Преюдиция в уголовном процессе

Содержание

Понятие и признаки преюдиции

Praejuditium в переводе — «предрешение вопроса». Это означает отсутствие необходимости вновь изучать обстоятельства, которые ранее изучены и доказаны, установлены судом и отражены в судебном акте. Значение преюдиции состоит в экономии усилий сторон и суда, сокращении срока разбирательства, поддержании непротиворечивости судебных актов. В качестве примера преюдиции в правоприменении можно привести дело № А07-14877/2016, в котором судами были учтены факты, касающиеся движения реестра акционеров, установленные судебными актами арбитражных судов по другим делам.

Принцип преюдиции нашел закрепление во всех процессуальных кодексах: Арбитражном процессуальном кодексе (АПК РФ), Гражданском процессуальном кодексе (ГПК РФ), Кодексе административного судопроизводства (КАС РФ), Уголовно-процессуальном кодексе (УПК РФ), но применяется с некоторыми нюансами, о которых будет сказано ниже.

В сопоставлении с другими правовыми явлениями судебной преюдиции присущи отличительные признаки:

  • она рассматривается как проявление презумпции истинности судебного решения, однако обладает более высоким уровнем достоверности, т. к. не является предположением;
  • в отличие от версии, представляет собой не способ проверки знания, а принятие сведений об уже проверенных фактах;
  • по сравнению с прецедентом, применяется только более узко — только в сфере доказывания.

Преюдициальностью обладает не только резолютивная часть решения, но и его мотивировочная часть, в которой суд обосновывает свои выводы.

Виды преюдиций

В науке предлагается множество классификаций преюдиций, приведем наиболее практически значимые:

  1. По принявшему органу — судебные и административные. Во втором случае источниками являются постановления уполномоченных органов по делам об административных правонарушениях.
  2. В зависимости от сферы действия — общеправовые, межотраслевые, отраслевые. Общеправовой преюдицией обладают выводы, сформулированные в резолютивной части судебного решения в силу его общеобязательности (ст. 16 АПК РФ, ст. 13 ГПК РФ, ст. 16 КАС РФ). Межотраслевая преюдиция подразумевает действие в другой ветви процесса. Примером здесь может служить ст. 90 УПК РФ, которая с 2009 года закрепляет преюдициальность цивилистических решений по некоторым вопросам. Отраслевая преюдиция действует в процессе одного вида.
  3. По эффекту — разрешающие и запрещающие. Первые устанавливают возможность разрешения ситуации в другом деле (например, взыскать неустойку на основании установления факта просрочки исполнения), вторые пресекают возможность решения юридически значимого вопроса (установление подложности документов влечет невозможность взыскания по ним).
  4. По признаку опровержимости — неопровержимые (строгие) и опровержимые (нестрогие). Если законом установлена обязанность суда применять преюдицию, она считается строгой (см. ст. 90 УПК РФ, ст. 61 ГПК РФ). Если преюдиция предусмотрена как освобождение сторон от доказывания, но при этом остается возможность ее опровержения другими доказательствами, она является нестрогой (см. ст. 69 АПК РФ).

Действие преюдиции по кругу лиц

Нормы об обстоятельствах, установленных вступившим в законную силу судебным актом, в цивилистических процессуальных кодексах сформулированы по-разному.

АПК

ГПК

КАС

Не доказываются вновь при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица (п. 2 ст. 69 АПК РФ)

Обязательны для суда.

Не доказываются вновь.

Не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица (пп. 2, 3 ст. 61 ГПК РФ)

Не доказываются вновь.

Не подлежат оспариванию при рассмотрении судом другого дела, в котором участвуют лица, в отношении которых установлены эти обстоятельства, или лица, входящие в категорию лиц, в отношении которых установлены эти обстоятельства (п. 2 ст. 64 КАС РФ)

В ГПК РФ имеется также уточняющая норма: участники дела и их правопреемники не вправе оспаривать установленные судом в решении факты и правоотношения (ч. 2 ст. 209 ГПК РФ). В данном случае имеется в виду процессуальное правопреемство.

Под теми же лицами понимаются участники процесса, ранее привлеченные в качестве истца, ответчика или третьей стороны. Если лицо не участвовало в процессе в этом качестве, судебный акт по нему не создает для него преюдиции (см. определение ВС РФ от 16.01.2018 № 4-КГ17-76).

В ст. 64 КАС предусматривается более широкий круг лиц, на которых распространяется преюдиция. Практика применения этой нормы, отличающаяся от применения норм ГПК и АПК, пока не сформировалась.

Судебная практика о преюдиции: какие это обстоятельства

Исходя из разного регулирования, в правоприменительной практике коллегий ВС РФ отмечается 2 направления:

  • экономколлегия полагает, что преюдиция — это обстоятельства, относящиеся к фактам, она не включает правовую квалификацию фактов (см., например, определение ВС РФ от 20.07.2017 по делу № А45-19100/2012);
  • коллегия по гражданским делам включает в преюдицию и то и другое (см. определение ВС РФ от 24.10.2017 по делу № 81-КГ17-12).

Однако при рассмотрении нового дела могут появиться другие доказательства, что может повлечь необходимость изменения правовой квалификации (например, признание недействительной сделки, которая раньше была применена судом). В связи с этим установление широкой и неопровержимой преюдиции в ГПК и КАС многие считают чрезмерным.

Толкуя ч. 2 ст. 69 АПК РФ, КС РФ в определении от 06.11.2014 № 2528-О указал, что не исключается различная правовая оценка фактов, которая зависит от характера конкретного спора. Этот вывод в равной степени может относиться к гражданским делам всех категорий.

Сведения о фактах имеют предрешающее значение в случае, если входят в предмет доказывания по разрешенному судом делу (см. определение ВС РФ от 16.10.2017 по делу № А04-7891/2015) и в этом качестве исследованы судом. Простое упоминание обстоятельств в судебном акте преюдиции не создает (см. определение ВС РФ от 11.12.2015 по делу № А40-41852/2013).

Конституционный суд о преюдиции, ее пределах и способах преодоления

В постановлении КС РФ от 21.12.2011 № 30-П (далее — постановление № 30-П) содержатся важные положения, касающиеся логики применения преюдиции, ее пределов и преодоления:

  • Баланс между общеобязательностью и непротиворечивостью судебных решений с одной стороны и независимостью суда и состязательностью судопроизводства с другой обеспечивается установлением пределов действия преюдициальности, а также порядка ее опровержения.
  • КС РФ назвал критерий пределов преюдиции: ранее признанные факты в их правовой сущности могут иметь другое значение в качестве элемента предмета доказывания по другому делу, поскольку предметы доказывания в разных видах судопроизводства не совпадают (п. 3.2 постановления № 30-П). Таким образом, КС РФ не поддерживает преюдицию в отношении правовой квалификации отношений сторон.
  • Поскольку опровержение преюдиции возможно только под судебным контролем, по мнению КС РФ, в качестве единственного варианта может признаваться только пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам (п. 4.1 постановления № 30-П).

СК по уголовным делам ВС РФ также придерживается представления, что преодоление преюдиции возможно исключительно путем пересмотра судебного акта в установленном порядке. Так, по его мнению, невозможно возбуждение уголовного дела по сделке, которая признана гражданским судом законной, до отмены соответствующего судебного решения (см. определение ВС РФ от 12.01.2018 по делу № 81-АПУ17-21).

Преюдициальность постановления по административному правонарушению

Во многих случаях в число доказательств по гражданскому делу входит постановление по делу об административном правонарушении. Большой объем такой практики составляют дела о возмещении ущерба, причиненного правонарушением. При этом возникает вопрос об оценке в числе прочих доказательств этого документа: обладает ли он преюдициальным значением?

Судам общей юрисдикции дано указание учитывать административную преюдицию на основании аналогии процессуального закона, допускаемой согласно ч. 4 ст. 1 ГПК РФ (п. 8 постановления Пленума ВС РФ «О судебном решении» от 19.12.2003 № 23). Учет проводится на равных началах с преюдицией приговора: в части факта деяния и его совершения конкретным лицом. Доказательства, касающиеся размера ущерба и размера возмещения, исследуются отдельно. Если по уголовному или административному делу не вынесен окончательный судебный акт, то проведенная в рамках него экспертиза не обладает качеством преюдициальности и оценивается наравне с другими доказательствами (см. определение ВС РФ от 19.12.2017 по делу № 53-КГ17-25).

Несмотря на отсутствие соответствующих разъяснений для арбитражной системы, необходимо учитывать, что ч. 5 ст. 3 АПК РФ также допускает аналогию процессуального закона.

Преюдиция в уголовном процессе

Межотраслевая преюдиция, установленная ст. 90 УПК РФ, сформулирована следующим образом:

  • обстоятельства, установленные судебным актом, признаются без дополнительной проверки;
  • при этом они не предрешают виновность, которая доказывается в общем порядке.

В постановлении № 30-П также указано, что правовая квалификация суда другой ветви процесса в уголовном деле однозначно не принимается, она происходит только в рамках уголовного судопроизводства.

В практике ВС РФ отношение к преюдициальности судебных актов, включая приговоры, трактуется ограничительно. В ряде определений ВС РФ встречается формулировка о том, что преюдиция применяется только при отсутствии сомнений у суда, при этом суд не обязан принимать установленные факты без дополнительной проверки.

1. Преюдицией (от лат. praejudicio — предрешение) в теории судопроизводства считается обязанность органов предварительного расследования и суда, в чьем производстве находится дело, принять как установленные, без проверки и рассмотрения доказательств, обстоятельства, признанные вступившим в законную силу судебным решением по другому делу, принятым в отношении того же лица или тех же самых лиц. Если в приговоре, состоявшемся по первому уголовному делу, были сделаны выводы, предрешающие виновность лиц, не участвовавших в его рассмотрении (например, говорилось о совершении подсудимым преступления в соучастии с не установленными органами предварительного расследования лицами) либо участвовавших, но не в качестве стороны (например, как свидетели), то суд, рассматривающий новое дело уже в отношении этих лиц, не вправе признавать их виновными на основании ранее состоявшегося приговора, ибо эти лица в таком случае не смогли бы воспользоваться свои правом на защиту в качестве обвиняемых. Суд должен заново исследовать и оценивать доказательства виновности указанных лиц, представленные обвинением в новом уголовном деле.

2. При этом термин «виновность» нельзя понимать как «вину». Виновность это совершение конкретным лицом деяния, содержащего все признаки преступления, относящиеся, в частности, не только к субъективной, но и к объективной стороне преступления. То есть неверно было бы представлять данное положение ком. статьи таким образом, что ранее состоявшиеся приговор или иное судебное решение не могут предрешать лишь вопрос о вине (умысле или неосторожности) лиц, не участвовавших ранее в рассматриваемом уголовном деле, хотя и могут предрешать вопрос об обстоятельствах объективной стороны преступления.

3. Положение данной статьи о том, что приговор или решение не могут предрешать виновность лиц, не участвовавших ранее в рассматриваемом уголовном деле, следует понимать таким образом, что в отношении лиц, которые вообще не участвовали в рассмотрении данного уголовного дела либо участвовали, но не в качестве обвиняемых (а, например, свидетелей), преюдициальная сила предшествующего судебного решения (приговора или решения суда по гражданскому или административному делу) не действует.

4. В Определении КС РФ от 15.01.2008 N 193-О-П по жалобе гр. Т.Р. Суринова на нарушение его конституционных прав статьей 90 УПК РФ. КС указал, что коллизию между окончательным характером вступивших в законную силу судебных актов и внутренним убеждением судей, рассматривающих уголовное дело, следует разрешать на основе конституционного принципа презумпции невиновности. Если решение суда, принятое в гражданском или арбитражном процессе, говорит в пользу обвиняемого, признает легальность его действий, то оно должно рассматриваться судом в уголовном деле как свидетельствующее о наличии сомнений в виновности, которые могут оказаться неустранимыми. Если же неблагоприятное для обвиняемого решение суда, вынесенное в гражданском или арбитражном процессе, используется стороной обвинения как доказательство виновности, то такое решение должно быть подвергнуто критической оценке в совокупности и наряду с другими доказательствами и может быть отвергнуто, поскольку механическое следование ему являлось бы попыткой опровержения презумпции невиновности ненадлежащим путем — вне установленной законом и единственно допустимой уголовно-процессуальной процедуры, гарантирующей защиту прав обвиняемого. Вместе с тем по смыслу названного Определения КС РФ и решение суда, направленное в сторону, благоприятную для подозреваемого или обвиняемого в уголовно-процессуальном производстве, признается источником неустранимых сомнений в вопросе о виновности лица не сразу, а только если оно не опровергнуто и не отменено ввиду вновь открывшихся обстоятельств (либо надзорных или кассационных оснований). А они — если имеются сомнения в правильности судебного решения — должны быть предварительно выявлены в ходе уголовно-процессуального производства, а затем реализованы в порядке, установленном арбитражным или гражданским процессуальным законом для пересмотра судебных решений. По этой причине КС РФ говорит в названном Определении о том, что «…выводы арбитражного суда относительно этих обстоятельств, если ими, по существу, предрешается вопрос о виновности или невиновности лица в ходе уголовного судопроизводства, подлежат исследованию и оценке в соответствии с общими принципами доказывания, закрепленными в статье 49 Конституции Российской Федерации». Этот вывод был подтвержден КС РФ и в ряде последующих его решений. По сути, в названном Определении используется институт недопустимости поворота обвинения к худшему для обвиняемого. То есть установленные арбитражным или гражданским судом обстоятельства, свидетельствующие против обвиняемого, как и прежде, могут быть отвергнуты судом, рассматривающим уголовное дело, при наличии у него неустранимых сомнений.

Кроме того, КС РФ указывал, что при наличии обстоятельств, свидетельствующих о том, что в связи с производством по уголовному делу его участником было совершено преступление, следствием которого явилось вынесение по данному делу неправосудного судебного решения, УПК Российской Федерации предусматривает возможность возбуждения уголовного дела и проведения отдельного расследования этих обстоятельств в установленных уголовно-процессуальным законом формах, по результатам которого может быть осуществлен пересмотр вступившего в законную силу судебного решения по делу. Иначе говоря, решения суда в порядке гражданского или арбитражного судопроизводства еще не являются основанием для отказа в возбуждении уголовного дела и проведении расследования в установленных уголовно-процессуальным законодательством формах, то есть орган предварительного расследования или суд при рассмотрении уголовного дела не может принимать выводы арбитражного или гражданского суда без проверки и без доказательств, вопреки тому, как это буквально записано в ст. 90 УПК.

+Читать далее…

5. В Постановлении от 21.12.2011 N 30-П по делу о проверке конституционности положений статьи 90 УПК РФ в связи с жалобой гр. В.Д. Власенко и Е.А. Власенко КС РФ постановил, что фактические обстоятельства, установленные вступившим в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского судопроизводства, признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки — но лишь при условии, если такие фактические обстоятельства входили в предмет доказывания по делу, рассмотренному в рамках гражданского (в т.ч по арбитражным делам) или административного судопроизводства, в котором участвовали будущие потерпевший и подозреваемый (обвиняемый). Однако при этом, подтверждая свой принципиальный подход, использованный в Определении от 15.01.2008 N 193-О-П по жалобе Суринова, основанный на презумпции невиновности и правиле толкования сомнений в пользу обвиняемого, КС указал, что ст. 90 УПК означает, что вступившие в законную силу решения судов, принятые в других видах судопроизводства, в любом случае не могут рассматриваться как предрешающие в уголовном судопроизводстве выводы о виновности обвиняемого в совершении преступления, которые должны основываться лишь на совокупности доказательств, собранных по уголовному делу. Эти доказательства могут в дальнейшем быть использованы в гражданском или ином деле и повлечь пересмотр судебного решения в соответствующих формах (например, ввиду вновь открывшихся обстоятельств).

Где найти преюдицию?

Термин «преюдиция» прямо не поименован в гражданском процессуальном законодательстве или арбитражном процессе, однако имеет место в уголовном процессе. В Постановлении Конституционного Суда РФ от 21.12.2011 N 30-П «По делу о проверке конституционности положений статьи 90 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой граждан В.Д. Власенко и Е.А. Власенко» суд указал, что преюдиция представляет собой обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором либо иным вступившим в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства. Данные обстоятельства признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки. То есть в уголовном процессе четко сформулировано понятие преюдиции.

При этом совсем недавно Конституционный суд подтвердил, что преюдиция не нарушает конституционные права граждан. Указанные нормы уголовно-процессуального закона сами по себе не могут расцениваться как нарушающие конституционные права заявителя, поскольку применение данной нормы по конкретному делу не подтверждено (Определение Конституционного Суда РФ от 25.05.2017 N 1014-О).

Отсутствие в других процессуальных кодексах понятия преюдиции не означает, что она не применяется, например, в арбитражном или гражданском процессе. Но в данных видах процесса преюдиция поименована как «основания освобождения от доказывания». Те обстоятельства, которые являются общеизвестными, не нуждаются в доказывании. Также не требуют доказывания те обстоятельства, которые уже были рассмотрены в гражданском деле и имеет место вступившее в силу решение суда общей юрисдикции по рассмотренному гражданскому делу.

Особенности преюдиции в различных видах процесса

Преюдиция в гражданском процессе

В гражданском процессе в п.2 ст. 61 ГК РФ указано, что основаниями для освобождения от доказывания являются обстоятельства, которые установлены вступившим в законную силу судебным постановлением.

Когда применяется преюдиция судами?

Обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица (п.13 «Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 4 (2016)» (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 20.12.2016).

А вот в отношении лиц, которые не участвовали в деле, такой принцип не действует. Такие лица могут обратиться в суд с самостоятельным иском. Такой вывод сделали судьи в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ N 10, Пленума ВАС РФ N 22 от 29.04.2010 (ред. от 23.06.2015) «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» применительно к правам на имущество. Но при этом судьи допускают возможность принятия судом иного решения, но в этом случае суд должен указать мотивы решения.

Если состав участников дела различен в гражданском и арбитражном процессах, то решение суда не может быть принято в порядке преюдиции (Определение Верховного Суда РФ от 13.09.2016 N 33-КГ16-14).

В этом случае подлежат доказыванию вновь те обстоятельства, которые имеют важное значение для дела. Вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесен приговор суда, по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом.

Преюдициальность приговора представляет собой обязательность выводов суда об установленных лицах и фактах, содержащихся во вступившем в законную силу приговоре по делу, то есть суд не может игнорировать выводы, сделанные другими судами (Определение Верховного Суда РФ от 31.05.2016 N 4-КГ16-12). Пленум Верховного Суда Российской Федерации в п. 8 Постановления от 19.12.2003 N 23 «О судебном решении» разъяснил, что значение вступившего в законную силу постановления или решения судьи по делу об административном правонарушении при рассмотрении и разрешении судом дела о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесено это постановление (решение), определяется по аналогии с ч. 4 ст. 61 ГПК РФ. Преюдициальное значение признается вступившим в законную силу приговором суда по уголовному делу.

Рассмотрим, каким образом на практике суды применяют преюдицию.

Во-первых, преюдиция используется как механизм возмещения ущерба государству виновными лицами.

В Апелляционном определении Омского областного суда от 07.06.2017 по делу N 33-3766/2017 суд по иску о взыскании ущерба, возложении обязанности разработать проект рекультивации и провести рекультивацию земельного участка, признал претензии Управления Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору по Омской области обоснованными.

Постановлением от 20 сентября 2016 года N 25-77/2016 ООО «Лузинское зерно» привлечено к административной ответственности по части 2 статьи 8.6 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях. В результате порчи (уничтожения) земель из оборота земель сельскохозяйственного назначения ООО «Лузинское зерно» выведен земельный участок общей площадью 13 кв. м. Согласно произведенному расчету сумма ущерба составляет 81 120 рублей. И поскольку было доказано административное правонарушение, то суд признал доказанным и ущерб государству.

Во-вторых, преюдиция применяется в отношении возмещения ущерба, связанного с преступлением, по которым осуждено виновное лицо.

В Апелляционном определении Красноярского краевого суда от 05.06.2017 по делу N 33-4345/2017 суд удовлетворил требования о возмещении ущерба, причиненного преступлением. Согласно п. 5 ч. 1 ст. 243 ТК РФ материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба возлагается на работника в случаях причинения ущерба в результате преступных действий работника, установленных приговором суда.

В-третьих, в порядке преюдиции возможно возместить вред, который возник в результате халатности.

В Апелляционном определении Верховного суда Республики Дагестан от 31.05.2017 N 33-2676/2017 суд взыскал с воспитателя детского сада размер ущерба, который возник в результате халатности работника. Согласно п. 1 ст. 1080 Гражданского кодекса Российской Федерации лица, совместно причинившие вред, отвечают перед потерпевшим солидарно.

В соответствии с ч. 4 ст. 61 ГПК РФ вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесен приговор суда, по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом. Исходя из этого, суд, принимая решение по иску, вытекающему из уголовного дела, не вправе входить в обсуждение вины ответчика, а может разрешать вопрос лишь о размере возмещения. Требованиям разумности и справедливости соответствует компенсация морального вреда в размере 150 000 рублей.

В целом, возможности преюдиции по гражданским искам не ограничены. Вместе с тем, важно помнить, что должен быть подтвержден факт вины лица, привлекаемого к ответственности и лица в административном, уголовном и соответственно гражданском судебном спорах должны совпадать

Преюдиция в арбитражном процессе

В арбитражном процессе также отсутствует понятие преюдиции. Однако в п.3 ст. 69 АПК РФ сказано, что вступившее в законную силу решение суда общей юрисдикции по ранее рассмотренному гражданскому делу обязательно для арбитражного суда, рассматривающего дело, по вопросам об обстоятельствах, установленных решением суда общей юрисдикции.

Аналогичные нормы действуют в отношении уголовных дел. Согласно п. 4 ст. 69 АПК РФ вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для арбитражного суда по вопросам о том, имели ли место определенные действия и совершены ли они определенным лицом.

Обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь при рассмотрении арбитражным судом другого дела, в котором участвуют те же лица. Как неоднократно указывал Конституционный Суд РФ в своих решениях (Постановление от 21 декабря 2011 года N 30-П, определения от 21 ноября 2013 года N 1785-О, от 25 сентября 2014 года N 2200-О и др.), признание преюдициального значения судебного решения, будучи направленным на обеспечение стабильности и общеобязательности судебного решения, исключение возможного конфликта судебных актов, предполагает, что факты, установленные судом при рассмотрении одного дела, впредь до их опровержения принимаются другим судом по другому делу в этом же или ином виде судопроизводства, если они имеют значение для разрешения данного дела. Тем самым преюдициальность служит средством поддержания непротиворечивости судебных актов и обеспечивает действие принципа правовой определенности (Определение Конституционного Суда РФ от 29.09.2015 N 2060-О).

В отличие от гражданских судов арбитражные суды трактуют преюдицию более широко. Кредитор вправе предъявить иски одновременно к должнику и поручителю, либо только к должнику или только к поручителю. При этом в последнем случае суд вправе по своей инициативе привлекать к участию в деле в качестве третьего лица соответственно поручителя или должника (ст. 51 АПК РФ, Постановление Пленума ВАС РФ от 12.07.2012 N 42 «О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством»).

Если есть решение суда, то ответчик не должен представлять доказательств того, что распространенные сведения соответствуют действительности, если оспариваемые факты установлены вступившим в законную силу решением суда (п.5 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 23.09.1999 N 46)

Чаще всего преюдиция в арбитраже используется в следующих случаях:

Во-первых, преюдиция используется как механизм взыскания кредитором задолженности.

Пример:

В Постановлении Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 29.05.2017 N Ф01-1187/2017 по делу N А79-2220/2016 суд удовлетворил требование, поскольку у должника имеются не исполненные в течение трех месяцев обязательства перед кредитором в сумме, превышающей сумму, установленную законом.

Во-вторых, преюдиция часто применяется в делах о банкротстве, например, если конкурсный управляющий совершил неправомерные действия.

Пример:

Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 11.05.2017 N Ф01-806/2017 по делу N А29-5320/2013. В силу части 3 статьи 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации вступившее в законную силу решение суда общей юрисдикции по ранее рассмотренному гражданскому делу обязательно для арбитражного суда, рассматривающего дело, по вопросам об обстоятельствах, установленных решением суда общей юрисдикции и имеющих отношение к лицам, участвующим в деле. Суды установили, что факт неправомерного расходования Побощенко А.И. денежных средств должника установлен вступившими в законную силу определениями от 13.07.2015 и 07.08.2015. Доказательств возврата в конкурсную массу денежных средств в размере 1 127 482 рубля 90 копеек материалы дела не содержат, в связи с чем суды пришли к выводу о необходимости обязания Побощенко А.И. возвратить в конкурсную массу указанную сумму.

В-третьих, преюдиция используется как механизм взыскания задолженности.

Пример:

В Постановлении Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 24.05.2017 N Ф02-2257/2017 по делу N А78-11385/2016 индивидуальный предприниматель был признан несостоятельным. Арбитражный суд Забайкальского края принял во внимание вступивший в законную силу судебный акт Центрального районного суда г. Читы от 28.05.2015 по делу N 2-5516/2014, устанавливающий обстоятельства наличия задолженности Зайцевой М.В. перед кредитором в заявленной сумме, просроченной свыше 3 месяцев в размере более, чем 500 000 рублей, отсутствие доказательств погашения задолженности в заявленном размере. Суд пришел к обоснованному выводу о наличии условий для признания Зайцевой М.В. банкротом в порядке главы X Закона о банкротстве.

В-четвертых, преюдиция используется для признания договора незаключенным.

Пример:

Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 13.06.2017 N Ф04-1435/2017 по делу N А45-12941/2016.

Проблемы преюдиции

Многие правовые механизмы в нашей стране не совершенны. Так, и преюдиция имеет свои недостатки.

  1. Преюдицию достаточно трудно применять к корпоративным правоотношениям. В корпоративных спорах механизм преюдиции применялся редко, поскольку критерий участия тех же лиц можно было легко обойти путем введения в процесс фигуры нового акционера.
  2. Также преюдицию достаточно сложно применять, если параллельно идут два дела. Например, в части уголовного дела и в части взыскания задолженности, как правило, подобные дела рассматриваются судами параллельно. И бывает ситуация, когда по уголовному делу найдены виновные, а по гражданскому отказано во взыскании задолженности.
  3. Еще одним спорным моментом является ситуация привлечения к субсидиарной ответственности виновных лиц. Например, если виновным лицом признан работник организации, банка, а вот договор заключен с юридическим лицом. В этом случае воспользоваться преюдицией невозможно.

Таким образом, привлечь к ответственности в порядке преюдиции на практике не всегда легко.

В заключение необходимо отметить, что значение преюдиции, безусловно, велико, однако на практике приходится в двух разных судах фактически подавать иски по одним и тем же основаниям. Например, если у вас украли телефон, то сначала нужно найти преступника, а потом взыскать убытки в рамках гражданского процесса. К сожалению, на практике, даже простые дела могут занять значительное время.

Преюдиция — обязательность вступившего в законную силу при­говора при определенных обстоятельствах для государственных ор­ганов и должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроиз­водство по другому уголовному делу.

Согласно УПК РФ обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором либо иным вступившим в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства, признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки. При этом такие приговор или решение не могут предрешать виновность лиц, не участвовавших ранее в рассматриваемом уголовном деле.

Возникающие на практике возможные противоречия между преюдици­альным значением установленных обстоятельств по одному делу и внут­ренним убеждением прокуроров, следователей, дознавателей относительно этих же обстоятельств при производстве по другим уголовным делам должны решаться в пользу преюдиции, если они не касаются виновности лиц, не участвовавших ранее в рассматриваемом уголовном деле.

Если обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором суда, вызывают сомнения у суда, в производстве которого находится уголовное дело, он вправе сделать по ним иные выводы, полу­ченные в результате оценки совокупности собранных и проверенных им доказательств.

Преюдициальное значение предыдущего приговора суда может утратить силу и при пересмотре вступившего в законную силу при­говора суда по вновь открывшимся обстоятельствам.

Конституционного Суда РФ от 21.12.2011 N 30-П «По делу о проверке конституционности положений статьи 90 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой граждан В.Д. Власенко и Е.А. Власенко» указано, что пределы действия преюдициальности судебного решения объективно определяются тем, что установленные судом в рамках его предмета рассмотрения по делу факты в их правовой сущности могут иметь иное значение в качестве элемента предмета доказывания по другому делу, поскольку

    1. предметы доказывания в разных видах судопроизводства не совпадают, а
    2. суды в их исследовании ограничены своей компетенцией в рамках конкретного вида судопроизводства.

Поэтому в уголовном судопроизводстве результатом межотраслевой преюдиции может быть принятие судом данных только о наличии либо об отсутствии какого-либо деяния или события, установленного в порядке гражданского судопроизводства, но не его квалификация как противоправного, которая с точки зрения уголовного закона имеет место только в судопроизводстве по уголовному делу.

Так, решение по гражданскому делу, возлагающее гражданско-правовую ответственность на определенное лицо, не может приниматься другим судом по уголовному делу как устанавливающее виновность этого лица в совершении уголовно наказуемого деяния и в этом смысле не имеет для уголовного дела преюдициального значения. Иное являлось бы нарушением конституционных прав гражданина на признание его виновным только по обвинительному приговору суда, а также на рассмотрение его дела тем судом, к компетенции которого оно отнесено законом.

Соответственно, по смыслу статьи 90 УПК Российской Федерации в системе норм процессуального законодательства, обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным решением, которым завершено рассмотрение дела по существу в рамках любого вида судопроизводства, имеют преюдициальное значение для суда, прокурора, следователя или дознавателя по уголовному делу в отношении лица, правовое положение которого уже определено ранее вынесенным судебным актом по другому делу. В силу объективных и субъективных пределов действия законной силы судебного решения для органов, осуществляющих уголовное судопроизводство, не могут являться обязательными обстоятельства, установленные судебными актами других судов, если этими актами дело по существу не было разрешено или если они касались таких фактов, фигурировавших в гражданском судопроизводстве, которые не являлись предметом рассмотрения и потому не могут быть признаны установленными вынесенным по его результатам судебным актом.

Положения ст.90 УПК Российской Федерации означают, что:

    1. имеющими преюдициальное значение для суда, прокурора, следователя, дознавателя по уголовному делу являются фактические обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом, разрешившим дело по существу в порядке гражданского судопроизводства, т.е. когда в уголовном судопроизводстве рассматривается вопрос о правах и обязанностях того лица, правовое положение которого уже определено ранее вынесенным судебным актом;
    2. фактические обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом, сами по себе не предопределяют выводы суда о виновности обвиняемого по уголовному делу, которая устанавливается на основе всей совокупности доказательств, включая не исследованные при разбирательстве гражданского дела доказательства, подлежащие рассмотрению в установленных уголовно-процессуальным законом процедурах, что в дальнейшем может повлечь пересмотр гражданского дела по вновь открывшимся обстоятельствам;
    3. признание преюдициального значения фактических обстоятельств не может препятствовать рассмотрению уголовного дела на основе принципа презумпции невиновности лица, обвиняемого в совершении преступления, которая может быть опровергнута только посредством процедур, предусмотренных уголовно-процессуальным законом, и только в рамках уголовного судопроизводства;
    4. фактические обстоятельства, не являвшиеся основанием для разрешения дела по существу в порядке гражданского судопроизводства, при наличии в них признаков состава преступления против правосудия подлежат проверке на всех стадиях уголовного судопроизводства, включая возбуждение и расследование уголовного дела, в том числе на основе доказательств, не исследованных ранее судом в гражданском или арбитражном процессе.