические исследования и статьи. Т. 1. СПб., 1894. С. 268.

Президиум ВАС РФ также неоднократно указывал, что в некоторых случаях дело подлежит прекращению на основании п. 2 ч. 1 ст. 150 АПК РФ, несмотря на то что формально состав лиц, участвующих в деле, не совпадает. Например, подлежит прекращению дело по иску поручителя к должнику, если поручитель исполнил обязательство после предъявления иска кредитора к должнику (п. 8 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.07.2012 N 42 «О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством»), подлежит прекращению дело по негаторному иску арендатора, если ранее с тем же иском к тому же ответчику обращался арендодатель (п. 3 информационного письма Президиума ВАС РФ от 15.01.2013 N 153 «Обзор судебной практики по некоторым вопросам защиты прав собственника от нарушений, не связанных с лишением владения»).
Суды также полагают необходимым не следовать строго формальному подходу, в силу которого для установления тождества предметов и оснований исков необходимо было бы их полное совпадение. Например, в одном из дел ФАС Московского округа признал обоснованным прекращение производства по делу о взыскании неосновательного обогащения, поскольку ранее истец обращался с иском к тому же ответчику о взыскании той же суммы в качестве оплаты за оказанные услуги (Постановление ФАС Московского округа от 20.01.2014 N Ф05-17286/2013 по делу N А40-92754/13-50-847). В другом деле суд пришел к выводу, что избрание иного способа защиты права не влечет изменения предмета и основания иска. Суд прекратил производство по иску Минфина России о взыскании задолженности по договору о целевом финансировании, поскольку ранее Минфин, ссылаясь на те же обстоятельства, обращался с иском к ответчику о возмещении реального ущерба и упущенной выгоды. Также не препятствовало прекращению производства по делу то обстоятельство, что во втором деле истец увеличил исковые требования (Постановление ФАС Центрального округа от 16.11.2009 N Ф10-4941/09 по делу N А64-978/2009).
Суды указывают и на недопустимость смешения иных обстоятельств, положенных в основание иска, и новых доказательств, подтверждающих обстоятельства, которые составляют основание иска. Например, в деле, рассмотренном Президиумом ВАС РФ, истец сначала доказывал выполнение работ по договору актом приемки, подписанным юридическим лицом, которое, по мнению истца, было уполномочено принимать работы от имени заказчика, а в другом деле ссылался на уклонение заказчика по тому же договору от приемки тех же работ и составление одностороннего акта приемки работ. Президиум ВАС РФ пришел к выводу о тождестве оснований и предметов двух исков (Постановление Президиума ВАС РФ от 09.10.2012 N 5150/12).
Эти примеры из судебной практики свидетельствуют о том, что суды склонны расширительно толковать норму п. 2 ч. 1 ст. 150 АПК РФ и не допускают повторного рассмотрения дела, если истец совершил лишь внешние изменения предмета или основания иска. Более того, можно сказать, что в спорных ситуациях суды склонны отдавать предпочтение прекращению производства по делу перед вероятностью повторного рассмотрения того же требования. Между тем в деле, рассмотренном Судебной коллегией по экономическим спорам ВС РФ, продемонстрирован обратный подход.

Определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 16.09.2014 по делу N 310-ЭС14-79

Фабула дела и выводы суда. Между двумя организациями (ООО «Агроком» — продавец и ЗАО «Версия» — покупатель) был заключен договор купли-продажи недвижимого имущества (мини-мельницы). Впоследствии покупатель продал приобретенный объект недвижимости третьему лицу — ООО «ПКФ «Рось».
По иску продавца первоначальный договор купли-продажи был признан судом недействительным, поскольку в условиях корпоративного конфликта в обществе-продавце он был подписан неуполномоченным лицом. Затем суд признал недействительным и договор между ЗАО «Версия» и ООО «ПКФ «Рось» по иску ООО «Агроком».
В свою очередь, в иске ЗАО «Версия» к ООО «Агроком» о применении последствий недействительной сделки было отказано по тому основанию, что у ЗАО «Версия» приобретенное по недействительной сделке отсутствует, а стоимость имущества, которое ЗАО «Версия» должно вернуть ООО «Агроком», равна сумме, уплаченной по договору купли-продажи (дело N А09-8133/2009).
Через некоторое время ООО «Агроком» возвратило владение и титул собственника спорного имущества в результате удовлетворения иска к ООО «Рось».
ЗАО «Версия» после этого неоднократно обращалось с иском к ООО «Агроком» с требованием о взыскании суммы, уплаченной по договору купли-продажи. В двух исках требования ЗАО «Версия» были сформулированы как применение последствий недействительной сделки, а в последнем — как взыскание неосновательного обогащения. Однако во всех трех случаях суды прекращали производство по делу на основании п. 2 ч. 1 ст. 150 АПК РФ, поскольку имелось вступившее в законную силу решение суда по спору между теми же лицами, по тому же предмету и основанию. Прекращая производство по делу, суды пришли к выводу, что основание иска совпадает с основанием иска в деле N А09-8133/2009 — это договор купли-продажи и платежное поручение, подтверждающее уплату в пользу ЗАО «Агроком» денежных средств в размере 1 500 000 руб. Предмет иска также, по мнению судов, совпадал — взыскание 1 500 000 руб. неосновательного обогащения. Тот факт, что ранее истец предъявлял реституционное, а не кондикционное требование, суды сочли несущественным, поскольку правила о неосновательном обогащении субсидиарно применяются к требованиям о применении последствий недействительной сделки (ст. 1103 ГК РФ).
В относительно кратком Определении Судебная коллегия сделала вывод о том, что заявленные ЗАО «Версия» иски о применении последствий недействительности сделки и иск о взыскании неосновательного обогащения не тождественны друг другу. Несмотря на то что суд четко не артикулировал совокупность выводов, которые могли составить правовую позицию для будущих споров, по нашему мнению, можно выделить четыре аспекта, исходя из которых Судебная коллегия сочла судебные акты нижестоящих инстанций необоснованными.
1. Суды ошибочно пришли к выводу о совпадении оснований исков о применении последствий недействительности сделки и о взыскании неосновательного обогащения. Во втором случае основаниями иска были факт признания права собственности на спорное имущество за ЗАО «Агроком» на основании судебного решения и отсутствие оснований для удержания денежных средств, полученных за возвращенное в собственность имущество.
2. Реституционный иск в данном случае не приводил к эффективной защите нарушенных прав истца, в то время как предъявление кондикционного иска с учетом обстоятельств дела являлось обоснованным.
3. Предметы исков не совпадают, хотя суды сделали вывод об их тождественности на основании формальной оценки суммы требований, которые в разных исках совпадают.
4. Наконец, суды не учли изменившиеся обстоятельства (видимо, имеется в виду, что при рассмотрении первого иска о применении последствий недействительности сделки спорное имущество находилось в собственности третьего лица, а при рассмотрении кондикционного иска — в собственности ответчика, который таким образом неосновательно обогатился на сумму полученных за это имущество денежных средств).
Здесь следует обратить внимание на то, что из Определения Судебной коллегии нельзя сделать однозначный вывод о том, имелось ли в данном случае различие только в части оснований иска либо одновременно в части оснований и предметов иска.
Ряд специалистов высказали мнение, что этим Определением признаются самостоятельное значение правового основания иска и право истца предъявлять разные иски, отличающиеся лишь позицией истца относительно правовой квалификации спорных правоотношений. Также они отметили, что выводы суда противоречат идее о праве суда самостоятельно определять нормы права, подлежащие применению к спорным правоотношениям <2>. Но так ли это на самом деле?
———————————
<2> См. дискуссию по поводу комментируемого судебного акта на портале zakon.ru: http://zakon.ru/Discussions/neosnovatelnoe_obogashhenie_vsled_za_restituciej__vs_ne_smutila_konkurenciya_iskov/13832 (дата обращения: 12.01.2015).

Далее разберем каждый из этих выводов отдельно.

Имеет ли правовое основание иска самостоятельное значение для определения тождества исков?

В российской процессуальной науке традиционно выделяют два элемента иска: предмет (требование, адресованное суду либо ответчику <3>) и основание иска (факты, на которых истец основывает свои требования).
———————————
<3> В российской процессуальной науке вопрос о том, кому адресовано требование истца, является дискуссионным. Одни исследователи полагают, что требование адресуется суду, другие — что ответчику. Поскольку этот вопрос к теме статьи не относится, мы на нем останавливаться не будем.

В дореволюционной литературе придание самостоятельного значения юридическому основанию иска обстоятельно критиковал В.О. Гордон. Вкратце суть его возражений против отнесения правовой квалификации спорного правоотношения к основанию иска состоит в том, что юридическая квалификация является делом суда, а не сторон, соответственно, указание истца на нормы права не может индивидуализировать иск, поскольку не имеет значения, правильно ли они указаны <4>. Эта точка зрения была в основном поддержана в советской литературе по гражданскому процессу <5>, что вполне объяснимо, если принять во внимание ограниченность начал состязательности и диспозитивности в советском процессе и отсутствие у сторон обязанности ссылаться на нормы права в исковом заявлении (применительно к ГПК РФ такое положение сохраняется и сейчас). Подобное понимание основания иска сохраняется и в настоящее время <6>.
———————————
<4> См.: Гордон В.О. Основание иска в составе измененных требований. Ярославль, 1902. С. 56.
<5> См.: Клейнман А.Ф. Новейшие течения в советской науке гражданского процессуального права. М., 1967. С. 36 — 37.
<6> См.: Арбитражный процесс: Учеб. / Под ред. В.В. Яркова. М., 2005. С. 263.

Тем не менее ряд авторов наряду с фактическим основанием иска выделяли и его правовое основание <7>. Однако надо признать, что те выводы, которые могли бы вытекать из признания самостоятельного значения правового основания иска (о том, что истец вправе инициировать новый процесс с теми же фактическим основанием и предметом, но и иным правовым основанием), авторы не делали, ограничившись лишь указанием на то, что суду при рассмотрении дела необходимо не только правильно установить факты, но и дать им верную правовую квалификацию <8>.
———————————
<7> См.: Добровольский А.А., Иванова С.А. Основные проблемы исковой формы защиты права. М., 1979. С. 40.
<8> См.: Там же. С. 41.

В зарубежной литературе к основанию иска также относят совокупность фактов, а не их правовую интерпретацию истцом <9>. При этом истцу дозволяется соединить в иске несколько возможных требований к ответчику.
———————————
<9> См.: Эндрюс Н. Система гражданского процесса Англии: судебное разбирательство, медиация и арбитраж: пер. с англ. М., 2012. С. 226.

Современная судебная практика признает, что ошибка истца в правовой квалификации иска не должна влечь последствий в виде отказа в удовлетворении иска. ВАС РФ неоднократно подчеркивал, что суд вправе самостоятельно переквалифицировать спорные правоотношения, если квалификация, данная сторонами, является неверной <10>.
———————————
<10> См. п. 3 Постановления Пленума ВС РФ, Пленума ВАС РФ от 29.04.2010 N 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав»; п. 1 информационного письма Президиума ВАС РФ от 15.01.2013 N 153 «Обзор судебной практики по некоторым вопросам защиты прав собственника от нарушений, не связанных с лишением владения»; п. 1 информационного письма Президиума ВАС РФ от 25.02.2014 N 165 «Обзор судебной практики по спорам, связанным с признанием договоров незаключенными»; Постановления Президиума ВАС РФ от 15.10.2013 N 8094/13; от 08.04.2014 N 18506/13; от 10.06.2014 N 18357/13.

Таким образом, если допустить, что суд рассмотрел спор с соблюдением вышеуказанных разъяснений, то отказ в иске будет означать, что даже с учетом возможной переквалификации спорных правоотношений (из виндикационного требования — в негаторное, из договорного — в кондикционное и т.д.) иск не подлежал удовлетворению. Поскольку истцу не может быть отказано в иске только из-за того, что он указал в иске не подлежащие применению нормы материального права, то в случае, если в иске все же отказано, не имеет смысла предъявлять новый иск, основанный на тех же фактах, но со ссылкой на иные нормы права. Возможность исправления ошибки в правовой квалификации уже была в ходе первого процесса, и если в иске было отказано, то должно презюмироваться, что суд не нашел оснований для переквалификации спорных правоотношений либо посчитал такую переквалификацию не влияющей на результат спора, поскольку требование истца было в любом случае необоснованно с правовой точки зрения (при любой возможной правовой квалификации) либо с фактической стороны спора (истец не доказал наступление соответствующего юридического состава).
Ситуация усложняется, когда суд, в нарушение вышеприведенных разъяснений, отказывает в иске именно вследствие ошибки в правовой квалификации спора истцом, не применив необходимые нормы права. Однако и в этом случае истец не должен наделяться правом на предъявление нового иска. Неприменение норм материального права, подлежащих применению, является основанием для отмены судебного акта вышестоящим судом (ст. 270, 288 АПК РФ). Соответственно, ошибки, допущенные судом, должны исправляться в рамках апелляционного и кассационного обжалования. Так, неправильное рассмотрение спора судом первой инстанции (даже если были допущены грубые нарушения) не дает истцу оснований инициировать новый иск, его возможности добиваться исправления судебной ошибки ограничиваются обжалованием судебного акта.
С учетом этого следует признать, что если истец изменил только правовую квалификацию спорных правоотношений, оставив прежними фактическое основание и предмет иска, то оснований для рассмотрения спора по существу нет — дело должно прекращаться в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 150 АПК РФ.

Предмет иска: должно ли требование содержать указание на избранный истцом способ защиты?

Из анализа Определения ВС РФ можно сделать вывод, что Судебная коллегия посчитала требование о возвращении истцу денежных средств в порядке реституции и возвращении вещи в порядке неосновательного обогащения разными требованиями. Если согласиться с этой точкой зрения, то истец, изменив правовую квалификацию требования, получает право на новый иск. Но так ли это?
В процессуальной науке предметом иска признается требование, обращенное истцом к ответчику или к суду. Требование в иске может быть сформулировано разными способами: оно может прямо указывать на квалификацию спорных правоотношений («взыскать неосновательное обогащение в размере…»; «взыскать убытки в размере…»; «истребовать из чужого незаконного владения ответчика…» и т.д.). Однако допускается и иная формулировка — без указания на избранный способ защиты (вместо «взыскать неосновательное обогащение в размере…» — «взыскать денежные средства в размере…»). Следует отметить, что даже суды в резолютивной части не всегда определяют правовую природу взысканных денежных средств, ограничиваясь указанием суммы без уточнения, является ли она неосновательным обогащением, убытками или задолженностью по договору (вывод об этом можно сделать только из мотивировочной части судебного акта).
Коль скоро неправильное указание норм права, на которых истец основывает свои исковые требования, не влечет для него неблагоприятных последствий, то и формулировка требования не должна с необходимостью содержать указание на избранный способ защиты, так как он не обязателен для суда. Неправильное же указание на способ защиты в самом требовании, как и неправильное обоснование иска, не должно приводить к отказу в иске, а присуждение, которое отлично от требуемого по своей правовой природе (истец просил взыскать задолженность по договору, а суд взыскал неосновательное обогащение в той же сумме), не может рассматриваться как выход суда за пределы заявленных требований. Более того, ВАС РФ признал допустимым в некоторых случаях корректировать не только правовую квалификацию требования, но и само требование <11>. В рассмотренном Президиумом ВАС РФ деле был заявлен иск о признании права собственности на квартиру, однако в той ситуации согласно п. 61 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 29.04.2010 N 10/22 должен был быть заявлен иск о государственной регистрации перехода права собственности. Однако ВАС РФ указал, что и требование о признании права собственности, и требование о государственной регистрации перехода права собственности имеют одну материальную цель, поэтому если имеются основания для удовлетворения требования о государственной регистрации перехода права собственности, то может быть удовлетворен и иск, по которому заявлено требование о признании права собственности (Постановление Президиума ВАС РФ от 05.10.2010 N 4502/10). Впоследствии ВАС РФ подтверждал эту позицию в других судебных актах (Постановления Президиума ВАС РФ от 08.02.2011 N 13970/10; от 10.06.2014 N 18357/13). При этом в Постановлении от 08.02.2011 N 13970/10 позиция о том, что суд может самостоятельно уточнить требование, выступила наиболее рельефно: ВАС РФ указал, что, даже если заявлен иск о признании, он может быть удовлетворен как иск о присуждении (о государственной регистрации перехода права собственности и обязанности ответчика передать объект недвижимости истцу).
———————————
<11> По мнению М.М. Ненашева, предметом иска является избранный истцом способ защиты права. Соответственно, замена судом неправильного способа защиты права на правильный по существу означает изменение судом иска по собственной инициативе. См.: Ненашев М.М. Способ защиты права: процессуальные вопросы // Арбитражный и гражданский процесс. 2011. N 8. С. 44 — 48; N 12. С. 10 — 14.

Соответственно, следует исходить из того, что иная правовая природа заявленного требования в новом иске, притом что правовые последствия удовлетворения исковых требований в первом и последующем исках совпадают (взыскание денежных средств, отобрание вещи у ответчика и передача ее истцу), не позволяет суду рассматривать последующий иск по существу, поскольку, несмотря на формальное различие предмета исков, они должны признаваться тождественными. Впрочем, в судебной практике можно встретить и иной подход. Так, суды признали, что требование об обязании снести самовольную постройку не идентично требованию об освобождении земельного участка, на котором она расположена (Постановление ФАС Московского округа от 30.01.2012 по делу N А40-52906/10-60-314).
Следует, однако, заметить, что при допустимости корректировки требования самим судом (а особенно в случае, когда вместо требования о признании должно быть заявлено требование о присуждении, как это было в рассмотренном Президиумом ВАС РФ деле) также возникает проблема, связанная с правом истца предъявить новый иск, если изначально ему было отказано в иске в связи именно с неправильно выбранным способом защиты права. В отличие от вывода, сделанного выше (о том, что истец не имеет права на новый иск с тем же предметом и основанием, если даже суд отказал в иске по причине неправильной квалификации правоотношений истцом), в данном случае представляется справедливым признать за истцом право на предъявление нового иска. Мы считаем, что в такой ситуации требования первого иска (о признании права собственности) и последующего (о государственной регистрации перехода права собственности и обязании ответчика передать вещь истцу) не совпадают. Хотя они и идентичны по конечной цели (сделать истца собственником имущества, что будет достигнуто после внесения соответствующей записи), но различны по непосредственным последствиям (в части обязания ответчика передать объект недвижимости истцу).

Изменение обстоятельств после рассмотрения дела

Изначально, отказывая в иске о применении последствий недействительности сделки, суды исходили из того, что полученное по недействительному договору имущество у покупателя отсутствует, более того, оно продано и покупатель получил за него денежные средства.
Однако к моменту рассмотрения нового иска имели место другие обстоятельства: а) имущество было возвращено первоначальному собственнику — ООО «Агроком»; б) ЗАО «Версия» возвратило денежные средства ЗАО «Рось» (лицу, которому истец продал имущество).
Можно ли в этой ситуации говорить об изменении фактического основания иска? Представляется, в данном случае действительно появляется новое основание иска. Юридические факты, положенные истцом в основание первого и последующего исков, могут быть номинально идентичными, но по существу в первом и втором случаях могут подразумеваться разные обстоятельства. Так, если истцу отказано во взыскании долга в связи с тем, что срок платежа не наступил, то истец не лишается права на новый иск в тот момент, когда срок наступит. Формально основания исков будут одни и те же: а) наличие долгового обязательства ответчика перед истцом; б) факт его неисполнения. В действительности же в каждом случае речь будет идти о разных фактах: о неисполнении обязательства на дату подачи иска. Первый факт (неисполнение обязательства на дату подачи первого иска) не образует достаточный юридический состав для удовлетворения иска, второй факт (неисполнение обязательства на другую, позднюю дату) такой состав образует.
В зарубежной литературе также признается, что в этом случае истец имеет право предъявить новый иск. Так, если иск отклонен вследствие того, что не наступил определенный, необходимый для этого факт, то истец вправе предъявить новый иск тогда, когда этот факт наступит <12>. Аналогичные выводы были сделаны и в российской дореволюционной литературе. Так, А.Х. Гольмстен полагал, что новый иск в данной ситуации имеет право на существование, поскольку первый иск в действительности иском не был, так как отсутствовали факты пассивной легитимации к иску (т.е. факты допущенного ответчиком правонарушения, которые давали бы истцу право на иск) <13>.
———————————
<12> См.: Casad R.C., Kevin M. Clermont K.M. Res Judicata: a handbook on its theory, doctrine, and practice. Durham, 2001. P. 91.
<13> См.: Гольмстен А.Х. Указ. соч. С. 283.

Соответственно, у исков ЗАО «Версия» не совпадали именно фактические основания: в основание нового иска был положен факт нахождения имущества, переданного по недействительному договору, у истца. На момент рассмотрения первого иска этот факт не имел места, соответственно, истец его к основанию иска не относил и он не мог быть установлен судом.
Следовательно, именно изменение обстоятельств (т.е. появление нового основания иска) привело к тому, что Судебная коллегия ВС РФ посчитала спор подлежащим рассмотрению по существу.
В свою очередь, выводы об изменении правовой квалификации спорных правоотношений и об изменении предмета иска, которые также можно обнаружить в тексте Определения Судебной коллегии, не должны признаваться в качестве оснований для наделения истца правом предъявить новый иск с тем же предметом и основанием, изменив лишь указание на нормы права, подлежащие применению.

15.3. Понятие, виды и значение тождества иска (исков)

Действующее процессуальное законодательство не содержит легально-
го определения тождественных исков. Между тем такое понятие необходи-
мо при решении практических вопросов, связанных с правом на предъяв-
ление иска, правом на изменение иска, правом суда на выход за пределы
заявленных исковых требований.
В учебной литературе о тождестве иска упоминается при исследовании
элементов иска и выяснении их значения. Причем само понятие тождест-
венных исков (тождественных дел) при этом не раскрывается, хотя и обра-
щается внимание на его практическое значение в связи с реализацией права
на предъявление иска (возбуждение гражданского дела)1.
Тождество иска или исков между собой определяется путем сравнения
его (их) элементов: предмета, основания, сторон. Необходимо при этом
различать два вида тождества: внутреннее и внешнее.
Под внутренним тождеством понимается тождество первоначально
заявленного и измененного в ходе судебного разбирательства иска. Данный
вид тождества называется внутренним потому, что сравниваются (сопос-
‘ См., напр.: Курс советского гражданского процессуального права. Т. 1. С. 433; Коммен-
тарий к ГПК РСФСР / Под ред. М.К. Треушникова, 1996. С. 153, 193; Викут М.А., Зайцев И.М.
Гражданский процесс: Курс лекций. Саратов, 1998. С. 181.
тавляются) элементы одного и того же иска в разных его положениях, по-
другому, внутреннее тождество устанавливается путем сравнения элемен-
тов иска, которые были ему присущи в момент предъявления его в суд, с
элементами того же иска, находящегося на любом из последующих этапов
или стадий процесса по конкретному юридическому делу. Кроме этого,
внутреннее тождество иска определяется сопоставлением его элементов с
содержанием судебного решения. Такое сравнение необходимо для того,
чтобы выяснить, на ту ли просьбу заинтересованного лица дан ответ в су-
дебном решении. Исключения из этого правила, когда суд может, не дожи-
даясь предъявления иска заинтересованным лицом, разрешить по своей
инициативе материально-правовой спор, немногочисленны и прямо преду-
смотрены в законе (см., например, п. 2 ст. 24 СК РФ).
Поскольку истец, а в некоторых случаях также суд имеют право на из-
менение иска в процессе судебного разбирательства (ст. 34, 195 ГПК), то
критерием сохранения иском своего тождества в случае его изменения яв-
ляется неизменность того субъективного права или охраняемого законом
интереса, средством защиты которого являлся первоначально заявленный
иск. В связи с этим изменение в процессе судебного разбирательства дела
элементов иска: предмета, основания, сторон не влечет за собой нарушение
его внутреннего тождества до тех пор, пока объектом исковой защиты ос-
тается первоначально указанное истцом субъективное право или охраняе-
мый законом интерес.
Например, истица, предъявляя иск о расторжении брака, мотивирует
свое требование тем, что ответчик систематически приходит домой в не-
трезвом состоянии, постоянно сквернословит и избивает ее, вследствие
чего дальнейшая совместная жизнь с ответчиком невозможна. Нарушение
внутреннего тождества заявленного иска может иметь место в двух случа-
ях: а) если истица, проживающая совместно с ответчиком в жилом поме-
щении по договору социального найма (ст. 672 ГК РФ), в процессе рас-
смотрения дела вместо расторжения брака заявит просьбу о выселении от-
ветчика в связи с невозможностью совместного с ним проживания; б) если
суд (судья) вынесет решение не о расторжении брака, о чем просила истица
в исковом заявлении, а о выселении ответчика с занимаемой жилой площа-
ди по указанным причинам.
Иск о расторжении брака и иск о выселении ответчика за невозможно-
стью совместного с ним проживания нетождественны по основанию и
предмету. Юридическим основанием первого иска является субъективное
право истицы на развод (то есть прекращение брачного правоотношения) и
ст. 16, 21, 22 СК РФ. Юридическим основанием второго иска — субъектив-
ное право истицы на пользование жилым помещением без помех со сторо-
ны иных лиц, а также ст. 672 ГК и ст. 98 ЖК. Из этого следует, что предме-
том иска о расторжении брака является прекращение брачного правоотно-
шения с ответчиком, а предметом иска о выселении — прекращение или
изменение жилищного правоотношения с ответчиком. Нет сходства и по
фактическому основанию. Таковым в иске о расторжении брака являются
факты, свидетельствующие о невозможности совместного проживания
супругов и сохранения семьи (п. 1 ст. 22 СК РФ), а в иске о выселении —
факты, свидетельствующие не только о невозможности совместного про-
живания супругов на одной жилой площади, но и о безрезультативности
применения к ответчику мер государственного или общественного воздей-
ствия (ч. 1 ст. 98 ЖК).
Практическое значение понятия «внутреннее тождество иска» состоит
в том, что оно позволяет, во-первых, определить границы изменения иска в
процессе судебного разбирательства, то есть определить тот предел в изме-
нении внутренней структуры (содержании) иска, выход за который по дей-
ствующему законодательству запрещен. Данный запрет объясняется тем,
что ст. 34 ГПК предоставляет истцу право лишь на изменение иска, но не
замену его другим. Во-вторых, указанное понятие позволяет определить
границы судебного исследования фактов и правоотношений, в силу чего
суд (судья) обязан дать в своем решении ответ именно на то требование,
которое было заявлено истцом, исследовать лишь те факты и правоотноше-
ния, которые относятся к заявленному иску. В соответствии с принципом
диспозитивности суд не вправе разрешать дела по незаявленным искам.
Исключения из этого правила немногочисленны и прямо предусмотрены
законом.
Таким образом, институт внутреннего тождества иска обеспечивает со-
хранение процесса, возникшего по гражданскому делу, в неизменном виде.
В случаях нарушения истцом или судом внутреннего тождества иска реше-
ние суда подлежит отмене по мотиву его незаконности и необоснованно-
сти (ст. 34, 195, пп. 1, 3, 4 ст. 306 ГПК)’.
Второй вид тождества называется внешним. Указанный вид тождества
исков получил название внешнего потому, что сравнению подлежат эле-
менты не одного и того же, а разных исков. Под внешним тождеством
понимается совпадение (сходство) элементов заявленного иска с элемента
иска, который либо уже рассмотрен судом (общим, арбитражным, третей-
ским) по существу, о чем свидетельствует вступившее в законную силу
судебное решение или определение об утверждении мирового соглашения
1 См. также: Осокина Г. Понятие, виды и значение тождества иска (исков) // Рос. юсти-
ция. 1995. №3. С. 22.
сторон, либо находится на рассмотрении соответствующего суда. Сравни-
ваемые иски признаются тождественными при условии полного (абсолют-
ного) совпадения (сходства) их элементов: предмета, основания, сторон.
Практическое значение понятия «внешнее тождество исков» заключа-
ется в том, что оно является юридическим инструментом, с помощью кото-
рого реализуется законодательный запрет на повторное рассмотрение од-
них и тех же исков. Повторное рассмотрение одних и тех же требований
запрещается законом для того, чтобы избежать вынесение противоречивых
судебных постановлений по одним и тем же делам. Таким образом, выяв-
ление внешнего тождества исков преследует цель: воспрепятствовать
возникновению тождественного процесса по уже рассмотренному либо
находящемуся на рассмотрении суда иску. Указанная цель определяет
характер правовых последствий обнаружения судом внешнего тождества
исков.
Если внешнее тождество исков будет обнаружено судьей в момент
обращения заинтересованного лица в суд (то есть до возбуждения граждан-
ского дела), судья обязан отказать в принятии тождественного иска,
внешней формой которого выступает исковое заявление. Такой отказ озна-
чает отказ в возбуждении гражданского дела. Юридическим основанием
применения указанного последствия являются нормы пп. 3 и 4 ст. 129 ГПК.
Факт обнаружения судом внешнего тождества исков после возбуж-
дения гражданского дела влечет два вида последствий: а) если иск, тожде-
ственный заявленному, уже рассмотрен судом по существу или дело по
тождественному иску из ведения суда общей юрисдикции передано по со-
глашению сторон на рассмотрение третейского суда, производство по за-
явленному иску подлежит прекращению (ст. 143, пп. 3 и 7 ст. 219 ГПК);
если иск, тождественный заявленному, еще только находится на рассмот-
рении этого или другого суда, заявленный иск (исковое заявление) подле-
жит оставлению без рассмотрения (п. 4 ст. 221 ГПК).
При сравнении элементов двух и более исков необходимо учитывать
особенности фактического основания иска. Речь идет о том, что фактиче-
ское основание иска может быть альтернативным и неальтернативным.
Под альтернативным основанием иска понимается такая совокупность
юридических фактов, с каждой из которых нормы материального права в
равной степени связывают возможность возникновения, изменения или
прекращения субъективного права или охраняемого законом интереса. В
этой связи требование о защите права или интереса (то есть иск) может
опираться как на одну, так и на другую совокупность юридических фактов,
что, в свою очередь, обусловливает возможность удовлетворения иска или
отказа в его удовлетворении по одному из альтернативных оснований.
К искам с альтернативным основанием относится, например, иск о ли-
шении родительских прав. В соответствии со ст. 69 СК РФ родители или
один из них могут быть лишены родительских прав, если они уклоняются
от выполнения обязанностей родителей, в том числе при злостном уклоне-
нии от уплаты алиментов; отказываются без уважительных причин взять
своего ребенка из родильного дома либо иного учреждения; злоупотребля-
ют своими родительскими обязанностями; жестоко обращаются с деть-
ми, в том числе осуществляют физическое или психическое насилие над
ними, покушаются на их половую неприкосновенность; являются больны-
ми хроническим алкоголизмом или наркоманией; совершили умыитенное
преступление против жизни или здоровья своих детей либо против жизни
или здоровья супруга.
К искам с альтернативным основанием относятся также иск об уста-
новлении отцовства (ст. 49 СК РФ), иск о досрочном расторжении договора
аренды (ст. 619, 620 ГК РФ), иск о досрочном расторжении договора без-
возмездного пользования имуществом (ст. 698 ГК РФ).
Особенность альтернативного основания иска заключается в том, что в
случае отказа в удовлетворении иска по одному из альтернативных его ос-
нований предъявление иска по другому альтернативному основанию, кото-
рое не было предметом судебного рассмотрения, свидетельствует от отсут-
ствии внешнего тождества у заявленного и рассмотренного судом исков,
что, в свою очередь, означает допустимость возникновения судебного про-
цесса по новому альтернативному основанию. Например, отказ в удовле-
творении иска о лишении матери родительских прав в связи с недоказанно-
стью факта хронического алкоголизма не лишает заинтересованных лиц
права на повторное обращение в суд с аналогичным требованием, но по
иному альтернативному основанию, например по мотиву жестокого обра-
щения с ребенком (ст. 69 СК РФ).
Иначе решается вопрос о внешнем тождестве сравниваемых исков с
неальтернативным основанием. Внешнее тождество рассмотренного судом
и вновь заявленного исков при совпадении таких элементов, как предмет,
юридическое основание и стороны, будет иметь место лишь в том случае,
если факты, образующие фактическое основание сравниваемых исков,
существовали до вынесения судом решения. Если указанные факты по
каким-либо причинам не были предметом судебного разбирательства, то
заинтересованное лицо не вправе обращаться в суд с тождественным ис-
ком. В такой ситуации оно может лишь ставить вопрос об отмене состояв-
шегося по делу решения в апелляционном, кассационном, надзорном по-
рядке или в связи с открывшимися обстоятельствами.
Если же факты, которые могут служить основанием рассмотренного
судом иска, возникли после вынесения судом решения, то они образуют
новое фактическое основание иска. В этой ситуации рассмотренный судом
и вновь заявленный иски не являются тождественными по своему фактиче-
скому основанию, что означает наличие у заинтересованного лица права на
возбуждение судебного процесса, то есть права на предъявление иска по
новому фактическому основанию.