Следственный судья во Франции

Следственный судья: возрождение института Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

УДК: 340 ББК: 67.4

Милова И.Е.

СЛЕДСТВЕННЫЙ СУДЬЯ: ВОЗРОЖДЕНИЕ ИНСТИТУТА

Milova I.E.

INVESTIGATORY JUDGE: RENAISSANCE OF INSTITUTE

Ключевые слова: адвокат-защитник, защита, доказательства, досудебные стадии процесса, институт следственных судей, наказание, преступление, расследование, следственные действия, судопроизводство, уголовная политика, уголовное право.

Аннотация: рассматривается вопрос о воссоздании в отечественном уголовном судопроизводстве института следственных судей с точки зрения возможности использовать его для решения системных проблем собирания доказательств на досудебных стадиях процесса.

Автор анализирует модель следственного судьи. В публикации показаны привлекательные черты концепции следственного судьи, а также обозначены негативные моменты, которые может повлечь за собой ее внедрение в судопроизводство.

Следственные судьи способны привнести в отечественное уголовное судопроизводство элементы состязательности. Они будут действовать независимо, осуществляя контроль за досудебными стадиями процесса и оказывая сторонам эффективное содействие в собирании доказательств.

В статье 9 Международного пакта о гражданских и политических правах провозглашается, что задержанный по уголовному обвинению незамедлительно доставляется к судье.

14 октября 2014 года Президент России Владимир Владимирович Путин по итогам заседания Совета при Президенте по развитию гражданского общества и правам человека рекомендовал Верховному суду Российской Федерации в срок до 15 марта 2015 года изучить вопрос о возможности введения в отечественный уголовный процесс института следственных судей.

Соответствующее обращение инициировало в юридическом сообществе дискуссию о необходимости нормативных корректировок и появления в Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации института следственных судей.

Ученые, практические работники высказываются по этому вопросу неоднозначно. Сре-

ди них есть как сторонники подобных нововведений, так и противники, которые достаточно артикулировано формулируют свои позиции. Вместе с тем характер дискуссии следует переориентировать от обсуждения идеи-принципа в сторону функционального анализа1.

Последовательно отстаивает идею возрождения корпуса следственных судей в России Председатель Конституционного суда России Валерий Дмитриевич Зорькин, убежденный в том, что это поможет решить системные проблемы уголовного процесса2.

Поддерживают концепцию введения в уголовно-процессуальное законодательство данного института такие авторитетные представители юридической общественно-

1 Болгова В.В. Основы публичного права. -Самара, 2009. — С. 282.

2 Зорькин В.Д. Конституция живет в законах // Российская газета. 17 декабря 2014 г.

сти, как Т.Г. Морщакова, С.М. Шахрай, М.Ю. Барщевский и некоторые другие1, справедливо указывая, что следственный судья призван стать центральной фигурой в процессе судебного контроля на предварительном следствии2.

Вместе с тем институт следственного судьи имеет и немало противников3, высказывающих опасения, что появление такого процессуального персонажа еще более усилит позиции обвинения, поскольку им будет осуществляться только легализация улик.

Исторический анализ показывает, что «родиной» института следственных судей является Франция, где первые упоминания о них относятся к 14 — 15 векам. Нормативно их существование впервые было закреплено наполеоновским кодексом уголовного следствия 1808 года.

С 1860 года они были известны в России под названием судебные следователи, став неотъемлемой частью преобразований судебной системы, осуществленных в ходе реформы 1864 года. С их появлением следственная функция была отделена как от полицейской, так и от прокурорской деятельности.

Обращает внимание тот факт, что революционная власть не отказалась от этого института. В качестве лица, участвующего в уголовном судопроизводстве, судебный следователь был сохранен в УПК РСФСР 1922 — 1923 годов. В 1928 — 1929 годах следственный аппарат вошел в состав прокуратуры, что означало отказ от судебной власти на предварительном следствии. По существу следователь был низведен до роли помощника прокурора по производству

„4

следственных действий .

1 Ковтун Н.Н. О предрешенности внутреннего убеждения судей в судебно-контрольных производствах и стадиях уголовного судопроизводства России: вопрос тактики или стратегии судебной проверки // Научные труды Московской академии экономики и права: Вып. № 24. — М.: МАЭП, 2009. — С. 265 — 286.

2 Главный по арестам. Следственные судьи защитят от незаконных дел. http://www.rg.ru/ 2015/03/12/sledstvie.html. РГ. 11 марта 2015 г.

3 Головко Л.В. Институт следственных судей: американизация путем манипуляции. РАПСИ. 20 марта 2015 г.; Следственные судьи или очередной раунд «американизации» российского уголовного процесса? Zakon.ru. 16 марта 2015 г. // http://zakon.ru/Blogs/

4 Смирнов А.В. Следователь в уголовном процессе Советской России в 1922 — 1928 гг. // 300 лет следственному аппарату России (1713 — 2013 гг.):

Сборник статей об истории следственных органов / Под общ. ред. А.И. Бастрыкина; науч. ред. Д.О. Серова. — М.: СК России, 2014. — С. 256 — 263.

Впоследствии уголовно-процессуальное законодательство придерживалось в этом вопросе той же направленности.

Результатом соответствующего подхода стало то, что досудебные стадии отечественного уголовного процесса не соответствуют принципу состязательности и равенства сторон. Так, на стадии возбуждения уголовного дела защита фактически отстранена от участия в судопроизводстве, поскольку зачастую отсутствует подозреваемый, а уголовное дело возбуждается не в отношении конкретного лица, а по факту. В подобной ситуации адвокат-защитник отстранен от собирания доказательств в обоснование защитительного тезиса, в то время как обвинение весьма эффективно осуществляет сбор доказательств.

Неравны возможности сторон обвинения и защиты в собирании доказательств и на стадии предварительного расследования. Специфика российского уголовного процесса заключается в том, что основной объем доказательств как раз и собирается на досудебных стадиях, а в ходе судебного разбирательства осуществляется только проверка и оценка ранее собранных доказательств. Подобная структура судопроизводства создает заведомую ассиметрию в возможности сторон с противоположными процессуальными интересами собирать доказательства, делая приоритетным обвинительный уклон.

Представляется только там, где действует следственный судья и можно говорить о наличии предварительного следствия, поскольку в его задачу входит формирование судебных доказательств. Деятельность, осуществляемая на досудебных стадиях процесса по большей части вообще не имеет никакого отношения к следствию, так как сводится к исключительно административным функциям. Именно поэтому в ее результате не создаются доказательства, а лишь получается предварительная (сигнальная) информация.

Сходные суждения мы находим у целого ряда авторов. Так, например, Р.Т. Шуменова подчеркивает, что соединение в одном процессе частей с элементами состязательности и розыска приводит к проникновению в судопроизводство чуждого ему административно-правового регулирования, а это в итоге приводит к дезинтеграции всей процессуальной системы5.

5 Шуменова Р.Т. Критерии и пределы судебно-правовой реформы // Вопросы оптимизации деятельности судов и правоохранительных органов Республики Казахстан в свете реализации Указа Президента РК «О мерах по повышению эффективности деятельности правоохранительных органов и судебной системы Республики Казахстан» 05 — 17 августа 2010 года: Материалы международной научно-практической конференции. — Алма-Аты. 2010. — С. 57.

Анализ деятельности органов уголовного преследования показывает, что ней как атавизм сохранились некоторые полномочия по созданию судебных доказательств. Подобные доказательства потом могут использоваться наряду с теми, которые получены непосредственно в судебном заседании, они равны по юридической силе.

В качестве примера можно привести назначение и производство экспертизы, будучи следственным действием, по существу, она имеет природу судебного действия. Следователь сам экспертизу не проводит, он лишь ее назначает. Процесс познания здесь носит опосредованный характер, следователь получает доказательственную информацию через лицо, обладающее специальными познаниями — эксперта.

Фиксация собирания доказательств на досудебных стадиях в виде протоколов — это тоже рудимент, имеющий отношение к формированию судебных доказательств. Расследование -процесс динамичный, он не может сопровождаться громоздкими бюрократическими действиями, излишними формальностями. Все это в совокупности приводит к тому, что собранные на стадии предварительного расследования доказательства зачастую являются некачественными, не отвечают критериям относимости и допустимости. Подача многочисленных ходатайств и жалоб со стороны защиты не разрешает проблему. В удовлетворении ходатайств, как правило, следователем отказывается, а к моменту получения ответа на жалобу дело уже находится в суде.

Сложившееся неблагоприятное положение может быть устранено введением текущего судебного контроля за доказыванием, что позволит убрать привилегии в этом процессе для стороны обвинения. Следственные судьи призваны осуществлять контроль за предварительным следствием, причем в своей деятельности они независимы, не связаны задачей доказать вину, они должны способствовать установлению истины законными средствами и способами. Именно этот институт способен привнести состязательность на досудебные стадии судопроизводства и реально уравнять стороны обвинения и защиты в возможности собирания дока-зательств1.

В том или ином виде следственные судьи существуют во Франции, Бельгии, Испании,

1 Читаем об этом: Мельников В.Ю. Обеспечение и защита прав человека при применении мер процессуального принуждения в досудебном производстве Российской Федерации. — М.: Юрлитинформ, 2014. — 448 с.

Нидерландах, Швейцарии; отдельные полномочия, которые им свойственны, выполняют участковые судьи в Германии. Данный институт в последнее время появился в уголовно-процессуальном законе Латвии, Литвы, Молдовы, Украины и Казахстана.

В действующем с 20 ноября 2012 г. УПК Украины также есть институт следственных судей. К их полномочиям отнесен судебный контроль на досудебных стадиях процесса, который выражается в решении вопроса о мерах принуждения; рассмотрении жалоб на действия и решения дознавателя, следователя и прокурора; определении необходимости проведения негласных следственных (розыскных) действий, в ходе производства которых возможно ограничение прав и свобод человека.

В УПК Республики Казахстан следственный судья появился с 1 января 2015 года. В его функции входит судебный контроль за соблюдением прав, свобод и законных интересов лиц в уголовном судопроизводстве. Компетенцией следственного судьи является санкционирование следственных действий. В частности, он принимает решение о содержании под стражей, домашнем аресте, временном отстранении от должности, запрете на приближение, экстради-ционном аресте. К числу его полномочий относится продление сроков содержания под стражей, домашнего ареста, экстрадиционного ареста. В круге его обязанностей — применение залога, наложение ареста на имущество, объявление в международный розыск подозреваемого, рассмотрение жалоб на бездействие дознавателя, следователя и прокурора и прочее (статья 55 Уголовно-процессуального кодекса Республики Казахстан).

С пристальным вниманием наблюдая за реформированием уголовного судопроизводства Республики Казахстан, желая успехов коллегам в реализации нововведений, мы, тем не менее, не можем не видеть, что контрольные полномочия следственного судьи в УПК РК носят весьма ограниченный характер. Кроме того, часть функций, предоставленных данному субъекту процесса (например, санкционирование ареста), достаточно давно находится в компетенции судебной власти. Вместе с тем полагаем, что преобразования в этой области в Республике Казахстан будут продолжены и в последующем контрольные полномочия следственного судьи существенно расширятся.

В классическом правовом порядке стран континентального права по данному субъекту процесса сложились следующие подходы. Во Франции, Бельгии, Голландии следственные судьи — это органы предварительного следствия

первой инстанции1. В Германии, Австрии участковый судья выполняет функции судьи-дознавателя, осуществляя производство следственных действий2. При этом анализ их полномочий показывает, что они непосредственно участвуют в доказывании, внося в процесс элемент состязательности и укрепляя достоверность судебных доказательств. Параллельно следственные судьи применяют меры принуждения к обвиняемым (подозреваемым). Наличие этого субъекта в процессе предотвращает конфликты между сторонами в суде первой инстанции.

Рассмотрим более подробно процессуальное положение следственного судьи в стране родоначальнице данного института — Франции. В современный период для него характерна двойственность: с одной стороны — это несменяемый магистрат, входящий в состав трибунала большой инстанции, с другой — следственный судья в прямом смысле.

Как правило, действует принцип: один трибунал — один следственный судья, но из него делается исключение для крупных судебных округов, где их значительно больше. При этом следственный судья имеет полномочия на проведение предварительного следствия только в пределах своего судебного округа; в других местах он вправе осуществлять деятельность только на основании отдельных поручений иных следственных судей, входящих с ним в один трибунал.

Обращает на себя внимание то обстоятельство, что следственный судья лишен возможности самостоятельно начать следствие, инициировать таковое может либо прокурор, либо потерпевший, путем подачи жалобы (публичного иска). Изучение полномочий следственного судьи показывает, что он принимает к своему производству дело не в отношении конкретного лица, а по факту совершения преступления.

В компетенции следственного судьи, как судебные, так и следственно-розыскные действия, то есть он обладает полномочия и судьи, и следователя. Собирая доказательства, следственный судья абсолютно независим, причем закон не ограничивает его в сроках следствия и в выборе способов его проведения.

Обладая достаточным набором доказательств, следственный судья объявляет подо-

1 Гуценко К.Ф., Головко Л.В., Филимонов Б.А. Уголовный процесс западных государств. — М., 2002. — С. 294.

2 Смирнов А.В. Предисловие // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. — СПб., 2003. — С. 21 — 22.

зреваемому о том, что против него ведется следствие, после чего производит его допрос. По окончании следствия он должен направить обвиняемому по тому адресу, который он ему официально сообщил, для ознакомления копии всех вынесенных им постановлений. Кроме того, к его юрисдикции относится вынесение судебных приказов.

Если провести аналогию с действующим российским законодательством, то следственный судья во Франции во многом схож по полномочиям с мировыми судьями.

Интересен опыт законодателя Латвии, где функции следственного судьи акцентированы на реализации оперативного судебного контроля. В этом смысле следственные судьи ориентированы исключительно на обеспечение конституционных прав и свобод личности в уголовном процессе. При этом собирание доказательств и подготовка следственных материалов для суда не входит в их компетенцию3.

В уголовном процессе Республики Молдова не так давно появился новый субъект, который называется «судья по уголовному преследованию». К его компетенции относится осуществление всех превентивных судебно-контрольных действий (статья 41 УРК РМ).

Изучение зарубежного опыта ряда других стран показывает, что к компетенции следственного судьи относится принятие решение о выборе меры пресечения в отношении обвиняемого, а также рассмотрение вопроса о передаче дела на рассмотрение его по существу другим судьей (последнее исключает возможность коррупционных проявлений). Кроме того, следственный судья по просьбе (ходатайству) любой из сторон судопроизводства должен оказать помощь в сборе доказательств, включая его присутствие при опросе свидетелей.

В этом смысле с появлением данного субъекта процесса в уголовном судопроизводстве России будет разрешена длительное время существующая неопределенность в возможности проведения так называемых адвокатских опросов с согласия лиц4. Указанная процедура весьма сложна с процессуальной точки зрения, поскольку есть нерешенные вопросы по фиксации такого опроса и его доказательственному

3 См.: Статью 210 УПК Латвии: «Специальные следственные действия на основании постановления следственного судьи производятся направляющим процесс лицом или по его поручению учреждениями и лицами».

4 Милова И.Е. О некоторых аспектах адвокатского опроса как особого процессуального действия // Право и государство: теория и практика. — 2010. -№9. — С. 120 — 124.

значению1. Если при его проведении будет присутствовать следственный судья, само по себе это уже снимет все сомнения в легитимности данного процессуального действия. Очевидно, что полученная таким образом информация получит доказательственное значение, и может с полным основанием использоваться защитой для формирования своей позиции.

Вместе с тем следственный судья не будет подменять собой стороны в ходе собирания доказательств, его функция состоит именно в оказании содействия в этом процессе. Он абсолютно нейтрален, для него не важен полученный результат, а значима сама законность процедур собирания доказательств.

Для России введение института следственных судей возможно двумя путями. Первый — через полное реформирование уголовного судопроизводства, вряд ли оптимален, тем более, что он экономически крайне затратный. Кроме того, сформировавшиеся у правоприменителей представления о процедуре собирания доказательств не допускают такого крайнего подхода. Второй — более мягкий и компромиссный, он как бы встраивается в рамки существующего уголовно-процессуального законодательства. Нам представляется последнее направление наиболее оптимальным, поскольку в этом случае однозначно улучшится качество расследования, снизится количество следственных ошибок, в том числе, можно будет эффективно выявлять, и пресекать нарушение процессуальных прав участников уголовного судопроизводства, как со стороны обвинения, так и со стороны защиты. В досудебные стадии процесса придет судья, который, с одной стороны, будет независимым арбитром для участников предварительного расследования, с другой стороны, он окажет им содействие в проведении процессуальных действий, всемерно обеспечивая защиту их прав в ходе состязательных процедур.

Ряд авторов предлагает в виде эксперимента ограничить действие этого института делами, которые по первой инстанции рассматривают областные суды и категорий дел по экономическим преступлениям. В последующем он может стать универсальным.

В настоящее время судьи перегружены огромным количеством жалоб на ход расследования. При этом у них масса текущей процессуальной работы в виде дачи согласия на процессуальные действия (обыск, выемку), на избрание меры пресечения. Следственные судьи мог-

1 Милова И.Е. Проблема фиксации результатов адвокатского расследования // Вопросы экономики и права. — 2009. — №16. — С. 19 — 23.

ли бы взять на себя этот объем процессуальной деятельности.

На наш взгляд, введение этого института, способствовало бы повышению роли защитника в уголовном судопроизводстве, поскольку он бы избавился от унизительной роли статиста, пассивно присутствующего во время проведения следственных действий, и стал бы активным участником доказательственного процесса.

Вместе с тем мы разделяем опасения ряда авторов, что введение данного института может оказаться исключительно формальным, а то и негативным2. Кроме того, не исключено, что следственный судья будет действовать с выходом за пределы своих полномочий, фактически переходя на сторону обвинения3. В итоге, рассчитывая на расширение состязательных начал, мы по факту получим усиление обвинительного уклона на досудебных стадиях процесса.

На сегодняшний день подготовлен проект концепции включения в УПК РФ института следственных судей. По своему статусу последние будут приравнены к федеральным судьям, назначаться в количестве четырех на субъект и действовать при областных и краевых судах. Именно подсудность последних и станет основой компетенции следственных судей. Таким образом, данный институт станет дополнительной гарантией судебной защиты по сложным уголовным делам, в том числе рассматриваемым с участием присяжных заседателей.

Следственный судья будет контролировать ход расследования с момента возбуждения уголовного дела. Именно он станет решать вопрос о задержании подозреваемого; санкционировать производство осмотра, обыска, выемки в жилище, ареста имущества, контроля телефонных переговоров. Согласно проекта к его компетенции относится избрание меры пресечения; рассмотрение жалоб на действия следователя и прокурора в рамках конкретного уголовного дела.

На основании ходатайства сторон обвинения и защиты у него будут полномочия по проведению с использованием процедуры судебного заседания допросов, очных ставок, проверки показаний на месте. Ему предлагается передать исключительное право на назначение судебной экспертизы.

По общему правилу он не может отказать сторонам в проведении судейских следственных

2 Ковтун Н.Н. О понятии и содержании термина «судебный следователь» (следственный судья) // Российский судья. — 2010. — №5. — С. 15 — 20.

3 Мядзелец О.А. Следственный судья в уголовном процессе России: за и против // Российская юстиция. — 2008. — №6. — С. 39 — 42.

действий. Однако есть ряд исключений, которые связаны с возможностью обвинения и защиты самим получить соответствующее доказательство; с критериями относимости и допустимости доказательств, в пределах которых он обязан действовать, а также с тем, что соответствующие обстоятельства уже ранее были установлены.

В этой связи сразу же возникают опасения в том, что судебные следователи будут необоснованно отказывать в производстве вышеперечисленных судейских следственных действий. Проект содержит гарантии против произвольного отклонения ходатайств в виде возможного обжалования решений следственного судьи в апелляционную инстанцию.

Важным шагом в реализации предлагаемого проекта стали законодательные изменения, внесенные в ст. 165 УПК РФ, регламентирующую судебный порядок получения разрешения на производство следственного действия. В ее новой редакции говорится о ходатайстве следователя к суду о производстве следственного действия, которое подлежит незамедлительному рассмотрению в судебном заседании, с вынесением постановления о разрешении производства конкретного следственного действия либо отказе в этом. Как исключение в случае, когда следственное действие должно быть произведено безотлагательно, сохраняется возможность проводить его без разрешения суда, но с последующим сообщением о производстве такового, причем его результаты могут быть признаны недопустимыми доказательствами.

Представляется, что это определение круга полномочий следственного судьи, хотя и не полное.

Реформирование судебной системы, которое является знаковым явлением, современного нам периода, требует преобразований и на стадии предварительного расследования. Исключительно важное значение имеет, какая из составляющих в процессуальной фигуре следственного судьи станет главной — следственный или

судья. На наш, взгляд, это не сводится к вопросу о терминологии, а имеет глубокое содержание, с принципиально разными функциями для конкретного субъекта процесса.

Правильность такого понимания восходит к традициям уголовного процесса России, поскольку одним из основных завоеваний судебно-правовой реформы 1860 — 1864 годов является именно введение института судебного следователя.

Вызывает серьезную озабоченность усиление обвинительного уклона в деятельности судов, сопряженное с одновременно крайне слабой защитой прав и законных интересов граждан. Следственный судья не будет рассматривать уголовное дело по существу, это не его процессуальная функция. При этом он сможет привнести на досудебные стадии отчетливо выраженный элемент состязательного судопроизводства, и будет способен оказать сторонам эффективное содействие в собирании доказательств. В то же время ему будут приданы надзорные функции, что будет способствовать демократизации процесса.

Истинная состязательность делает акцент на слове судья. При этом следственный судья не должен сам вести уголовное преследование, искать и изобличать виновных, это вовсе не его функция. Его задача контролировать законность возбуждения уголовного дела и допустимость всех действий по собиранию доказательств на стадии предварительного расследования. Для реализации подобной задачи должны быть подготовлены специалисты, понимающие особенности процессуального положения следственного судьи. Формат учебных программ бакалавров и магистров должен быть встроен в соответствующие законодательные изменения, осуществляя подготовку будущих следственных судей в рамках дисциплин по выбору, что позволит им получить необходимые для этой деятельности знания1.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

1. Барабаш, А.С. Прокурор — следственный судья // Уголовная юстиция: связь времен. Избранные материалы Международной научной конференции. Санкт-Петербург, 6 — 8 октября 2010 года. — М.: Актион-Медиа, 2012. — С. 6 — 12.

2. Болгова, В.В. Остовы публичного права. — Самара, 2009.

3. Главный по арестам. Следственные судьи защитят от незаконных дел. http://www.rg.ru/2015/03/12/sledstvie.html. РГ. 11 марта 2015 г.

1 Хасаев Г.Р., Болгова Е.В. Аналитические модели исследования региональной вузовской сети // Вестник Самарского государственного экономического университета. — 2015. — №1 (123). — С. 21 — 25.

4. Головко, Л.В. Институт следственных судей: американизация путем манипуляции. РАПСИ. 20 марта 2015 г.; Следственные судьи или очередной раунд «американизации» российского уголовного процесса? Zakon.ru. 16 марта 2015 г. // http://zakon.ru/Blogs/

5. Гуценко, К.Ф., Головко, Л.В., Филимонов, Б.А. Уголовный процесс западных государств. -М., 2002. — С. 294.

6. Зорькин, В.Д. Конституция живет в законах // Российская газета. — 2014, 17 декабря.

7. Канюк, Ю.А., Степанов, К.В. Следственный судья как субъект уголовного судопроизводства // Право: история, теория, практика: материалы III междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, июль 2015 г.). — СПб.: Свое издательство, 2015. — С. 120-123.

8. Ковтун, Н.Н. О предрешенности внутреннего убеждения судей в судебно-контрольных производствах и стадиях уголовного судопроизводства России: вопрос тактики или стратегии судебной проверки // Научные труды Московской академии экономики и права. Вып. № 24. — М.: МАЭП, 2009. — С. 265 — 286.

9. Ковтун, Н.Н. О понятии и содержании термина «судебный следователь» (следственный судья) // Российский судья. — 2010. — №5. — С. 15 — 20.

10. Лазарева, В.А. Уголовный процесс как способ защиты прав и свобод человека и гражданина (назначение уголовного судопроизводства) // Lex russica (русский закон). — 2010. — №3. — С. 540 -550.

11. Мельников, В.Ю. Обеспечение и защита прав человека при применении мер процессуального принуждения в досудебном производстве Российской Федерации. — М.: Юрлитинформ, 2014.

12. Милова, И.Е. О некоторых аспектах адвокатского опроса как особого процессуального действия // Право и государство: теория и практика. — 2010. — № 9. — С. 120 — 124.

13. Милова, И.Е. Проблема фиксации результатов адвокатского расследования // Вопросы экономики и права. — 2009. — №16. — С. 19 — 23.

14. Мядзелец, О.А. Следственный судья в уголовном процессе России: за и против // Российская юстиция. — 2008. — №6. — С. 39 — 42.

15. Смирнов, А.В. Предисловие // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. — СПб., 2003. С. 21 — 22.

16. Смирнов, А.В. Следователь в уголовном процессе Советской России в 1922 — 1928 гг. // 300 лет следственному аппарату России (1713 — 2013 гг.): сборник статей об истории следственных органов / под общ. ред. А.И. Бастрыкина; науч. ред. Д.О. Серова. — М.: СК России, 2014. — С. 256 — 263.

17. Хасаев, Г.Р., Болгова, Е.В. Аналитические модели исследования региональной вузовской сети // Вестник Самарского государственного экономического университета. — 2015. — №1 (123). -С.21 — 25.

18. Хмелева, А.В. Из истории следственных органов России // История государства и права. -2014. — №17. — С. 29 — 34.

19. Шакиров, К. Реформа правоохранительной системы — требуются новые подходы // Вопросы оптимизации деятельности судов и правоохранительных органов Республики Казахстан в свете реализации Указа Президента РК «О мерах по повышению эффективности деятельности правоохранительных органов и судебной системы Республики Казахстан» 05 — 17 августа 2010 года: Материалы международной научно-практической конференции. — Алма-Аты. 2010. — С. 35 -37.

20. Шейфер, С.А. Досудебное производство в России: этапы развития следственной, судебной и прокурорской власти. — М.: Норма, 2013. С. 17 — 191.

21. Шуменова, Р.Т. Критерии и пределы судебно-правовой реформы // Вопросы оптимизации деятельности судов и правоохранительных органов Республики Казахстан в свете реализации Указа Президента РК «О мерах по повышению эффективности деятельности правоохранительных органов и судебной системы Республики Казахстан» 05 — 17 августа 2010 года: Материалы международной научно-практической конференции. — Алма-Аты. 2010. — С. 57.

Вестник Волжского университета имени В.Н. Татищева № 2, том 1, 2016

Концепция: 336 следственных судей за 600 млн руб.

Идея возрождения в России института следственных судей обрела очертания: это должны быть 336 специальных судьи – по четыре на субъект, они займутся контролем за предварительным следствием по особо важным делам, которые подсудны судам областного звена, а заодно будут помогать сторонам в получении и закреплении доказательств, решать за судью, которому предстоит разбирать дело по существу, готово оно к этому или нет. Проект соответствующей концепции вчера был обнародован в Комитете гражданских инициатив. Эксперты признают необходимость изменений, но полагают, что авторы поскромничали: компетенцию следственных судей нужно расширять до тяжких дел, тогда от новелл будет толк.

За пять дней до истечения срока, который президент Владимир Путин отвел Верховному суду РФ на изучение предложений Совета по правам человека о возрождении института следственных судей, Комитет гражданских инициатив собрал экспертов. Представлял проект концепции эксперт Конституционного суда РФ Александр Смирнов, подчеркнувший, что выступает в качестве ученого, а в авторы можно записать главу СПЧ Михаила Федотова и бизнес-омбудсмена Бориса Титова. Начал же свое получасовое выступление он со слов о том, что документ «носит черты компромисса, поскольку уголовный процесс ближе всех из юридических отраслей находится к политике, а политика – искусство компромисса». По его словам, пришлось встраивать идею об институте следственных судей в действующий Уголовно-процессуальный кодекс.

Полномочия следственных судей

Итог получился таким: следственные судьи как и их уже действующие коллеги в судах общей юрисдикции, будут назначаться в общем порядке и считаться федеральными судьями. При этом Смирнов весьма образно ответил возможным критикам этой нормы, скептично утверждающим, что ничего не изменится, так как «это будут такие же судьи, как и нынешние, они будут таким же образом подходить к задачам процесса». «Если мы будем дожидаться, пока у нас возникнут идеальные, сознательные судьи, следователи, дознаватели, то мы можем состариться, помереть и не дождаться этой светлой перспективы», – заявил эксперт. По его подсчетам, «на всю страну нужно 336 следственных судей – по четыре на субъект». На оплату труда потребуется 600 млн руб. в год.

Действовать следственные судьи, по проекту, будут только при судах областного звена. Такое новшество обусловлено их достаточно узкой компетенцией – делами, которые подсудны краевым, областным судам и судам городов федерального значения. Также в проекте концепции идет речь о контроле следственных судей за расследованием по делам об убийствах (ч. 1 ст. 105), умышленном причинении вреда здоровью, повлекшем смерть (ч. 4 ст. 111), о содействии террористической деятельности (ст. 205.1) и публичных призывах к осуществлению террористической деятельности (ст. 205.2), которые сейчас не рассматриваются в областных судах. Разработчики документа объясняют, что никакого противоречия здесь нет – они корреспондируются с предложениями СПЧ о расширении перечня дел, которые могут разбираться с участием присяжных, а соответственно, их придется рассматривать главному суду региона. Кроме того, согласно проекту концепции, следственным судьям придется работать на этапе расследований по уголовным делам с экономической подоплекой: мошенничество (ч. 2–4 ст. 159–159.2 и 159.4–159.6, а также ч. 2 и 3 ст. 159.3 УК), присвоение или растрата (ч. 2–3 ст. 160 УК), незаконное предпринимательство (ч. 2 ст. 171), производство, приобретение, хранение, перевозка или сбыт товаров и продукции без маркировки и (или) нанесения информации, предусмотренной законодательством РФ (ч. 2, 4, 6 ст. 171.1 УК) и ряд других.

Относительно небольшой объем работы следственных судей разработчики документа объясняют тем, что «институт следственных судей рассматривается как дополнительная гарантия судебной защиты по делам особой важности, которые подсудны именно , в том числе по делам, относящимся к компетенции суда с участием присяжных заседателей». «Проведение предварительного следствия с участием следственных судей по делам, подсудным судам районного уровня, повлекло бы за собой высокую нагрузку на федеральный бюджет, что в современных экономических условиях представляется неоправданным», – говорится в проекте. Упоминание экономических преступлений авторы объясняют «насущной потребностью в предоставлении дополнительных гарантий защиты личности в сфере бизнеса для улучшения инвестиционного климата в стране».

Однако их компетенция должна быть расширена и до тяжких преступлений, уверен Владимир Радченко, первый зампредседателя ВС в отставке, поддерживающий идею возрождения института следственных судей. «Тогда мы получим реальные результаты, сокращение тюремного населения», – заявил он на круглом столе.

Как они будут работать

Механизм работы следственных судей будет выглядеть так: следователь в течение 24 часов с момента возбуждения уголовного дела обязан направить следственному судье, как и прокурору, копию постановления о возбуждении уголовного дела. В других случаях в этот же срок он будет обязан известить суд о задержании подозреваемого в совершении преступления, направить копию постановления о признании лица потерпевшим. Приняв к производству дело, следственный судья с этого момента будет решать по нему вопросы, которыми сейчас занимаются дежурные судьи, например о даче разрешения на производство осмотра жилища при отсутствии согласия проживающих в нем лиц, обыска, выемки в жилище, ареста имущества, контроля телефонных переговоров. По ходатайству следствия такой судья будет решать, стоит ли избирать меру пресечения фигуранту дела, отстранять ли временно его от должности, рассматривать жалобы на действия следователя, прокурора по делу. Следственный судья получит право по ходатайству сторон проводить в судебном заседании допросы, очные ставки, проверки показаний на месте. Судебная экспертиза будет назначаться исключительно следственным судьей, следователи лишатся таких полномочий. Полученная в ходе следственных действий информация будет иметь статус судебных доказательств. По общему правилу следственный судья будет не вправе отказать сторонам в проведении судейских следственных действий, но есть четыре исключения. Первое. Сторона сама может получить данное доказательство, за исключением случаев, когда имеются основания полагать, что обеспечение явки свидетеля или потерпевшего в судебное разбирательство в последующем окажется невозможным либо это необходимо для обеспечения безопасности этих лиц или общественной безопасности. Второе. Сведения не имеют отношения к уголовному делу, по которому ведется предварительное следствие. Третье. Истребуемое доказательство заведомо недопустимо. Четвертое. Обстоятельства, которые призваны подтвердить указанное в ходатайстве стороны доказательство, уже установлены на основе достаточной совокупности других судебных доказательств. Смирнов убеждал присутствовавших в том, что отказ в проведении следственных действий будет «редким исключением».

Также следственным судьям предстоит либо по своей инициативе, либо по ходатайству сторон рассматривать вопрос о допустимости представляемых сторонами доказательств. Если проверку не инициировала ни одна из сторон, то они презюмируются как допустимые. Но и признание следственным судьей доказательства допустимым (или нет) не лишает стороны права оспорить этот вывод в апелляции, кассации. Кроме того, если вскроются ранее неизвестные обстоятельства, суд будет обязан изучить этот вопрос повторно.

Смирнов вчера убеждал присутствовавших на круглом столе в том, что только на первый взгляд может показаться, что процесс загромождается. «Этот институт не слишком много времени занимает, в минимальном виде может даже сводиться к одному судебному заседанию. Кроме того, использование такого института может разгрузить процесс по другим направлениям, в частности, могут исчезнуть некоторые весьма обременительные для современного судопроизводства институты, например, может исчезнуть институт дополнительного расследования или возвращение дела прокурору», – рассуждал Смирнов. Он подчеркивал, что обращение к следственному судье за проведением определенных действий – это выбор сторон. Следователь может, как и сейчас, проводить следственные действия, или в случае необходимости обратиться к следственному судье в экстраординарной ситуации, заявил Смирнов. Так же и защита может представить доказательства прямо в судебном заседании, а может обратиться к следственному судье, чтобы провести дополнительные действия, объяснял он.

Согласно проекту концепции, в российском уголовном процессе должно появиться два новых полномочия судебного контроля: передача следственным судьей уголовного дела для судебного разбирательства и прекращение уголовного дела или уголовного преследования. Первое полномочие должно способствовать беспристрастности судьи, который будет разбирать дело по существу, следовало из выступления Смирнова. По его словам, судейская беспристрастность может споткнуться как раз о порог между предварительным расследованием и судебным разбирательством. «Если судья, который будет рассматривать дело, предварительно решает, надо ли ему его рассматривать, достаточно ли доказательств вины, он приходит в процесс с печатью подозрительности по отношению к обвиняемому», – заявил он.

Отправить дело коллеге для рассмотрения по существу, считают авторы концепции, следственный судья сможет, если «представленные стороной обвинения судебные доказательства достаточны для рассмотрения данного уголовного дела судом, то есть дают основания предполагать совершение обвиняемым инкриминируемых действий и при условии подтверждения их достоверности в судебном разбирательстве могут повлечь вынесение обвинительного приговора». «Условно-обвинительный характер такого вывода не будет иметь негативных последствий для процесса, так как данное решение является для следственного судьи итоговым и он не участвует в последующем судебном разбирательстве», – говорится в проекте концепции. В ней также отмечается, что при прекращении уголовного дела или уголовного преследования, в отличие от решения о передаче дела в суд, следственный судья сможет производить оценку доказательств и с точки зрения их достоверности. «Данное изъятие из запрета следственному судье оценивать достоверность доказательств соразмерно – как в целях процессуальной экономии, так и с учетом концепции об асимметрии в доказывании», – говорится в документе.

Обжалование решений следственных судей

Участники уголовного процесса будут вправе обжаловать решения следственного судьи, жаловаться на допущенные им процессуальные нарушения, но только если они нарушают их права и свободы. При этом на подачу жалобы в апелляционную инстанцию суда областного звена отводится 10 суток со дня вынесения постановления следственного судьи или совершения им процессуального нарушения. При этом подача таких жалоб не приостанавливает ни исполнения обжалуемых решений, ни производства предварительного следствия. На рассмотрение жалобы на «обычные» решения отводится не менее пяти суток, а на изучение жалобы на направление дела в суд – 15 суток. Стороны, недовольные вердиктом апелляции, смогут жаловаться в кассацию и надзор.

Вопрос не в бровь, а в глаз

Большинство участников обсуждения положительно высказывались о проекте концепции. Первый вице-президент адвокатской палаты Москвы Генри Резник, в частности, называл документ тщательно проработанным и продуманным. Однако у него был вопрос к разработчикам. «Как у нас появляется обвиняемый?» – интересовался он.

– Вопрос не в бровь, а в глаз, – отозвался Смирнов. – Вообще предъявление обвинения в состязательном процессе тоже должно происходить в идеале перед судьей. В первоначальной версии проекта было предусмотрено такое судебное заседание по предъявлению перед судьей первоначального обвинения. реализована задача-минимум – максимально приблизить концепцию к существующему регулированию, чтобы как можно меньше ломать. Если будем предъявлять обвинение перед следственным судьей, это значит, что здесь нужны уже и доказательства, которые это первоначальное обвинение и будут подтверждать. Они могут быть еще не получены, потому что не проведены эти судейские действия. Это может быть задача на будущее.

– Каким образом предлагаемая конструкция будет включать в себя такие институты, как досудебное соглашение со следствием, прекращение дела за примирением сторон? – спрашивал Резник. Однако четкого ответа не получил. По словам Смирнова, институт досудебного соглашения «можно оставить как есть, при условии, что следственный судья по этой категории дел будет контролировать зрелость окончательного обвинения в стадии предания суду», то есть при передаче дела для рассмотрения по существу. «Если нет доказательств – он просто прекратит дело», – сказал он, а вопрос про примирение сторон упустил.

Зато чуть позже Владимир Радченко заявил, что в случае примирения сторон дело должно прекращаться автоматически, по закону, а не по усмотрению органов уголовного преследование. «По тем категориям дел, по которым предусмотрено участие следственного судьи, эти явления будут довольно редкими», – признал он.

В пользу создания института следственных судей Радченко записал и характеристику дел, которые сейчас рассматривают судьи. Чуть ранее на круглом столе Смирнов озвучил данные Судебного департамента, согласно которым в 2013 году доля материалов, в порядке судебного контроля рассмотренных судьями райсудов, составила 59,3 % от всех расмотренных, а у их коллег из областных – 92,3 % от всех рассмотренных материалов оказались ходатайства о проведении оперативно-разыскных мероприятий. В результате судьи просто не успевают подробно вникать в эти вопросы и относятся к принятию решений формально, говорил Смирнов. Радченко соглашался и упоминал то, что основным показателем работы судьи является стабильность приговора, потому его внимание сосредоточено на более важных делах. «Следовательно для него жалобы от подсудимых и адвокатов – как досадная помеха, он их отклоняет, а когда дело приходит в суд для рассмотрения по первой инстанции, берет судья и смотрит дело: один раз отклонена жалоба, второй. Да при такой ситуации как выносить оправдательный приговор?» – говорил Радченко.

При этом он отмечал, что количество следственных судей должно быть больше четырех на субъект, как предлагают авторы проекта концепции. «Если мы остановимся на цифре четыре человека на субъект, 336 человек на всю страну, то у нас ничего не получится, примем закон, а работать толком он не будет», – уверен Радченко. По его словам, в Брянской области, где он раньше возглавлял областной суд, нужно будет «как минимум человек 12». «А есть субъекты с гораздо большей численностью населения», – напомнил он.

Судья Конституционного суда в отставке Тамара Морщакова, закрывая мероприятие, отметила, что, по ее мнению, внедрение этого института связано с меньшими трудностями, чем развитие института суда присяжных. «Юристы-профессионалы заинтересованы в таком разделении фукций, им трудно жить под прессом противоречивых функциональных обязанностей, которые на них возлагаются: с одной стороны, следи и будь органом судебного контроля, с другой – выноси приговоры. Идея именно в разделении, определенной специализации», – завершила она.

Институт следственных судей в новом Уголовно-процессуальном кодексе Украины

20 ноября 2012 года в Украине был введен в действие новый Уголовно-процессуальный кодекс Украины (УПК), новацией которого стало введение института следственных судей. Цель нового института — расширение судебного контроля за органами досудебного расследования во время проведения следствия и обеспечение прав, свобод и интересов граждан в уголовном производстве. Отныне судья становится ключевой фигурой в уголовном процессе, особенно на стадии досудебного следствия, поскольку многие вопросы, которые ранее были отнесены к компетенции прокурора и следователя, теперь решаются независимым лицом, которым является следственный судья.
Определение понятия “следственный судья” приводится в п. 18 ч. 1 ст. 3 УПК. «Следственный судья — судья суда первой инстанции, к полномочиям которого относится осуществление в порядке, предусмотренном настоящим Кодексом, судебного контроля за соблюдением прав, свобод и интересов лиц в уголовном производстве, и в случае, предусмотренном статьей 247 настоящего Кодекса — председатель или по его определением другой судья Апелляционного суда Автономной Республики Крым, апелляционного суда области, городов Киева и Севастополя. Следственный судья (следственные судьи) в суде первой инстанции избирается собранием судей из состава судей этого суда».
Таким образом, к обязанностям следственного судьи прежде всего относится контроль за соблюдением прав, свобод и интересов граждан, которые принимают участие в уголовном процессе и обеспечение законности производства в деле на досудебных стадиях.
Это предопределяет специфический характер выполняемой им уголовно — процессуальной функции. Условно полномочия следственного судьи целесообразно классифицировать на следующие группы:
— полномочия относительно решения вопроса о применении мер уголовно — процессуального принуждения;
— полномочия относительно рассмотрения жалоб на действие (бездействие) и решение лица, которое производит дознание, следователя и прокурора;
— полномочия относительно решения вопроса о проведении следственных действий, которые ограничивают конституционные права и свободы человека;
— иные полномочия.
Полномочия следственного судьи относительно решения вопроса о применении мер уголовно — процессуального принуждения на стадии досудебного расследования уголовного дела касается принятия решения при рассмотрении представления органа дознания, следователя и прокурора о применении мер процессуального принуждения в отношении подозреваемого или обвиняемого. По новому УПК меры пресечения принимаются исключительно следственным судьей либо судом, что дает возможность намного повысить уровень защиты участников процесса.
Значительно усовершенствована система мер пресечения, в частности, перечень мер, которые могут быть применены к подозреваемому или обвиняемому, увеличился. Предусмотрено введение таких мер как личное обязательство и домашний арест. Вместе с тем, исключены из этого перечня такие меры как поручительство общественной организации или трудового коллектива, надзор командования воинской части, поскольку указанные меры почти не применялись. Меры пресечения (Глава 18 УПК) подразделяются на следующие виды: 1) личное обязательство (ст. 179 УПК); 2) личное поручительство (ст. 180 УПК); 3) залог (ст.182 УПК); 4) домашний арест (ст. 181 УПК); 5) содержание под стражей (ст. 183 УПК). К компетенции следственного судьи отнесены также вопросы о краткосрочном принудительном медицинском лечении (принудительном кормлении) в отношении лица, содержащегося под стражей.
Под судебный контроль перешли также все виды обысков.
Изучив зарубежную практику, законодатели внесли в Кодекс норму об использовании средств электронного контроля, в частности, при применении такой меры пресечения, как домашний арест. Как свидетельствует мировая практика, при этой мере пресечения нарушения очень редки, поскольку человек обычно сам не заинтересован допускать их.
Содержание под стражей
Значительно сужена возможность избрания такой меры пресечения, как содержание под стражей. Она будет использоваться только в случаях, когда человек действительно опасен для общества: “Cодержание под стражей является исключительной мерой, которая применяется исключительно в случае, если прокурор докажет, что каждая из более мягких мер не может предотвратить риски, предусмотренным статьей 177 настоящего Кодекса”.
Нашло четкое отражение в законе положение, когда такая мера пресечения как содержание под стражей не может быть применена.
Следственный судья обязан в случае применения меры пресечения определить размер залога.
Задержания лица по подозрению в совершении преступления определено законом в качестве временной меры пресечения (ст. 184-190 УПК).
В отношении несовершеннолетнего подозреваемого или обвиняемого, кроме мер, предусмотренных статьей 176 настоящего Кодекса, может применяться передача их под надзор родителей, опекунов или попечителей, а к несовершеннолетним, которые воспитываются в детском учреждении, — передача их под надзор администрации этого учреждения (ст. 492 КПК)
В отношении лица, в отношении которого предполагается применение принудительных мер медицинского характера или решался вопрос об их применении, могут быть применены следующие меры предосторожности: 1) передача на попечение опекунам, близким родственникам или членам семьи с обязательным врачебным наблюдением; 2) помещение в психиатрическое учреждение в условиях, исключающих ее опасное поведение (ст. 508 УПК).
Также следует обратить внимание на то, что новый УПК по сравнению с предыдущим содержит в себе дополнительные гарантии соблюдения прав подозреваемого или обвиняемого во время проведения досудебного следствия.
Так, в статье 204 УПК предусмотрен запрет задержания подозреваемого или обвиняемого без разрешения следственного судьи, суда в случае, если к нему уже применена мера пресечения не связанная с содержанием под стражей и он подозревается или обвиняется в том же уголовном правонарушении. Эта проблема на сегодня очень актуальна.
Статьей 206 УПК предусмотрены общие обязанности судьи по защите прав человека:
1.Каждый следственный судья суда, в пределах территориальной юрисдикции которого находится лицо под стражей, имеет право вынести решение, которым обязать любой орган государственной власти или должностное лицо обеспечить соблюдение прав такого лица.
2. Если следственный судья получает из любых источников сведения, которые создают обоснованное подозрение, что в пределах территориальной юрисдикции суда находится лицо, лишенное свободы при отсутствии судебного решения, вступившего в законную силу, или не освобождена из-под стражи после внесения залога в установленном настоящим Кодексом порядке, он обязан вынести постановление, которым должен обязать любой орган государственной власти или должностное лицо, под стражей которых держится лицо, немедленно доставить это лицо к следственному судье для выяснения оснований лишения свободы.
3. Следственный судья обязан освободить лишенного свободы человека, если орган государственной власти или должностное лицо, под стражей которых держится это лицо, не предоставит судебное решение, вступившее в законную силу, или не докажет наличие иных правовых оснований для лишения лица свободы.
4. Если при доставке такого лица к следственному судье прокурор, следователь обратится с ходатайством о применении меры пресечения, следственный судья обязан обеспечить проведение в кратчайший срок рассмотрения этого ходатайства.
5. Независимо от наличия ходатайства следователя, прокурора, следственный судья обязан освободить лицо, если орган государственной власти или должностное лицо, под стражей которых держалась это лицо, не докажет:
1) существование предусмотренных законом оснований для задержания лица без решения следственного судьи, суда;
2) непревышение предельного срока содержания под стражей;
3) отсутствие промедления в доставке лица в суд.
6.Если во время любого судебного заседания лицо заявляет о применении к нему насилия во время задержания или содержания в уполномоченном органе государственной власти, государственном учреждении (орган государственной власти, государственное учреждение, которым законом предоставлено право осуществлять содержание под стражей лиц), следственный судья обязан зафиксировать такое заявление или принять от лица письменное заявление и:
1) обеспечить безотлагательное проведение судебно-медицинского обследования лица;
2) поручить соответствующему органу досудебного расследования провести исследование фактов, изложенных в заявлении лица;
3) принять необходимые меры для обеспечения безопасности личности согласно законодательству.
7. Следственный судья обязан действовать в порядке, предусмотренном частью шестой, независимо от наличия заявления лица, если его внешний вид, состояние или другие известные следственному судье обстоятельства дают основания для обоснованного подозрения нарушения требований законодательства при задержании или содержания в уполномоченном органе государственной власти, государственном учреждении.
8. Следственный судья имеет право не предпринимать действий, указанных в части шестой настоящей статьи, если прокурор докажет, что эти действия уже осуществлены или осуществляются.
9.Следственный судья обязан принять необходимые меры для обеспечения лица, лишенного свободы, защитником и отложить любое разбирательство, в котором участвует такое лицо, на необходимый для обеспечения лица защитником время, если он желает привлечь защитника или если следственный судья решит, что обстоятельства, установленные в ходе уголовного производства, требуют участия защитника.
Согласно статье 131 УПК Украины мерами обеспечения уголовного производства являются:
1)Вызов следователем, прокурором, судебный вызов и привод (ст.134 УПК, ст.140 УПК);
2)Наложение денежного взыскания (ст.144 УПК);
3) Временное ограничение в пользовании специальным правом (ст.150 УПК);
4) Отстранение от должности (ст.154 УПК);
5)Временный доступ к вещам и документов (ст. 160 УПК);
6)Временное изъятие имущества (ст.168 УПК);
7)Арест имущества (ст.ст.170,171-174 УПК);
8)Меры пресечения, задержания лица (глава 18 УПК).
Полномочия следственного судьи на стадии досудебного расследования
Положениями нового УПК определены полномочия следственного судьи о предоставлении разрешения на проведение органами досудебного следствия определенных процессуальных действий необходимых для расследования дела. К компетенции следственного судьи на этой стадии отнесены предоставление разрешения на:
— проникновение в жилье или другое владение лица (ст. 233 УПК);
— проведения обыска (ст. 234 УПК);
— проведения осмотра, в случае, если его необходимо провести в жилище или ином владении лица (ст. 237 УПК);
— проведения осмотра трупа, если он производится одновременно с осмотром места происшествия, которым является жилье или другое владение лица (ч.2 ст.238 УПК);
— решение вопроса о привлечении эксперта в случае отказа следователя, прокурора в удовлетворении ходатайства стороны защиты о таком привлечении (ст. 244 УПК);
— решение вопроса о взятии биологических образцов необходимых для проведения экспертизы в случае отказа лица добровольно их предоставить (ч.3 ст. 245 УПК);
— направление лица в соответствующее медицинское учреждения для проведения психиатрической экспертизы (ч.2 ст.509 УПК).
Поэтому и в тех неотложных случаях, когда следователь имеет право провести процессуальные действия без соответствующего решения следственного судьи, последний должен быть немедленно уведомлен о них и с учетом конкретных обстоятельств принять решение о признании полученных фактических данных допустимыми доказательствами.
Судья, принимавший участие в уголовном производстве в ходе досудебного расследования, не имеет права участвовать в этом же производстве в суде первой, апелляционной и кассационной инстанций, при пересмотре судебных решений ВСУ или по вновь открывшимся обстоятельствам.
Полномочия следственного судьи на предоставление разрешения на проведение негласных следственных (розыскных) действий (глава 21 УПК, ст-ст.246-275 УПК).
Негласные следственные проводятся с разрешения следственного судьи, полномочия которого согласно ст. 247 УПК, осуществляются председателем или по его определению другим судьей Апелляционного суда АРК, апелляционного суда области, города Киева и Севастополя, в пределах территориальной юрисдикции которого находится орган досудебного расследования. Таким образом, во всем государстве имеется незначительное количество судей, к компетенции которых относится рассмотрение представлений о проведении негласных следственных действий.
На основании постановления следственного судьи проводятся следующие негласные следственные (розыскные) действия:
— Аудио-, видео контроль лица (ст. 260 УПК);
— Наложение ареста на корреспонденцию (ст. 261 УПК);
— Осмотр и выемка корреспонденции (ст. 262 УПК);
— Снятие информации с транспортных, телекоммуникационных сетей (ст. 263 УПК);
— Снятие информации с электронных информационных систем (ст. 264 УПК).
В случае проведения уголовного производства в отношении тяжких и особо тяжких преступлений на основании постановления следственного судьи проводятся следующие негласные следственные (розыскные действия):
— Обследование публично недоступных мест, жилья или иного владения лица (ст. 267 УПК);
— Установка местонахождения радиоэлектронного средства (ст. 268 УПК);
— Наблюдение за собой, вещью или местом (ст. 269 УПК);
— Аудио — видео контроль места (ст. 270 УПК)
— Контроль за совершением преступлений (ст. 271 УПК)
— Негласное получение образцов для сравнительного исследования (ст. 274 УПК).
Початок форми
Полномочия следственного судьи при рассмотрении жалоб на действия и решения лица, производящего дознание, следователя или прокурора
В соответствии с главой 26 УПК Украины предусмотрена возможность обжалования решений, действий или бездеятельности органов досудебного расследования или прокурора в ходе досудебного расследования. Такая возможность была предусмотрена и ранее и составляла значительный процент от числа всех дел, которые рассматриваются судами в уголовном производстве. Обязанность по рассмотрению таких жалоб также возлагается на следственного судью.
Так, согласно статье 303 УПК Украины, могут быть обжалованы такие решения, действия или бездействие следователя или прокурора:
1)бездеятельность следователя, прокурора, которая заключается в невнесении сведений об уголовном правонарушении в Единый реестр досудебных расследований после получения заявления или сообщения об уголовном правонарушении, в невозвращении временно изъятого имущества согласно требованиям статьи 169 настоящего Кодекса, а также в невыполнимые других процессуальных действий, которые он обязан совершить в определенный этим Кодексом срок, — заявителем, пострадавшим, его представителем или законным представителем, подозреваемым, его защитником или законным представителем, владельцем временно изъятого имущества;
2) решение следователя, прокурора о прекращении досудебного расследования — пострадавшим, его представителем или законным представителем, подозреваемым, его защитником или законным представителем;
3) решение следователя о прекращении уголовного производства — заявителем, пострадавшим, его представителем или законным представителем;
4) решение прокурора о прекращении уголовного производства — заявителем, пострадавшим, его представителем или законным представителем, подозреваемым, его защитником или законным представителем;
5) решение прокурора, следователя об отказе в признании потерпевшим — лицом, которому отказано в признании потерпевшим;
6) решения, действия или бездействие следователя или прокурора при применении мер безопасности — лицами, к которым могут быть применены меры безопасности, предусмотренные законом;
7) решение следователя, прокурора об отказе в удовлетворении ходатайства о проведении следственных (розыскных) действий, негласных следственных (розыскных) действий — лицом, которому отказано в удовлетворении ходатайства, его представителем, законным представителем или защитником;
8) решение следователя, прокурора об изменении порядка досудебного расследования и продолжение его согласно правилам, предусмотренным главой 39 настоящего Кодекса, — подозреваемым, его защитником или законным представителем, потерпевшим, его представителем или законным представителем.
Следует заметить, что новеллой нового УПК является:
— возможность обжалования подозреваемым, обвиняемым и потерпевшим несоблюдение разумных сроков следователем, прокурором во время досудебного расследования;
— возможность обжалования следователем решений, действий или бездействия прокурора (так согласно ст. 311 УПК Украины во время досудебного расследования следователь, который осуществляет расследования определенного уголовного преступления, имеет право обжаловать любые решения, действия или бездействие прокурора, принятые или совершенные в соответствующем досудебном производстве, кроме случаев, предусмотренных настоящим Кодексом. Рассмотрение таких жалоб не относится к компетенции следственного судьи).
Исходя из вышесказанного о роли и полномочиях следственного судьи можно сделать вывод о том, что судья выступает в уголовном производстве фактически гарантом соблюдения и защиты прав, свобод и интересов подозреваемых и обвиняемых лиц. А преимущество института следственного судьи состоит в том, что он не относится к системе правоохранительных органов, которые непосредственно проводят расследование и является независимой фигурой.
И в завершение, новый УПК конечно не идеален. Со временем в него будут вноситься изменения и практика применения этого нормативно-правового акта покажет все его изъяны намного быстрее, чем длительные теоретические дискуссии.
Киев, Украина
Директор Центра судейских студий