Статистика коррупционных преступлений

Термин «коррупция»

Само слово «коррупция» не русского происхождения, а латинского. В дословном переводе оно означает несколько понятий сразу:

  • подкуп;
  • порчу;
  • продажность;
  • моральное разложение.

В «Большом юридическом словаре» этот термин трактуется более подробно, так, как его понимает большинство россиян. Коррупция представляет собой опасное явление в обществе государства чаще всего в сфере политики и государственного управления. Такое явление выражается в том, что представители государственной власти стараются умышленно использовать свой служебный статус, чтобы получить какие-то блага в любой форме. В России понятие «коррупция» не является уголовно-правовым, оно выступает в роли собирательного термина, в который входит множество правонарушений самых разнообразных видов (то есть это могут быть и дисциплинарные нарушения, и уголовно-правовые).

Читайте также: Какую валюту взять с собой на Кипр

В нашем государстве существуют антикоррупционные нормы, которые устанавливаются на официальном уровне в УК:

  1. Статья № 285 – злоупотребление должностными полномочиями.
  2. Статья № 286 – превышение должностных полномочий.
  3. Статья № 290 – получение взяток.
  4. Статья № 292 – служебный подлог.

В «Экономическом словаре» термин «коррупция» объясняется как подкуп или дача взятки для того, чтобы оказывать влияние на госслужащих и политических деятелей. А вот «Юридическая энциклопедия» это понятие трактует, как сращивание в экономической сфере госструктур с преступным миром (сюда же относят и взяточничество).

Специалисты объясняют, что коррупция проявляется в возникновении конфликтной ситуации между непосредственными действиями должностного лица и интересами государственной системы или между действиями выборного лица и интересами нашего общества. Также следует упомянуть: со словом «коррупционный» чаще всего связывают не только правонарушение, но и преступление, поведение, служебный проступок и даже неэтическое поведение.

Основные направления в российской коррупции

Специалисты констатируют следующий факт: коррупция в России имеет сложный, можно сказать, комплексный характер. Это позволяет разделить ее на четыре основных направления:

  1. Отклонение от правовых норм поведения госслужащих (в том числе и служебных, и этических) – сюда относят взяточничество.
  2. Связь с социально-экономическими отношениями – представлена как элемент купли-продажи (то есть торг).
  3. Экономический и политический захват власти на всех уровнях (начиная с криминального теневого бизнеса) – на данный момент можно наблюдать такое коррупционное направление в нашей стране как в явном, так и неявном проявлении:
    • рейдерские захваты;
    • распродажа собственности государства;
    • деструктивные движения политической направленности и т. д.
  4. Борьба за право управлять слоями населения (в широком смысле) в корыстных целях с помощью муниципальных властей и их административного аппарата – в данном случае коррупционером будет выступать служащий/чиновник.

Любое ее проявление на местах влечет за собой негативные результаты, которые не замедлят проявиться в бесконтрольности административного аппарата руководящих работников, бюрократизацию общества и произвол в администрации. Но если коррупционные отклонения в системе законодательства нашего государства начать контролировать с постоянной регулярностью, то их можно обратить в пользу общества и всей страны.

Наличие в России коррупции и ИВК

Дело в том, что давно доказано следующее: наша страна отстает во многих сферах от других более развитых держав из-за неэффективного ведения управленческой деятельности. Такое состояние России на сегодняшний день объясняется наличием коррупции и правонарушений с ней связанных.

Если говорить о статистике таких коррупционных правонарушений, то на ее показатели влияют:

  • вид деятельности;
  • вид субъекта противодействия;
  • стадии расследования уголовных дел, связанных с коррупцией.

Поэтому цифровые показатели различных ведомств, что направлены в своей деятельности на изучение коррупционных правонарушений, имеют некоторые различия.

Сбором статистической информации по коррупции в России занимаются несколько ведомств:

  1. МВД. До 2012 г. это ведомство собирало данные только о взяточничестве, как проявлении коррупционного правонарушения, позже добавили еще и другие преступления той же направленности (согласно статистическим данным, в России каждое пятое преступление, связанное с коррупцией, – это взятка, а каждый третий служащий – взяточник).
  2. Росстат. Занимается как регистрацией подобных правонарушений, так и их выявлением, что непосредственно связано с деятельностью все того же МВД и борьбе с преступностью.
  3. Судебный департамент при Верховном Суде нашего государства. Может предоставить информацию об осужденных за коррупцию (взяточничество и правонарушения коррупционной направленности, которые классифицируются по специальному перечню – УК, статьи №№ 141.1, 184, 204, 226, 229, 289 – 291.1).

Международные службы статистики также проводят свои исследования, собирая каждый год данные по всем странам. На основе этих данных производятся расчеты индекса восприятия коррупции (ИВК) непосредственно в самом государстве. Этот индекс представляет собой цифровой показатель распространенности коррупции в отдельно взятом районе/стране, что формируется на опросах и оценивании сложившейся политической и экономической ситуациях. Так, максимальный уровень коррупции составляет «0», а минимальный – «100»:

  • Дания – «91»;
  • Россия – «29»;
  • Сомали и Северная Корея – «8».

Эти ИВК соответствуют статистическим подсчетам за 2017 год.

Причины появления коррупции в РФ

Если говорить о причинах появления коррупционных правонарушений в нашем государстве, то стоит упомянуть Древнюю Русь. Именно в те времена были зафиксированы первые попытки борьбы с коррупцией, которая проявлялась в образовании олигархического класса торгово-финансовых представителей и их ротации. А вот уже при ССР коррупция не проявлялась в финансовом плане, она была завязана на личных связях, которые давали возможность получать всяческие блага, услуги, привилегии.

Если говорить о причинах ее появления, то специалисты называют три основные, которые заключаются в отсутствии:

  1. Независимые СМИ.
  2. Независимая судебная система.
  3. Политическая конкуренция.

К ним также можно отнести и отсутствие гражданской общественности, имеющей контроль над исполнительной властью. А в целом винить следует российскую законодательную систему, которая является отнюдь не совершенной, поэтому ее нормативно-правовая база не позволяет задействовать эффективные методы борьбы против коррупции. К примеру, в законах нашего государства термин «коррупция» не выделяется, и нет его четкого толкования.

Статистический анализ преступлений коррупционной направленности: региональный аспект (на примере Восточно-Сибирского региона России) Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

УГОЛОВНОЕ ПРАВО И КРИМИНОЛОГИЯ

УДК 343.85 ББК 67.408

© 2017 г. С. А. Аверинская,

начальник кафедры общеправовой подготовки Восточно-Сибирского института МВД России кандидат юридических наук, доцент. E-mail: aver27@mail.ru

М. П. Перякина,

заместитель начальника кафедры общеправовой подготовки Восточно-Сибирского института МВД России кандидат юридических наук. E-mail: marihenka.78@mail.ru

СТАТИСТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ПРЕСТУПЛЕНИЙ КОРРУПЦИОННОЙ НАПРАВЛЕННОСТИ: РЕГИОНАЛЬНЫЙ АСПЕКТ (НА ПРИМЕРЕ ВОСТОЧНО-СИБИРСКОГО РЕГИОНА РОССИИ)

В статье анализируется структура взяточничества с учетом требований формирования уголовно-правовой статистики. Рассматривается место России среди двух сотен экономик мира на предмет пораженности коррупцией. Освещаются критерии оценки уровня коррумпированности согласно индексу восприятия коррупции.

Ключевые слова: коррупция, анализ рисков, Verisk Maplecroft, Transparency International, структура, динамика, коэффициент взяточничества.

STATISTICAL OF CORRUPTION-RELATED CRIMES: LOCALASPECT (EVIDENCE FROM THE EAST SIBERIAN REGION OF RUSSIA)

Key words: corruption, risk analysis, Verisk Maplecroft, Transparency International, structure, dynamics, bribery index.

Президентом Российской Федерации утвержден очередной Национальный план противодействия коррупции, которым придан новый импульс борьбе с коррупционными проявлениями и устранению их причин . Несмотря на принимаемые Президентом и Правительством РФ меры, масштабы коррупционных проявлений по-прежнему являются угрозой безопасности России, препятствуют социально-экономическому развитию страны, подрывают веру граждан в справедливость и вызывают социальную напряженность .

Согласно данным международного центра антикоррупционных исследований и инициатив Transparency International, в 2014 году Россия по уровню восприятия коррупции заняла 136 место (из 177), получив 27 баллов из 100. Это место с Россией поделили Иран, Нигерия, Кыргызстан, Камерун и Ливан. Са-

мыми некоррумпированными странами признаны Дания, Новая Зеландия и Финляндия, «Transparency International» ранжирует страны по шкале от 0 до 100 баллов, где ноль обозначает самый высокий уровень восприятия коррупции, а сто — самый низкий .

В 2015 году Россия поднялась по ранжируемой лестнице на 119 место, получив 29 баллов также из 100, разделив место со Сьерра-Леоне, Гайоной, Азербайджаном, в то время как страны, занимавшее соседнее место в 2014 году, по итогам 2015 года находились на 130 месте -Иран, на 123 — Кыргызстан. Это свидетельствует о снижении уровня восприятия коррупции на территории Российской Федерации. В 2016 году наша страна вернула место, занимаемое ею в 2014 году (136), также набрав 27 баллов.

Несомненно, индекс восприятия коррупции является обобщенным результатом субъектив-

ного восприятия и отражает мнение, сформированное средствами массовой информации, оценками отдельных лиц, коррупционными скандалами и не может в полной мере отображать реальную картину. При этом думается, что положительная динамика в 2015 году существовала благодаря внешнеполитическому положению России, которую не спровоцировали агрессивные нападки США и Украины, в связи со стабилизацией внутреннего рынка посредством противостояния санкциям, расширением понятия должностного лица в соответствии с примечанием к ст. 285 УК РФ, публичными арестами высокопоставленных должностных лиц.

В настоящий момент в Российскую Федерацию входят 85 субъектов, каждый из которых в зависимости от географического расположения, протяженности, численности населения, проживающих народностей, плотности населения, наличия развитой инфраструктуры, промышленности и т. д. по-своему специфичен. Восточная Сибирь находится на территории Сибирского и Дальневосточного федеральных округов, занимает четвертую часть территории России, то есть около 7,2 миллиона квадратных километров. В нее входят 7 субъектов Российской Федерации: Красноярский край, Забайкальский край, Иркутская область, Республика Бурятия, Республика Тыва, Республика Саха (Якутия), Республика Хакасия, где проживает около 9,4 млн чел. (6,6 % от населения России). Плотность населения Восточной Сибири — немногим более 2 человек на квадратный километр, в северных районах — 1. Коренные жители — буряты, тувинцы, хакасы, эвенки, эвены, якуты и др., однако свыше 80 % населения составляют русские . Крупные города — Красноярск, Иркутск, Улан-Удэ, Чита, Братск.

Восточная Сибирь богата природными ресурсами, имеет большое количество предприятий добывающей, перерабатывающей, топливно-энергетической, химической, лесной и т. д. промышленности различных форм собственности. Несмотря на низкую плотность населения, для этого региона характерна высокая по сравнению с западными областями России концентрация учреждений уголовно-исполнительной системы, где преступники отбывают наказание в виде лишения свободы. Около 70 % лиц, освободившихся из мест заключения, оседают тут же, продолжая свою противоправную деятельность и проявляя интерес к наиболее прибыльным сферам, что, несомненно, сказы-

вается на уровне преступности в целом и коррупционной ее составляющей в частности. Данные свидетельствуют о том, что в Восточно-Сибирском регионе ежегодно совершается значительное количество преступлений коррупционной направленности, но, учитывая высокий уровень их латентности, статистика не отражает объективных реалий. Сложная обстановка, связанная с распространенностью коррупционных преступлений, наблюдается и в Российской Федерации в целом.

В соответствии с указанием Генпрокуратуры России № 797/11, МВД России от 13.12.2016 № 2 «О введении в действие перечней статей Уголовного кодекса Российской Федерации, используемых для формирования статистической отчетности» для формирования статотчет-ности к преступлениям коррупционной направленности по общему правилу относят деяния исходя из следующих критериев :

— наличие надлежащих субъектов уголовно наказуемого деяния, к которым относятся должностные лица, указанные в примечании к ст. 285 УК РФ, а также лица, указанные в примечании к ст. 201 УК РФ;

— связь деяния со служебным положением субъекта, отступлением от его прямых прав и обязанностей;

— обязательное наличие у субъекта корыстного мотива (деяние связано с получением им имущественных прав и выгод для себя или для третьих лиц);

— совершение преступления только с прямым умыслом.

Таким образом, согласно приложению № 23 к преступлениям данной категории отнесены деяния, предусмотренные ст. 141.1, 184, 204, 204.1, 204.2, п. «а» ч. 2 ст. 226.1, п. «б» ч. 2 ст. 229.1, ст. 289, 290, 291, 291.1, 291.2 УК РФ без дополнительных условий и еще ряд преступлений при наличии различных дополнительных условий.

Следует отметить, что противоправные деяния коррупционной направленности составляют далеко не большую часть от всех выявленных преступлений. Так, в 2015 году преступлений данной категории зарегистрировано на десять тысяч меньше, чем в 2014 году. Однако в 2016 году произошел рост преступности, в том числе и коррупционной, и если намеченные тенденции сохранятся, то неминуем возврат к статистике 2014 года. Аналогичная ситуация наблюдается и в отдельных субъектах Российской Федерации.

Согласно статистическим данным, 13,9 % составляют преступления, зарегистрированные в Сибирском федеральном округе, 6,1 % -в Восточно-Сибирском регионе России, то есть практически половина от всех преступлений в СФО, и 2,6 % — показатель преступлений коррупционной направленности, совершенных в Дальневосточном федеральном округе.

Рассматривая коррупционную статистику Восточно-Сибирского региона, следует отметить, что «лидерами» по выявленным преступлениям являются Красноярский, Забайкальский края и Иркутская область. В Республике Тыва, напротив, общее число преступлений коррупционной направленности достаточно невелико.

Анализ статистических показателей свидетельствует о том, что в период с 2010 по 2013 год количество официально зарегистрированных фактов взяточничества в Российской Федерации снизилось, однако с 2014 года оно повышается. Данная тенденция имеет место также в Сибирском и Дальневосточном федеральных округах.

Анализируя темп прироста взяточничества в России, следует отметить, что в 2013 году этот показатель составил -8,8 % (АППГ к 2011 году); в 2014 году — 10,9 %; в 2015 году произошел рост регистрируемой преступности в сфере взяточничества, который составил +18,1 % (АППГ к 2013 году); 2016 год также характеризовался тенденцией роста регистрируемых показателей в рассматриваемой области и составил +3,2 % по отношению к 2015 году.

Показатели СФО отличаются от общероссийских. Так, темп прироста в 2013 году составил -1,5 % (АППГ к 2011 году); в 2014 году на исследуемой территории отмечался прирост взяточничества на +1,4 %, а в России наблюдалось снижение этого показателя; 2015 год характеризовался ростом как в СФО — +39,6 %, так и в России; в 2016 году имело место снижение на -11,4, а в России в целом, как указывалось выше, происходил рост.

Анализируя показатели Дальневосточного федерального округа, можно сделать вывод о том, что по своей динамике они приближены к показателям России.

При этом следует отметить, что наибольшее количество фактов взяточничества зарегистрировано в Красноярском крае, затем в Иркутской области и Забайкальском крае.

В связи с тем, что официальные статистические данные о коррупционных преступлениях различаются в зависимости от качественных и количественных характеристик регионов и не могут объективно отразить степень коррумпированности, для изучения распространенности выявленных преступлений этой категории следует акцентировать внимание на уровне преступности, то есть произвести расчет количества зарегистрированных преступлений на 100 тыс. населения. Как показывает статистика, коэффициент взяточничества в России в среднем составляет 9,5, в СФО — 9,4, в ДФО — 6. В Дальневосточном федеральном округе данный коэффициент в 2015 году увеличился на 62,5 %, и умеренная тенденция роста сохранилась в 2016 году, что свидетельствует об увеличении количества лиц, совершавших взяточничество.

Аналогичная ситуация наблюдалась и в Республике Тыва в 2013 году, когда коэффициент взяточничества увеличился на 75 %, она сохранялась в данном регионе и в 2014 году -28 %. Однако Тыва характеризовалась низким уровнем преступлений коррупционной направленности. Увеличение коэффициента взяточничества прослеживалось в Забайкальском крае в 2015 году — в три раза (АППГ +209,9 %), в Иркутской области в 2016 году — более чем в два раза (АППГ +106,7 %).

Далее рассмотрим статистические показатели преступных деяний, предусмотренных ст. 290 УК РФ, — получение взятки.

Анализ статистических данных указывает на относительную стабильность регистрируемых преступлений в России: в 2014 году -АППГ +0,4 %; в 2015 году — АППГ +2 %; в 2016 году наблюдалось снижение числа зарегистрированных преступлений, предусмотренных ст. 290 УК РФ, — АППГ -11,4 %. В Сибирском федеральном округе, как и в России в целом, прослеживалось увеличение регистрируемой дачи взятки: в 2014 году -АППГ +17,3 %, в 2015 году — АППГ +22,2 %, и также отмечалось снижение в 2016 году -АПППГ -11,8 %.

Количество зарегистрированных преступлений, предусмотренных ст. 290 УК РФ, в Дальневосточном федеральном и Сибирском федеральном округах, а также в России в целом составило: в 2016 году — АППГ +12,6; в 2015 году -АППГ +9,5 %; в 2014 году — АППГ +40,2.

В республиках Бурятия и Хакасия в 2015 и 2016 годах происходило снижение коли-

чества зарегистрированных деяний, предусмотренных ст. 290 УК РФ. Однако в республиках Тыва, Саха (Якутия), Красноярском крае и Иркутской области с 2013 по 2016 год преобладал рост числа получения взятки. В Забайкальском крае с 2012 по 2016 год уровень преступлений, предусмотренных ст. 290 УК РФ, увеличивался, а в 2016 году наблюдалось его снижение на 68,7 %.

Впрочем, количество преступлений, предусмотренных ст. 290 УК РФ, в Российской Федерации за последние пять лет не превышает 7 тысяч. Рассматривая динамику получения взяток в Восточно-Сибирском регионе, следует отметить, что наивысшие показатели отмечаются в Забайкальском и Красноярском краях. В каждом из указанных субъектов ежегодно в среднем совершается около 150 преступлений. Низкие показатели регистрации преступлений по ст. 290 УК РФ наблюдаются в республиках Тыва и Саха (Якутия). В этих субъектах Российской Федерации ежегодно регистрируется не более 9 коррупционных преступлений, связанных с получением взятки.

Перейдем к рассмотрению динамики преступлений, предусмотренных ст. 291 УК РФ -дача взятки.

Согласно статистическим показателям, в России рост деяний, предусмотренных ст. 291 УК РФ, прослеживается с 2015 года (АППГ +51,2 %); в 2016 году увеличение регистрируемой дачи взятки составило +21,9 %. Аналогичная картина сохраняется в Сибирском и Дальневосточном округах. Однако ситуация в отдельных субъектах Восточно-Сибирского региона не столь стабильна: одни характеризуются снижением, а другие — ростом деяний, предусмотренных ст. 291 УК РФ.

Устойчивая тенденция роста отмечается в Республике Бурятия: в 2014 году — АППГ +30 %; в 2015 году — АППГ +23 %; в 2016 году зарегистрировано на 12,5 % больше случаев дачи взятки, чем в 2015 году. Также увеличивается число регистрируемых деяний в Республике Саха (Якутия), где АППГ в 2016 году составил +46,6 %.

Показатели остальных субъектов Восточной Сибири выглядят разнопланово. Снижение уровня дачи взятки зарегистрировано в 2014 году в Забайкальском крае (АППГ -37,2 %), в 2015 году в Республике Тыва (АППГ -40 %), а максимальное — в Иркутской области в 2015 году (АППГ +370 %) и в 2016 году (АППГ +143,2 %). Также

увеличился уровень регистрации дачи взятки в 2016 году в Забайкальском крае (АППГ +53,1 %).

Далее рассмотрим состояние преступлений, предусмотренных ст. 291.1 УК РФ — посредничество во взяточничестве.

Несмотря на криминализацию в уголовном законодательстве России отдельного состава преступления, предусматривающего уголовную ответственность за посредничество во взяточничестве, в мае 2011 года, в уголовно-правовой статистике показатели зарегистрированных деяний, предусмотренных ст. 291.1 УК РФ, учитываются с 2013 года. Анализ состояния посредничества во взяточничестве как самостоятельного преступного деяния показывает, что в 2013 году данные факты выявлены правоохранительными органами в России в целом, СФО и ДФО, в отличие от отдельных субъектов Восточной Сибири -республик Бурятия, Тыва, Хакасия.

В 2015 году наблюдалось снижение уровня регистрации преступлений, предусмотренных ст. 291.1 УК РФ, в России в целом (АППГ -24,8 %), в СФО (АППГ -46,3 %), а в ДФО, наоборот, отмечался рост посредничества во взяточничестве (АППГ +27,8 %).

В 2016 году происходило увеличение регистрируемых преступлений в России в целом (АППГ +37,1), в СФО (АППГ +91,8 %), в ДФО (АППГ +213 %).

Таким образом, наиболее высокий уровень регистрации посредничества во взяточничестве зарегистрирован в Забайкальском крае, Республике Бурятия, Иркутской области и Красноярском крае.

Проведенный статистический анализ позволяет сделать вывод о том, что регистрируемые показатели рассматриваемых преступлений то снижаются, то снова возрастают. При этом исследовались только зарегистрированные количественные показатели, которые нашли отражение в официальной статистике.

В настоящее время существует ряд научных исследований, которые посвящены вопросам латентности коррупции с использованием различных криминологических методик. Авторским коллективом проводился опрос среди сотрудников органов внутренних дел и населения, задействованного в разных сферах общественной жизни. Так, по мнению сотрудников органов внутренних дел, уровень латентности коррупционных преступлений

в Восточной Сибири варьируется от 60 до 90 %, при этом высокую коррупционную составляющую отметили 40 % из числа опрошенных. Следует отметить, что гражданскими лицами к наиболее коррупционно «запятнанным» и скомпрометированным отнесена сфера образования, суды, органы внутренних дел и таможня. Граждане, осуществляющие предпринимательскую деятельность в сфере услуг, отмечают высокий уровень коррупции на «бытовом уровне» среди сотрудников и работников контролирующих и надзирающих органов. Уровень коррупции в государственных органах оценивается как наиболее высокий. При этом 2/3 опрошенных считают менее всего коррумпированными Федеральную службу безопасности РФ и органы прокуратуры. Противоположного мнения придерживаются 20 % от числа респондентов. Весомый коррупционный уровень наблюдается в правительствах и администрациях регионов. При выяснении проблем распространения коррупции в структурах государственного аппарата существенное значение имеет рассмотрение интенсивности коррупционных проявлений. Изучение ответов респондентов среди населения позволяет оценить интенсивность получения и вымогательства взяток со стороны представителей государственных структур. Так, 10 % опрошенных отметили, что в течение последнего года однократно сталкивались с фактами открытого либо завуалированного вымогательства взяток со стороны представителей государственных структур, 11 % — 2-3 раза.

Не менее активно в коррупционных взаимоотношениях с представителями государственного аппарата ведут себя и граждане. Представителями государственного аппарата отмечалось (35 % респондентов), что за неделю им предлагают взятку от одного до трех раз. Естественно, что в течение месяца количество таких предложений существенно возрастает. В большинстве случаев гражданами движет желание скорейшего решения интересующих их вопросов, в том числе с исключением предусмотренных процедур и т. д. Таким образом, в коррупционных отношениях одинаково активны и граждане, и сотрудники государственного аппарата.

Результаты проведенного исследования показали, что в качестве предмета взятки в основном передаются денежные средства, предоставление различных услуг имущественного характера встречается значительно реже, и совсем невелико количество так на-

зываемых «подарков».

По сведениям Судебного департамента при Верховном Суде РФ, в 2012 году за преступления коррупционной направленности было осуждено 6 014 человек, из них за взяточничество — 5 426 .

Таким образом, из 5 426 человек, осужденных в 2012 году за взяточничество, 41,12 % привлечены к уголовной ответственности за получение, дачу либо посредничество во взяточничестве при размере незаконного вознаграждения от 1 тыс. до 10 тыс. руб., что свидетельствует о значительной доле выявления взяточничества на «бытовом уровне». Число осужденных за взятку в размере, превышающем 1 млн рублей, составляет всего 1,4 %.

Согласно статистическим данным, в 2013 году из 7 153 осужденных за взяточничество 3 198 человек привлечено к уголовной ответственности за взятку в размере от 1 тыс. до 10 тыс. руб., что составляет 44,7 %. За взятку свыше 1 млн руб. осуждено только 0,9 % человек.

В 2014 году данный показатель несколько снизился и составил 39,7 % из числа 6 468 осужденных, вместе с тем количество осужденных за взятку свыше 1 млн рублей также уменьшилось и составило 0,85 %.

В 2015 году за взяточничество в России осуждено 6 918 человек, из них 59,7 % — за получение, дачу либо посредничество во взяточничестве при размере незаконного вознаграждения от 1 тыс. до 10 тыс. руб., что указывает на значительную долю случаев выявления взяточничества на «бытовом уровне». Число осужденных за взятку в размере, превышающем 1 млн руб., составляет всего 1,7 %.

При этом анализ приведенных данных свидетельствует о назначении уголовного наказания по вступившему в силу приговору суда так называемой «низовой преступности коррупционной направленности», тогда как высокоорганизованная коррупция среди чиновников высших эшелонов власти все еще относится к преступности с высоким уровнем латентности.

В целях разграничения взяточничества, в том числе совершаемого в крупном и особо крупном размере, и сумм взяток, практически соразмерных с прожиточным минимумом в России, Федеральный закон от 03.07.2016 № 324-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Росийской Федерации» криминализирует в

уголовном законодательстве России состав преступления, предусмотренный ст. 291.2 -мелкое взяточничество (получение взятки, дача взятки лично или через посредника в размере, не превышающем десяти тысяч рублей). Следовательно, и уголовно-правовая статистика приобретет новое, приближенное к реальности обличие, позволяющее разграничить преступления коррупционной направленности с наименьшей степенью опасности от высоко общественно опасных деяний.

Также в качестве положительной превентивной меры следует отметить, что законодатель в июле 2015 года расширил понятие должностного лица, дополнив его понятием лица, выполняющего организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных корпорациях, го-

сударственных компаниях, государственных и муниципальных унитарных предприятиях, акционерных обществах, контрольный пакет акций которых принадлежит Российской Федерации, субъектам РФ или муниципальным образованиям, а также Вооруженных Силах РФ, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации.

Думается, что внесенные изменения в Уголовный кодекс РФ позволят снизить уровень латентности рассматриваемого вида преступлений, предоставят возможность формирования объективного статистического отчета и значительно повысят эффективность раскрытия и расследования коррупционной преступности как в России в целом, так и в отдельных ее регионах.

Литература

3. Павловская Н. В. Коррупция в сфере противодействия незаконному обороту наркотиков: криминологические и уголовно-правовые аспекты: автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2013.

4. Плохов С. В. Противодействие коррупционной преступности в социальной сфере: автореф. … дис. канд. юрид. наук. Саратов, 2013.

5. О Национальном плане противодействия коррупции на 2016-2017 годы: Указ Президента Рос. Федерации от 01.04.2016 № 147. URL: http://consultant.ru

6. Статистические сведения Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации. URL: http://www.cdep.ru/index.php? id=216

7. О введении в действие перечней статей Уголовного кодекса Российской Федерации, используемых при формировании статистической отчетности: указание Генпрокуратуры России № 797/11, МВД России от 13.12.2016 № 2. URL: http://consultant.ru

8. Характеристика географических показателей Восточной Сибири. URL: https://geogra-phyofrussia.com/vostochnaya-sibir-2/

4. Plokhov S. V. Countering corruption crime in the social sphere: abstract of dis. … PhD in Law. Saratov, 2013.