Принцип социальной справедливости

Адресный принцип социальной защиты

Важнейший принцип социальной защиты – ее адресность, т.е. осуществление комплекса мер по поддержке достойных условии существования конкретно нуждающихся людей, попавших в трудную жизненную ситуацию с учетом их индивидуальных потребностей и возможностей их удовлетворения в соответствии с установленными критериями. Следует отметить, что в современных условиях предоставление средств существования старым, больным людям, а также людям, попавшим в трудную жизненную ситуацию, пока не всегда является адресным и справедливым: пособия нередко выплачиваются не тем, кому они должны выделяться в первую очередь, назначаемые пенсии не в полной мере учитывают трудовой стаж граждан, узок перечень социальных услуг и др.

Адресность социальной защиты, основанная на научных методах и расчетах и учитывающая индивидуальную трудную жизненную ситуацию конкретного человека является средством обеспечения социальной справедливости и фактором активизации его внутреннего потенциала. Благодаря принципу адресности удается достичь главное – помочь людям оказавшимся в трудной жизненной ситуации, поощрить и поддержать их социальную инициативу и активность, их стремление самостоятельно разрешать возникшие проблемы.

В условиях ухудшения экономического положения возникла потребность в критериях оценки нуждаемости в материальной помощи и механизмах, обеспечивающих адресность.

Наиболее оптимальными критериями предоставления адресной социальной помощи являются:

— размер совокупного семейного или среднедушевого дохода – он должен быть ниже суммы установленных на региональном уровне прожиточных минимумов всех членов семьи по социально-демографическим группам или по соответствующей величине регионального прожиточного минимума (ниже уровня минимальной заработной платы, минимальной пенсии и др.). Следует, однако, заметить, что использование среднедушевого дохода в качестве единственного критерия, без учета потенциальных возможностей клиентов иметь дополнительный доход (например, за счет вторичной занятости, сдачи в аренду квартиры, машины, гаража и т.д.), может стимулировать иждивенчество и не способствует развитию инициативы и социальной активности нуждающихся;

— отсутствие средств к существованию; — одиночество и неспособность к самообслуживанию;

— материальный ущерб или физические повреждения (вследствие стихийных бедствий, катастроф, в результате исполнения служебных обязанностей и др.).

На основании таких критериев по территориальному принципу создается банк данных о нуждающихся в адресной помощи и оказывается помощь. Критерии базируются на социальных нормативах, представляющих собой научно обоснованные показатели уровня потребления важнейших благ и услуг, размера денежных доходов и других данных, характеризующих условия жизнедеятельности человека.

Адресная помощь должна предоставляться прежде всего следующим группам населения:

— инвалидам 1-й и 2-й групп;

— одиноким пенсионерам и одиноким супружеским парам, неспособным к самообеспечению;

— престарелым гражданам в возрасте 80 лет и старше;

— детям-сиротам, выпускникам детских домов, школ-интернатов;

— семьям, воспитывающим детей дошкольного возраста и детей-инвалидов;

— многодетным и неполным семьям;

— семьям безработного;

— лицам, попавшим в экстремальные ситуации (беженцах бомжам, вынужденным переселенцам, лицам, пострадавшим в результате стихийных бедствий, и т.д.);

— лицам, которые не могут получить трудовой доход в достаточном размере по объективным причинам (уход за нетрудоспособным членом семьи, инвалидность и др.);

— лицам, которые не имеют родственников, обязанных по закону содержать граждан, неспособных к самообслуживанию, и др.

Круг лиц, нуждающихся в социальной помощи, может быть расширен по усмотрению местных органов власти с учетом демографических, социально-экономических, природно-климатических и других особенностей региона.

Материальное положение названных категорий нуждающихся тоже необходимо проверять, используя социальные критерии.

Адресность социальной защиты позволяет полнее использовать ресурсы социума для оказания помощи человеку, учитывая, что именно в социуме проявляется вся совокупность условий и факторов, окружающих человека, составляющих поле его жизнедеятельности и влияющих на его социальное самочувствие, образ жизни.

Категориальный принцип социальной защиты

Существующая в России в настоящее время система социальной защиты пока еще далека от эффективности, так как предоставляется в большинстве случаев на основе категориального принципа, не связанного с уровнем доходов граждан. В соответствии с данным принципом население подлежащее социальной защите разделяется на несколько категорий, например, военнослужащий, учитель на селе, донор, Герой и т.д.

Очевидно, что в России существует множество категорий граждан, которые имеют право на получение различного рода социальных трансфертов. Принцип, заложенный в основу выделения этих категорий, как правило, никак не соотносится с уровнем обеспеченности. Эти граждане попадают в категории в зависимости от:

— прошлых рисков (главным образом, участия в различных войнах);

— характера труда как в прошлом, так и в настоящем (так называемые «профессиональные» льготы);

— продолжительности труда («ветераны труда»);

— состояния здоровья (инвалиды);

— наличия детей.

Более детальное рассмотрение этих категорий позволяет заметить, что предоставляемые социальные трансферты фактически являются далеко не лучшим дополнением пенсионной системы, частичной компенсацией слаборазвитой в настоящее время системой страхования и завуалированной прибавкой к жалованью. Это также отражается на льготах в оплате коммунальных услуг.

Действующая система льгот основывается на категориальном принципе и имеет строго установленную величину уменьшения платежа граждан за ЖКУ, как правило, 50% без учета размера занимаемой площади и уровня ее благоустройства (Приложение 1). В этом случае граждане, проживающие в жилье с более высоким уровнем его благоустройства и занимающие большую площадь, получают по одной и той же льготе, например «Ветеран» в этом жилье имеет более существенную социальную поддержку, чем такой же «Ветеран», проживающий в индивидуальном частном доме или в «пятиэтажке», что социально не оправдано.

В 2000 году только на федеральном уровне имелось около 156 видов социальных трансфертов (социальных выплат, льгот, пособий и дотаций). В составе этих трансфертов явно преобладала натуральная помощь, называемая льготами (передача благ бесплатно или с частичной оплатой). Федеральное законодательство Росси определяет 256 категорий граждан, имеющих право на получение социальных трансфертов. Принципы отбора категорий показывают, что действующая ныне система социальных трансфертов не только органично связана с коммунистическим прошлым, но и воспроизводит в модифицированном виде номенклатурные привилегии.

Категориальный принцип, на котором построена традиционная российская система социальных трансфертов, привел к тому, что основная часть реальных выплат направлялась в относительно благополучные семьи, имеющие доходы, превышающие прожиточный минимум. Согласно оценкам Всемирного банка, эффективность программ социальной помощи в России, рассчитанная как удельный вес средств, поступающих беднейшим семьям, в суммарных социальных трансфертах, составляет всего 19%. Аналогичный показатель в большинстве развитых стран колеблется в пределах 30-50%. При этом около 20% бедных домохозяйств и около 30% беднейших домохозяйств в России вообще не получают никакой помощи. Действующая система социальных выплат и льгот не учитывает изменений, произошедших в распределении доходов и собственности. Для обеспеченного населения социальные выплаты и льготы практически не имеют экономического смысла, а для нуждающихся – не гарантируют необходимой социальной защиты.

При этом многие льготы и выплаты вводятся в нарушение принципов федерального устройства. Многие федеральные законы декларируют право граждан на различные виды социальных выплат, финансирование которых возлагается на бюджеты субъектов федерации и местного управления. В силу сложного экономического положения большинство этих выплат фактически не производятся и по существу являются нереальными обязательствами.

Дотации на поддержание жилищно-коммунального хозяйства и общественного транспорта получают государственные и муниципальные предприятия, а не нуждающиеся группы населения. Непропорционально высокая доля этих средств, в конечном счете, перераспределяется в пользу наиболее состоятельных семей, поскольку они потребляют большую часть соответствующих услуг.

Негативные последствия такой практики известны – это рост социального иждивенчества, ограничение возможностей для оказания помощи тем, кто действительно в ней нуждается.

Таким образом, официально провозглашенная в РФ система социальной защиты, является социальной защитой в общепризнанном ее понимании как помощи нуждающимся лишь в незначительной степени. Лишь малая ее часть связана с истинным предназначением – организацией и предоставление помощи нуждающимся. В большинстве случаев низкие доходы не являются официальным основанием для предоставления социальных трансфертов, поэтому они попадают не к нуждающимся, а к «категориям».

Итак, категориальный принцип не соответствует справедливому распределению ресурсов социальной помощи, так как в нем отсутствует индивидуализация доходности человека. Именно поэтому, одним из основных направлений реформирования социальной защиты является переход от категориального принципа к адресному.

Литература

1. Конституция РФ. Официальный текст. / М.: ИНФРА-М., 1993г., 168 с.

2. Жилищный Кодекс РФ.// Консультант Плюс.

3. Федеральный закон «О государственной социальной помощи» от 17 июля 1999 года//Собрание законодательства РФ. – 1999.- №9. – Ст.1241

4. Закон РФ «Об основах социального обслуживания населения Российской Федерации»// Консультант Плюс

5. Федеральный Закон «О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации «Об основах федеральной жилищной политики»// Консультант Плюс

6. Бекренев Л.Л. Формирование и развитие интегрированной системы социальной защиты населения: региональный аспект. СПб.: СПбГИЭУ, 2002.

7. Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка: В 4 т. Т. З. М.: Русский язык, 1990.

8. Ершова С.А. Проблемы управления собственностью жилищного сектора социальной сферы городов. СПб.: СПБГИЭА, 1999.

9. Иванов В.В. Муниципальный менеджмент: справочное пособие. – М.: ИНФРА-М., 2002.

10. Кноринг В.И. Теория, практика и искусство управления. Учебник для вузов по спец. `Менеджмент`. М.: НОРМА-ИНФРА-М, 1999.

11. Колос Е. Интегрированная система социальной защиты населения: матричный подход к принципам управления и реформирования // Проблемы современной экономики. – 2006. – №1. – С.17-21

12. Космарский В. Социальная политика: первые шаги реформирования // Обзор российской экономики. – 2003. – №12. – С. 18-23

13. Лебедев О.Т. Основы менеджмента: учеб. пособие. СПб.: СПбГПУ, 2001.

14. Менеджмент: Учебник для вузов /Под ред. М.М. Максимцова, А.В. Игнатьевой. М, 1998.

15. Макаров А.А. Приоритетные направления реформирования социальной сферы в современных условиях // Социальная защита. – 2007. – №2. – С. 25-29

16. Малеева Т.В. Земельные ресурсы крупного города: методология системного управления. – СПб.: СПбГИЭУ, 2005.

17. Муниципальное управление: справочное пособие / Иванов В.В. Коробова А.А. – 2-е изд., доп., ИНФРА-М, 2006.

18. Новый энциклопедический словарь. М.: БРЭ, РИПОЛ КЛАССИК, 2004.

19. Подшибякина Н. Основные принципы государственной политики социальной защиты населения в условиях реформирования // Социс. – 2006. – №4. – С. 31-33

20. Рыночная экономика Казахстана: проблемы становления и развития. В 2-х т./Под ред. М.Б. Кенжегузина. Т. 1 Алматы: Ин-т экономика МОП РК, 2001.

21. Социальная работа: теория и практика / Под ред. Е.И. Холостовой, А.Н. Сорвина. – М.: ЮНИТИ, 2002.

22. Суслов И.П. Методология экономического исследования. 2-е изд., перераб. М.: Экономика. 1993.

23. Энгельс Ф. Анти-Дюринг // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 20.

Принцип социальной справедливости

Признавая, что социальная политика является важнейшей составляющей частью деятельности общества и государства, необходимо проанализировать, какие принципы большинство современных государств полагает в основу своей деятельности или хотя бы в основу своих политических деклараций. Центральным из них можно назвать принцип социальной справедливости.

Социальная справедливость является общепризнанной ценностью современного демократического общественного сознания, закрепленной в основополагающих документах мирового сообщества наряду с миром и свободой. Однако провозглашение и признание принципа социальной справедливости еще не дает представлений о том, что входит в это многозначное понятие.

Аристотель впервые проанализировал представляющееся неустранимым противоречие между двумя типами справедливости в социальном смысле: справедливость с точки зрения одинаковых возможностей, предоставляемых индивидам независимо от их индивидуальных и социальных различий, и справедливость как результат воздаяния за личный труд, за успех. Эти два варианта были названы уравнительным и распределительным типом справедливости.

Каждый из них имеет в себе определенное рациональное содержание и те доводы в свою пользу, из-за которых уже две с половиной тысячи лет человечество обсуждает их в теории и пытается воплотить на практике, но не в состоянии сделать решающий выбор между ними.

Уравнительный тип справедливости предоставляет людям одинаковые возможности, что, безусловно, оправдано в ситуации социального старта, в том случае, когда слабость одних индивидов, по сравнению с другими, является объективной. Однако, удовлетворяя основные потребности личностей на единообразном уровне, она снижает мотивацию к деятельности, обусловленную нуждой и неудовлетворенными потребностями, ослабляет побуждение к труду, творчеству, успеху.

Распределительная справедливость воздает индивидам за успех, тем самым стимулируя их к еще большему приложению усилий. Но она ставит в ущемленное положение тех, кто не способен по каким-либо причинам к усиленной деятельности. Кроме того, наличие неблагополучных, социально ущербных индивидов и слоев вызывает моральный дискомфорт у представителей благополучных страт и представляет для них источник социальной напряженности.

Как видно, общество не может ни утвердиться в каком-либо одном, наиболее удачном понимании социальной справедливости, ни отказаться от менее удачного. Выбор преобладающего варианта социальной политики зависит от социокультурного типа общества, традиций и обычаев страны или группы стран, уровня их социально-экономического и морально-психологического развития. Американский социолог Дж. Роулз сформулировал два принципа, которые позволяют, по его мнению, примирить противоречия социальной справедливости: принцип свободы, согласно которому любой человек должен иметь равный со всеми другими доступ ко всем свободам, и принцип различия, который допускает социально-экономическое неравенство, если оно идет на пользу наиболее обездоленным. Д. Смит в обоснование положений, почему социальная справедливость не должна зависеть только от стихии рыночных сил, указывает также на обусловленные географией возможности регионального неравенства, которые не могут быть ни устранены, ни обоснованы морально или социально.

Однако теоретические представления и социальная практика большинства стран демонстрируют как бы постоянные колебания в рамках некоего континуума представлений о справедливости, приближаясь то к одному, то к другому полюсу.

Следует признать, что в настоящих условиях принцип справедливости должен воплощать в себе оба начала — как уравнительное, так и распределительное. Признание социального типа государства влечет за собой признание равенства социальных прав всех его граждан, независимо от их индивидуальных или социальных особенностей. Государство, таким образом, гарантирует всем гражданам обеспечение некоего социального минимума, который выражается в минимальной оплате труда, минимальной (в том числе социальной) пенсии, адресной социальной помощи тем, чей душевой доход ниже прожиточного минимума, и т. п. В то же время активные, предприимчивые, социально сильные, способные индивиды должны иметь возможность получить социально одобряемыми способами больший объем благ и услуг за свой труд. Социальная политика государства должна быть направлена на создание условий для производительного и результативного труда.