Признаки преступного сообщества

Чем отличается ОПГ от преступного сообщества?

Именно организованную преступную группировку и преступное сообщество путают чаще всего между собой. Так в чем же заключается отличие преступного сообщества от организованной группы? И на самом ли деле они так схожи?

Преступное сообщество – более совершенная структура в плане организации. Оно изначально создается с целью регулярного совершения преступлений. И, согласно формулировке, это обязательно преступления тяжкого или особо тяжкого характера.

Довольно часто ОПГ перерастают в ОПС, это связано с желанием увеличить сферу влияния и усилить контроль за подвластными структурами. Иногда для достижения этой цели объединяются несколько ОПГ. Это позволяет перераспределять обязанности и сферу влияния.

Самым важным отличием ОПГ от ОПС является сложная многоуровневая структура внутри группировки. В ней могут быть свои подразделения – бригады, блоки. Есть даже деление по совершаемым преступлениям.

Сплоченность достигается путем строжайшего иерархического подчинения. Отклонение от норм поведения может преследоваться жесткими санкциями.

Чем еще отличается ОПС от ОПГ? В организованной группировке лидер нередко сам принимает участие в совершении преступлений, в то время как в ОПС руководитель не участвует в практической стороне решения вопроса, осуществляя лишь организацию этого процесса со стороны.

Доказать в этом случае причастность такого человека к конкретному деянию бывает очень сложно.

Даже в случае ареста или ликвидации одного из звеньев преступного сообщества, оно в состоянии продолжать преступную деятельность. На освободившееся место «принимаются» новые участники. Но в случае нейтрализации «мозгового центра» сообщество распадается.

Уголовная ответственность за участие в ОПГ

За участие в ОПГ закон предполагает определенное наказание. Оно регламентируется статьями УК РФ 35, 205.4, 208-210 и 282.1.

В зависимости от тяжести преступлений данные статьи предполагают сроки лишения свободы от 3 лет до пожизненного заключения. Помимо реального срока закон предусматривает наличие штрафных санкций. Они также варьируются от степени тяжести нанесенного ущерба.

Так, за создание террористического сообщества предусмотрен срок от 15 до 20 лет, а также штраф в размере от 1 миллиона рублей, либо заработок виновного за 5 лет.

В особо тяжких случаях осужденный может получить и пожизненное заключение. На деле доказать причастность виновного к созданию группировки довольно проблематично.

Рядовой участник террористической группировки рискует получить менее суровое наказание. Суд может вынести решение с лишением свободы минимум на три года и наложить штраф в размере 500000 рублей или дохода за 3 года.

При этом, в случае добровольного сотрудничества с правоохранительными органами гражданин получает значительное смягчение наказания.

За участие в группе, созданной с целью нападения на граждан предполагается следующие наказания:

  • За создание такого рода группы грозит наказание в виде 10-15 лет лишения свободы. Также предусмотрены денежные выплаты в размере 1 000 000 рублей или дохода за 5 лет.
  • За участие в такой группе можно получить 8-15 лет лишения свободы с выплатой штрафа до 1 000 000 рублей или совокупного дохода за 5 лет.
  • Если эти преступления были совершены с использованием служебного положения, то виновному грозит от 12 до 20 лет лишения свободы и штраф в размере до 1 000 000 или доход за 5 лет.

Если группировка была создана с целью участия в экстремистских группировках, здесь немного другие репрессивные санкции:

  • За организацию такой группы грозит срок от 6 до 10 лет, который может быть заменен на штраф от 400 000 до 800 000 рублей. В свою очередь этот штраф может быть заменен на доход осужденного за последние 2-4 года.
  • За участие в такого рода группировках может быть вынесено наказание с лишением свободы на срок от 2 до 6 лет. При этом может быть наложен запрет заниматься определенными видами деятельности на протяжении 3 лет. Также осужденный может быть приговорен к исправительным работам на протяжении 1-4 лет. Наказание может быть заменено на штраф от 300 000 рублей до 600 000 рублей. Сумма штрафа может быть равной заработку за последние 2-3 года.
  • Если эти преступления были совершены с использованием служебного положения, то срок тюремного заключения может составить не менее 7 лет. Максимальный срок не превысит 12 лет. При этом может быть наложен штраф в размере от 300 000 до 700 000 рублей. Суд может наложить запрет на занятие определенным видом деятельности на срок до 10 лет.

Пять самых известных бандитских группировок из 90-х

Для борьбы с ОПГ существует специальное подразделение МВД — ОБОП. За время своего существования он раскрыл немало ОПГ, слава о их злодеяниях прогремела на всю страну.

Особенно много таких группировок было в 90-е годы. Они отличались своими масштабами и жесткостью не только к своим врагам, но и к собственным союзникам.

Некоторые из них полностью искоренены, но некоторые и в 2019 году продолжают свое существование.

Солнцевская ОПГ

Это одна из самых самые известных ОПГ России. Именно эта группировка держала многие годы в страхе жителей Москвы. Своими корнями уходит в 70-е. За время своей активной деятельности поменяла немало баз дислокации.

Самые известные их базы – ресторан «Гавана», пивбары на улице Удальцова, казино «Максим», гостиница «Салют» и ресторан «Бомбей». Начиналась с контроля игрового бизнеса, но сфера интересов быстро росла.

Основная сфера деятельности группировки – контрабанда, продажа наркотиков, не брезговали члены группировки похищением людей за выкуп, убийствами, вымогательством, продажей оружия.

С каждым голом численность этой ОПГ лишь увеличивалась, сфера деятельности расширялась. Если в 1993 году численность группировки составляла около 230 человек, то уже через год в ней состояло не менее 300 человек.

Свое влияние организация распространила гораздо дальше пределов Москвы. Знали о такой ОПГ и в странах Европы, где ей принадлежали некоторые компании.

Бытует мнение, что именно «Солнцевские» первыми стали перевозить наркотики из Южной Америки в страны Западной Европы и Западной Америки. Имела много связей с правоохранительными органами, что позволяло безнаказанно совершать свои злодеяния.

И сегодня эта группировка остается одной из самых сильных и неуловимых.

Волговская ОПГ

Была основана в Тольятти в 90-е, у ее истоков стояли Александр Маслов и Владимир Карапетян. Начинали свою деятельность с продажи краденных автозапчастей с тольяттинского автозавода, на чем заработали неплохой капитал. Этому способствовал большой дефицит на автозапчасти в те годы.

Вскоре после одной из разборок был арестован Александр Маслов, но суд обошелся с ним гуманно, назначив условное наказание. В конце 1992 года Александр Маслов был убит.

Ему на смену пришел один из членов банды – Дмитрий Рузляев, известный как «Дима Большой». Он возглавлял ОПГ на протяжении шести лет. По его фамилии многие стали называть эту группировку Рузляевской.

«Волговские» принимали участие во всех трех криминальных войнах в Тольятти, в результате противостояний с другими группировками в 98-м году Диму Большого убили — расстреляли в собственном автомобиле.

Для его ОПГ настали не самые лучшие времена. Все лидеры один за другим уходили и жизни в результате киллерских нападений.

Перед окончательным распадом ОПГ последний лидер Евгений Соков решил отомстить главным врагам. Тогда в Тольятти прогремела серия убийств.

В том числе в собственном автомобиле был убит Дмитрий Огородников, начальник отдела по борьбе с преступностью города Тольятти.

В 2003 году перед судом предстали последние члены группировки – киллеры Сергей Иванов, Алексей Булаев, Александр Гаранин и Сергей Сидоренко. Все они получили высшую меру наказания – пожизненное лишение свободы.

На счету «Волговских» убийство директора телекомпании «Лада-ТВ» Сергея Иванова, директора рыбокомбината Оксаны Лабинцевой и других известных людей города.

Ореховская ОПГ

Эта группировка отличалась большим влиянием на всей территории нашей страны. Особенно сильно наводили ужас на южный округ столицы. Отличалась особой жестокостью. Начала зарождаться еще в середине 80-х. К 90-м сформировалась окончательно.

По большей части в нее входила молодежь в возрасте от 18 до 25 лет. Все они увлекались спортом и проживали в Орехово-Борисово – крупном жилом массиве Москвы.

Во главе группировки встал Сергей Иванович Тимофеев – бывший тракторист из деревни. За хорошую мускулатуру получил прозвище «Сильвестр». Сумел организовать вместе несколько разрозненных банд Москвы.

Так как в группировку в основном входили сильные спортивные ребята, то основной сферой деятельности банды стали грабежи, рэкет, крышевание, заказные убийства, позже список дел пополнился финансовыми махинациями.

Говорят, что лидер «Ореховских» водил дружбу со многими авторитетами и ворами в законе – «Япончиком», «Пашей Цирулем» и «Росписью».

В сентябре 1994 года мерседес Тимофеева был взорван вместе со своим владельцем. Некогда монолитная группировка распалась на отдельные группы. К концу 90-х почти все лидеры группировки были убиты.

В период с 2000 по 2017 годы перед судом предстали почти все члены группировки, большая часть из них получила реальные сроки заключения, некоторые – пожизненное.

Слоновская ОПГ

Это самая крупная Рязанская ОПГ. Возникла в конце 80-х в Рязани благодаря Вячеславу Ермолову «Слону» и Николаю Максимову.

В 90-е именно эта ОПГ практически управляла Рязанью. Специализировалась на заказных убийствах, проявляла особый интерес к финансовым пирамидам.

Эта группировка участвовала в Тольяттинских криминальных войнах. Сфера влияния «Слонов» была так велика, что среди девушек Рязани было престижно выйти замуж за члена этой группировки.

Лидер ОПГ Слон» не отличался гуманностью и следовал к цели, не взирая ни на какие жертвы. Члены группировки проводили финансовые махинации, получая за это многомиллионные доходы.

На сегодняшний день лидер «Слонов», как и некоторые члены группировки, скрывается. Где он находится – неизвестно. Большая часть рядовых членов ОПГ – погибли или осуждены.

Тамбовская ОПГ

Это одна из самых мощных группировок Санкт-Петербурга. Активно действовала с конца 80-х до начала 2000-х. Свое название получила благодаря лидерам – Владимиру Кумарину и Валерию Ледовскому – уроженцам Тамбова.

Перебравшись в Питер, они решили создать свою группировку. В банду брали в основном спортсменов. Начинали промышлять с охраны наперсточников, потом перешли на вымогательства.

Членов группировки арестовывали, осуждали, они выходили на свободу и снова брались за прежнее ремесло. В 90-х ОПГ стала активно разрастаться. Ее численность насчитывала от 300 до 500 человек – по разным источникам информация разнится.

С крышевания наперсточников группировка перешла на контролирование импорта оргтехники. Позже перешла на экспорт леса за границу. Не брезговала игорным бизнесом и даже проституцией.

В результате серьезного конфликта с одной из других питерских ОПГ лидер «Тамбовских» Кумарин очень сильно пострадал, потеряв руку. Через некоторое время «Тамбовским» все же удалось «подмять» под себя весь Питер, заполучив его в полную власть.

В середине 90-х, как и многие ОПГ, стали делать попытки легализации своего капитала. В городе был создан ряд охранных предприятий, был получен полный контроль над топливно-энергетическим бизнесом северной столицы.

При этом свою преступную деятельность «Тамбовцы» почти полностью свернули. Но это не помогло избежать ряда арестов в 90-х и начале 2000-х. Многие члены группировки получили реальные сроки заключения.

Признаки организованной группы

⇐ ПредыдущаяСтр 2 из 3

В соответствии со статьей 35 УК РФ под организованной группой следует понимать устойчивую группу лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений. Организованная группа характеризуется высоким уровнем организованности, планирования и тщательной подготовки преступлений, распределением ролей между соучастниками. Признаками организованной группы являются устойчивость и предварительное объединение членов группы для совершения одного или нескольких преступлений

В специальной литературе существует мнение, что одним из основных отличительных признаков организованной группы является предварительная соорганизованность для совершения одного или нескольких преступлений. Так, В. Осин говорит о разных уровнях соорганизованности преступных групп. Р.Р. Галиакбаров характеризует организованную группу как «формирование, сорганизовавшееся для более успешного совершения преступления». Предварительный сговор выступает лишь как один из элементов предварительной соорганизованности. Сговор заключается в достижении определенной договоренности на согласованное направление усилий в процессе общественно опасного посягательства. К сожалению, в судебно-следственной практике, как правило, констатируется лишь сам факт предварительного сговора и не выясняются все обстоятельства, имеющие отношение к предварительной соорганизованности. Сговор налицо в тех случаях, когда совместная деятельность участников организованной группы, объединение их сил и возможностей в процессе непосредственного совершения преступления обусловлены соглашением между ними, согласно которому у участников группы возникают взаимные обязательства по выполнению определенных функций, на «согласованную часть единого группового посягательства». Кроме этого, налицо также возможность требовать от других участников группы исполнение их обязательств как в процессе непосредственного преступления, так и по вопросу использования преступных результатов.

При совершении преступления организованной группой сговор должен носить характер предварительного, т.е. соглашение должно быть достигнуто до начала совершения преступления. В этом случае каждый участник выполняет с самого начала более или менее конкретное обязательство, взятое им в результате сговора. Существование сговора является одним из проявлений приготовления к совершению преступления в соучастии и свидетельствует о том, что умысел на совершение преступления у участников группы является заранее обдуманным и что осуществляется предварительная подготовка к организованному общественно опасному посягательству.

В одном Постановлении Пленума Верховного Суда РФ — N 6 от 10 февраля 2000 года «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе» — предлагается еще один набор признаков организованной группы. Авторы Постановления указывают: «В соответствии с законом (статья 35 УК РФ) организованная группа характеризуется устойчивостью, более высокой степенью организованности, распределением ролей, наличием организатора и руководителя»

Это Постановление вводит новый признак организованной группы — наличие в группе организатора и руководителя. В этом случае Верховный Суд РФ высказал весьма верную позицию. Действительно, наличие в преступной группе лидера (организатора) является важным признаком организованной группы, так как только в преступных группах высокого психологического развития — организованных преступных группах и преступных организациях — феномен лидерства представлен в его классическом виде. В этих группах лидер проходит путь от лица, обладающего склонностью к лидерству и проявляющего эти склонности от случая к случаю, к подлинному руководителю, организатору преступной группы.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ — N 29 от 27 декабря 2002 года «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» содержит новые указания о признаках организованной группы.

«Организованная группа, — указывается в Постановлении, — характеризуется, в частности, устойчивостью, наличием в ее составе организатора (руководителя) и заранее разработанного плана совместной преступной деятельности, распределением функций между членами группы при подготовке к совершению преступления и осуществлении преступного умысла».

Пленум Верховного Суда РФ предпринял попытку разъяснить, что понимать под устойчивостью организованной группы. В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ указывается, что об устойчивости организованной группы может свидетельствовать не только большой временной промежуток ее существования, неоднократность совершения преступлений членами группы, но и их техническая оснащенность, длительность подготовки даже одного преступления, а также иные обстоятельства, например специальная подготовка участников организованной группы к проникновению в хранилище для изъятия денег (валюты) или других материальных ценностей.

Таким образом, к основным признакам организованной группы следует отнести:

— устойчивость;

— наличие организатора, руководителя;

— осуществление планирования и подготовки преступления;

— распределение ролей при совершении преступления между членами группы.

2. Отличие организованной группы от группы по предварительному сговору.

Как уже отмечалось выше статья 35 УК РФ устанавливает четыре вида преступных групп: группа лиц, группа лиц по предварительному сговору, организованная группа и преступное сообщество (преступная организация).

Рассмотрим, чем же организованная преступная группа лиц отличается от группы лиц, совершающих преступления по предварительному сговору?

Первое различие связано с тем, что в группе лиц по предварительному сговору общее соглашение о совершении преступления достигается заранее, до его реального совершения. Сговор на совершение группового преступления отличается от простого согласия, решения на совместное совершение преступления именно тем, что носит предварительный характер, т.е. существует временной промежуток между принятием решения о совершении группового преступления и его реальным выполнением.

Второе различие заключается в психологическом характере самих групп. Группа лиц — это во многом случайная, ситуативная группа, члены которой приняли решение о совершении совместного преступления во многом в силу того, что оказались вместе в данном месте, в результате внезапно возникшей ситуации. Некоторые члены такой группы принимают участие в совершении преступления из чувства солидарности, в то время как объединение их в группу носило совсем другие, часто не преступные цели.

В преступных группах рассматриваемого вида отсутствуют четкие психологическая и функциональная структуры, не выделился лидер, решения принимаются коллективно, в основном на фоне конкретной ситуации и нередко под влиянием эмоций. Целью объединения первоначально может быть не совершение преступления, а удовлетворение потребностей в общении. Роли при совершении преступления в группе лиц, как правило, не распределяются — соучастники совершают преступление совместными действиями, сообща. Многие действия соучастников осуществляются без продуманного плана, в соответствии с ситуацией, под влиянием эмоций и сиюминутных порывов.

Степень сплоченности таких групп небольшая, взаимная зависимость, поддержка и защита в случаях задержания проявляется слабо. На допросах участники преступных групп такого вида обычно дают правдивые показания.

Иной психологический характер носит преступная группа лиц, совершающих преступления по предварительному сговору. Она более организованна, состав ее в определенной степени стабилизирован, ярко выражена антиобщественная установка, группа переходит к совершению серии часто однородных преступлений, однако пока нет еще четких планов совместной деятельности.

Здесь также нет лидера, но сформировалось, как правило, руководящее ядро из наиболее активных и авторитетных членов. Обычно его составляют самые деморализованные ее члены, с явно выраженной антиобщественной установкой. Деловые отношения по поводу совершения групповых преступлений приобретают все большее значение. Но в то же время межличностные отношения, личные симпатии продолжают играть главную роль.

В целом группа лиц по предварительному сговору является как бы промежуточной между группой лиц и организованной группой, поэтому по конкретным уголовным делам в группах этого вида могут быть обнаружены отдельные признаки, как группы лиц, так и организованной группы.

Один из основных признаков организованной группы — ее устойчивость, на что прямо указано в ч. 3 ст. 35 УК РФ. Группа лиц по предварительному сговору тоже достаточно устойчива, поскольку между сговором ее членов до совершения группового преступления существует определенный промежуток времени, в течение которого группа не распадается. И все же это разного уровня, разного качества устойчивость.

Устойчивость группы лиц по предварительному сговору отличается от устойчивости как признака организованной группы тем, что в первом случае формирование преступной группы еще не завершено, состав ее не стабилизировался, члены группы свободно выходят из нее, так же легко появляются новые члены. Изучение уголовных дел показывает, что очень редки случаи, когда группа совершает преступление в полном составе. Однако всегда участвуют в преступлениях лица, составляющие активное и руководящее ядро преступной группы.

Устойчивость организованной группы как ее основной признак носит несколько иной характер: имеет место стабильность, постоянство ее состава, вхождение в группу новых членов затруднено, а к выходу кого-либо из группы остальные члены относятся резко отрицательно. Но самое главное отличие заключается в том, что совместная преступная деятельность рассчитана на длительное время. Как правильно заметила Н. Кузнецова, «в судебной практике вывод об устойчивости группы часто обосновывается длительностью или многоэпизодностью преступной деятельности».

С этих позиций не выдерживает критики указание ч. 3 ст. 35 УК РФ о том, что организованная группа — это устойчивая группа лиц, заранее объединившихся, в частности, для совершения одного преступления. На наш взгляд, нет оснований говорить об организованной группе, если она создана только для совершения одного преступления, а совершив его, прекращает свое существование.

Кроме устойчивости организованная группа характеризуется такими признаками: формирование психологической структуры группы, выдвижение лидера — ее организатора и руководителя; распределение ролей при совершении преступлений; тщательная подготовка к совершению преступления; возможность использования сложных способов преступления; поддержание в группе строгой дисциплины; замена личных отношений на деловые, основанные на совместном совершении преступлений; выработка единой ценностно — нормативной ориентации; распределение преступных доходов в соответствии с положением лица в структуре группы; создание специального денежного фонда.

Установление большинства указанных признаков позволяет весьма надежно квалифицировать преступную группу как организованную и отграничить ее от группы лиц, совершающих преступления по предварительному сговору.

§ 1.2 Понятие и признаки преступного сообщества (преступной организации) как формы соучастия

Преступное сообщество является одновременно институтом Общей и Особенной части УК РФ. Как институт Общей части оно представляет собой одну из форм соучастия, перечисленных в ст. 35 Кодекса, поэтому его уголовно-правовой анализ будет неполным при рассмотрении вне рамок соучастия.

Соучастием в преступлении признается умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления (ст. 32 УК РФ).

В самом Кодексе отсутствуют термины «форма» или «вид» соучастия. Понятие «вид» используется лишь в его ст. 33 по отношению к самим соучастникам (исполнитель, организатор, подстрекатель, пособник). Вместе с тем в теории вот уже на протяжении многих десятилетий не стихают споры о том, что считать формой, а что — видом соучастия. В самых современных работах по данному вопросу спор стал вестись уже по поводу целесообразности самого спора6.

В отечественной юридической мысли одним из первых этого вопроса коснулся Н.С. Таганцев, который выделял такие виды соучастия, как скоп, сговор и шайка. Какой-либо четкий критерий для такого деления им сформулирован не был. Шайку он называл особым видом соучастия, отмечая такие ее свойства, как общее между ее участниками соглашение на постоянную преступную деятельность, относящееся как к одному определенному роду преступлений, так и к разным родам; обращение этой деятельности в ремесло; наличие иерархической организованности. Именно шайку Н.С. Таганцев считал наиболее опасным видом преступного соучастия7.

А.Н. Трайнин, автор первой советской монографии о соучастии, выделял четыре вида соучастия: без предварительного сговора (простое соучастие); с предварительным сговором; организованная группа; соучастие особого рода (преступная организация или преступное сообщество). В основу этой классификации им были положены характер и степень субъективной связи соучастников8.

Наиболее радикальных взглядов по рассматриваемому нами вопросу придерживался Н.Г. Иванов. Он предложил считать единственно возможной формой соучастия группу, поскольку ее признаки, разработанные социальной психологией, равным образом применимы ко всем тем формам соучастия, которые выделялись другими учеными. Ее видами он называл организацию, банду, группу, образованную по предварительному сговору, и группу, образованную без предварительного сговора9.

Организованная группа и преступное сообщество предполагают наличие как минимум организатора (создателя, руководителя), то есть соединяют в себе такие видовые признаки, как распределение ролей и предварительный сговор. Их основное отличие друг от друга — в степени организованности, которая достигает своего высшего показателя в преступном сообществе (преступной организации)10.

Большинство авторов (Н.С. Таганцев, А.Н. Трайнин, П.И. Гришаев, Г.А. Кригер, Ф.Г. Бурчак) говорили о так называемом соучастии особого рода. При этом термин «особого рода» следует понимать не в логическом смысле, а генетическом, то есть как соучастие особой природы, особого происхождения. Особая природа преступного сообщества заключается в следующем:

— это двойное соучастие или соучастие в соучастии, которое состоит в том, что лицо одновременно является участником (непосредственным или опосредованным) преступления, для совершения которого сообщество создано, и участником самого сообщества как постоянно функционирующей организации;

— даже если лицо, участвующее в сообществе, не участвует в совершаемых этим сообществом преступлениях, оно подлежит уголовной ответственности уже за само участие в таком сообществе;

— поэтому преступное сообщество предусмотрено нормами Общей части УК РФ как форма соучастия и одновременно нормами Особенной части УК РФ как основание уголовной ответственности.

Согласно ч. 4 ст. 35 УК РФ преступление признается совершенным преступным сообществом (преступной организацией), если оно совершено сплоченной организованной группой (организацией), созданной для совершения тяжких или особо тяжких преступлений, либо объединением организованных групп, созданным в тех же целях. Таким образом, преступное сообщество (преступная организация), являясь формой (особым родом) соучастия, само, в свою очередь, выступает в двух формах, а именно как:

а) сплоченная организованная группа (организация), созданная для совершения тяжких и особо тяжких преступлений;

б) объединение организованных групп, созданное для совершения тяжких или особо тяжких преступлений.

В обеих формах стержневым понятием является организованная группа. Преступление, — говорится в ч. 3 ст. 35 УК РФ, — признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений. Группой, согласно словарному толкованию, считается объединение нескольких лиц для каких-нибудь общих занятий11. Устойчивость — вот тот признак, с помощью которого законодатель отделяет организованную группу от простой. Слово «устойчивый» может употребляться в нескольких значениях, а именно:

— имеющий свойство твердо стоять, не падая, не колеблясь; способный сохранять данное состояние, несмотря на действие различных сил (в узко физическом понимании);

— не поддающийся, не подверженный колебаниям;

— не поддающийся постороннему влиянию (так в переносном смысле говорят, например, о человеке, имеющем твердые убеждения);

— способный выдерживать неблагоприятное воздействие кого-, чего-либо (о человеке или о группе людей, например «устойчивая семья»)12.

Определенное понимание признака устойчивости сложилось и в судебной практике. «Так, об устойчивости организованной группы, — говорится в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 года № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое», — может свидетельствовать не только большой временной промежуток ее существования, неоднократность совершения преступлений членами группы, но и их техническая оснащенность, длительность подготовки даже одного преступления, а также иные обстоятельства (например, специальная подготовка участников организованной группы к проникновению в хранилище для изъятия денег (валюты) или других материальных ценностей)»13. В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 17 января 1997 года № 1 «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм»14 указано, что об устойчивости банды могут свидетельствовать, в частности, такие признаки, как стабильность ее состава, тесная взаимосвязь между ее членами, согласованность их действий, постоянство форм и методов преступной деятельности, длительность ее существования и количество совершенных преступлений.

Все эти признаки присущи также и преступному сообществу (преступной организации) как форме соучастия постольку, поскольку она определяется законодателем через понятие организованной группы. Граница между организованной группой и преступным сообществом (преступной организацией) проходит по признаку сплоченности (здесь мы говорим лишь о первой его форме). Именно сплоченную организованную группу законодатель отождествляет с организацией. Слово «сплоченный» имеет двойную этимологию. Корнем этого слова может быть плот; в этом случае оно обозначает «бревна, соединенные в плоты». Также его корнем может быть плоть; и тогда оно обозначает:

— тесно сближенный друг с другом, сомкнутый (например, «сплоченные шеренги солдат»);

— дружный, единодушный, спаянный15.

Сплоченность, как и устойчивость, — это оценочный признак, не имеющий единого законодательного определения. Поэтому в теории его трактуют по-разному. Н.П. Водько считает термины «устойчивость» и «сплоченность» синонимами16, хотя их словарное толкование, рассмотренное нами выше, не дает оснований для столь однозначного вывода. Однако нельзя не согласиться с теми, кто считает оба признака весьма близкими по содержанию17.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ, рассмотрев в кассационном порядке приговор Алтайского краевого суда, в своем Определении от 30 декабря 1999 года указала, что «по смыслу закона под сплоченностью следует понимать наличие у членов организации общих целей, намерений, превращающих преступное сообщество в единое целое». Понимая, что наличие общих целей и намерений еще не превращает группу людей в единое целое, хотя, несомненно, является одним из условий такого единства, суд уточняет: «…о сплоченности может свидетельствовать наличие устоявшихся связей, организационно-управленческих структур, финансовой базы, единой кассы из взносов от преступной деятельности, конспирации, иерархии подчинения, единых и жестких правил взаимоотношений и поведения с санкциями за нарушение неписаного устава сообщества»18.

Определяющим свойством устойчивости преступной группы, как нам кажется, является то, что такая группа не распадается и продолжает существовать: а) после совершения одного преступления или одного эпизода в цепи запланированной преступной деятельности; б) в случае противодействия ее функционированию со стороны правоохранительных органов или других преступных групп; в) при возникновении конфликтной ситуации между ее членами. Сплоченность же выражается в наличии прочной связи между членами группы, характеризующейся организационным и психологическим единством. Поэтому сплоченность группы — это залог ее устойчивости, а устойчивость — результат сплоченности. Прав М.Г. Миненок, когда говорит, что «невозможно представить организованную группу устойчивой, но не сплоченной, а преступное сообщество — сплоченным, но не устойчивым»19.

Сплоченность, как следует из нашего определения, имеет две стороны: объективную (организационное единство) и субъективную (психологическое единство). Организационное единство группы (организации) обеспечивают такие факторы, как:

— иерархическая структура управления, возглавляемая руководителем;

— система норм поведения с установленными санкциями за ее нарушение;

— конспиративность и маскировка преступной деятельности;

— единая финансовая база, высокая материально-техническая оснащенность.

Психологическое единство группы (организации) обеспечивают такие факторы, как:

— общность целей и задач, подкрепленная осознанием того, что их достижение может быть наиболее эффективно обеспечено совместными усилиями;

— единые ценностные ориентации и установки на насилие, оппозицию закону и обществу, быстрое обогащение, «блатной» образ жизни;

— этнические, родственные, дружеские или пенитенциарные (по совместному отбыванию наказания в виде лишения свободы) связи20.

Указанные объективные (организационные) и субъективные (психологические) факторы сплоченности установлены судами при рассмотрении конкретных уголовных дел.

Приговором суда присяжных Московского областного суда от 18 июля 2001 года по уголовному делу № 2-12-9/2001 установлено: А., Г. и П., преследуя корыстные цели, направленные на незаконное обогащение, в период с 1996 по 1997 год создали в г. Москве преступное сообщество (преступную организацию), имеющее цель на незаконные приобретение, хранение в целях сбыта и сбыт наркотических средств в особо крупном размере. Создавая преступное сообщество, все они использовали общее стремление каждого члена сообщества к незаконному обогащению, а также доверительные отношения между собой, основанные на этнической общности и давнем знакомстве. Для обеспечения преступного сообщества мобильными средствами связи А. и П. приобрели мобильные телефоны и использовали их. А., с целью оснащения преступного сообщества транспортными средствами, предоставил для нужд сообщества принадлежащий ему автомобиль «Мерседес Е-320». Для хранения и сбыта наркотических средств в особо крупных размерах в интересах преступной организации были арендованы и использовались две квартиры в г. Москве. С целью маскировки преступного сообщества и полученных им доходов от преступной деятельности А. в 1998 году организовал фирму «Сафи Интернешнл», зарегистрированную в г. Москве. Для конспирации члены преступного сообщества присвоили себе клички: А. — «Хамаюн», Г. — «Ассад», П. — «Дина». Роль А. заключалась в осуществлении общего руководства преступным сообществом, обеспечении его членов средствами связи, передвижения и маскировки их деятельности, а также в планировании конкретных преступлений и руководстве их совершения. Роль Г. заключалась в подыскании конкретных приобретателей наркотических средств, ведении с ними переговоров об условиях приобретения и сбыте им наркотических средств. Роль П. заключалась в хранении и расфасовке в целях сбыта наркотических средств. Часть дохода, полученного в результате незаконного оборота наркотических средств, они присваивали себе, другую часть вкладывали в приобретение очередной партии наркотических средств и расширение таким образом совместной преступной деятельности.

Приговором Московского городского суда от 11 ноября 1999 года по уголовному делу № 2-371/99 установлено: «Организация преступного сообщества была построена таким образом, что каждый его участник, действуя во исполнение установленных целей и задач преступного сообщества, выполняя конкретно ему отведенную роль, зная о наличии иных лиц, участвующих в совершении преступления, не обладал информацией об их конкретных данных, с тем, чтобы при задержании одного из участников преступления избежать разоблачения преступного сообщества в целом».

Осознавая это, судебная практика пытается выработать дополнительные признаки. В том же Определении от 30 декабря 1999 года Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в числе обязательных признаков преступного сообщества (преступной организации), наряду с его сплоченностью, называет также признак организованности. «Признаки организованности, — говорится в Определении, — четкое распределение функций между соучастниками, тщательное планирование преступной деятельности, наличие внутренней жесткой дисциплины и т.д.»21. Названный признак нашел широкое применение в деятельности нижестоящих судов.

В приговоре Московского городского суда от 19 июня 2000 года по уголовному делу № 2-47/00 отмечается: «…степень организации данной группы и ее организационное построение, по мнению суда, еще не дает оснований считать данную группу преступным сообществом, что делает невозможным квалифицировать содеянное подсудимым Метлой Г.В. по ст. 210, ч. 1, УК РФ, а подсудимыми Бурмистенко М.Н., Юферовым В.Н., Парфеновой А.Г. по ст. 210, ч. 2, УК РФ, в связи с чем по указанным статьям подсудимые подлежат оправданию за отсутствием в их действиях состава преступления»22.

Приговором Московского городского суда от 10 мая 2001 года по уголовному делу № 2-119/01 установлено, что «в действиях подсудимых отсутствуют признаки преступного сообщества, поскольку степень их организованности была недостаточной, чтобы считать ее таковым, и свидетельствовала лишь об организованной группе»23.

Второй формой преступного сообщества (преступной организации), наряду со сплоченной организованной группой (организацией), в ч. 4 ст. 35 УК РФ называется объединение организованных групп. Объединение, согласно словарному толкованию, — это организация или общество24. Такое толкование хотя и указывает на родственность обеих форм преступного сообщества (преступной организации), однако вряд ли добавляет что-либо к их пониманию. Объединение организованных групп предполагает, что ему предшествовало наличие как минимум двух самостоятельных организованных групп, каждая из которых состояла как минимум из двух человек. Таким образом, обязательным признаком данной формы преступного сообщества (преступной организации) является ее численный состав, который на момент объединения не может быть меньше четырех человек. В последующем один или двое членов могут покинуть сообщество, однако с точки зрения закона подобное изменение численного состава, при сохранении других обязательных признаков преступного сообщества, не в каждом случае влечет его автоматическую трансформацию обратно в организованную группу.

В результате объединения нескольких организованных групп самостоятельность каждой из них может быть утрачена, а функции руководителя каждой группы могут быть переданы единому (общему) руководящему органу. В таком случае она обретает форму сплоченной организованной группы (организации) и перестает быть объединением организованных групп25.

Какой-либо практический смысл предусмотренное законодателем объединение организованных групп как форма преступного сообщества (преступной организации) имеет лишь в том случае, когда у каждой из объединившихся организованных групп остается собственный руководитель, а сами группы сохраняют некоторую автономию внутри объединения. При этом наличие общего руководящего органа все равно обязательно, в то время как полномочия его (ибо законодатель это прямо не оговаривает) могут быть либо доминирующими по отношению к руководителям входящих в объединение организованных групп (по федеративному типу), либо сведены к координации их общей преступной деятельности (по конфедеративному типу).

В тексте закона понятия «преступное сообщество» и «преступная организация» используются как равнозначные. Заключив в скобки понятие преступной организации, законодатель, по всей видимости, стремился придать основному понятию — понятию преступного сообщества — большую определенность, подчеркнуть недостаточно удачно сформулированный законодательный замысел. И в этом есть своя логика. Сообщество, согласно словарному толкованию, — это объединение людей, народов, государств, имеющих общие интересы, цели26. Организация же толкуется, с одной стороны, как общественное объединение лиц или государств, а с другой стороны, как характер строения, устройства, структуры чего-либо27. То есть понятие организации не только не противоречит понятию сообщества, но в рассматриваемом нами случае даже дополняет его.

В теории по данному вопросу существуют две точки зрения. Первая точка зрения заключается в том, что преступное сообщество и преступная организация — это не синонимы, а совершенно разные понятия, обозначающие два самостоятельных преступных объединения. Такой точки зрения придерживается А.И. Долгова, которая утверждает, что преступное сообщество — это некое подобие преступного профсоюза или партии, которое непосредственно преступлений не совершает, а создает благоприятные условия для преступной деятельности отдельных формирований и взаимодействия между ними. В то время как преступная организация — это лишь разновидность преступного формирования, отличающаяся от других формирований большим численным составом и масштабом преступной деятельности28.

Другая точка зрения состоит в том, чтобы, во избежание отождествления с государственными и общественными организациями, отказаться от термина «преступная организация», сохранив в тексте закона лишь термин «преступное сообщество»29.

Преступная организация представляет собой форму соучастия, соединяющую в себе следующие видовые признаки: распределенность ролей, наличие предварительного сговора, высшая степень организованности. В отличие от других форм соучастия, преступная организация — это соучастие особого рода, правовая конструкция которого позволяет осуществлять уголовное преследование тех лиц, общественно опасная деятельность которых проявляется не в совершении традиционных преступлений, а в создании организационных условий для их системного совершения. Законодатель предусмотрел две формы преступной организации: сплоченную организованную группу, созданную для совершения тяжких или особо тяжких преступлений, и объединение организованных групп, созданное в тех же целях. Поскольку последняя форма имеет весьма незначительное практическое применение, наибольшее значение приобретает сплоченная организованная группа. Однако используемые при ее определении оценочные признаки (устойчивость, сплоченность, организованность) не дают четких критериев для ее отграничения от других форм соучастия. Поэтому существует практическая и теоретическая необходимость дополнения ее другими признаками, в том числе разрабатываемыми криминологией. Кроме того, следует законодательно уточнить количество преступлений, для совершения которого создается преступная организация, и здесь целесообразно ввести понятие преступной деятельности, раскрыв его содержание в примечании к ст. 35 УК РФ.

Преступное сообщество

Преступное сообщество (преступная организация) представляет собой наиболее опасную для общества и государства форму соучастия и уголовно-правовую форму выражения организованной преступности, которая впервые закреплена в УК РФ. В одном из документов Девятого конгресса ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, проходившего в 1990 г., говорилось: «Организованная преступность создает прямую угрозу национальной, международной безопасности, стабильности и представляет собой фронтальную атаку на политические и законодательные власти, а также создает угрозу самой государственности. Она нарушает нормальное функционирование социальных и экономических институтов и компрометирует их, что приводит к утрате доверия к демократическим процессам. Она подрывает процесс развития и сводит на нет достигнутые успехи. Она ставит в положение жертвы население целых стран и эксплуатирует человеческую уязвимость, извлекая при этом доходы. Она охватывает, опутывает и даже закабаляет целые слои общества, особенно женщин и детей».

Организованная преступность сложна, многомерна и разнопланова, что не позволяет пока, к сожалению, выработать универсальное ее понятие. В докладе Генерального секретаря ООН на второй сессии Комиссии по предотвращению преступности и уголовному правосудию Экономического и Социального Совета ООН 13-23 апреля 1993 г. сформулирован следующий перечень признаков организованной преступности:

  • а) организованная преступность — это деятельность объединений преступных групп или группировок, объединившихся на экономической основе. Эти группировки очень напоминают банды периода феодализма, которые существовали в средневековой Европе. Экономические выгоды извлекаются ими путем предоставления законных услуг и товаров в незаконной форме;
  • б) организованная преступность предполагает конспиративную преступную деятельность, в ходе которой с помощью иерархически построенных структур координируется планирование и осуществление незаконных деяний или достижение незаконных целей с помощью незаконных средств;
  • в) организованные преступные группировки имеют тенденцию устанавливать частичную или полную монополию на предоставление незаконных товаров и услуг потребителям, поскольку, таким образом, гарантируется получение более высоких доходов;
  • г) организованная преступность не ограничивается лишь осуществлением заведомо незаконной деятельности, такой, как «отмывание» денег через законные экономические структуры и манипуляции, осуществленные с помощью электронных средств.
  • д) организованные в группировки преступники используют в своей «работе» различные меры, которые могут быть изощренными и тонкими или, наоборот, грубыми, прямыми и острыми. Они используют для установления монополии на предоставление незаконных товаров и услуг, для проникновения в законные виды деятельности и коррумпирования должностных лиц.

Вышеперечисленные сущностные признаки в совокупности, как представляется, полностью отражают характеристику такого социально опасного явления, как организованная преступность. Вместе с тем необходимо иметь в виду, что такое понятие организованной преступности — понятие криминологическое и в силу своей недостаточной определенности и многосложности не может напрямую закрепляться в уголовном законе. Поэтому законодатель в УК РФ предусматривает соответствующие этому понятию уголовно-правовые формы проявления организованной преступности — организованную группу и преступное сообщество (преступная организация).

Следует отметить, что среди юридической общественности в процессе подготовки нового уголовного законодательства вопрос о выделении преступного сообщества (преступной организации) в качестве самостоятельной формы соучастия, предусматриваемой непосредственно в статьях Особенной части, не получил однозначного решения.

Не получило поддержки и предложение предусмотреть уголовную ответственность для организаторов не в связи с их деятельностью по организации конкретных преступлений, доказательство которой требует весьма серьезных усилий со стороны правоохранительных органов, а в связи с их участием в общей преступной деятельности. Данное предложение имело в своей основе стремление максимального упрощения процедуры процессуального доказывания со стороны правоохранительных органов причинной связи между действиями организаторов и преступными эпизодами группы, что совершенно обоснованно не было воспринято законодателем.

Преступным сообществом (преступной организацией) признается «сплоченная организованная группа (организация), созданная для совершения тяжких или особо тяжких преступлений, либо объединение организованных групп, созданное в тех же целях»ч.4 ст. 35 УК РФ.

В уголовно-правовой доктрине преступное сообщество на протяжении весьма значительного периода времени характеризовалось признаками устойчивости и сплоченности. Однако при введении в 1989 г. законодателем в Особенную часть УК РСФСР организованной группы в качестве квалифицирующего обстоятельства судебная практика стала толковать признак устойчивости в качестве основного признака организованной группы. В связи с этим уместно будет отметить, что в первом официальном проекте УК РФ 1992 г. преступное сообщество (преступная организация) как форма соучастия в ст. 30 (формы соучастия) вообще не упоминалась. В ходе последующего обсуждения проекта УК предлагалось определять сущностную характеристику преступного сообщества сквозь призму признака устойчивости, но законодатель не поддержал данное предложение и постановил считать наряду с другими в числе основных признаков преступного сообщества сплоченность.

По смыслу закона характерными признаками преступного сообщества (преступной организации) являются организованность, сплоченность и специальная цель деятельности — совершение тяжких или особо тяжких преступлений.

Понятие сплоченности тесно связано с понятием устойчивости, которое характеризует организованную группу, однако его использование законодателем в качестве самостоятельного признака сообщества следует расценивать как намерение придать его содержанию иной характер, отличный от содержания устойчивости. Признак сплоченности отражает более высокую степень согласованности преступной деятельности по сравнению с организованной группой и проявляется в спаянности, социально-психологической общности сообщества. В социальной психологии в качестве детерминантов сплочения выделяют:

  • а) кооперативное поведение, понимаемое одновременно и как объективная взаимозависимость участников совместной деятельности, и как особая форма мотивации;
  • б) цели группы, характер и сложность которых определяют и соответствующий уровень специализации индивидуальных усилий, и тесноту кооперации;
  • в) сходство ценностных ориентаций и взглядов как основу тяготения лица к группе. Объединение членов сообщества происходит вследствие наличия единой системы социальных ценностей и одинаковых социальных ориентации соучастников. Опосредованные через совместную преступную деятельность, они способствуют выработке в сообществе собственных взглядов, норм поведения и ценностной ориентации, которых придерживаются все его члены. Чем дольше существует такое сообщество, тем в большей степени поведение членов сообщества определяется внутригрупповыми нормами, которые представляют собой определенные шаблоны поведения и ориентированы на достижение целей конкретного сообщества за счет объединения физических и моральных сил всех соучастников. Подчинение этим нормам может быть как добровольным, так и принудительным, в том числе и на основе прямого физического или психического насилия.

Значительное влияние на консолидацию сообщества, формирование в нем соответствующего микроклимата оказывают ее лидеры. Это могут быть как организаторы, способные задавать сообществу программу противоправного поведения, так и организаторы, предрасположенные лишь к организации конкретной деятельности, конкретного преступления. Чем сильнее зависимость соучастников от внутригрупповых норм, выше авторитет организаторов или руководителей, тем выше социально-психологическая общность членов сообщества и, следовательно, тем более оно сплочено и с большей эффективностью может действовать.

В специальной литературе в содержание сплоченности наряду с указанными обстоятельствами включают и некоторые другие: «круговую поруку», конспирацию, общую кассу (общак), наличие специальных технических средств и т.д.

Несомненно, что эти обстоятельства в той или иной степени находят свое отражение в сообществе, ибо оно согласно закону представляет собой либо одну сплоченную организованную группу (организация), либо объединение таких групп (сообщество — союз обществ).Забрянский Г.И. Проблемы грабежей в пореформенной России / Юридический мир. 2003 № 10.

Следовательно, оно должно обладать определенной системой иерархической связи. Во главе иерархической структуры сообщества находятся руководители или совет руководителей, в состав совета также входят руководители структурных подразделений, аналитики (советники), держатели «общака», нередко сюда же входят коррумпированные лица государственного аппарата. Нижнюю часть этой структуры составляют боевики, рядовые исполнители, наводчики, пособники и т.д.

Преступное сообщество может быть структурировано, т.е. подразделяться на более мелкие структурные подразделения, но может быть и единым, и в этом случае оно представляет собой сплоченную организованную группу (организацию). Структурное подразделение преступного сообщества (преступной организации) — это входящая в сообщество группа из двух или более лиц (бригада, звено, группировка и т.д), которая может выполнять различные функции в рамках и целях преступного сообщества.Арутюнов А.А. Организованные группы и преступные сообщества: вопросы квалификации / Законодательство и экономика, 2002, № 9.

Одни из них занимаются непосредственным совершением преступлений, другие выполняют «обеспечивающие» функции (связь, разведка, материальное обеспечение и т.п.). Сообщество может быть с обязательным жестким подчинением руководству сообщества, но может включать в себя и автономные структурные подразделения, которые в целом выполняют общую линию поведения сообщества, подконтрольны его руководству, однако сохраняют относительную свободу и самостоятельность действий. Как правило, оно распространяет свое влияние на определенный территориальный район или на определенную сферу деятельности, т.е. имеет специализацию (торговля оружием или наркотиками, контрабанда, финансовые операции т.д.). Однако чаще всего сообщество имеет межрегиональные и даже международные связи.

Типичным примером преступного сообщества может служить действовавшая во Владивостоке крупная преступная группировка под руководством братьев Л., которая ставила перед собой задачу подчинить себе криминальные структуры и в конечном итоге утвердиться лидером во Владивостоке. Данная группировка (система — по определению ее членов) включала в себя следующие структурные подразделения: коммерческие структуры, принадлежащие братьям, штаб, аналитический центр, осуществлявший сбор и анализ информации, поступавшей из разных источников, в том числе и агентурным путем, спецназ, который занимался физическим устранением противников, контрразведка, в функции которой входило выявление чужих агентов и неблагонадежных сотрудников системы, бригады — низовые звенья службы безопасности, занимавшиеся сбором дани с коммерческих структур на контролируемой территории, разведка, занимавшаяся сбором информации в различных криминальных и коммерческих структурах, органах власти, вербовкой агентов и подготовкой убийств, служба боевого и хозяйственного обеспечения, содержавшая 16 конспиративных квартир, добывавшая и хранившая оружие. Л. поддерживали неформальные отношения с работниками милиции, суда, прокуратуры и администрации края. Система была оснащена американским, японским и российским оборудованием для прослушивания разговоров через стены, двери и окна, чужих телефонных разговоров и кодирования своих, обнаружения подслушивающих устройств, прослушивания и записи разговоров на расстоянии, записей радиопереговоров между наземными и воздушными объектами, имелся даже детектор лжи. На вооружении группировки были пистолеты и револьверы, АКМ, винтовка, карабины, гранаты, взрывные устройства, обрез, взрывчатые вещества. За время своей деятельности группировка совершила 18 убийств, 6 покушений на убийства, ряд иных тяжких преступлений.

Следующим признаком преступного сообщества (преступной организации) является наличие специальной цели — совершение тяжких и особо тяжких преступлений. Данный признак не является безупречным хотя бы уже в силу того, что определять качество преступного образования через тяжесть совершенного его участниками преступления некорректно, поскольку по данному признаку формирование не может быть квалифицировано как преступное сообщество. Группа лиц по предварительному сговору и организованная группа также могут создаваться для совершения тяжких и особо тяжких преступлений. Никаких запретов по этому поводу закон не содержит. Следовательно, создается возможность либо неоправданного сужения понятия организованной группы, либо, наоборот, оценки как выполненных преступным сообществом случаев совершения организованной группой тяжких или особо, тяжких преступлений.

Согласно принятой в УК классификации тяжкими преступлениями признаются деяния, за совершение которых максимальное наказание не превышает 10 лет лишения свободы, а особо тяжкими — на срок свыше 10 лет лишения свободы или более строгое наказаниест. 15 УК РФ. Сказанное, однако, не означает, что в процессе своей деятельности преступное сообщество не может совершать и иные, не отнесенные к тяжким и особо тяжким, преступления. Вместе с тем следует отметить, что в данном случае тоже нет исчерпывающей определенности и четкости. С точки зрения традиционной организованной преступности, основными доходными промыслами для нее являются незаконный оборот наркотиков и оружия, преступления в сфере экономической деятельности, контроль за игорным и развлекательным бизнесом, а также проституцией и порнографией. Между тем из числа преступлений, входящих в орбиту интересов организованной преступности, к тяжким и особо тяжким относятся лишь преступления, связанные с незаконным оборотом оружия и наркотиков, остальные преступления, как правило, относятся к числу преступлений средней тяжести.

Количественные характеристики преступного сообщества (преступной организации) в законе не определяются. Поэтому следует исходить из общих требований соучастия, предусмотренных ст. 32 УК, хотя в специальной литературе высказывались предложения об увеличении минимальной численности преступной организации. Например, УК Италии прямо устанавливает минимальное количество субъектов — 3 лица.

Законодатель настолько высоко оценивает общественную опасность преступного сообщества (преступной организации), что не только выделяет ее в Общей части среди форм соучастия и признает ее существование как отягчающее наказание обстоятельство, но и предусматривает в Особенной части УК специальные составы, в которых сообщество указывается в качестве конститутивных признаков. Данные преступления признаются оконченными с момента создания вооруженного формирования, банды и преступного сообщества (преступной организации)ст. 208-210 УК РФ, вне зависимости от того, успело ли формирование, банда или сообщество совершить какое-либо преступление.