Судебные уставы 1864 года

Судебная реформа 1864 года. Изменения судебной системы. Принципы судопроизводства.

Структуру дореформенной судебной системы составля­ли разнообразные исторически сложившиеся органы, делавшие ее сложной и запутанной. Существовали особые суды для дворян, горожан, крестьян; специ­альные коммерческие, совестные, межевые и иные суды. Судебные функции отправляли и административные органы — губернские правления, органы полиции и др.

Рассмотрение дел во всех судебных инстанциях происходило при закрытых дверях. На деятельность суда сильное давление оказывали различные административные органы,

В 1864 году в России была проведена судебная реформа, которая ввела основы буржуазного судопроизводства в России. Основной целью этой реформы явилось упразднение многочисленных судов, которые рассматривали дела различных категорий населения упрощение судоустройства. В ноябре 1864 г. Александром II были утверждены и вступили в силу основные акты судебной реформы:

Учреждения судебных установлений,

Устав уголовного судопроизводства,

Устав о наказании налагаемых мировыми судьями.

Они предусматривали бессословность суда, равенство всех сословий перед законом, состязательность и гласность судебного процесса.

Создавались две судебные системы: местные и общие суды.

К местным относились: волостные суды, мировые судьи и съезды мировых судей.

К общим — окружные суды, учреждаемые для нескольких уездов; судебные (по гражданским и уголовным делам) палаты, распространявшие свою деятельность на несколько губерний или областей, и кассационные (по гражданским и уголовным делам) департаменты Сената.

Власть этих судов распространялась на все сферы, кроме тех, где действовала юрисдикция духовных, военных, коммерческих, крестьянских и инородческих судов.

Новые принципы:

· отделение суда от администрации,

· создание всесословного суда,

· равенство всех перед судом,

· несменяемость судей и следователей, прокурорский надзор,

· выборность (мировых судей и присяжных заседателей).

Были созданы новые институты присяжных заседателей и судебных следователей и реорганизована деятельность старых.

Изменились функции прокуратуры, а именно: поддержание обвинения в суде, надзор за деятельностью судов, следствия и местами лишения свободы.

Прокурорская система возглавлялась генерал-прокурором. При Сенате учреждались должности двух обер-прокуроров, а в судебных палатах и окружных судах — должности прокуроров и товарищей прокуроров. Все прокуроры назначались императором.

Принцип состязательности в судебном процессе потребовало создания нового института — адвокатуры (присяжных поверенных). Руководящим органом коллегии адвокатов стал Совет присяжных поверенных.

Для удостоверения деловых бумаг, оформления сделок и других актов учреждалась система нотариальных контор в губернских и уездных городах.

В основу преобразований осуществившихся в ходе реформы 1864 г. был положен принцип разделения властей: судебная власть отделялась от законодательной, исполнительной, административ­ной. В законе отмечалось, что в судебном процессе «власть обви­нительная отделяется от судебной».

Провозглашалось равенство всех перед законом. Путаницы в системе старых судебных учреждений не стало вместе с отменой принципа сословности судов. Пережитки сословности сохранились в виде судебных учреждений с особой компетенцией (волостные, духовные, военные, коммерческие и инородческие суды).

Для этого образовывались единые для всех сословий общегражданские суды, которые делились на 2 группы: общие и местные судебные установления – органы. Вместе с ними осуществляли деятельность и военные суды.

По гражданским делам перед судьями выступали стороны или их представители, а по уголовным с одной стороны обвинитель-прокурор, а с другой – защитник обвиняемого (адвокат), причем его присутствие на процессе было обязательным. Если обвиняемый не был в состоянии оплатить услуги адвоката, суд назначал ему бесплатного защитника.

Вводился и институт судебных следователей – особых чиновников, осуществлявших под надзором прокуратуры предварительное расследование преступлений на закрепленных за ними участках. До реформы предварительное следствие осуществляли земский суд и управа благочиния.

Реформировалась и судебная организация. Вводились мировой и коронные суды.

Мировые суды образовывались на территории каждого участка, на который делился уезд, следовательно в уезде их было несколько. Причем эти суды должны были быть созданы повсеместно Мировые судьи, избиравшиеся уездными земскими собраниями и утверждавшиеся Сенатом (должность не была оплачиваемой, т.е занимали ее обеспеченные люди), рассматривали мелкие гражданские иски, дела о малозначительных преступлениях. Наказания также были малозначительными: кратковременный арест (до трех месяцев), заключение в работный дом на срок до года, денежные взыскания на сумму не свыше трехсот рублей.

Мировые судьи избирались уездными земскими собраниями и городскими думами.

Мировой округ включал в себя уезд и входящие в него города. Округ делился на мировые участки, в пределах которых осуществлялась деятельность мировых судей.

Следующей инстанцией мирового суда были съезды мировых судей, избиравшие из своей среды председателя. На нем можно было обжаловать решение мирового судьи.

Коронный суд имел две инстанции: первой инстанцией был окружной суд; второй — судебная палата. Высшей судебной инстанцией был Правительствующий Сенат.

Окружные суды учреждались на несколько уездов и состояли из председателя и членов. Новым институтом, введенным реформой на уровне первого звена общей судебной системы (окружных судов) были присяжные заседатели (в количестве 12 человек, выбираемых из «местных обывателей всех сословий» — это было новшеством). Присяжные устанавливали виновность или невиновность обвиняемого, а меру наказания определял судья. Суд присяжных являлся прогрессивной чертой отправления правосудия того времени.

На суд присяжных предлагались дела «о преступлениях проступках, влекущих за собой наказания, соединенные лишением всех прав состояния, а также всех или некоторых особенных прав и преимуществ».

На судебные палаты (образовывались они на территории нескольких губерний) возлагались дела по жалобам и протестам на приговоры окружного суда, а также дела о должностных и государственных преступлениях по первой инстанции. Дела рассматривались при участии «сословных представителей», в числе которых были губернский и уездный предводители дворянства, городской голова губернского города и волостной старшина.

Основные функции: принятие решения о предании суду лица, разбирательство дел, касающихся государственных преступлений и преступлений по должности, апелляционный пересмотр дел, рассмотренных окружными судами. Здесь участие присяжных заседателей не допускалось.

Правительствующий Сенат — действовал в двух департаментах: уголовных и гражданских дел. Там рассматривались дела о наиболее опасных преступлениях, осуществлялся апелляционный пересмотр дел, которые были рассмотрены судебными палатами или судьями самого сената.

С 1877 года Сенат являлся и высшей дисциплинарной инстанцией, в связи с чем в его составе образовали дисциплинарное присутствие в составе 6 сенаторов — они решали вопрос о предании суду судей, прокуроров и даже присяжных, если они превышали свои полномочия.

Кассационные департаменты Сената рассматривали жалобы и протесты на нарушение «прямого смысла законов», просьбы о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам приговоров, вошедших в законную силу, и дела о служебных преступлениях (и особом порядке судопроизводства). В 1872 г. было учреждено также Особое присутствие Сената, рассматривающее политические дела особой важности.

Верховный Суд занимал особое место в системе общих судебных учреждений. Он образовывался каждый раз для рассмотрения конкретных уголовных дел чрезвычайной важности — если преступления совершались министрами или соответствующими должностными лицами, членами Государственного Совета. Приговоры этого суда обжалованию не подлежали, а могли быть отменены или изменены только царскими актами помилования.

Надзор за законностью действий судебных учреждений возлагался на обер-прокурора Сената, прокуроров судебных палат и окружных судов, подчинявшихся министру юстиции и имевших свой штат помощников – товарищей прокурора.

Предыдущие статьи: Следующие статьи:

  • Земская и городская реформы
  • Контрреформы 1880-х годов. Причины и последствия.
  • Первый опыт деятельности представительских учреждений в России. Избирательный закон 3 июля 1907 г.
  • Революция 1905 года и изменения в государственном строе России.
  • Правовая политика царизма в годы первой мировой войны

Образец законотворчества и правовой культуры

Судебные Уставы 20 ноября 1864 года, с изложением рассуждений, на коих они основаны, – это уникальная публикация четырех знаменитых кодексов, принятых в ходе великой отечественной судебной реформы 1864 г., которые именовались Уставами. Их принятию предшествовала колоссальная работа российских реформаторов. Первые зачатки этой работы относятся к началу 40-х годов XIX столетия, когда привилегированным коронным юристом графом Д.Н. Блудовым (1785 – 1864) были затребованы от членов судебного ведомства замечания «о доказанных практикою недостатках судебного законодательства» и на основании полученных сведений составлено «предположение» о некоторых необходимых его улучшениях. В начале 50-х годов XIX столетия при канцелярии Николая I были учреждены комитеты для составления проектов уголовного и гражданского судопроизводства. Однако работы этих комитетов в период его царствования не были закончены.

С восхождением на царство Александра II в условиях начавшегося в обществе умственного и нравственного подъема сразу же произошло оживление работ по судебной реформе. Уже в 1857 г. граф Блудов решительно высказался за необходимость не частичных улучшений судопроизводства, а коренных его изменений. В 1857 — 1860 годах им были составлены подготовительные проекты будущих уставов «сообразно требованиям непреложных начал юридической науки». После предварительного рассмотрения этих подготовительных проектов в Государственном совете было решено получить заключение практиков.

Провозглашение 19 февраля 1861 года акта о крестьянской реформе влило новые силы в ход судебно–правовых преобразований. Анализ поступивших «из разных концов России» практических замечаний на составленные Блудовым подготовительные проекты будущих уставов и разработку «главных основных начал» реформы был поручен Государственной канцелярии вместе с прикомандированными к ней юристами. Причем не просто чиновниками-«законоведами», а виднейшими представителями правовой науки, в числе которых были Н.А. Буцковский, Н.И. Стояновский, К.П. Победоносцев и др., чья деятельность затем была отражена в замечательной книге Анатолия Федоровича Кони «Отцы и дети судебной реформы: к пятидесятилетию Судебных Уставов». Юристам при этом было дано «высочайшее повеление»: «изложить в общих чертах соображения Государственной канцелярии и прикомандированных к ней юристов о тех главных началах, несомненное достоинство коих признано в настоящее время наукою и опытом европейских государств и по коим должны быть преобразованы судебные части в России».

Выработанные Государственной канцелярией «Главные начала» в апреле – июле 1862 г. были рассмотрены соединенными департаментами Государственного совета. Затем, в августе и сентябре 1862 г., они снова трижды были рассмотрены Общим собранием Государственного совета с участием значительного количества ученых юристов и практиков. Выработанный таким образом проект Основных положений преобразования судебной части после утверждения его 29 сентября 1862 года императором был опубликован для всеобщего и всестороннего обсуждения. Несмотря на всю бедность тогдашней России юридическими силами, на разосланный проект предстоящей реформы «поступило 446 разных замечаний со всех концов России, не исключая и самых глухих закоулков Сибири и Закавказья».

Для составления подробных окончательных проектов уставов в развитие основных положений «соответственно условиям и особенностям нашей гражданской жизни» была создана новая особая комиссия, в которую были привлечены лучшие юридические силы, начиная от сенаторов и профессоров права и кончая представителями наиболее опытных практиков. Данная комиссия начала свою деятельность тоже с истребования мнений практиков. В ходе анализа значительного количества отзывов, замечаний и предложений с мест к осени 1863 г. были составлены окончательные проекты Уставов, которые сопровождались превосходными и обширными (по полторы тысячи и более страниц) объяснительными записками.

Представленные в таком виде осенью 1863 г. проекты поступили на заключение II–го отделения Государственной канцелярии и министра юстиции. Последний не только сам предоставил весьма ценные замечания, составившие целый том в 500 страниц, но потребовал еще замечаний на проекты от сенаторов и обер-прокуроров.

В декабре 1863 г. проекты Судебных Уставов вместе с поступившими многочисленными замечаниями снова были обсуждены в Государственном совете при участии практически всего цвета отечественной юстиции, как ученых, так и практиков.

Судебная реформа 1864 г., как видим, готовилась и проводилась не какой-то горсткой юристов, действовавших келейно, как это случилось, например, на завершающем этапе проекта ныне действующего УПК РФ перед самым его принятием, но при самом активном участии фактически всей юридической общественности тогдашней России. В многочисленных и многосторонних обсуждениях проектов Уставов участвовали не только члены Государственного совета, министры, сенаторы и профессора, но и представители всего юридического сообщества России, вплоть до секретарей уездных судов. Участие значительного количества высококлассных юристов обеспечило реформе прочный научный фундамент. Причем науки не только отечественной, но и общеевропейской. Вполне справедливо было отмечено в первой части публикуемых Уставов, что принятые в ходе судебной реформы «новые законы истекают не от произвола, а от начал истины и справедливости, в той степени, в какой они выработаны наукою и опытом». При этом зарубежные опыт и достижения использовались не путем механического перенесения их в Россию, но исключительно творчески и критически, с учетом всех особенностей отечественной действительности. Сказанное признавали такие виднейшие отечественные правоведы, как А.Ф. Кони, И.Я. Фойницкий, Вл. Случевский и другие. Признавали это и виднейшие ученые Запада. Сравнивая, например, проект российского Устава уголовного судопроизводства 1864 г. с соответствующими законодательными актами Европы, известный немецкий правовед Карл Миттермайер писал, что «он стоит выше даже многих новейших законодательных работ». То же следует сказать относительно остальных Уставов.

Александр II в своем знаменитом Указе Правительствующему Сенату 20 ноября 1864 года, «коим было повелено распубликовать Судебные Уставы во всеобщее сведение», сославшись на многосторонние предварительные работы, которые предшествовали принятию Судебных Уставов, в таких кратких, но сильных выражениях охарактеризовал их сущность: «Рассмотрев сии проекты, Мы находим, — говорилось в Указе, — что они вполне соответствуют желанию Нашему водворить в России суд скорый, правый, милостивый, равный для всех подданных Наших, возвысить судебную власть, дать ей надлежащую самостоятельность и вообще утвердить в народе то уважение к закону, без коего невозможно общественное благосостояние и которое должно быть постоянным руководителем всех и каждого от высшего до низшего».

Отцы Судебных Уставов прекрасно понимали, что без истины правосудие не может быть правым и справедливым. Потому не только применительно к уголовному судопроизводству, но и в судопроизводстве по гражданским делам считали неизменным правилом: «суд есть достижение правды, и решение суда будет тогда только справедливо, когда судьи при возникающем сомнении относительно факта могут сами лично или посредством заключения экспертов убедиться в действительности события, к которому они должны приложить закон и разрешить предмет спора на основании не формальной, но материальной истины». Между тем наши нынешние законодатели, если слово «справедливость», кажется, забыть еще не успели, и потому в наших законодательных актах пока его встретить можно, то слово «истина», по всей видимости, успели забыть. Не потому ли его не найти теперь не только в АПК или в ГПК, но даже в УПК РФ, призванном создавать самые надежные гарантии для защиты прав и свобод человека, которые согласно Конституции РФ (ст. 2) являются высшей ценностью.

Прекрасно в целях торжества истины и справедливости в правосудии был решен в Уставах и вопрос о введении в судопроизводство состязательного начала. «Начало судебного состязания сторон, — сказано во второй части публикуемых Уставов, — не исключает самодеятельности суда в уголовном судопроизводстве и не обязывает его решать дела только по тем данным, которые предъявлены сторонами, но требует единственно того, чтобы по всем сведениям, относящимся к делу, сторонам предоставлена была возможность судебного состязания. Задача уголовного суда есть открытие в каждом деле безусловной истины. В стремлении к этой цели суд уголовный не может принимать в уважение желание сторон, — ни того, что сам подсудимый не хочет оправдывать свою невиновность, ни того, что сам обвинитель потворствует ему. Поэтому если стороны не предъявили всех тех сведений, которые должны служить данными для основательного разрешения дела, то суд не может удовлетвориться одними их заявлениями, но обязан потребовать дополнительных сведений». Не сумели наши законодатели удовлетворительно решить и этот весьма важный вопрос, в особенности применительно к уголовному судопроизводству.

Разумеется, выработанные в ходе судебной реформы 1864 г. Уставы, как и созданная на их основе достаточно стройная, хорошо организованная система органов и учреждений, которая должна была осуществлять судебную власть, в условиях самодержавной России, по меткому выражению А.Ф. Кони, оказались в положении «острова в реке». Несмотря, однако, на это, данные Уставы в их первозданном виде были и остаются образцами отечественного законотворчества и правовой культуры. Прекрасным образцом того, как следует готовить и проводить реформу правосудия, остается и сам замечательный исторический опыт подготовки и проведения поистине великой судебной реформы в нашем Отечестве во второй половине XIX столетия. Бесценным был и оставленный потомкам аккумулированный в огромном количестве документов — проектов, материалов обсуждений, объяснительных записок, замечаний и предложений, заключений экспертов и т.п. — сам опыт подготовки и проведения судебной реформы. Не случайно даже пришедшие к власти в нашей стране большевики в свое время вынуждены были по достоинству оценить этот замечательный опыт. Не потому ли они первую советскую судебно-правовую реформу 1922 – 1924 годов стремились осуществить на базе основных идей и положений отечественной судебной реформы 1864 г. В таком случае остается только сожалеть, что важнейшие и ценнейшие идеи, а также богатейший опыт подготовки и проведения этой поистине великой реформы оказались почти не востребованы при подготовке и проведении преобразований в нашей современной судебной системе.

После собрания и систематизации всего огромного массива бесценных материалов, аккумулирующих опыт подготовки и проведения судебной реформы 1864 г., из них было составлено 74-томное «Дело о преобразовании судебной части в России». Данное многотомное «Дело» — ценнейший литературный памятник и исторический источник, позволяющий изучать, а также наводить справки обо всех событиях, связанных с ходом подготовки и проведения судебной реформы. Вместе с тем составители этого «Дела» понимали, что обычному судебному деятелю в силу своего большого объема этот ценнейший источник трудно иметь под рукой как «верное и точное изъяснение того, в каком именно смысле понимался закон при самом его зарождении». Потому решено было из материалов данного большого по объему «Дела» и содержащихся в нем объяснительных записок, материалов обсуждений проектов Уставов и т.п. выбрать самое основательное и самое ценное для использования в качестве обоснования и разъяснения важнейших положений Уставов.

Так появилось редчайшее издание четырех Уставов, принятых в ходе отечественной Судебной реформы 1864 г., которые затем в пяти частях с заложенными в их основание рассуждениями самих их составителей в 1866 и 1867 г. были изданы Государственной канцелярией в Санкт-Петербурге. В первой и второй из них содержатся два Устава, положения которых устанавливали порядок функционирования системы тех органов и учреждений, которые посредством гражданского и уголовного судопроизводств должны были осуществлять судебную власть в пореформенной России. В третьей части помещено «Учреждение судебных установлений», содержавшее законодательные нормы, которые регламентировали устройство этой системы. В четвертой ─ Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями. Наконец, в пятой части было опубликовано Мнение Государственного совета по ряду вопросов, связанных с функционированием той же системы, высочайше утвержденное 11 октября 1865 года.

Названная система включала в себя все судебные установления. Главная роль среди них по закону принадлежала судам. При них же состояли органы, учреждения и лица всех остальных судебных установлений (прокуроры и судебные следователи; судебные приставы, их товарищества и советы; присяжные поверенные и их советы; канцелярии судебных мест, нотариусы и кандидаты на должности по судебному ведомству), которым в судопроизводстве принадлежала вспомогательная роль. Вследствие такого распределения ролей между судами и всеми остальными судебными установлениями суды в этой системе именовались «судебными местами». Все же остальные состоявшие при них органы, учреждения и лица (в литературе и на практике их иногда именовали «судебными учреждениями», «судебными службами» или даже «магистратами») рассматривались в качестве вспомогательных органов суда. Возглавляло всю систему судебных установлений, обеспечивая ей организационное единство, единое судебное ведомство ─ Министерство юстиции России.

Опубликованные на сайте «Классика российского права» все пять частей Судебных Уставов 20 ноября 1864 года, с изложением рассуждений, на коих они основаны, были и остаются непревзойденным образцом законотворчества и правовой культуры наших великих и мудрых предков. Хочется надеяться, что этот созданный ими образец станет постоянным, наглядным и поучительным примером для законодателей современной России, а современные наши законодатели ─ достойными наследниками своих великих и мудрых предков.

Трусов Алексей Иванович,
доцент кафедры уголовного процесса, правосудия и прокурорского надзора
Юридического факультета МГУ им. Ломоносова, ветеран Великой Отечественной войны

См.: Джаншиев Г. А. Основы судебной реформы: Сборник статей . ─ М.: «Статут»; РАП, 2004. С. 51.

См.: там же, с. 53.

См.: Судебные Уставы 20 ноября 1864 года, с изложением рассуждений, на коих они основаны. Часть первая. // Вводная статья, стр. I. – СПб., 1866.

4 См.: Джаншиев Г.А. Указ. соч., с. 55.

См.: Джаншиев Г.А. Указ. соч., с. 56.

Джаншиев Г.А. Указ. соч., с. 59.

См.: Судебные Уставы 20 ноября 1864 года, с изложением рассуждений, на коих они основаны. Часть первая. // Вводная статья, стр. II. – СПб., 1866.

См.: Джаншиев Г.А. Указ. соч., с. 60.

См., например, Судебные Уставы 20 ноября 1864 года, с изложением рассуждений, на коих они основаны. Часть первая. // Вводная статья, стр. II. – СПб., 1866.

См.: там же, стр. III.

Миттермайер К. Новый проект русского уголовного судопроизводства. ─ Журнал Министерства юстиции, 1864, том 22, с. 16.

Судебные Уставы 20 ноября 1864 года, с изложением рассуждений, на коих они основаны. Издание Государственной канцелярии. Часть первая. — СПб., 1866. С. 255.

См.: Судебные Уставы 20 ноября 1864 года, с изложением рассуждений, на коих они основаны. Часть вторая. – СПб., 1866, стр. 244.

Опись дела о преобразовании судебной части в России см.: в книге Джаншиев Г.А. Основы судебной реформы: Сборник статей. – М.: «Статут»; РАП, 2004. С. 217 – 246.

См.: Судебные Уставы 20 ноября 1864 года, с изложением рассуждений, на коих они основаны. Часть первая. // Вводная статья, стр. III-IV. – СПб, 1866.

Новые судебные уставы коренным образом перестраивали судебную систему и процедуру отправления правосудия. Дореформенные суды не нуждались в судьях-профессионалах. Так как правосудие вершилось негласно и состояло в основном только из рассмотрения письменных актов, то от судьи не требовалось хорошего знания уголовного и гражданского процесса. Для решения дела по существу ему не нужно было разбираться в законодательстве: это требовалось только от секретаря, на котором лежала обязанность указывать судьям необходимые статьи закона. То есть до 1864 г. фактически все правосудие могло находиться в руках секретаря. Тогда как Судебные уставы 1864 г. перенесли центр тяжести судебной деятельности на судей. До реформы суд был сословным, и все приговоры уездных судов (суд при исправнике состоял из 4-5 заседателей от дворян и 2-х от государственных крестьян, часто заменяемых дворянами) представлялись на «ревизию» губернатору. Судебное обсуждение шло без участия сторон.
Принятию Судебных Уставов предшествовала колоссальная работа российских реформаторов. До 1861 г. реформой суда занимался кронный министр граф Д.Н. Блудов, а в 1864-1867 гг. – С.И. Зарудный, министр юстиции Д.Н. Замятин, государственный секретарь В.П. Бутков, товарищ министра юстиции Н.И. Стоянов. В начале 1850-х гг. при канцелярии Николая I были учреждены комитеты для составления проектов уголовного и гражданского судопроизводства. Однако работы этих комитетов не были закончены. Зато с восшествием на престол Александра II работа в этом направлении ускорилась. В 1857-1860 гг. были составлены подготовительные проекты будущих уставов, а в 1860 г. введены должности независимых судебных следователей. В 1863 г. были отменены телесные наказания для всех категорий населения, кроме крестьян, ссыльных, каторжных и штрафных солдат. Тогда как женщины освобождались, вне принадлежности к сословию. Прокуратура стала выступать как орган судебного, а не общего надзора.
Основными принципами судебной реформы, введенной новыми судебными уставами 20 ноября 1864 г., стали: бессословность судопроизводства, гласность и состязательность процесса (суд стал устным), подсудность всего населения империи, независимость судей от администрации, упрощение структуры суда и право судей толковать законы.
Общие суды устанавливались в трех инстанциях с уголовными и гражданскими отделениями:
1) окружной (один на губернию) для серьезных гражданских исков и уголовных дел;
2) судебная палата (один на несколько губерний), представлявшая собой апелляционное учреждение и суд первой инстанции для политических и государственных дел;
3) Сенат – высшая судебная и кассационная инстанция.
Первыми были сформированы и начали работать столичные судебные установления: Санкт-Петербургские — с 17 апреля 1866 г., Московские — с 23 апреля. В остальных губерниях, вошедших в округа первых двух судебных палат, новые суды открылись к концу года. 44 губернии страны были поделены на 108 округов, в каждом из которых был сформирован съезд мировых судей. Кроме высокой платы (2200-9000 руб.) независимость судей обеспечивалась тем, что мировые судьи утверждались Сенатом, а коронные назначались министром юстиции и утверждались императором. После упразднения домашнего вотчинного суда сохранялся крестьянский волостной суд, разбиравший дела до 100 руб.
Судебные Уставы четко распределили обязанности в судебной процедуре между различными должностными лицами. Кроме членов окружных судов, при судебных местах состояли: судебные следователи, проводившие предварительное расследование; чины прокурорского надзора (прокуроры и его товарищи), контролировавшие предварительное расследование, поддерживающие обвинение в суде и наблюдающие за производством дел в съездах мировых судей; присяжные поверенные, осуществляющие защиту и представительство; судебные приставы, отвечающие за приведение судебных приговоров и решений в действие; нотариусы, закрепляющие юридически гражданские права; 6) должностные лица по канцелярии — секретари и их помощники. Все эти должностные лица, кроме судебных следователей и нотариусов, состояли при судебных палатах. При съезде мировых судей также состояли судебные приставы и секретари.
Мировые судьи учреждались для разбора уголовных и решения малозначительных уголовных и гражданских дел, ущерб от которых составлял не более 500 руб. Суд состоял из единоличного мирового судьи, который избирался уездным земским собранием. Для занятия должности было необходимо иметь среднее образование, недвижимость на 15 тыс. руб. или 400 десятин земли. Мировой судья мог назначить штраф до 300 руб. или срок до 1,5 лет. Однако в данном вопросе правительство оказалось не совсем последовательным: содержание мировых судей возлагалось на земства. То есть государство дало в руки земским органам способ давления на мировых судей. Впрочем, нет свидетельств, что земства активно использовали эту возможность. А в 1889 г. выборные мировые судьи были замены земскими начальниками.
К службе по судебному ведомству не допускались совершившие уголовное преступление, а так же исключенные сословным приговором из среды крестьянских и мещанских обществ или из дворянских собраний, объявленные несостоятельными должниками или стоящие под опекой за расточительство, а также оставленные старыми судами «в подозрении». Правительство отказалось от сословного, национального и вероисповедного ценза. Имущественный ценз был установлен только для мировых судей, но довольно высокий — в два раза выше, чем для земских гласных.
Зато вводился образовательный ценз, особенно высокий для присяжных поверенных. Ими могли стать только лица с высшим юридическим образованием. На должности председателей, их товарищей, членов судебных мест, судебных следователей, чинов прокурорского надзора, секретарей и их помощников предусматривалось назначать лиц с аттестатами университетов или других высших учебных заведений об окончании курса юридических наук. Но допускалось исключение для лиц, «доказавших на службе свои познания по судебной части». Для мировых судей образовательный ценз был ниже: среднее, и не обязательно юридическое, образование, которое заменялось трехгодичной службой в должностях, позволяющих «приобрести практические сведения в производстве судебных дел». По большому счету от мировых судей ждали отправления правосудия не столько по законам, сколько по народным обычаям.
В механизме подбора лиц на судебные должности сочетались два способа: выборный и по назначению власти. В подборе служащих в общие судебные места (окружные суды и судебные палаты) выборное начало играло вспомогательную роль. Председатели, их товарищи, члены судебных палат и окружных судов, в том числе и судебные следователи, назначались высочайшей властью по представлению министерства юстиции. Но статья закон предполагал, что в случае открытия вакансии на эти должности, должно было состояться общее собрание суда, на котором кандидатура на должность выбиралась из лиц, удовлетворяющих всем требованиям. Затем министр предоставлял избранную кандидатуру императору, при этом он имел право предоставлять и других лиц. Инициатива с мест предполагалась и при подборе лиц прокурорского надзора: товарищи прокуроров окружных судов определялись министром юстиции по представлению прокурора судебной палаты. Все остальные чины прокурорского надзора назначались императором по представлению министра юстиции. Судебные приставы, секретари и их помощники определялись председателями тех мест, где они служили. Нотариусы отбирались из лиц, желающих занять эту должность путем экзамена при окружном суде, и затем утверждались председателями судебных палат.
Гражданские дела решались без участия присяжных заседателей, а уголовные — с ними. Присяжные привлекались по делам о преступлениях, влекущих за собой наказания, соединенные с лишением всех или некоторых прав и преимуществ состояния для вынесения вердикта о виновности или невиновности подсудимого. Они избирались из числа гражданского населения, имеющего имущественный ценз (500 — 2 тыс. руб. или 10 десятин земли) в количестве 12 человек. Благодаря С.И. Зарудному, вводился институт независимой от министерства юстиции адвокатуры (присяжные и частные поверенные), куда ушли лучшие юристы страны – Урусов, Пассовер, Спасович и др.
Впрочем, процесс создания новых судов затянулся на 30 лет. И в это время в судебную практику были внесены поправки, сужающие сферу применимости новых судебных уставов. Так, предавать суду чиновников можно было только с разрешения губернатора, а в 1878 г. правительство изъяло из ведения суда присяжных дела о «явном восстании против властей». Дело в том, что из 277 обвиняемых, оправданных присяжными в 1870-1888 гг., 211 были оправданы именно в 1870-е и проходили по политическим делам.

Судебные уставы

Правление Александра II (1855-1881) стало периодом радикальных преобразований российского общества.

Реформы этой эпохи существенно изменили государственный строй империи, стимулировали экономическое развитие страны, повлияли на эволюцию ее социальной структуры.

В последующем эти акты стали именоваться судебными уставами. На них возлагались большие надежды. В упомянутом Указе наряду с прочим отмечалось: «Рассмотрев сии проекты, мы находим, что они вполне соответствуют желанию нашему водворить в России суд скорый, правый, милостивый и равный для всех подданных наших, возвысить судебную власть, дать ей надлежащую самостоятельность и вообще утвердить в народе нашем то уважение к закону, без которого невозможно общественное благосостояние и которое должно быть постоянным руководителем действий всех и каждого, от высшего до низшего».

Первый шаг в практическом проведении реформы — это изданный в мае 1860г. Закон о судебных следователях.20 ноября 1864 года царь Александр II подписал Указ Правительствующему

Сенату, утвердивший четыре основных законодательных акта:

— Учреждение судебный установлений;

— Устав уголовного судопроизводства;

— Устав гражданского судопроизводства;

— Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями.

В последующем, эти акты стали именоваться Судебными уставами.

В основу преобразований, осуществлявшихся в ходе реформы 1864 года, был положен принцип разделения властей: судебная власть отделялась от законодательной и административной.

Провозглашалось равенство всех перед законом. «Судебная власть распространяется на лица всех сословий и на все дела, как гражданские, так и уголовные» гласит статья 2 из «Учреждения судебных установлений».

Согласно Судебным уставам судьи объявлялись несменяемыми, частично вводилась их выборность. К кандидатам в судьи предъявлялись строгие и многочисленные требования: образование, стаж работы, наличие определенного имущества, безупречность репутации.

Важной частью реформы было кардинальное упрощение судоустройства.

Вместо множества судов учреждались единые для всех сословий общегражданские суды. В их число включались две группы судов: общие судебные установления и местные судебные установления.

Основными звеньями общих судебных установлений были: окружные суды, судебные палаты и Правительствующий сенат.

Окружные суды образовывались на территории нескольких уездов с учетом численности населения и объема работы. Председатели и члены этих судов назначались императором по представлению министра юстиции, который должен был считать с мнением общего собрания судей того суда, где предстояло работать назначаемому. Срок полномочий для судей не устанавливался.

В их составе образовывались, в зависимости от количества судей, присутствия. Им было подсудно большинство дел, отнесенных к компетенции общих судебных установлений. Окружные суды рассматривали уголовные и гражданские дела по первой инстанции, иногда выступали в роли второй инстанции по отношению к съездам мировых судей и проверяли законность вынесенных ими решений.

Предусматривалась возможность образования коллегий в разных составах.

В установленных законом случаях дела рассматривались в окружных судах:

-коллегиями в составе трех профессиональных судей,

-профессиональными судьями с участием сословных представителей,

-профессиональными судьями с участием присяжных заседателей.

Суд сословных представителей — одно из проявлений непоследовательности судебной реформы 1864г., власти не смогли до конца отказаться от влияния на суды сословных интересов. Были выделены категории преступлений, рассмотрение которых ставилось под контроль представителей основных сословий (государственные преступления, «преступления по должности»).

Сословные представители участвовали в вынесении приговоров, пользуясь теми же правами, что и профессиональные судьи.

Рассмотрение уголовных дел с участием сословных представителей осуществлялось и в судах других инстанций общих судебных установлений — в судебных палатах и Правительствующем сенате.

Суд присяжных (прогрессивное явление того времени, к середине XIX века он считался лучшей формой суда) — состоял из трех судей-профессионалов и 12 присяжных заседателей. Присяжные принимали решение, виновен или невиновен подсудимый в совершении преступления.

Приговоры суда с участием присяжных заседателей были окончательными, если в установленный срок они не опротестовывались прокурором в Сенат.

Присяжным заседателем мог стать российский подданный, достигший 25 лет, обладающий цензом оседлости (два года). В списки присяжных заседателей включались: почетные мировые судьи, служащие (кроме профессиональных юристов), все выборные должностные лица, волостные и сельские судьи из крестьян, прочие лица располагающие недвижимостью и доходом. Не могли включаться в списки священники, военные, учителя, прислуга, наемные рабочие. Списки присяжных составлялись земскими и городскими управами и согласовывались с губернатором или градоначальником. Присяжные вызывались по жребию.

Суд присяжных допускался только в окружных судах. Гражданские дела рассматривались без участия присяжных заседателей.

Суд присяжных не смогли внедрить на большей части территории

Российской империи (он действовал только в центральных губерниях).

Судебные палаты — вышестоящая по отношению к окружным судам инстанция. Они являлись апелляционной инстанцией по всем гражданским делам, по уголовным делам, приговоры по которым вынесены окружным судом без участия присяжных заседателей. Судебная палата выступала в качестве суда I инстанции по наиболее важным уголовным делам.

Ведомство судебной палаты распространялось на округ, состоящий из нескольких губерний или областей (статья 110 раздел 2 «Об общих судебных листах» из «Учреждения судебных установлений»).

Председатели и члены этих судов назначались царем. Состав суда — трое профессиональных судей, некоторые дела рассматривались с участием сословных представителей. Правительствующий Сенат — высший суд в системе общегражданских судов.

В его составе было два кассационных департамента — по гражданским и уголовным делам, они и выполняли судебные функции.

В соответствии со ст.23 Устава уголовного судопроизводства, кассационные департаменты Правительствующего Сената вели «дела по жалобам и протестам на явное нарушение, при постановлении окончательных приговоров, прямого смысла закона; просьбы и представления о пересмотре, по вновь открывшимся обстоятельствам, приговоров, вошедших в законную силу, и те дела о преступлениях и проступках по службе, которые именно предоставлены рассмотрению кассационных департаментов в особом порядке судопроизводства».

В 1877г. на Сенат была возложена функция высшей дисциплинарной инстанции для всех судей и предусмотрено образование дисциплинарного присутствия в составе 6 сенаторов.

Верховный уголовный суд занимал обособленное место — образовывался каждый раз для рассмотрения конкретных уголовных дел чрезвычайной важности.

В качестве его членов назначались руководители департаментов

Государственного совета и основных подразделений Сената. Приговоры обжалованию не подлежали (только царские акты помилования).

Местные судебные установления:

Волостные суды состояли из председателя и двух членов, которые избирались по многоступенчатой системе на срок 3 года. Они рассматривали мелкие имущественные споры и дела о проступках членов сельских общин. Верхние сельские суды — проверяли решения волостных судов, состояли из председателей всех волостных судов.

Образование сельских судов предусматривалось принятым 19 февраля 1861 года Общим положением о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости.

Эти суды контролировались мировыми судьями, земскими начальниками, уездными съездами и губернскими присутствиями.

В соответствии с Учреждением судебных установлений повсеместно должны были быть образованы мировые суды, которые действовали бы на территории судебных участков (по несколько в уезде). Должен был работать как минимум 1 мировой судья, избиравшийся земским собранием (органом местного самоуправления) на 3 года всеми сословиями из местных жителей, обладающих установленным цензом (образовательным и имущественным).

Компетенция мировых судей определена в статье 19 Устава уголовного судопроизводства. Главная задача мирового судьи — примирение сторон («тяжущихся»). К их ведению относились незначительные споры имущественного характера и дела о малозначительных преступления или проступках (когда срок наказания — не более 1 года).

Проверку законности и обоснованности приговоров и решений мировых судей должны были осуществлять съезды мировых судей. В их состав намечалось включать всех мировых судей (участковых, добавочных, почетных), работавших на территории конкретного уезда. Законность их решений проверялась окружным судом.

Реформа коснулась не только судов, но и других взаимодействующих с судами органов — прокуратуры и следственного аппарата. Она также выразилась в крайне запоздалом учреждении института адвокатуры, которого серьезно побаивались предшественники Александра II.

Изменились функции прокуратуры, ее главной задачей стало: поддержание обвинения в суде, надзор за законностью деятельности судов, следствия и за местами лишения свободы. Прокурорская система возглавлялась генерал-прокурором. При Сенате учреждались должности двух обер-прокуроров, а в судебных палатах и окружных судах — должности прокуроров и товарищей прокуроров. Все прокуроры назначались императором по представлению министра юстиции. В их обязанности входила поддержка обвинения в суде и принесение протестов на приговоры и решения судов.

При окружных судах учреждался институт следователей, осуществляющих предварительное расследование преступлений под надзором прокуратуры.

Формирование принципов состязательности в судебном процессе потребовало создания нового специального института — адвокатуры (присяжных поверенных). Большую роль играли адвокаты в уголовном процессе.

Наряду с присяжными поверенными в коллегиях при судах, в процессе (по разрешению суда и по доверенности одной из сторон) могли участвовать и частные поверенные. Последние, как правило, были представителями имущих классов. Руководящим органом коллегии адвокатов стал Совет присяжных поверенных.

Важное юридическое значение имело введение нотариата. В задачи нотариата входило удостоверение различных деловых бумаг, оформление сделок, а также различных актов. Стали действовать нотариальные конторы в губернских и уездных городах.

В судебном процессе теория свободной оценки доказательств заменила формальную, т.е. задача суда состояла в поиске объективной истины, для чего необходим был тщательный разбор дел и анализ доказательств без всякого вмешательства извне. Судьи несли уголовную, гражданскую и дисциплинарную ответственность за необоснованные приговоры. Судебные уставы закрепили формальное равенство сторон.

В сфере гражданского судопроизводства стороны получили одинаковые процессуальные права. Гражданский процесс имел исковой характер.

Господствовал принцип: суд не может выходить за пределы требований сторон, т.е. стороны могли заключить мировой соглашение.

В уголовном судопроизводстве обвинение и защита получили право представлять доказательства, отводить свидетелей и допрашивать стороны в присутствии друг друга, давать объяснения суду и опровергать доводы противной стороны.

Устав устанавливает воспрепятствования подозреваемому уклоняться от следствия и суда — меры пресечения: отобрание вида на жительство, отдачу под особый надзор полиции, взятие залога, отдачу на поруки, домашний арест, взятие под стражу (статья 49). В судопроизводстве были четко регламентированы процессуальные действия, законодательно конкретизированы действия сторон в процессе. Предварительное следствие (в т.ч. и дознание) начиналось после заявления частных и должностных лиц, в случае обнаружения признаков преступления — прокуратурой и полицией. Следователь не мог по собственному почину прекратить следствие. Это делал соответствующий суд. Контролировала следствие прокуратура, после его завершения она проверяла дело и передавала его судебным органам. В ходе судебного следствия исследовались доказательства, заслушивались свидетели и пр. После прений обвинения и защиты последнее слово предоставлялось подсудимому, затем выносился приговор. В местных судах процесс носил упрощенный характер.

Чтобы обеспечить организованное осуществление намеченных преобразований, 19 октября 1865 года Александр II утвердил «Положение о введении в действие судебных уставов», которое ориентировало на постепенное, планомерное распространение по всей территории огромной страны предписаний новых законов. Официально реформа шла в течение 35 лет, до того момента, когда царь Николай II издал специальный указ о ее окончании (1 июля 1899г.).

Значение судебной реформы

судебный реформа александр

Судебная реформа 1864 г. была наиболее последовательной и прогрессивной.

Она утверждала:

· Равенство граждан перед законом.

· Несменяемость судей и независимость их от администрации.

· Гласность судопроизводства.

· Состязательность судопроизводства (обвинение-защита);

· Учреждение адвокатуры (присяжных поверенных);

· Учреждение института присяжных заседателей для рассмотрения сложных уголовных дел.

· Создание системы быстрых и бесплатных мировых судов.

Важное в реформе: она отделила предварительное следствие от судебного расследования. Расследование делилось на генеральное (предварительное, без предъявления обвинения) и специальное (формальное, с предъявлением обвинения).

Кроме того, был создан новый институт — адвокатура. Руководящим органом коллегии адвокатов являлся Совет присяжных поверенных. Система нотариальных контор создавалась для оформления сделок, удостоверения деловых бумаг. Система учреждалась в губернских и уездных городах.

27. Судебная реформа 1864г.

Судебная реформа 1864 года внеслазначительные изменения в судоустройство крепостнической России, отличавшееся узкосословной системой, прямой зависимостью суда от администрации, многообразием и многочисленностью судебных инстанций, инквизиционным характером процесса, основанного на теории формальных доказательств.

Реформа отразила классовые интересы русской буржуазии, которая в целях упрочения своих позиций нуждалась в объявлении формального равенства всех перед судом, в утверждении начал буржуазной законности. Это проявилось во введении суда присяжных, адвокатуры, реорганизации прокуратуры, в новой организации судебного процесса и судебных учреждений. Характеризуя экономическую и политическую сущность крестьянской реформы 1861 года, В. И. Ленин подчеркнул неразрывную связь всех реформ 60-х гг. XIX в.: «Если бросить общий взгляд на изменение всего уклада российского государства в 1861 году, то необходимо признать, что это изменение было шагом по пути превращения феодальной монархии в буржуазную монархию. Это верно не только с экономической, но и с политической точки зрения.

Достаточно вспомнить характер реформы в области суда, управления, местного самоуправления и т. п. реформ, последовавших за крестьянской реформой 1861 года, — чтобы убедиться в правильности этого положения»11 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 20. С. 165-166..

Судебными уставами 1864 года создавалась оригинальная и эффективная система правосудия. Она имела две ветви, две подсистемы, которые объединял высший судебный орган — Сенат: общие суды и мировые суды. Кроме того, существовали суды особой подсудности: военные, волостные, коммерческие и другие, создание которых предусматривалось иными законодательными актами.

Административно-территориальное и судебно-территориальное деление империи после реформы не совпадали. Уезды и города были разделены на участки мировых судей. Территория, подведомственная окружным судам, охватывала несколько уездов, округа судебных палат — несколько губерний.

Окружные суды были судами первой инстанции общих судов, судебные палаты — судами второй инстанции. В начале ХХ века в империи было 106 окружных судов и 14 судебных палат.

Более значительной гарантией независимости судов стал принцип несменяемости судей, закрепленный ст.243 Учреждения судебных установлений. Согласно этой статье, председатели и члены окружных судов и судебных палат не могли быть уволены или переведены с одной должности на другую без их согласия, кроме как по приговору суда. Все постоянные, профессиональные члены окружного суда и судебной палаты, так называемые коронные судьи, назначались императором по представлению министра юстиции. Для назначения на должность члена окружного суда необходимо было иметь высшее юридическое образование и стаж работы в суде или прокуратуре не менее трех лет (в звании присяжного поверенного — 10 лет). Для более высоких должностей стаж увеличивался.

Окружные суды состояли из одного или нескольких отделений по уголовным и гражданским делам. Они разбирали большинство дел, причем все гражданские и значительная часть уголовных разбирались коронными судьями.

Для рассмотрения дел о преступлениях, за которые могло быть назначено наказание в виде лишения прав состояния, как особенных, связанных с принадлежностью к привилегированным сословиям, так и всех прав (имущественных, брачно-семейных и т.д.), привлекались присяжные заседатели. Как правило, лишение прав состояния сопровождалось другими наказаниями: каторжными работами, ссылкой, тюрьмой — и назначало за тяжкие преступления.

Таким образом, суд присяжных являлся не самостоятельным учреждением, а особым присутствием окружного суда. К его подсудности не были отнесены дела о государственных преступлениях, а также значительная часть должностных преступлений и некоторые другие11 Казанцев С. М. Суд присяжных в России: Громкие уголовные процессы 1864-1917 гг. Л., 1991. С. 5-7..

Теория свободной оценки доказательств была приспособлена главным образом к деятельности суда присяжных, а ее сущность выражена в правилах, определявших исследование доказательств и вынесение судебного решения в этом суде.

Реформой 1864 года была установлена следующая система судов: суды с избираемыми судьями — мировые судьи и съезды мировых судей — и суды с назначаемыми судьями — окружные суды и судебные палаты. Каждый уезд с входившим в него городом, а в ряде случаев и отдельно крупный город составляли мировой округ, делившийся на несколько участков. Каждый из них имел одного участкового, мирового судью и одного почетного.

Мировые судьи — участковые и почетные — избирались на три года местными органами городского и земского самоуправления (уездными земскими собраниями и городскими думами) из числа лиц, проживавших в данной местности и имевших определенный возрастной, образовательный, служебный и имущественный ценз (имущественный ценз определялся недвижимой собственностью не менее чем в 15 тысяч рублей или равнялся двойному земскому земельному цензу)11 Ерошкин Н.П. История государственных учреждений дореволюционной России. М.: Высшая школа, 1968, С. 242 — 246.

Новая судебная система по сравнению с прежней отличалась определенной стройностью. Для разбора мелких уголовных, гражданских дел учреждался институт выборных мировых судей. Мировой судья единолично рассматривал дела по обвинению в преступлениях, за совершение которых могло быть определено одно из следующих наказаний: замечание, выговор, денежное взыскание на сумму не свыше 300 рублей, арест на срок не свыше трех месяцев, заключение в тюрьму на срок до одного года. Мировые судьи (участковые и почетные) данного округа собирались на уездные съезды мировых судей или мировой съезд судей, который был окончательной апелляционной инстанцией. Дальнейшее рассмотрение дел мировых судей проводилось лишь в кассационном порядке в Сенате.

Сенат в процессе судебной реформы также претерпел изменения. Он превратился в единственный в стране кассационный суд. Основное отличие кассационного порядка обжалования судебных решений и приговоров от апелляционного порядка обжалования в России состояло в том, что поводом для кассации являлись процессуальные правонарушения.

Институт мировых судей при всей ограниченности демократизма в нем не удовлетворял высшее чиновничество и в 1889 году был упразднен везде был, кроме Москвы, Петербурга и Одессы. Мировые судьи были заменены назначаемыми лицами.

Судебная реформа 1864 года создала систему общих судов. Судами

первой инстанции были окружные суды. Каждый окружной суд учреждался для рассмотрения гражданских и уголовных дел, выходивших за рамки подсудности мирового судьи.

Второй инстанцией в системе общих судов являлась судебная палата. В ней в апелляционном порядке рассматривались дела по жалобам на приговоры и решения окружных судов, вынесенные без присяжных заседателей. Кроме того, к ее подсудности были отнесены дела об особо опасных преступлениях — государственных и должностных. Эти дела должны были рассматриваться коронным судом с сословными представителями, по одному от каждого сословия: губернский (или уездный) предводитель дворянства, городской голова и волостной старшина.

В отличие от суда присяжных особое присутствие судебной палаты представляло собой единую коллегию коронных судей и народных представителей, причем права всех членов присутствия были равны и в процессе судебного следствия, и при вынесении приговора. Но это формальное равенство не приводило к повышению их роли по сравнению с присяжными заседателями. Напротив, как заметил Г. А. Джаншиев, «эта форма ничем почти не отличается от обыкновенного коронного суда».

Большое значение для независимости суда и упрочения принципа законности в уголовном и гражданском процессах дореволюционной России имело создание адвокатуры и реорганизация прокуратуры. Адвокатура, создана судебной реформой, сразу заявила о себе решительно и смело. В адвокатуру потянулись видные юристы-профессора, прокуроры, обер-прокуроры Сената и лучшие юристы, состоявшие при коммерческих судах.

Адвокатура по судебным уставам была двух категорий. Адвокатами высшей категории являлись присяжные поверенные, которые объединялись в корпорации по округам по округам судебных палат. Присяжные поверенные избирали Совет, который ведал приемом новых членов и надзором за деятельностью отдельных адвокатов. Вторую, низшую категорию адвокатуры составляли частные поверенные. Они занимались малозначительными делами и могли выступать в тех судах, при которых состояли.

Большое значение для утверждения новых демократических принципов судопроизводства имела и реорганизация прокуратуры. После судебной реформы прокуратура освободилась от функции общего надзора, ее деятельность ограничивалась только судебной сферой. Если до судебной реформы прокурор должен был выступать в суде «как взыскатель наказания и вместе с тем защитник невинности», то теперь главной его задачей становился надзора дознанием и следствием и поддержание государственного обвинения в суде. Новая прокуратура создавалась при судах.

В соответствии с судебными уставами учреждались должности прокурора судебной палаты и его товарищей. Организация прокуратуры строилась на принципах строгой иерархичности, единоначалия и взаимозаменяемости в процессе. Прокурорский надзор осуществлялся под высшим руководством министра юстиции как генерал-прокурор. Обер-прокуроры Сената и прокуроры судебных палат непосредственно подчинялись генерал-прокурору, прокуроры окружных судов действовали под руководством прокуроров судебных палат.

Число товарищей прокурора и распределение их обязанностей зависели от размеров судебного округа

Судебная реформа создала не только новый суд, но и новую систему правоохранительных органов, более того, новое понимание и представление о законности и правосудии.

Учреждением судебных установлений (ст.237 и 239) предусматривалось, что основой внутренней самостоятельности судей служат прочность судейских должностей и равенство судей: у них не может быть начальников; члены всех судебных инстанций как судьи равны между собой, а сами судьи различаются только по степени власти — суды первой и высших инстанций. Прогрессивными были и такие важные принципы, закрепленные в Судебных уставах, как коллегиальность суда, несменяемость судей и дисциплинарная ответственность их только перед судом, несовместимость судебной службы с другими профессиями11 Смолярчук В. И. Анатолий Федорович Кони. М., 1981. С. 47.