Презумпции в гражданском праве

Презумпции и фикции в гражданском праве. Доказательственные презумпции: понятие и значение.

⇐ ПредыдущаяСтр 24 из 52

Презумпция (от лат. слова «presumptio») — предположение о наличии или отсутствии определенных фактов, основанное на связи между предполагае­мыми фактами и фактами наличными и подтвержденное предшествующим опытом. В основе презумпций лежит социальный опыт, многократно прове­ренное практикой знание о том, что презюмируемое — типичный, вероятный при данных условиях факт.

Правовая презумпция имеет следующиехарактерные черты:

а) прямо или косвенно закрепляется в праве;

б) в любом случае имеет значение для правового регулирования;

в) вызывает правовые последствия, если она является неопровержимой в силу закона или не опровергнута в процессе разрешения дела.

Самой древней юридической презумпцией являетсяпрезумпция знания права и закона: предполагается, что все должны знать писаный закон. Эта презумпция была сформулирована и применялась еще в римском праве («ignorantia legis neminem excusat» — «незнание закона никого не извиняет»). Без такого юридического предположения было бы вообще невозможно при­менить правовую норму, решить то или иное юридическое дело.

А самой важной и, пожалуй, самой знаменитой юридической презумпци­ей являетсяпрезумпция невиновности обвиняемого в уголовном процессе: каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, по­ка его виновность не будет доказана в предусмотренном законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. При этом обви­няемый не обязан доказывать свою невиновность: его вину должен доказать обвинитель. Презумпция невиновности обвиняемого в уголовном процессе закреплена в ст. 49 Конституции Российской Федерации.

В гражданском процессе действует обратная презумпция:презумпция ви­новности неисправного должника (должник, не исполнивший свое обязатель­ство, считается виновным в неисполнении, пока не докажет обратное). Пре­зумпции, таким образом, тесно связаны с процессом доказывания и с распределением бремени доказывания.

Юридические презумпции можно подразделить наобщеправовыеиотрас­левые. Общеправовой как раз является презумпция знания опубликованных законов. Примером отраслевой презумпции может служить презумпция вины владельца источника повышенной опасности в случае причинения им вреда.

К таким же феноменам правовой действительности, которые, не будучи юридическими фактами, тем не менее могут порождать юридические послед­ствия, относятся иправовые фикции. В точном переводе с латыни «fictio» -выдумка, вымысел. Видный германский правовед Рудольф фон Иеринг (1818-1892 гг.) образно характеризовал правовые фикции как «юридическую ложь, освященную необходимостью», как «технический обман».

Подправовой фикцией понимается положение, которое в действительно­сти не существует, но которому право придало значение факта. Так, в рим­ском праве была фикция о признании «по вымыслу» иностранца римским гражданином, если он выступал истцом или ответчиком в гражданских сдел­ках. Во французском праве существует фикция, которая гласит: если жена и муж погибли одновременно, первым погибшим считается муж. Эта фикция необходима для того, чтобы установить четкий порядок наследования. По российскому гражданскому праву днем смерти гражданина, объявленного умершим, считается день вступления в законную силу решения суда об объ­явлении его умершим.

Таким образом, правовые фикции, как и правовые презумпции, устраня­ют неопределенность в правовых отношениях, вносят четкость и стабиль­ность в правовое регулирование.

Эти две юридические категории порой так близко подходят друг к другу, что их практически невозможно различить. Иногда, как мы видим, законодатель сознательно смешивает и путает эти два понятия.

Плохо это или хорошо поступает законодатель поступает, изначально вводя нас в заблуждение? Об этом трудно судить, поскольку к фикциям отношение всегда было более настороженное, чем к презумпциям. Так повелось еще со времен великого насмешника Цицерона, который обвинил юристов в преднамеренной и неприкрытой лжи.

Презумпции же всегда пользовались, так сказать, большими симпатиями юристов и людей, достаточно далеких от юриспруденции. Более того, порой высказывались мнения, что у фикций и презумпций вообще нет ничего общего, что это совершенно различные явления.

Другая крайность — смешение фикций и «неопровержимых» презумпций в одну категорию.

Попробуем более или менее объективно подойти к проблеме разграничения двух смежных понятий.

Несомненно у презумпций и фикций очень много общего. Это плоды юридического мышления, искусственные явления, создаваемые в процессе нормотворчества и правоприменения.

Но, в случае презумпции, мы имеем дело с предположениями, причем предположениями вероятными, которые всегда м.б. опровергнуты. Фикции же — это изначально ложные положения, которые никогда не м.б. опровергнуты, поскольку в этом просто нет смысла. Кроме того, они всегда выражены императивно, тогда как презумпции м.б. как императивными, так и диспозитивными.

Сложность разграничения, как уже было отмечено, заключается обычно еще и в том, что в основе фикции может лежать предположение. Но если это предположение заведомо неистинное, то перед нами фикция, если же оно вероятно, то это презумпция.

юридической науке до сих пор нет единого определения доказательственных презумпций.

Так, М.К. Треушников считает, что доказательственная презумпция — это предположение о существовании факта или его отсутствии, пока не доказано иное. Аналогичное определение содержится в Большом юридическом словаре: «презумпция — предположение, признаваемое достоверным, пока не будет доказано обратное». А.К. Сергун считает, что доказательственная презумпция — это установленное законом предположение о том, что определенный факт существует, если доказаны некоторые другие связанные с ним факты. В.К. Бабаев определяет презумпции как закрепленные в нормах права предположения о наличии или отсутствии юридических фактов. Ю.К. Осипов дает такое определение презумпций: «всякое предположение есть умозаключение, делаемое на основании каких-то одних известных фактов о вероятном существовании других». Я.Л. Штутин утверждал, что презумпция — это «логический прием, позволяющий суду в предусмотренных законом случаях или когда это естественно вытекает из смысла закона, признать истинным существование (несуществование) искомого факта, не требуя доказательства от стороны, ссылающейся на него, а также положить его в основание судебного решения, если этот юридический факт по предположению, основанному на общественной практике, является прямым следствием или причиной доказательственного факта (фактов) и не опровергнут в ходе судебного разбирательства».

Доказательственные презумпции делятся на два вида:

· юридические доказательственные презумпции;

· фактические доказательственные презумпции.

Юридические доказательственные презумпции, в свою очередь, также делятся на два вида:

· опровержимые презумпции;

· неопровержимые презумпции.

Опровержимые юридические презумпции делятся на два вида:

· общие опровержимые презумпции;

· специальные опровержимые презумпции.

Неопровержимые юридические презумпции делятся на два вида:

· общие неопровержимые презумпции;

· специальные неопровержимые презумпции.

Фактические доказательственные презумпции делятся на два вида:

· поисковые фактические презумпции;

· оценочные фактические презумпции.

Презумпции могут иметь разное значение в процессе доказывания по гражданскому делу. Они могут:

1) изменять предмет доказывания, сужая его,

2) перераспределять бремя доказывания.

Рассмотрим роль презумпций в определении фактов предмета доказывания. Презумпция освобождает лицо от доказывания факта, тем самым исключая его из предмета доказывания. Но следует отметить, что вместе с тем у противоположной стороны появляется обязанность опровергнуть презумпцию.

Рекомендуемые страницы:

Правовые презумпции в гражданском праве Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

Матвеева Н.С., Бальтанова Г.Ж. Правовые презумпции в гражданском праве // Электронный научно-методический журнал Омского ГАУ. — 2018. — Спецвыпуск №5. — URL http://e-journal.omgau.ru/images/issues/2018/S05/00546.pdf. — ISSN 2413-4066

УДК 347

Матвеева Наталья Сергеевна

Обучающаяся 302 группы факультета зоотехнии, товароведения и стандартизации ФГБОУ ВО Омский ГАУ им. П.А. Столыпина, г. Омск ns.matveeva1504@omgau.org

Бальтанова Гульмира Жумабековна

Старший преподаватель кафедры философии, истории, экономической теории и права

ФГБОУ ВО Омский ГАУ им. П.А. Столыпина, г. Омск

gzh.baltanova@omgau.org

Правовые презумпции в гражданском праве

Аннотация: В данной статье мы постараемся выделить презумпции в отдельно взятой отрасли. Это будут презумпции, которые встречаются в гражданском праве наиболее часто, а также раскрыть особенности их применения.

Ключевые слова: презумпции, гражданское право, правонарушитель, презумпция вины, закон.

В некоторых случаях могут использоваться такие правовые феномены как «презумпции». Они не являются юридическими фактами, но ведут к наступлению юридических последствий.

Большая часть презумпций была сформулирована еще древнеримскими юристами. По сути, презумпции (от лат. praesumptio — предположение) порождают правоотношения, чаще всего являясь базовыми принципами права, либо основами отраслей права. Эти юридические конструкции, также широко используются и в гражданском праве.

Цель данной работы: комплексное исследование гражданско-правовых презумпций, как правового явления; раскрыть особенности их применения в данной отрасли.

Объектом является: общественные отношения, регулирование которых осуществляется с помощью презумпций.

Актуальность: Мы все чаще встречаемся с презумпциями в отдельной отрасли. В теории права до настоящего времени не разработана целостная концепция правовых презумпций, нет единого мнения по поводу их юридической природы, правовых свойств, функциональной роли. Почти каждая презумпция, закрепленная в современном законодательстве, находит дискуссионное и разноречивое толкование. Кроме того, недостаточное знание и понимание истинного смысла презумпций может вести к ошибкам в определении сферы и пределов их действия, к возможности создания риска неблагоприятных последствий для участников гражданских правоотношений.

К данному правовому явлению обычно прибегают, когда регулирование общественных отношений оказывается затруднительным либо невозможным ввиду отсутствия необходимого факта. При этом слово «факт» будет применяться в широком смысле как

юридические факты (основания возникновения, изменения и прекращения правоотношений) и факты существования определенных правоотношений (при детализации элементы определенных правоотношений), а также факты субъективного отношения участников правоотношений к определенному поведению и его последствиям.

Вопрос о содержании и истинном понятии «презумпция» является до сих пор дискуссионным. Существует несколько подходов разнообразных авторов к данному понятию. Я выбрала одно из таких, которое, по моему мнению, наиболее приближено к данному феномену.

Презумпция — это нормативно закрепленные достоверные предположения о существовании ил отсутствии, юридических факто , которые в процессе осуществления права доказываются, либо опровергаются .

Также в различных доктринах отсутствует единообразный подход и к классификации презумпции. В литературе выделяют фактическую и законную презумпцию. Под фактическими презумпциями понимаются предположения, которые не выражены в правовых актах и не имеют в силу этого юридического значения. Они могут быть выражены в нормах морали, религиозных нормах.

Законные, же презумпции были отобраны законодателем и закреплены в праве. Роль законных презумпций выше, нежели фактических презумпции, так как они упрощают гражданское судопроизводство.

По форме и способу закрепления в правовых нормах выделяют прямые и косвенные. Прямое закрепление означает тогда, когда норма права непосредственно излагает презумптивное положение. Хорошим примером косвенного закрепления могут служить те презумпции, что сформулированы Конституционным Судом Российской Федерации, исходя из толкования законодательства и закрепленные в его решениях. Например, презумпция добросовестности налогоплательщика

Если презумптивное положение можно вывести лишь путем умозаключений и толкования правовых норм, то это будет являться косвенным закреплением презумпции. Обычно законодатель не использует такое слово как «презумпция». Несмотря на большое количество презумпций закрепленных в Гражданском процессуальном кодексе (ГПК), они могут быть выявлены только в результате толкования норм права.

По сфере действия правовые презумпции делятся на: общеправовые и специальные. Общеправовые презумпции, это такие презумпции, которые закреплены практически во всех отраслях права и непосредственно выражают демократическую сущность российского права. Это, например, презумпция добросовестности законодателя.

Специальные презумпции — это презумпции, которые существуют в рамках какой-то одной отрасли права. К числу таких презумпции можно отнести: презумпцию авторства, презумпция отцовства, презумпция иждивения детей умерших родителей.

По возможности опровержения правовые презумпции принято подразделять на: опровержимые и неопровержимые. Опровержимые презумпции это такие предположения, в отношении которых допускается возможность опровержения, и которые считаются истинными пока не установлено иное. Неопровержимые презумпции по закону опровержению не допускаются. В отношении данного вида презумпций также ведется дискуссия среди ученых, которые указывают на то, что презумпции это предположения, а, исходя из логики вещей, они могут опровергаться, лишая законное предположение своего собственного значения. К неопровержимым презумпциям можно отнести презумпцию отцовства мужа, давшего согласие на искусственное оплодотворение жены.

И последняя классификация — материальные и процессуальные презумпции. В основу положены две отрасли права. В рамках гражданского судопроизводства применяются как нормы процессуального, так и материального права, на основе которых будет разрешаться спор. К числу процессуальных можно отнести презумпции:

— знания процессуального закона;

— невиновности ответчика;

— презумпция истинности, обоснованности и не отменного судебного решения и т.д.

Наиболее часто встречается презумпция из общей части гражданского кодекса — это презумпцию смерти человека.

Согласно ст. 45 Гражданского кодекса Российской Федерации гражданин может быть объявлен умершим, если по месту его жительства нет сведений о месте его пребывани в течение пяти лет. Вместе с тем, если гражданин пропал без вести при обстоятельства , угрожавших смертью или дающих основание предполагать его гибель от определенного несчастного случая (сход лавины, авиакатастрофа и т.д.), признание гражданина умершим может последовать спустя шесть месяцев посл его исчезновения. Специальны правила установлены для военнослужащих и иных граждан, пропавших без вести в связи с военными действиями. Такие личности могут быть объявлены судом умершими не раньше, чем по прошествии двух лет со дня окончания военных действий.

По факту, под объявлением гражданина умершим понимается «юридическая (презюмируемая) смерть», которая устанавливается судом в порядке особого производства.

В гражданском праве, в отличие от уголовного, существует презумпция вины нарушителя.

Лицо считается виновным вплоть до тех пор, пока не докажет свою невиновность. Субъект признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства. Отсутствие вины доказывается человеком, которое, как предполагается, нарушило обязательство. Обусловлено это тем, что гражданское право имеет дело не с аномальными явлениями, а с нормальным развитием гражданского оборота. В случае, если одна из сторон гражданского оборота своим противоправным поведением нарушает нормальное течение гражданского оборота и причиняет убытки другой стороне, то о том, что такие убытки возникли, и что они вызваны противоправным поведением правонарушителя, знает, в первую очередь, потерпевший. В соответствии с этим, на пострадавшего и возлагается бремя доказывания события, совершенного против него правонарушения. У него должно быть наличие убытков и причинная связь между противоправным поведением нарушителями, образовавшимися убытками.

Скорее всего, потерпевший не знает о том, какую степень заботливости и осмотрительности проявил правонарушитель, какие меры он принял для надлежащего исполнения обязательства и какие психические процессы при этом происходили в его сознании. Но правонарушителю все эти данные хорошо известны и в судебном заседании он может их использовать в качестве доказательств, отсутствия у него вины. Располагая такими данными, ему будет легче доказывать свою невиновность, чем потерпевшему, не располагающему этими данными, потому что потерпевший предоставляет в суд все доказательства у него имеющиеся до начала судебного процесса. У предполагаемого нарушителя есть время подумать и выстроить схему защиты. Исходя из выше изложенного, можно сделать вывод, что нарушитель в гражданском праве считается виновным до тех пор, пока не будет доказана его невиновность.

Вместе с рядовыми субъектами гражданского оборота, в нем также участвуют и предприниматели, которые, в принципе, должны быть профессионалами в сфере товарно-денежных отношений. В гражданском праве, ответственность при осуществлении предпринимательской деятельности строится на том, что предприниматель осуществляет свою деятельность на основе риска. Пункт 3 ст. 401 Гражданского кодекса Российской Федерации устанавливает, что если иное не предусмотрено законом или договором, лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельствах. К таким обстоятельствам не относятся, в частности, нарушение обязанностей со стороны

контрагентов должника, отсутствие на рынке нужных для исполнения товаров, отсутствие у должника необходимых денежных средств и т.п.

Следовательно, предприниматель или организация в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства при осуществлении предпринимательской деятельности несут повышенную ответственность. Они отвечают даже за случайное (невиновное) неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств при осуществлении предпринимательской деятельности. Таким образом, поставщик несет ответственность за просрочку в поставке товара и тогда, когда просрочка вызвана неподачей перевозчиком транспортных средств для перевозки товара покупателю. Однако в случаях, когда предприниматель вовлечен в обязательства, не связанные с его предпринимательской деятельностью, его ответственность основывается на презумпции вины, а не на основе риска. Так, по договору предпринимателя с медицинским учреждением на медицинское обслуживание работников предпринимателя, последний несет ответственность только при наличии его вины. Однако ответственность предпринимателя даже в обязательстве осуществлять предпринимательскую деятельность не является неограниченной. Предприниматель в этих случаях освобождается от ответственности, если докажет, что надлежащее исполнение обязательств оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы.

В современном гражданском праве можно выделить две основные презумпции, которые попадают под общее понятие презумпции вины:

• презумпция вины при причинении вреда владельцем источника повышенной опасности. Например, транспортное средство будет является источником повышенной опасности. Данная презумпция регламентируется статьей 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации;

• презумпция вины при неисполнении обязательств установлена, к примеру, статьей 401 Гражданского кодекса Российской Федерации .

Следующая презумпция, которая существует в гражданском праве, это презумпция добросовестности участников гражданского оборота.

Презумпция добросовестности — это состояние, в котором любой гражданин считается добросовестным, пока не будет доказано обратное установленным органом, надлежащим образом.

В соответствии со ст. 10 Гражданского кодекса Российской Федерации предполагается добросовестность участников гражданского оборота, но при определенных условиях . Если законодательство устанавливает, что защита гражданских прав зависит от того, были ли эти права осуществлены добросовестно, предполагается добросовестность лица. Поэтому сторона гражданских правоотношений не обязана доказывать честность своих действий, бремя доказывания возлагается на его контрагента.

Как справедливо предположил исследователь презумпций в гражданском праве О. А. Кузнецова, «добросовестность, как впрочем, и разумность… это, безусловно, не правовые, а моральные, философские категории. Но, попадая в сферу правовых отношений, обретая способность влечь правовые последствия, они требуют и специально-юридического подхода к определению, поскольку правовым регуляторам в отличие от моральных, свойственна высокая степень определенности и конкретности» .

В своей работе автор излагает различные критерии добросовестности. Например, анализируя положения Федерального закона «О рынке ценных бумаг», он приходит к выводу, что добросовестное поведение является законным поведением. При толковании положений гражданского кодекса Российской Федерации О.А. Кузнецова определяет добросовестность через незнание определенных обстоятельств, рассматривая добросовестного покупателя как лицо, не знавшее и которое не могла знать, что приобретает, в частности, имущество от лица, которое не имеет права отчуждать его. Автор рассматривает и другие критерии добросовестности, в том числе субъективное отношение участника правоотношения к своим действиям.

Статья 245 Гражданского кодекса Российской Федерации фиксирует презумпцию равенства долей участников общей долевой собственности. Хотя презумпция равенства долей буквально закреплена лишь применительно к общей долевой собственности, однако, по существу, она действует и в отношении общей совместной собственности, когда происходит выдел из нее или ее раздел и возникает необходимость определить долю либо всех, либо выделяющегося сособственника .

Презумпция равенства долей в общей долевой собственности может реально работать только тогда, когда так или иначе существует режим общей долевой собственности, размер частей которой не определен ни договором, ни законом.

В п. 3 ст. 423 Гражданского кодекса Российской Федерации зафиксирована презумпция возмездности по гражданско-правовому договору, т.е. предполагается, что договор признается возмездным независимо от того, содержится ли в нем условие возмездности. Но, некоторые положения Гражданского кодекса содержат конкретное указание на действительность договора. Допустим, в пункте 3 статьи 685 Гражданского кодекса предусмотрено, что договор субаренды жилого помещения компенсируется. Исключением из правила о возмездности может служить договор дарения. Так как отличительным признаком такого договора является безвозмездность.

В отношении юридических лиц, существует презумпция достоверности информации. Так, согласно абз. 2 п. 2 ст. 51 Гражданского кодекса Российской Федерации «Лицо, добросовестно полагающееся на данные единого государственного реестра юридических лиц, вправе исходить из того, что они соответствуют действительным обстоятельствам. Юридическое лицо не вправе в отношениях с лицами, полагавшимися на данные единого государственного реестра, ссылаться на данные, не внесенные в указанный реестр, а также на недостоверность данных, содержащихся в нем, за исключением случаев, когда соответствующие данные внесены в реестр в результате неправомерных действий третьих лиц или иным путем помимо воли юридического лица». Оговорка о возможной ссылке юридического лица на недостоверность данных, содержащихся в реестре, когда они внесены в результате неправомерных действий третьих лиц или иным путем помимо воли юридического лица, позволяет вести речь о применении в регулировании соответствующих отношений конструкции презумпции (данные, содержащиеся в реестре, считаются достоверными, если не доказано иное).

Истинность сведений, содержащихся в документах, представляемых в регистрирующий орган, фактически принимается как подлинность.

В заключение можно сказать, что в гражданское право существует, и использует большое количество презумпций, их применение, полезно и не может быть заменено использованием иных правовых средств охраны и интересов участников гражданских правоотношений. Презумпции освобождают участников судебного процесса от доказывания определенных фактов, которые закон признает существующими. Презумпция распределяет бремя доказывания, указывая на то, кто и каким образом может опровергать предполагаемый факт, что позволяет разрешать споры и ускорять по ним разбирательство, принимать законные и обоснованные решение.

Ссылки на источники:

1. Оксамытный В.В. Общая теория государства и права. — М.: «ЮНИТИ-ДАНА», 2012. — 511 с.

2. Кузнецова О.А. Презумпция в российском гражданском праве. Автореф. дис… канд. юрид. наук. С. 5-6

3. Гражданский кодекс Российской Федерации (ГК РФ). Ст. 10, 401, 245, 1079,

Natalia Matveeva

FSBEI HE Omsk SA U, Omsk