Разумный срок судопроизводства в гражданском процессе

Разумный срок судопроизводства как правовая категория

Эффективность судебной защиты прав и свобод человека и гражданина во многом зависит от своевременности рассмотрения дел в судах и от исполнения судебных актов в разумные сроки. 21 апреля 2010 года Государственной Думой Федерального Собрания РФ был принят Федеральный закон № 68-ФЗ «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» (далее – Закон № 68-ФЗ), в соответствии с которым участники арбитражного, гражданского и уголовного процесса получили право на денежную компенсацию в случае нарушения названных прав. В тот же день был принят и Федеральный закон № 69-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок». Во исполнение данных Законов внесены изменения в Кодексы Российской Федерации: Бюджетный 1998 года, об административных правонарушениях 2001 года (далее — КоАП РФ), Арбитражный процессуальный 2002 года (далее — АПК РФ), Гражданский процессуальный 2002 года (далее — ГПК РФ), Уголовно-процессуальный 2001 года и Налоговый кодекс 1998 года. Этими изменениями, наряду с другими новеллами, предусмотрена необходимость осуществления судопроизводства и исполнения судебных актов в разумные сроки и присуждения компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного постановления в разумный срок.

Право на судопроизводство в разумный срок по своему содержанию — это субъективное процессуальное право. Оно нашло свое закрепление как в нормах международного права, выраженных в Конвенции и в постановлениях ЕСПЧ, так и в нормах национального права (Закон № 68-ФЗ, ГПК РФ и АПК РФ). Сфера действия рассматриваемого права ограничена исключительно рамками гражданского и арбитражного процесса. Реализовать данное право вне гражданских процессуальных и арбитражных процессуальных правоотношений невозможно, соответственно, право на судопроизводство в разумный срок принадлежит только лицам, участвующим в деле.

При этом, несмотря на обширность принятых норм и изменений, четкого определения «разумный срок» в законе РФ нет.

Правовая категория «разумный срок судопроизводства» была введена в доктрину гражданского процессуального права и арбитражного процессуального права и российскую судебную практику в связи с возникшей обязанностью Российской Федерации перед Европейским судом по правам человека (далее — ЕСПЧ) урегулировать в рамках национального законодательства способ получения компенсации за нарушение разумных сроков судопроизводства, так как в ЕСПЧ поступало большое количество заявлений граждан и юридических лиц о нарушении разумного срока судопроизводства в российских судах. Поэтому в Российской Федерации были приняты Федеральный закон № 68-ФЗ и Федеральный закон № 69-ФЗ.

Безусловно, в юридической науке предприняты попытки определить разумный срок как правовое понятие. При этом большинство исследователей подходят к этому понятию, во-первых, «от обратного», т.е. посредством освещения предусмотренных законом критериев превышения разумных сроков, а потому дающих представление о неразумных сроках; во-вторых, путем соотнесения «разумного срока» с уже установленными законом процессуальными сроками.

Исходя из анализа правоприменительной практики Европейского суда по правам человека (далее — ЕСПЧ) под разумным сроком судопроизводства понимается весь период времени рассмотрения дела в судах: с момента подачи дела в суд первой инстанции до момента вынесения последнего судебного акта по делу.

Многие ученые определяют и характеризуют разумный срок по-разному. Например, Л.В. Соцуро говорит, что «разумный срок — это такой срок, который необходим для выполнения определенных действий»C:\l Par106 \o, З.И. Цыбуленко определяет «разумный срок как объективно необходимый и возможный для исполнения срок».

А.В. Белякова определяет разумный срок в первую очередь — как период времени, установленный должностным лицом для совершения определенных действий.

Следует отметить, что на сегодняшний день нет разъяснений ВС РФ по поводу понятия «разумный срок», что, на мой взгляд, является существенным пробелом в законодательстве.

В общем смысле определение критерия «разумного срока» состоит в обеспечении гарантии вынесения судебного решения в течение такого периода, который устанавливает минимальный предел состояния неопределенности, в котором находится лицо в связи с судебным разбирательством. Разумный срок судопроизводства – это тот период времени, в течение которого суд обязан решить дело по существу, при этом он должен быть обоснован и не противоречить смыслу процессуальных норм.

Определяя по своему усмотрению продолжительность этих сроков, суд должен ориентироваться на общие сроки, установленные законом для рассмотрения дела, и одновременно учитывать сложность дела, количество участников процесса, возможные трудности в собирании и исследовании доказательств и т.п. При решении вопроса о разумности или неразумности срока судопроизводства следует учитывать и обстоятельства, вследствие которых процесс может затянуться по объективным причинам (например, в случае приостановления производства по делу).

Так или иначе, вопрос о разумном сроке возникает только тогда, когда суд выходит за пределы сроков, установленных законом. Здесь и возникает вопрос: разумный срок – это какой срок? При подаче заявления о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок, заявитель сталкивается непосредственно с размером компенсации. Ведь для каждого человека, как юриста, так и не юриста, свое понятие «разумный срок». Здесь-то как раз и пригодилось бы некое постановление Пленума ВС РФ о порядке определения разумного срока судопроизводства.

Как отмечает Т.В. Титерина, при определении размера присуждаемой компенсации, суду следует учитывать практику Европейского суда по правам человека, размер сумм компенсации морального вреда, присуждаемых этим судом за аналогичные нарушения. На мой взгляд, также суд должен учитывать общую продолжительность судопроизводства, объем дела и его сложность, что является немаловажным фактором, так как напрямую срок зависит именно от сложности дела.

Поведение участников существенно влияет на ход процесса, своевременное разбирательство дела. А.А. Мохов обращает внимание на следующие способы затягивания процесса:

  • неявка;
  • заявление ходатайств об истребовании доказательств, в которых не содержится сведений, которые могут повлиять на доказательственную базу по делу;
  • назначение по ходатайству заинтересованных лиц необоснованных экспертиз;
  • расширение круга участников процесса и др.

Следует отметить, что задержка может происходить в силу распоряжения процессуальными правами как истцом, так и ответчиком, как невиновно, так и виновно. По мнению А.П. Рыжакова, при оценке поведения заявителя на него нельзя возлагать ответственность за длительное рассмотрение дела в связи с использованием им процессуальных средств, предоставляемых законодательством для осуществления своей защиты, в частности за изменение исковых требований, изучение материалов дела, заявление ходатайств, обжалование вынесенных судебных актов.

Например, Верховный Суд РФ отверг доводы ответчика о том, что причиной затягивания судебного процесса послужили действия истца, связанные с заявлением отвода судье, уточнением и изменением исковых требований и требование о выплате денежной компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок, заявленное в связи с длительностью рассмотрения дела, признано правомерным. Суд указал, что для защиты собственных интересов истец вправе использовать процессуальные средства, гарантированные ему действующим законодательством.

Таким образом, можно дать следующее определение разумного срока судопроизводства – период рассмотрения гражданского дела с начальной стадии, возбуждения дела, вплоть до окончания судопроизводства – окончания исполнительного производства.

Как исчислять разумный срок?

Разумный срок в гражданском праве — это сколько дней, месяцев, лет? Существует ли вообще единая градация для такой правовой категории?

Если же речь заходит о суде, то судья вправе счесть разумным любой срок. В свое время Пленум ВАС РФ специально постановил, что определять, какой срок является разумным, а какой нет, может только суд; стороны же процесса могут лишь высказывать свое мнение, с которым судьи могут как согласиться, так и не согласиться.

Суд же, определяя разумность срока, обязан исходить из существа правоотношений и конкретных обстоятельств дела. При этом в решении по делу должно быть мотивированное указание, почему суд принял именно такой срок за разумный — в противном случае решение может быть отменено в апелляционной инстанции по жалобе заинтересованного лица.

Несколько примеров того, какие именно сроки судьи могут счесть разумными:

  1. При рассмотрении дела о поставке сельхозтехники суд установил, что поставка должна была осуществляться не позднее начала сельскохозяйственных работ в этой местности.
  2. В случае, когда предметом спора было невыполнение аудитором обязанности составления отчет для клиента, было указано, что раз отчет нужен был для представления в налоговую, то разумным срок будет вплоть до момента, когда документ должен быть направлен в местную ИФНС, т. к. после этого отчет клиенту уже не нужен.

Таким образом, можно сказать, что единого определения для понятия «разумный срок» не существует.

Когда применяются разумные сроки в гражданском праве?

Чаще всего речь о разумном сроке заходит, когда речь идет об исполнении обязательств по договору (ст. 314 ГК РФ). Из этой статьи, кстати, по аналогии вытекает одно из самых распространенных пониманий такого срока — 7 дней.

Кроме того, разумный срок применяется в следующих ситуациях:

  • если для сделки требуется согласие третьего лица или органа власти, то о своем согласии или несогласии это лицо или орган обязаны сообщить как раз в разумный срок;
  • если сделка совершалась в интересах другого лица (представляемого), то о своем одобрении или неодобрении действий представителя оно должно сообщить именно в такой срок;
  • при передоверии: если субъект, которому выдана доверенность, поручил действия по ней кому-то еще, то обязан сообщить доверителю — в противном случае он будет отвечать за действия лица, получившего полномочия в порядке передоверия, как за свои собственные;
  • при залоге: если заложенная вещь повреждена или уничтожена в результате действий, за которые залогодержатель (лицо, получившее залог) не может нести ответственность, залогодатель (лицо, давшее вещь в залог) обязан эту вещь заменить или восстановить как раз в разумный срок (правило это применяется в тех случаях, когда закон или договор не устанавливают иного порядка действий);
  • при поручительстве: оно может быть прекращено в случае перевода долга, если в разумный срок поручитель не дал согласия на свою ответственность за исполнение новым должником обязательств.

Этот перечень неполон: всего ГК РФ упоминает понятие «разумный срок» более чем в 60 конкретных случаях.

337. Как судебная практика понимает выражение «разумный срок», использованное законодателем в п.2 ст.314 ГК?

В соответствии с п.2 ст.314 ГК в случаях, когда обязательство не предусматривает срок его исполнения и не содержит условий, позволяющих определить этот срок, оно должно быть исполнено в разумный срок после возникновения обязательства.
Как и во всех иных случаях установления законодателем так называемых «каучуковых норм», бремя выработки правил их применения ложится на суды.
Заметим, что практика применения п.2 ст.314 ГК весьма обширна, а выводы, сделанные на ее почве судами, представляют существенный интерес. В результате изучения судебной практики, сложившейся вокруг ст.314 ГК, нами были выявлены следующие тезисы, посвященные понятию «разумный срок исполнения обязательства».
По одному из дел ответчик, возражая в кассационной жалобе против того, что суд признал его нарушившим обязательство (исполнившим его не в срок), указал, что срок исполнения обязательства, указанный судом (семь дней), является неразумным. Окружной суд с доводом подателя жалобы не согласился, и указал, что оценка того или иного срока на предмет его разумности не допускается тогда, когда этот срок установлен сторонами договора или законодателем. Семидневный срок для исполнения обязательства, определенного моментом востребования или неисполненного в разумный срок, установлен законодателем (абз. 2 п.2 ст.314 ГК) (см. постановление ФАС ЗСО от 03.07.2006 NФ04-7797/2005).
Определение того, какой срок для исполнения обязательства является разумным, составляет прерогативу суда, а не сторон. Последние лишь могут высказывать свое мнение относительного того, какой именно срок должен быть принят за разумный (см. постановление Президиума ВАС РФ от 09.12.1997 N1282/97, а также постановления ФАС ЗСО от 16.12.2001 NФ04/3177-962/А27-2001; от 07.04.2004 NФ04/1848-224/А75-2004; от 17.03.2005 NФ04-934/2005(9060-А70-16); ФАС ВСО от 28.02.2005 NА10-7449/04-Ф02-636/06-С2). Например, по одному из дел окружной суд отменил решение нижестоящего суда и направил дело на новое рассмотрение по следующей причине: в решении суд указал, что обязательство было исполнено в разумный срок; между тем в решении отсутствовали сведения о том, какой срок погашения долга, по мнению суда, является разумным, с обоснованием этого вывода (см. постановление ФАС ВСО от 10.08.2000 NА19-8766/99-38-Ф02-1500/00-С2).

Неправильным представляется вывод окружного суда, сделанный в следующем деле. Суд изучил договор, заключенный между поставщиком и покупателем, и установил, что он не предусматривает срок исполнения отдельных обязательств по договору и не содержит условий, позволяющих определить этот срок. Следовательно, обязательство по поставке товара должно быть исполнено в разумный срок после возникновения обязательства. В силу условий договора обязанность по доставке товара покупателю лежит на продавце. В этом случае последний должен доказать, что срок поставки товара, превышающий один год, является для сторон разумным. Такие доказательства истцом не предоставлены (см. постановление ФАС ЦО от 31.03.2006 NА14-19060-2005/660/5). Вывод о том, является ли тот или иной срок разумным, делает суд, причем он должен делать его на основе собственных представлений о целесообразности и разумности.
Судебная практика изобилует примерами дел, в которых суды проявляют весьма здравые и взвешенные подходы при определении того, какой срок исполнения обязательства является разумным. Например, известен спор по договору поставки сельскохозяйственной техники, который не содержал сроков поставки. Суд пришел к выводу о том, что разумным сроком, к которому обязательство по поставке техники должно было быть исполнено, является начало сельскохозяйственных работ (см. постановление ФАС ВВО от 04.11.2002 NА43-5920/02-2-255). В другом деле суд счел, что обязательства по составлению аудиторского отчета не были выполнены в разумный срок, так как отчет был необходим заказчику для использования его в налоговом планировании в конкретном налоговом периоде, а до окончания этого периода отчет так и не был предоставлен (см. постановление Президиума ВАС РФ от 13.02.2002 N685/01). В еще одном деле окружной суд, изучавший взаимоотношения арендатора и арендодателя, сделал следующий весьма обстоятельный вывод. По мнению окружного суда, заявитель кассационной жалобы неправильно определил разумный срок, указав его в семь дней. В ст.314 ГК не дается понятие «разумного срока». Поэтому, продолжает суд, продолжительность разумного срока зависит от конкретных обстоятельств дела. В частности, разумный срок может зависеть от состояния имущества, его свойств, особенностей действий должника, его технических возможностей и других причин (см. постановление ФАС ЗСО от 16.10.2001 NФ04/3177-962/А27-2001). Таким образом, по мнению судов, разумные сроки в каждом деле являются индивидуальными и зависят от особенности отношений сторон.
Существуют случаи, когда суды указывают на конкретный период времени как на разумный, по их мнению, срок для исполнения обязательств. Например, в одном из дел окружной суд указал следующее: разумным и достаточным сроком для оплаты полученного ответчиком леса является пять дней со дня получения леса от железной дороги (см. постановление ФАС ВСО от 28.02.2005 NА10-7449/04-Ф02-636/06-С2). В еще одном деле, связанном со взысканием с ответчика периодических платежей за потребленную энергию, суд счел, что разумным сроком для исполнения обязательства по оплате энергии является середина месяца, следующего за оплачиваемым (см. постановление ФАС ЗСО от 17.03.2005 NФ04-934/2005(9060-А70-16)). В еще одном деле суд посчитал, что 10 дней – разумный срок для оплаты выполненных подрядчиком работ (см. постановление ФАС ЗСО от 07.04.2004 N Ф04/1848-224/А75-2004). В другом деле суд счел, что семь дней – разумный срок для оплаты поставленного товара (сделав при этом почему-то оговорку о том, что этот срок был разумным в 1997г.) (см. постановление ФАС ПО от 24.06.1999 NА49-452/99-42/3).

Весьма интересная логика определения разумного срока исполнения обязательства была продемонстрирована судом в следующем деле. Между истцом (покупателем) и ответчиком (поставщиком) был заключен договор поставки шести тракторов. Истец сделал 50%-ную предварительную оплату поставляемой продукции. Договор поставки не содержал в себе срока, в течение которого поставщик должен был исполнить обязательство по поставке продукции. Через некоторое время поставщик поставил покупателю один трактор. Покупатель обратился в суд с иском о взыскании с поставщика штрафа за непоставку пяти тракторов. Поставщик с иском не согласился, указав, что договором не определены конкретные сроки поставки товара. Суд иск удовлетворил, указав следующее. Согласно спецификации к договору обязательство по поставке товара (шести тракторов) возникает у ответчика с момента получения от истца предварительной оплаты в размере 50% от суммы, указанной в спецификации. Суд счел, что разумным сроком для исполнения ответчиком своего обязательства по поставке товара в полном объеме является дата получения истцом от ответчика первого трактора из шести, подлежащих поставке согласно спецификации к договору (см. постановление ФАС СЗО от 26.08.2002 NА56-29696/01).
В соответствии с уже упоминавшимся абз. 2 п.2 ст.314 ГК обязательство, не исполненное в разумный срок, а равно обязательство, срок исполнения которого определен моментом востребования, должник обязан исполнить в семидневный срок со дня предъявления кредитором требования о его исполнении.
Судебная практика исходит из того, что предъявление иска в установленном законом порядке является предъявлением требования, упомянутого в абз. 2 п.2 ст.314 ГК. Так, например, по одному из дел окружной суд указал, что поскольку договором найма не предусмотрен срок оплаты услуг и истец к ответчику с требованием об оплате услуг не обращался, срок оплаты в соответствии с ч.2 ст.314 ГК наступает после подачи иска (см. постановление ФАС ЗСО от 17.01.2000 NФ04/145-663/А75-99).
Существенно расходится практика судов по вопросу о том, с какого момента следует применять ответственность на нарушение обязательства (неустойка, проценты по ст.395 ГК) в рассматриваемом случае – после истечения установленного ст.314 ГК семидневного срока или после предъявления требования об исполнении обязательства.
В некоторых делах суды подчеркивают, что неисполнение обязательства (а следовательно, основания для применения мер ответственности) наступает после того, как истекут семь дней, предусмотренных для исполнения должником обязательства (см. постановления ФАС ВСО от 05.06.2000 NА33-12458/99-С1-Ф02-959/964/00-С2; ФАС ЦО от 06.03.2001 NА35-1459/00-С9; ФАС ЗСО от 17.01.2005 NФ04-9305/2004(7555-А81-38); ФАС СКО от 26.01.2006 NФ08-6714/05). В других случаях суды применяют меры ответственности со дня, следующего за днем предъявления требования об исполнении обязательства (см. постановления ФАС ВВО от 20.03.2002 NА-38-12/258-01; ФАС СКО от 20.04.2004 NФ08-1457/04). Предпочтительнее выглядит первый подход, так как семидневный срок, установленный ст.314 ГК, должен быть квалифицирован как льготный, в течение которого должнику предоставляется возможность исполнить обязательство без наступления негативных последствий для себя.
Статья314 помещена законодателем в разделе ГК, который именуется «Общая часть обязательственного права». Следовательно, можно сделать вывод о том, что правила ГК о семидневном сроке исполнения обязательств должны применяться не только в договорным (регулятивным) обязательствам, но и к внедоговорным (охранительным) обязательствам – обязательствам по возмещению убытков, а также к обязательствам вследствие неосновательного обогащения. Этот подход разделяется также и судами – и применительно к определению момента исполнения кондикционных обязательств (т.е. определению момента возврата неосновательного обогащения) (см. постановления ФАС СЗО от 14.01.1999 NА56-15375/98; ФАС ВВО от 09.01.2003 NА29-2508/02-2э; ФАС УО от 22.02.2006 NФ09-1213/06-С6), и к деликтным правоотношениям (к определению момента возмещения причиненного ущерба) (см. постановление ФАС СЗО от 16.11.2004 NА26-2014/04-112).