Принципы наказания в уголовном праве

Принципы назначения уголовного наказания Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

Раздел 4. Уголовный закон

САБИТОВ Т.Р., кандидат юридических наук, доцент, trsabitov@yandex.ru Кафедра уголовного права и национальной безопасности; Новосибирский государственный университет экономики и управления, 630099, г. Новосибирск, ул. Каменская, 56

SABITOV T.R.,

Candidate of Legal Sciences, associate professor, trsabitov@yandex.ru

ПРИНЦИПЫ НАЗНАЧЕНИЯ УГОЛОВНОГО НАКАЗАНИЯ

Аннотация. В статье рассматриваются принципы назначения наказания как отдельная группа уголовно-правовых принципов. В качестве критерия для выделения принципов назначения наказания автор использует соответствие их общим принципам уголовного права. В связи с этим называются принципы определенности, индивидуализации, необходимости наказания и принцип наименьшего наказания. Подвергаются критике положения, называемые иногда принципами назначения наказания, но в силу тех или иных причин таковыми не являющиеся. По мнению автора, принцип определенности наказания реализует принцип законности применительно к сфере назначения наказания. Принцип индивидуализации наказания является преломлением принципа справедливости. Принцип наименьшего наказания строится на основе принципа умеренности уголовно-правового воздействия (экономия репрессии). Принцип необходимости наказания основан на идее целесообразности.

Ключевые слова: уголовно-правовой принцип; назначение наказания; индивидуализация наказания; цели наказания; дифференциация ответственности.

PRINCIPLES OF CRIMINAL SENTENCING

Проведенное нами выборочное исследование практики назначения уголовного наказания в Российской Федерации показало, что судьи иногда подкрепляют свои решения ссылками на уголовно-правовые принципы*. В некоторых случаях в подтверждение своих позиций на принципы ссылаются адвокаты и подсудимые. Наиболее часто в судебных решениях упоминаются принципы гуманизма, справедливости, целесообразности и экономии репрессии. Называются также принципы законности, равенства, индивидуализации наказания. Круг процессуальных документов, в которых судьи обращаются к

Изучено 30 судебных решений.

уголовно-правовым принципам, довольно широк: обвинительные приговоры с назначением реального наказания и условного осуждения, постановления о прекращении уголовных дел, кассационные определения.

При этом можно сделать следующие выводы. Во-первых, практика обращения к уголовно-правовым принципам очень мала (менее 1 % от исследованных судебных решений), а также распределена неравномерно, то есть в регионе часто сосредоточивается в одном и том же суде или у одного и того же судьи. Во-вторых, мотивируя вынесение решений, в частности, идеями гуманизма, справедливости и целесообразности, суды упоминают их

*

не только как принципы, но и как начала, требования, либо вовсе не определяют их понятийную принадлежность. Имеются приговоры, где принципы смешивались с целями наказания, перечисленными в ч. 2 ст. 43 УК РФ. В-третьих, непонятно, где же участники уголовного процесса обращались собственно к принципам назначения наказания, а где к общим принципам уголовного права?

Представляется, что вышеперечисленные выводы обусловливаются в первую очередь тем, что к настоящему времени вопрос о принципах назначения наказания не получил должной степени научной разработки. В российской науке уголовного права пока не найден окончательный ответ на вопрос об отграничении данных принципов от основных начал назначения наказания, общих принципов уголовного права, принципов пенализации (депена-лизации). На стадии разработки также находится вопрос о том, какие именно идеи следует относить к принципам назначения наказания и каково их количество. Все эти недостатки отражаются на правосознании правоприменителя.

В литературе по уголовному праву называется немало принципов, относящихся, по мнению авторов, к сфере назначения наказания, причем их количество у каждого автора заметно отличается. Так, Т.В. Непомнящая называет только два из них: дифференциацию уголовной ответственности и наказания и индивидуализацию наказания . По мнению В.Д. Мень-шагина, к сфере назначения наказания следует отнести три принципа: законность, гуманность и индивидуализацию применения наказания . М.И. Бажанов называет три других принципа назначения наказания: определенность наказания в приговоре, обоснованность и обязательность его мотивировки в приговоре . Р.С. Бурганов представляет довольно широкий перечень принципов назначения наказания, включая в него помимо идей, закрепленных в ст.ст. 3-7 УК РФ, экономию мер уголовной репрессии, стимулирование при назначении наказания отказа от продолжения преступной деятельности и позитивного посткриминального поведения, дифференциацию, индивидуализацию, неотвратимость уголовной ответственности, целесообразность уголовной

ответственности и личную ответственность . Другими авторами упоминаются и иные принципы, например, эффективность наказания , соответствие наказания общественной опасности преступления .

На наш взгляд, не все из перечисленных идей можно с уверенностью отнести к принципам назначения наказания. Например, недопустимо, по нашему мнению, согласиться с признанием дифференциации уголовной ответственности и наказания в качестве принципа назначения наказания. Так, по мнению Т.В. Непомнящей, данный принцип при выборе меры уголовной ответственности проявляется в возможности применения к лицам, совершившим преступления, условного осуждения, принудительных мер медицинского характера, принудительных мер воспитательного воздействия, а также в возможности выбора судом наказания в рамках альтернативной санкции нормы .

Полагаем, что автор не учитывает следующие обстоятельства. Идею дифференциации ответственности можно отнести лишь, пожалуй, к группе принципов пе-нализации, т.е. принципов, определяющих сферу установления уголовно-правовых последствий совершения преступления на законодательном уровне, что нашло поддержку в юридической литературе , либо при определенных условиях также и к сфере криминализации . В любом случае под дифференциацией ответственности следует понимать «осуществляемое законодателем разделение последней, дозировку с учетом определенного рода обстоятельств, целью которой является создание для правоприменителя желаемого режима при определении меры (вида и размера) ответственности за совершенное правонарушение» .

С этим пониманием дифференциации ответственности не согласуется утверждение Т.В. Непомнящей о том, что «уголовный закон позволяет судам возможность такой дифференциации» . Суд в отличие от законодателя не дифференцирует, то есть не устанавливает разницу в ответственности в зависимости от различных обстоятельств. Он только использует уже реализованную в УК РФ дифференциацию в целях индивидуализации уголовной ответственности. Таким

образом, полагаем, что дифференциация ответственности не может быть принципом назначения наказания.

Такое положение, как обоснованность и обязательность мотивировки наказания в приговоре (Бажанов М.И., 2006), если и можно отнести к принципам, то, пожалуй, лишь к уголовно-процессуальным.

Стимулирование позитивного посткриминального поведения и отказа от продолжения преступной деятельности вряд ли можно отнести к принципам назначения наказания. Р.С. Бурганов полагает, что данным принципом охватываются нормы, закрепляющие смягчающие наказание обстоятельства (пп. «и», «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ), о назначении наказания при смягчающих обстоятельствах (ст. 62 УК РФ), о назначении более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление (ст. 64 УК РФ), и др. . Однако названный принцип не охватывает процесс назначения наказания, речь идет о сфере депенализации, поскольку стимулировать позитивное поведение можно лишь на законодательном уровне, но никак не после того как деяние виновного уже получило уголовно-правовую оценку и решается вопрос о назначении наказания.

Эффективность наказания (Бурлаков В.Н., 1986) не обладает признаками правового принципа, прежде всего такими, как системность и универсальность. Иначе говоря, данное требование находится за рамками существующей системы уголовно-правовых принципов, у него нет родового (общего) уголовно-правового принципа, оно не может порождать правила назначения наказания ввиду его предельной конкретности.

Соответствие наказания общественной опасности преступления (Мицкевич А.Ф., 1985) — это и есть часть рассматриваемого нами принципа индивидуализации наказания.

Таким образом, полагаем возможным выделить принципы определенности, индивидуализации, необходимости наказания и принцип наименьшего наказания.

Итак, одним из принципов назначения наказания является его определенность. Эта идея реализует принцип законности применительно к сфере назначения наказания. Определенность наказания предполагает при предоставлении судье

уголовным законом возможности выбора вида, срока, размера и содержания наказания его обязанность четко определять конкретную меру наказания в приговоре.

Судебной практике известны случаи назначения не вполне определенного наказания, что влекло изменение приговора вышестоящей судебной инстанцией.

Например, Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда РФ был изменен приговор Курганского областного суда от 18 мая 2012 г. в отношении Ч., осужденного этим судом по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к лишению свободы на 16 лет с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев. Суд возложил на осужденного, в частности, обязанность являться в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, от одного до четырех раз в месяц для регистрации в порядке и сроки, установленные этим органом. Изменяя приговор Курганского областного суда, Судебная коллегия, во-первых, указала, что в приговоре суд не определил конкретно, сколько раз в месяц осужденный должен являться для регистрации в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, а во-вторых, уточнила возложенную обязанность указанием на явку осужденного для регистрации в специализированный государственный орган один раз в месяц*.

Принцип индивидуализации наказания основывается на достижениях педагогической науки. «Нельзя дать общих рецептов в вопросе о наказании, — писал А.С. Макаренко, — каждый поступок является всегда индивидуальным. В некоторых случаях наиболее правильным является устное замечание даже за очень серьезный проступок, в других случаях — за незначительный проступок нужно наложить строгое наказание» . Таким образом, этот принцип, как и анализируемые ниже другие принципы назначения наказания, тесно связан с возможностью судейского усмотрения.

* Определение от 30 авг. 2012 г. N 82-О12-24СП // Обзор кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ за второе полугодие 2012 г. 11К1_: http://www.vsrf.ru/second.php

Рассматриваемый принцип в российском уголовном праве стал выделяться довольно давно. Если говорить о советской уголовно-правовой науке, то в ней под индивидуализацией наказания понимался «принцип, заключающийся в учете характера и степени общественной опасности совершенного преступления, личности виновного, отягчающих и смягчающих обстоятельств, который позволяет посредством наказания добиться в конечном счете исправления и перевоспитания преступника, а также предупредить совершение новых преступлений как самим осужденным, так и другими лицами» .

В современной юридической литературе отношение ученых к индивидуализации наказания кардинально не изменилось, однако нередко встает вопрос о его соотношении с принципом справедливости (ч. 1 ст. 6 УК РФ). С.А. Велиев и А.В. Савенков по этому поводу пишут следующее: «Принцип справедливости, указанный в ст. 6 Уголовного кодекса РФ, является принципом уголовного законодательства, т.е. фактически закрепляет то, что уголовный закон должен быть справедливым, наказание и иные меры уголовно-правового характера, закрепленные в Уголовном кодексе. должны соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного. Принцип же индивидуализации наказания должен стоять на вооружении не у законодателя, а у правоприменителя (в первую очередь — у судьи)» .

Полагаем, что в данном случае необходимо исходить не из того, кому адресованы вышеназванные принципы, а из соотношения содержания этих принципов. Основа принципа соразмерности закреплена в ч. 1 ст. 6 УК РФ и указывает на необходимость соответствия преступления и мер воздействия, применяемых к лицу, его совершившему. Принцип индивидуализации наказания является преломлен ием общего прин ци па сора зм ерн ости (справедливости) применительно к сфере назначения наказания. Этот принцип, будучи обозначенным в ч. 3 ст. 60 УК РФ, указывает, за счет чего такое соответствие должно достигаться при назначении наказания, а именно за счет учета характера и степени общественной опасности пре-

ступления, индивидуальных особенностей лица, совершившего преступление, а также влияния назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

Однако сам факт возникновения вопроса о соотношении принципов справедливости и индивидуализации наказания свидетельствует о недостаточной проработке содержания законодательно закрепленного принципа справедливости (ч. 1 ст. 6 УК РФ). Оно чрезмерно конкретизировано, т.к. в нем помимо основы принципа соразмерности (соответствия деяния и мер, применяемых к совершившему его) присутствует также требование об учете индивидуальных особенностей личности и свойств преступного деяния, т.е. суть принципа индивидуализации наказания (ч. 3 ст. 60 УК РФ). Иначе говоря, законодатель продублировал содержание принципа индивидуализации в ч. 1 ст. 6 УК РФ. По нашему мнению, Т.А. Лесниевски-Костарева права в том, что формулировка принципа справедливости в ст. 6 УК РФ слишком узка и ориентирована на сферу индивидуализации ответственности . Полагаем, что недопустимо соединять два разных по иерархии принципа в один, поэтому основу принципа индивидуализации следует исключить из принципа соразмерности (справедливости).

Принцип индивидуализации уголовной ответственности поддерживается в УК РФ 1996 г., а также в уголовно-правовой доктрине и судебной практике. Уголовный закон предоставляет суду широкие возможности для реализации принципа индивидуализации уголовной ответственности. Причем индивидуализация осуществляется не только в рамках относительно определенных санкций статей Особенной части УК РФ: предусмотрена возможность назначения наказания ниже низшего предела санкции, установленной законом (ст. 64 УК РФ); обязателен учет указанных в законе смягчающих и отягчающих обстоятельств (ст.ст. 61-63 УК РФ); в законе закреплена возможность назначения условного осуждения (ст. 73 УК РФ) и пр. Согласно ч. 1 ст. 80 УК РФ положительное индивидуальное поведение лица, отбывающего содержание в дисциплинарной воинской части, принудительные работы или лишение свободы, могут быть основанием

для замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания.

Правила индивидуализации ответственности сосредоточены не только среди общих начал назначения наказания, но и в нормах конкретных институтов уголовного права: об ответственности за неоконченное преступление и добровольный отказ от совершения преступления (ст.ст. 30, 31 УК РФ); об ответственности за преступление, совершенное в соучастии (ст.ст. 34, 35 УК РФ) и т.д.

Исходя из содержания ч. 1 ст. 6 УК РФ, индивидуализации подлежат и иные меры уголовно-правового характера. Так, ч. 2 ст. 73 УК РФ предписывает строго индивидуальный подход при назначении условного осуждения. Речь может идти также и о принудительных мерах медицинского характера и конфискации, принудительных мерах воспитательного воздействия, которые с учетом содержащегося в ч. 1 ст. 6 УК РФ общего положения ст. 90 УК РФ позволяется применять индивидуально.

Принцип наименьшего наказания реализует общий принцип умеренности уголовно-правового воздействия применительно к сфере назначения наказания. Эта идея также строится на важнейших постулатах педагогики. А.С. Макаренко писал, что «вообще всегда нужно стараться наказывать как можно реже, только в том случае, когда без наказания нельзя обойтись, когда оно явно целесообразно и когда оно поддерживается общественным мнением» .

В отличие от принципа индивидуализации, который предполагает варьирование наказания в большую или меньшую сторону в зависимости от личностных свойств виновного и других связанных обстоятельств, принцип наименьшего наказания оказывает сдерживающее воздействие на процесс индивидуализации наказания, требуя назначать минимальные и при этом достаточные сроки или размеры наказания. Недопустимо назначение наказания «с запасом».

Наиболее отчетливо требования этого принципа реализуются в ч. 1 ст. 60 УК РФ: «Более строгий вид наказания из числа предусмотренных за совершенное преступление назначается только в случае, если менее строгий вид наказания не сможет обеспечить достижение целей наказания».

Иначе говоря, судья, имея в арсенале различные средства воздействия на нарушителя уголовно-правового запрета, должен выбрать наименее репрессивное средство для достижения положительного эффекта. Не допускается выбор ответной на преступное поведение меры «с запасом».

Принцип наименьшего наказания по объему шире, чем положение, закрепленное в ч. 1 ст. 60 УК РФ, так как он предполагает также и неприменение наказания в случае, если исправление осужденного возможно без его реального отбывания (ч. 1 ст. 73 УК РФ), либо применение других, альтернативных наказанию мер. По мнению А.И. Коробеева, анализируемый принцип также означает, что «если при прочих равных условиях имеются основания к освобождению лица от уголовной ответственности и (или) от наказания, приоритет должен отдаваться освобождению, а не привлечению к ответственности и наказанию, что прямо вытекает из требования принципа экономии уголовной репрессии» .

Исследуемый принцип имеет поддержку в практике назначения наказания. Так, в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 29 октября 2009 г. N 20 «О некоторых вопросах судебной практики назначения уголовного наказания»* было указано: «Проведенное в Верховном Суде Российской Федерации изучение судебной практики показало, что суды в основном правильно применяют правила назначения наказания, лишение свободы за преступления небольшой и средней тяжести назначается в тех случаях, когда суды приходят к выводу о невозможности определения иного вида наказания, и эти решения мотивируются в приговоре» . По данным М. Журавлева, лишение свободы с изоляцией от общества лиц, осужденных за совершение преступлений небольшой и средней тяжести, назначается судами преимущественно в случаях наличия в содеянном рецидива или совокупности преступлений, а также совершения лицом преступлений в период условно-досрочного освобождения либо в течение испытательного срока при условном осуждении по предыдущему приговору .

* Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2010. N 1. (Постановление утратило силу).

С принципом наименьшего наказания тесно связан другой принцип — принцип необходимости наказания. Основываясь на идее умеренности уголовно-правового воздействия, с одной стороны, данный принцип требует назначения наказания только в том случае, если оно необходимо. Если цели, которые оно преследует (восстановление социальной справедливости, исправление осужденного и предупреждение совершения новых преступлений), в конкретном случае уже достигнуты, то в назначении наказания нет смысла. С другой стороны, недопустима и необоснованная гуманизация применения мер уголовно-правового воздействия, заключающаяся, например, в чрезмерно широком применении условного осуждения, наказаний, не связанных с лишением свободы, минимальных сроков или размеров наказаний в случаях, если такие меры не служат целям наказания.

В качестве примера приведем приговор, вынесенный Амурским областным судом 24 ноября 2008 г. в отношении Б. Г. и Б. П., а также других лиц. Судом установлено, что указанные лица создали организованную группу и руководили ей, участники данной группы с августа по сентябрь 2004 года совершили контрабанду товаров народного потребления общей таможенной стоимостью свыше 66 млн рублей. В составе организованной группы находились должностные лица таможенного органа — старшие смены пограничных нарядов на посту пограничного контроля, а также гражданин КНР. Несмотря на то, что совершенное преступление является особо тяжким, а также на другие очевидные обстоятельства, свидетельствующие о высокой степени общественной опасности содеянного, самую «строгую» меру уголовной ответственности суд применил к Б. Г., назначив ему наказание в виде лишения свободы условно с испытательным сроком на пять лет*.

На наш взгляд, исходя из общественной опасности данного преступления, суд, отказываясь от назначения реального наказания, вряд ли достиг его целей, перечисленных в ч. 2 ст. 43 УК РФ.

Уже сам факт перечисления в ч. 2 ст. 43 УК РФ данных целей не случаен: чтобы решать, необходимо наказание или

* Уголовное дело N 22-2214/08 // Архив Амурского областного суда за 2008 г.

нет, нужно иметь представление о целях, которые оно преследует. Исключения из этого принципа в отношении отдельных видов наказаний указал сам законодатель. Так, назначение наказания в виде лишения специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград (ст. 48 УК РФ) за преступления небольшой или средней тяжести всегда будет нецелесообразным, т.е. не соответствующим ч. 2 ст. 43 УК РФ. Судья не может решать вопрос о необходимости назначения пожизненного лишения свободы и смертной казни женщинам, а также лицам, совершившим преступления в возрасте до восемнадцати лет, и мужчинам, достигшим к моменту вынесения судом приговора шестидесятипятилетнего возраста (ст.ст. 57, 59 УК РФ).

Применение принципа необходимости наказания возможно тогда, когда уголовный закон предоставляет судье выбор определенного варианта меры воздействия по отношению к лицу, совершившему преступление. Однако добавим, что в большинстве случаев законодатель сам предоставляет возможность судье применять наиболее необходимую меру воздействия на лицо, совершившее преступление. При этом о нечеткости или неясности закона в данном случае речь не идет.

В отличие от принципа наименьшего наказания, который не отрицает факта назначения наказания, а лишь требует обходиться минимумом, принцип необходимости наказания предполагает постановку вопроса о том, насколько эта мера уголовной ответственности сама по себе необходима в данном случае и можно ли вообще обойтись без нее?

Принцип необходимости наказания находит поддержку в нормах УК РФ: об общих началах назначения наказания (ч. 1 ст. 60); о назначении более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление (ст. 64); о назначении наказания по совокупности преступлений (ст. 69); об условном осуждении (ст. 73); об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания (ст. 79); о применении принудительных мер воспитательного воздействия (ст. 90) и ряде других норм УК РФ.

Подведем итоги. Во-первых, в связи с наличием большой доли судейского усмотрения при назначении наказания фор-

мулирование принципов этого процесса и использование их в нем трудно переоценить. Принципы назначения наказания призваны корректировать и направлять правосознание судьи в целях реализации стоящих выше по иерархии общих принципов уголовного права.

Во-вторых, к принципам, которые, по нашему мнению, обладают существенной спецификой применительно к сфере назначения наказания, следует отнести определенность, индивидуализацию, не-

обходимость наказания и принцип наименьшего наказания.

В-третьих, поскольку в ст. 60 УК РФ помимо общих начал назначения наказания сосредоточено также два принципа назначения наказания (наименьшего наказания и индивидуализации наказания), то это необходимо учесть при формулировании заголовка данной статьи. По нашему мнению, его необходимо представить в следующей редакции: «Принципы и общие начала назначения наказания».

Список литературы

1. Непомнящая Т.В. Назначение уголовного наказания: общие начала, принципы, критерии: учеб. пособие. Омск, 2003. 212 с.

2. Меньшагин В.Д. Основные принципы применения наказания по советскому уголовному праву // Применение наказания по советскому уголовному праву. М., 1958. С. 3-17.

3. Бажанов М.И. Назначение наказания по советскому уголовному праву. Киев, 1980. 128 с.

4. Бурганов Р.С. Принципы уголовного права и принципы назначения наказания: дис. … канд. юрид. наук. Казань, 2006. 22 с.

5. Бурлаков В.Н. Личность преступника и назначение наказания: учеб. пособие. Л., 1986. 88 с.

6. Мицкевич А.Ф. Принцип соответствия наказания общественной опасности преступления в советском уголовном праве (понятие, обоснование): автореф. дис. … канд. юрид. наук. Томск, 1985. 145 с.

7. Лесниевски-Костарева Т.А. Дифференциация уголовной ответственности. Теория и законодательная практика. М., 2000. 400 с.

8. Кругликов Л.Л., Васильевский А.В. Дифференциация ответственности в уголовном праве. СПб., 2003.

300 с.

9. Макаренко А.С. Соч.: в 7 т. Т. 5. М., 1958. 553 с.

10. Карпец И.И. Индивидуализация наказания в советском уголовном праве. М., 1961. 94 с.

11. Велиев С.А., Савенков А.В. Индивидуализация уголовного наказания. М., 2005. 216 с.

12. Коробеев А.И. Советская уголовно-правовая политика. Владивосток, 1987. 268 с.

13. Журавлев М. Некоторые вопросы уголовной ответственности и наказания в свете современной уголовной политики // Уголовное право. 2010. N 5. С. 20-25.

30. Штраф, как вид уголовного наказания, особенности его назначения.

Штраф (ст. 46 УК) определяется законодателем как денежное взыскание, назначаемое в пределах, предусмотренных уголовным законом.

Штраф занимает первое место в перечне наказаний, установленном ст.

44 УК. Это самый мягкий вид уголовного наказания, поэтому в соответствии с требованием ч. 1 ст. 60 УК возможность назначения штрафа должна рассматриваться в каждом случае, когда он предусмотрен как основное наказание в санкции статьи Особенной части УК. Штраф устанавливается в размере от 2500 до 1 млн руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух недель до пяти лет. При этом штраф в размере от 500 000 руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период свыше трех лет может назначаться только за тяжкие и особо тяжкие преступления в случаях, специально предусмотренных соответствующими статьями Особенной части УК (ч. 2 ст. 46). Это положение призвано ориентировать суды на осторожный и особенно взвешенный подход к использованию крупных размеров штрафа. Как указывает ПВС РФ в п. 3 постановления от 11 января 2007 г. № 2 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания», «штраф при любом способе его назначения должен быть определен в виде денежного взыскания».

Заработная плата осужденного — это вознаграждение в денежной форме, которое организация обязана выплачивать ему как работнику за груд по заранее установленным тарифным нормам, ставкам, окладам и сдельным расценкам. Поскольку заработная плата у разных осужденных может существенно различаться, определение суммы штрафа за одинаковый период времени фактически будет означать многократно различающиеся суммы, что в соответствии с принципом равенства фаждан перед законом необходимо учитывать при определении его размера.

Под иными доходами осужденного следует понимать доходы, подлежащие налогообложению в соответствии с действующим законодательством. Как заработная плата, так и совокупный доход осужденного устанавливаются по источникам, видам и размерам поступлений, подлежащих налогообложению в течение того периода, который обозначен в решении суда. При этом суд не ограничен законом в праве определить период получения дохода количеством месяцев или лет (к примеру, 24 месяца перед назначением наказания) либо конкретными временными границами (с января 2006 г. по март 2007 г. ). Но руководствуясь принципом равенства граждан перед законом, суд должен учесть, что доходы осужденного могут колебаться на протяжении определенного им периода. Размер штрафа определяется судом с учетом тяжести совершенного преступления, имущественного положения осужденного и его семьи, а также с учетом возможности получения осужденным заработной платы или иного дохода (ч. 3 ст. 46 УК).

Минимальный размер штрафа, назначенный за совершенное преступление, в том числе с применением положений ст. 64 УК, не может быть ниже 2500 руб. , а при его назначении в размере заработной платы или иного дохода осужденного — за период менее двух недель (ч. 2 ст. 46 УК). Минимальный размер штрафа, назначенный несовершеннолетнему, не может быть ниже 1000 руб.

либо размера заработной платы или иного дохода несовершеннолетнего осужденного за период менее двух недель (ч. 2 ст. 88 УК). С учетом тех же обстоятельств суд может назначить штраф с рассрочкой выплаты определенными частями на срок до трех лет (ч. 3 ст. 46 УК). Размер штрафа должен быть ощутимым для осужденного, обеспечивать необходимое карательное и воспитательно-предупредительное воздействие и на самого осужденного, и на иных неустойчивых фаждан, но не должен быть для него непосильным, разорительным.

Штраф может применяться в качестве основного или дополнительного наказания.

Как основное наказание штраф может быть назначен: когда он предусмотрен в санкции статьи Особенной части УК; при назначении более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление (ст. 64); в порядке замены неотбытой части лишения свободы более мягким видом наказания (ст. 80); при отсрочке отбывания наказания осужденным беременным женщинам и женщинам, имеющим детей (ст. 82). Как основное наказание штраф предусматривается за разные по характеру преступления небольшой тяжести.

Штраф как дополнительное наказание может назначаться только в случаях, когда он предусмотрен в этом качестве соответствующими статьями Особенной части УК (ч. 4 ст. 46). Он установлен в основном за преступления в сфере экономики, некоторые преступления против общественной безопасности и против здоровья населения. В случае злостного уклонения от уплаты штрафа, назначенного в качестве основного наказания, он заменяется в пределах санкции, предусмотренной соответствующей статьей Особенной части УК (ч. 5 ст. 46), т. е. только теми видами наказаний, которые указаны в соответствующей санкции в качестве альтернативы штрафу и только в пределах, установленных для этих видов наказаний в санкции. Злостно уклоняющимся от уплаты штрафа признается осужденный, не уплативший штраф либо часть штрафа в установленный ст. 31 УИК срок — в течение 30 дней со дня вступления приговора суда в законную силу или нарушивший условия рассрочки уплаты штрафа. Порядок исполнения наказания в виде штрафа регулируется ст. 31 и 32 УИК. Если штраф назначается как основное наказание осужденному, содержавшемуся под стражей до судебного разбирательства, то суд, учитывая срок содержания под стражей, смягчает назначенное наказание или полностью освобождает виновного от отбывания этого наказания (ч. 5 ст. 72 УК).

При назначении по совокупности преступлений или при совокупности приговоров (ст. 69, 70 УК) наказания в виде штрафа и ограничения свободы, ареста, содержания в дисциплинарной воинской части или лишения свободы — эти виды наказаний приводятся в исполнение самостоятельно. При назначении штрафа за каждое из входящих в совокупность преступлений небольшой или средней тяжести суд может применить принцип поглощения менее строгого наказания более строгим. Размеры штрафа, назначенного судом за отдельные преступления, могут полностью или частично складываться в соответствии с правилами ст. 69 УК.