Преюдиция ГПК РФ

Понятие преюдиции

Преюдиция относится к числу ключевых процессуальных понятий, широко используемых в правоприменительной и судебной практике. При этом законодательного определения данного термина не содержится ни в одном нормативном акте.

Более того, из всех действующих на сегодняшний день процессуальных кодексов понятием «преюдиция» оперирует только Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18.12.2001 № 174-ФЗ (ст. 90, далее — УПК РФ). Нормы сходного содержания также включены в ст. 69 Арбитражного процессуального кодекса РФ (далее — АПК РФ), ст. 61 Гражданского процессуального кодекса РФ (далее — ГПК РФ), ст. 64 Кодекса административного судопроизводства (далее — КАС РФ).

Анализируя смысл названных статей, можно сформулировать следующее определение: преюдиция — это какие-либо факты или обстоятельства, установленные ранее вступившим в законную силу судебным актом, которые не требуют доказывания и должны приниматься всеми судебными и иными органами как данность.

Например, в гражданском процессе по иску о возмещении вреда, причиненного здоровью потерпевшего в результате совершенного против него преступления, ранее вынесенный и вступивший в силу приговор в отношении лица, причинившего вред своими противоправными действиями, будет иметь преюдициальное значение. Другими словами, в ходе судебного разбирательства не требуется вновь доказывать сам факт совершения преступления и виновность совершившего его лица.

Не только преюдициальные факты не нуждаются в доказывании, есть и другие — об этом можно прочитать в статье Факты, не подлежащие доказыванию в гражданском процессе.

Значение преюдиции для судебного процесса

Как видно из определения, преюдиция тесно связана с процедурой доказывания в судебном процессе (см. статьи Предмет доказывания и Относимость и допустимость доказательств (нюансы), а также является одним из оснований освобождения участников дела от доказывания наряду с общеизвестными фактами и фактами, подтвержденными нотариально (пп. 1 и 4 ст. 69 АПК РФ, пп. 1 и 4 ст. 61 ГПК РФ). С другой стороны, преюдиция являет собой одно из свойств судебного решения.

Значение института преюдиции в судебном процессе заключается в следующем:

  • наличие преюдиционных правил существенно облегчает судопроизводство — экономит время и силы всех участников дела;
  • преюдиция также призвана предотвратить конфликт судебных актов, исключить наличие противоречащих друг другу решений;
  • преюдиция способствует последовательности рассмотрения дела и служит гарантией уверенности в непоколебимости принятого решения.

Для более глубокого понимания значения преюдиции в судебном процессе полезно изучить постановление Конституционного суда РФ от 21.12.2011 № 30-П.

Преюдиция в уголовном и административном процессе

В уголовном процессе процедура доказывания продиктована действием принципа презумпции невиновности и, как следствие, обязанностью обвинения доказывать вину лица в совершении преступного деяния. В связи с этим, устанавливая преюдициальное значение приговора суда по уголовному делу либо решения по гражданскому/арбитражному делу, законодатель делает оговорку: ранее вынесенный и вступивший в законную силу судебный акт при всем своем преюдициальном значении не может означать автоматическую виновность какого-либо иного лица, не участвовавшего ранее в рассмотрении дела.

В КАС РФ законодатель впервые вводит нормы об освобождении от доказывания фактов и обстоятельств, установленных ранее решениями судов (ст. 64 КАС РФ). Однако в аналогичных статьях других процессуальных кодексов акты по административным делам отсутствуют в перечне имеющих преюдициальное значение решений. Представляется необходимым внесение соответствующих изменений в вышеуказанные статьи АПК, ГПК и УПК РФ.

Таким образом, несмотря на особенности доказывания в каждом виде судопроизводства, институт преюдиции везде имеет схожий смысл. Он применяется в тесном межотраслевом взаимодействии: судебные акты, принятые и вступившие в законную силу в любом процессе, имеют преюдициальное значение для любого суда в любом процессе (учитывая оговорку об актах по уголовным делам).

Каковы критерии отнесения судебного акта к преюдиции

Не каждый судебный акт и не в каждой ситуации обладает свойством преюдициальности. Можно выделить несколько критериев для преюдиции судебного решения:

  1. Решение должно быть вступившим в законную силу.
  2. Судебный акт должен касаться прав и интересов тех же лиц, которые участвуют в другом процессе, где идет речь о применении преюдиции. Если же в деле участвуют иные лица, то ранее принятое без их участия судебное решение не может иметь преюдициального значения, так как эти лица не имели возможности представить доказательства, которые могли бы повлиять на вынесение такого решения (см., например, определение Верховного суда РФ от 15.10.2014 по делу А53-16593/2013). Если в процессах участвуют разные подразделения одной и той же системы государственных органов, например региональная таможня и Федеральная таможенная служба, то состав участников считается одинаковым (см. постановление Президиума ВАС РФ от 12.05.2009 № 17440/08 по делу № А40-3479/08-79-27).
  3. Преюдиция может возникнуть только в части установления каких-либо фактов или обстоятельств, но не в части правовой оценки, юридической квалификации действий или применения норм материального права (см., например, определение Верховного суда РФ от 29.03.2016 по делу № А40-152245/2014, постановление Президиума ВАС РФ от 25.07.2011 по делу № А40-111672/09-113-880).

Пределы преюдициальности

Установление законодателем абсолютной преюдициальности судебных решений поставило бы под угрозу соблюдение принципа свободы оценки доказательств и независимости судей, а также лишило бы участников судопроизводства возможности преодолевать последствия неизбежных судебных ошибок либо фальсифицировать доказательства, что привело бы еще к большей противоречивости решений (см. постановление Конституционного суда РФ от 21.12.2011 № 30-П). Поэтому процессуальные законы предусматривают возможность пересмотра судебных решений по вновь открывшимся обстоятельствам, что и является своеобразным пределом для преюдициальности судебных актов. К числу таких обстоятельств относятся, в частности (п. 3 ст. 413 УПК ПФ, пп. 3, 4 ст. 392 ГПК РФ, ст. 311 АПК РФ):

  • заведомо ложные свидетельские показания / заключение эксперта;
  • неверный перевод;
  • сфальсифицированные доказательства (как установить факт фальсификации – см. в статье Заявление о фальсификации доказательств в арбитражном процессе);
  • противоправные действия судьи при рассмотрении дела.

С другой стороны, пределом преюдициальности также является установление правила о том, что предопределяющую роль в процессе играет установление только фактов и обстоятельств, то есть некой объективной данности, но не субъективная правовая оценка или квалификация. Связано это с тем, что в различных видах процессов эти факты или обстоятельства могут оцениваться по-разному. Так, возложение судом в гражданско-правовом порядке ответственности за причиненный ущерб ни в коем случае не может предопределять уголовно-правовую ответственность за действия данного лица и его вину.

Соотношение преюдиции со смежными правовыми институтами

Понятие преюдиции тесно граничит с такими правовыми институтами, как презумпция (читайте о ней в статье Что такое презумпция вины?) и прецедент (см. статью Что такое судебный или юридический/правовой прецедент?). Рассмотрим подробнее, как они соотносятся между собой.

Презумпция, так же как и преюдиция, предполагает некую данность, которая не требует доказательств и не подлежит оспариванию. Наиболее близка преюдиция к презумпции истинности судебного решения или приговора — они предполагаются законными до тех пор, пока не пересмотрены в установленном законом порядке.

Однако презумпция истинности — это более широкое понятие, так как любое судебное решение презюмируется истинным, но далеко не каждое решение может стать преюдициальным. Для этого необходимо соблюдение ряда условий, о которых шла речь выше (действие в отношении ограниченного круга лиц, только в отношении фактов и обстоятельств и т. д.). Преюдиция как бы базируется на принципе презумпции истинности судебного решения.

У прецедента также на первый взгляд много общего с преюдицией. Он тоже имеет большое значение при вынесении судом решения по аналогичному делу, несмотря на то, что в России не является источником права. Тем не менее общеизвестно, что суды в РФ однозначно учитывают ранее вынесенные другими судами решения, а также часто придерживаются позиций, высказанных высшими судами. Однако прецедент все же не является обязательным для других судов. Различие между ними также состоит в том, что прецедент касается не только фактов и обстоятельств, но и правовой оценки, квалификации и применения норм права.

***

Таким образом, преюдициальное значение решения суда заключается в освобождении от доказывания фактов и обстоятельств, установленных вступившим в силу судебным решением или приговором. Преюдиция имеет межотраслевое действие и распространяется только на тех лиц, которые принимали участие в процессе, где были установлены данные факты и обстоятельства. Не обладают преюдициальностью правовая оценка, юридическая квалификация и применение норм материального права, производимые судом.

Подписывайтесь на канал RUSЮРИСТ в Яндекс.Дзен!

Преюдициальность судебного решения

Это предрешение фактов установленных вступившим в силу решением. Факты, установленные вступившим в силу решение не подлежат оспариванию и доказыванию в будущих процессах (ч.2 ст.61 ГПК). Но ведь ч.2 ст.13 устанавливает, что вступившее в силу судебное решение неукоснительному соблюдение является обязательным для всех без исключения и подлежат неукоснительному соблюдению. Таким образом, обязательность судебного решения не имеет субъективных границ. А преюдиция имеет субъективные пределы, они поставлены в ч.2 ст.62 ГПК – не оспариваются и не доказываются обстоятельства, установленные в судебном решении, при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица. Границы преюдиции задаются составом лиц, участвующих в деле. Факты, установленные в мотивировочной части, обязательны для тех,

Отсюда правило – если в новом деле появляется хотя один новый участник, то факт перестает быть преюдициальным и доказывается на общих основаниях. А если в новом деле участвуют те же участники, что и в предыдущем, то все факты, установленные судебным решение, повторному доказыванию не подлежат. Не требуется полного тождества лиц, участвующих в деле. Это может быть и 50% совпадение.

Другие словами, преюдиция есть обязательность мотивов. Мотивы – это результат состязательного противоборства, мотивы – это и есть объективная или формальная истина. То, что установлено судом – это и есть объективная или формальная истина. До 1917 г. мотивы в законную силу не вступали, ибо считалось, что так как процесс состязательный, то суд устанавливает не то, что было на самом деле, а то, что представили стороны. Это означало, что в следующем процессе с участием те же лиц факты устанавливались заново, отсюда в следующем деле стороны могли установить иные факты. В 1917 г. появилось социалистическое правосудие – это качественно иное правосудие, которое устанавливает не «а бы что», а то, что было на самом деле, а значит, это устанавливается раз и навсегда – ведь это то, что было на самом деле. Значит, мотивы начинают вступать в законную силу и появляется преюдиция. Эта преюдиция благополучно просуществовала до сегодняшнего дня, хотя процесс стал состязательным. Наш кодекс сохраняет правила преюдиции таким же образом, какие они были изложены в советском законодательстве.

Как только мы поместили в состязательный процесс институт, который свойственен для следственного процесса, поскольку там суд вправе собирать доказательства, а значит, устанавливает объективную сторону, обнаружился немедленный конфликт между состязательным построением процесс аи преюдициальным характером судебного решения. То, что мы переживаем сегодня – это агония преюдиции. Сегодня суд почувствовал, что это не должно быть так, ведь процесс уже состязательный, ведь суд уже связан доказательствами, представленными сторонами.

Пример. А к Б предъявляет иск о взыскании неустойки о просрочки поставки товаров. Б не идет в суд из-за этих копеек. Суд удовлетворил иск А. Но А не успокоился и предъявил иск о взыскании убытков. Но тут Б уже возмутился и идет в процесс и говорит, что договор не заключен. Но ведь неустойка уже взыскана, а суд не мог ее взыскать, если бы договор не был заключен. Поэтому в судебном решении установлено, что договор заключен. Тем самым В опровергает преюдицильно установленный факт. А значит, теперь этот договор считается заключенным для всех процессов между нами. Так что же, преюдиция – это наказание за неучастие в процессе?! Получается, что В наказывают а то, что он не участвовал в процессе, не выдвигал свои возражения. Что В должен участвовать в каждом деле под стразом преюдиции.

Связана ли преюдиция с бременем доказывания? Когда процесс был следственным, бремя доказывания не имело никакого значения, поскольку суд собирал доказательства. Когда процесс состязательный факт устанавливается в той мере, в которой с доказыванием этого факт справляется субъект, на котором бремя доказывания этого факта лежит. А если ли связь преюдиции с бременем доказывания? По действующему закону связи никакой нет. Суд понимает, что никакой преюдиции быть не должно, поэтому она де-факто вытесняется, поэтому вы никогда не знаете, сработает ли ваш довод о преюдиции или нет.

Пример. Истица заявляет требование о взыскании алиментов и прилагает к исковому заявлению свидетельство о рождении ребенок, в котором ответчик назван отцом. Ответчик не идет в процесс, алименты взысканы. Спустя месяц от соседа ответчик узнает, что отец не он, а другое лицо. Что же делать? Ему бы надо идти о с иском об оспаривании отцовства, нов ответ истица естественно заявит, что данный факт установлен судебным решением, а значит, имеет преюдициальную силу. И что он так и будет платить всю оставшуюся жизнь? Может быть ему пойти с заявлением по вновь открывшимся обстоятельствам? Нет, так делать нельзя, ибо актовая запись оспаривается только в исковом порядке – в ФЗ «Об актах гражданского состояния» сказано, что актовая запись оспаривается подачей иска. Пока актовая запись не оспорена в исковом порядке, она считается недействительной. Вновь открывшиеся обстоятельства – это не иск. Здесь подойти может только иск. Неужели преюдиция помешает предъявлению иска об оспаривании отцовства?

Агония преюдиции приводит к тому, что практика допускает предъявление такого иска – в Постановлении пленума ВС СССР о рассмотрении дел о взыскании алиментов 1983 г. сказано, что если взысканы алименты оспаривать отцовство нельзя (в силу преюдиции). В действующем законодательстве таких абсурдных положений нет. Преюдиция начала разрушаться изнутри.

Агония преюдиции вызвала то, что практика разделила практике факты и их правовую оценку:

· Заключенность и незаключенность договора – это факт или правовая оценка факта?

· Действительность и недействительность сделки;

· Законность и незаконность государственной регистрации прав.

Заключенность и незаключенность договора меняется от дела к делу, поскольку у нас состязательность, возражения могут быть представлены или нет. Объяснить это можно тем, что факты и его правовая оценка есть не одно и то же. Преюдицирует только факт, а правовая оценка факта меняется от дела к делу.

Спрашивается, а существует ли отдельно факт договора и отдельно факт его заключенности? Или факт договора всегда связан с договором, ибо если договор не заключен, нет и факта договора? Можно ли оторвать факт от его оценки. Факт от его оценки оторвать нельзя, ибо суд устанавливает юридические факты, т.е. те, которые предусмотрены гипотезой нормы права. Суд не устанавливает юридически индифферентные (безразличные) факты.

Преюдицильный эффект пытаются дать оценки доказательства на предмет доказательства. Таким образом, преюдицирует вывод о достоверности доказательства. Но вывод о достоверности никогда не преюдицирует, поскольку оценка доказательств остается всегда на свободное усмотрение суда (за исключением предустановленной силы доказательства). Преюдицирует может только факт, установленный с помощью доказательства, признанной достоверным. Оценку доказательства на предмет достоверности необходимо отличать от факта, установленного с помощью достоверного доказательства. Преюдицирует факт, а не вывод о достоверности. Оценка доказательств никогда не преюдицирует, поскольку суд свободен в оценке доказательств. Другое дело, что если какой-то факт преюдициален, то мы просто не возьмем никаких доказательств по поводу этого факта, ведь он установлен и все тут.

Резюме:

1) Иски, направленные на опровержение законной силы судебного решения, не допускаются;

2) Обязательность законной силы судебного решения не препятствует предъявлению собственного иска;

3) Надо различать обязательность резолюции и обязательность мотивов – ст.13 ГПК говорит об обязательности резолюции, когда все без исключения обязаны считаться и соблюдать решение суда до тех пор, пока мы не возбудили собственный спор о праве по своим основаниям. Обязательность судебного решения не имеет субъективного решения, но как только возбуждает свой спор о праве по своим основаниям, обязательность прекращается.

4) Когда спор возбудить можно для лиц, не участвовавших в деле, преюдиции нет.

Преюдициальный иск

В российском законодательстве отсутствует закрепленное определение понятия «преюдиция» (или «преюдициальный»).

Вообще под преюдициальностью принято понимать обязательность для всех судов, рассматривающих дело, принять без проверки и доказательств факты, ранее установленные вступившим в законную силу судебным решением или приговором по другому делу. В этом случае говорят, что такие факты имеют преюдициальное значение и не подлежат доказыванию (оспариванию). Помимо них нет надобности доказывать обстоятельства, которые признаны судом общеизвестными (часть 1 ст. 69 АПК РФ).

В постановлении ФАС Уральского округа от 21 мая 2008 г. № Ф09-3637/08-С2 по делу № А71-41/04 можно найти такое определение: преюдиция – это установление судом конкретных фактов, которые закрепляются в мотивировочной части судебного акта и не подлежат повторному судебному установлению при последующем разбирательстве иного спора между теми же лицами. Преюдициальность предусматривает не только отсутствие необходимости повторно доказывать установленные в судебном акте факты, но и запрет на их опровержение.

От сомнения до безоговорочного признания

С 1 января 2010 года вступили в силу изменения в статью 90 Уголовно-процессуального кодекса, которая так и называется «Преюдиция». По прежней редакции суд, прокурор, следователь, дознаватель могли при наличии сомнений перепроверить обстоятельства, которые установлены вступившим в законную силу приговором. Теперь же введено два существенных изменения:

1) суд, прокурор, следователь, дознаватель не вправе дополнительно проверить обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным решением;

2) норма о преюдициальности распространяется не только на приговоры (т. е. решения уголовных судов), но и на решения арбитражных судов и судов общей юрисдикции.

Указанные изменения напрямую затрагивают и налоговые отношения, так как введены Федеральным законом от 29 декабря 2009 г. № 383-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Налогового кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации».

Необходимо отметить, что принятию названных изменений предшествовали бурные дебаты среди юристов и судейского сообщества. При этом Конституционный Суд РФ до последнего отказывал гражданам в признании статьи 90 ущемляющей их права (например, определение Конституционного Суда РФ от 13 октября 2009 г. № 1316-О-О).

В определении Конституционного Суда РФ от 15 января 2008 г. № 193-О-П содержится такое пожелание: «. вместе с тем не исключается дальнейшее совершенствование федеральным законодателем процессуального регулирования, направленного на преодоление коллизий, связанных с выводами о фактах, которые входят в предмет доказывания одновременно по уголовным и гражданским делам и устанавливаются соответственно судами общей юрисдикции и арбитражными судами».

Проще говоря, если есть вступившее в законную силу решение арбитражного суда, которым требование о привлечении фирмы или предпринимателя к налоговой ответственности признано незаконным, правоохранительный орган не вправе возбудить в отношении коммерсанта или руководства фирмы уголовное дело по признакам преступного нарушения законодательства о налогах и сборах.

Слова нет, а принцип есть

В Арбитражном процессуальном и Гражданском процессуальном кодексах термин «преюдиция» отсутствует. Вместо него использована формулировка «основания освобождения от доказывания» (ст. 61 и 69 соответственно). Между тем нормы, которые наиболее близки к понятию «преюдиция», в названных кодексах есть.

Преюдициальное правило звучит примерно так: обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным решением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда, не доказываются вновь при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица. Уточним: речь идет об участии не только сторон спора, но и других заинтересованных в исходе дела лиц.

При этом под обстоятельствами, которые могут быть установленными, следует понимать обстоятельства, имеющие правовое значение при рассмотрении другого (последующего) спора. Так разъяснили арбитры в постановлении ФАС Московского округа от 22 апреля 2009 г. № КА-А40/13131-08 по делу № А40-41836/08-12-444.

Обратите внимание: арбитражный судья еще на стадии подготовки дела к разбирательству обязан выяснить, помимо остального, вопрос о наличии состоявшихся судебных решений, имеющих преюдициальное значение для спора, который он собирается рассмотреть.

Указание части 2 статьи 69 Арбитражного процессуального кодекса на необходимость участия в деле тех же лиц не означает полного тождества составов заинтересованных субъектов в предшествующем и последующем (другом) процессе (решение Арбитражного суда г. Москвы от 2 марта 2007 г. по делу № А40-80530/06-120-435).

«Недействующие» лица

Как сказано выше, в арбитражном процессе о преюдиции можно вести речь, когда спор рассматривался с участием тех же лиц. Таким образом, для лиц, которые не участвовали в деле, установленные обстоятельства не имеют обязательного характера. К такому выводу пришли судьи главных судов после анализа принципа преюдиции, закрепленного в нормах Арбитражного процессуального кодекса и Гражданского процессуального кодекса (п. 4 постановления Пленума ВС РФ № 10 и Пленума ВАС РФ № 22 от 29 апреля 2010 г.).

Такие лица (кто не участвовал в деле) могут обратиться в суд с самостоятельным иском (заявлением). В то же время при рассмотрении иска суд учтет обстоятельства ранее рассмотренного дела независимо от того, установлены ли они судебным актом суда общей юрисдикции или арбитражного суда. Если суд придет к иным выводам, нежели содержащиеся в судебном акте по ранее рассмотренному делу, он должен указать соответствующие мотивы.

Таким образом, предыдущие судебные решения по предмету спора для последующих судов не обязательны и даже не носят рекомендательный характер.

«Каким ты был, таким ты и остался»

Важное разъяснение по поводу применения принципа преюдиции дано в решении Арбитражного суда г. Москвы от 2 марта 2007 г. по делу № А40-80530/06-120-435. Суть спора в данном случает не имеет значения. Разъяснение гласит, что «указание части 2 статьи 69 АПК РФ на необходимость участия в деле тех же лиц не означает полного тождества составов заинтересованных субъектов в предшествующем процессе». В какой степени это тождество должно соблюдаться, чтобы решение имело для последующего суда преюдициальный характер – однозначно ответить невозможно.

Поскольку четкого критерия в данном случае нет, все зависит от позиции судьи и от того, насколько активно та или иная сторона будет настаивать на преюдициальном значении какого-либо прошлого судебного решения.

По общему правилу считается, что в процессе участвуют «те же лица», если они являются в том числе правопреемниками соответствующих участников другого (первоначального) судебного процесса.

Обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь при рассмотрении арбитражным судом другого дела, в котором участвуют те же лица (часть 2 ст. 69 АПК РФ).

«Напоминают мне они. «

В постановлении ФАС Северо-Западного округа от 19 марта 2004 г. № А56-25958/03 рассмотрен вопрос: можно ли считать ИФНС и Управление ФНС России одним и тем же лицом, участвующим в деле? То есть можно ли вести речь о преюдиции? Приведены две точки зрения.

Согласно одной, налоговые органы образуют единую централизованную систему контроля за соблюдением налогового законодательства (ст. 1, 2 Закона РФ от 21 марта 1991 г. № 943-1 «О налоговых органах Российской Федерации») и выступают не от собственного имени, а от имени государства. Поэтому решение по делу, в котором участвовали проверяемая фирма и ИФНС, имеет преюдициальное значение для УФНС в другом споре с той же фирмой. Тем самым не имеет значения, какой налоговый орган принимал участие в деле.

Другая точка зрения основана на том, что ИФНС и УФНС являются самостоятельными юридическими лицами и в равной степени обладают правами и обязанностями стороны в процессе. В связи с этим их нельзя признать одним и тем же лицом в разных судебных делах, связанных с одной и той же фирмой.

В итоге арбитры пришли к выводу, что правильна вторая точка зрения.

Чей приоритет?

В постановлении ФАС Северо-Западного округа от 12 апреля 2010 г. по делу № А05-9171/2009 фирма в обоснование своей позиции указала, что, согласно новой редакции статьи 90 Уголовно-процессуального кодекса, преимущественное значение по налоговым спорам имеет судебный акт, вынесенный арбитражным судом. Кроме того, рассмотрение дел об оспаривании решений налоговых органов, затрагивающих права в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, относится к исключительной подсудности арбитражных судов.

Заметим, что арбитры в указанном решении никак не прокомментировали точку зрения о преимуществе по налоговым спорам решений именно арбитражных судов.

Арбитражный суд обязан приостановить производство по делу, если оно связано с другим делом, которое находится в производстве Конституционного Суда, конституционного (уставного) суда субъекта РФ, суда общей юрисдикции или арбитражного суда, и если оно имеет преюдициальное значение по вопросам об обстоятельствах, устанавливаемых арбитрами по отношению к лицам, участвующим в деле (подп. 1 часть 1 ст. 143 АПК РФ).

Отказ за отказом.

Нередко арбитражные суды отказывают в признании преюдициальности состоявшихся решений арбитражных судов. Причем не только по причине другого круга участвующих лиц. Есть и другие основания (например, постановление ФАС Московского округа от 22 апреля 2009 г. № КА-А40/13131-08 по делу № А40-41836/08-12-444).

Предметом заявленных требований по делу № ***1 и № ***2 было оспаривание постановлений государственной инспекции по контролю за использованием объектов городской недвижимости, которыми заявитель привлечен к административной ответственности за самовольное занятие и нецелевое использование земельного участка. Арбитры заключили, что обстоятельства, подлежащие доказыванию при рассмотрении дел об оспаривании решений административных органов (первоначальный спор) и об оспаривании ненормативного правового акта (последующий спор), различны. Более того: при рассмотрении дел № ***1 и № ***2 суды пришли к выводу о нарушении процедуры привлечения заявителя к административной ответственности. Каких-либо иных обстоятельств по делу суд не установил. В этой связи выводы суда по делу № ***1 и № ***2 о нарушении процедуры привлечения к административной ответственности не могут быть теми обстоятельствами, которые имеют преюдициальное значение для рассмотрения спора о признании недействительным решения окружной комиссии о пресечении самовольного строительства на данном земельном участке.

Преюдиция в арбитражном процессе

Преюдиция в арбитражном процессе

Преюдиция — это просто как для суда, так и для участников процесса. Суть преюдиции в следующем: суд не проверяет и освобождает от доказывания фактов, которые были установлены вступившим в законную силу судебным актом. Таким судебным актом может быть решение арбитражного суда, решение суда общей юрисдикции и даже приговор суда.

В случае, когда вы с процессуальными оппонентами встречаетесь неоднократно в различных судебных процессах, то скорее рано, чем поздно, но вы будете вынуждены оперировать ч.2 ст.69 АПК РФ. Преюдиция.

Ранее установленные обстоятельства не будут доказываться вновь.

Порой это крайне удобно, особо, если удастся сразу закрепить нужные факты в ранних судебных актах. А для некоторых – наоборот.

Поэтому и возникает вопросы о пределах подобной преюдиции в арбитражном процессе, способах ухода от нее.

В этой публикации мы собрали только некоторые из наиболее понравившихся нам судебных актов, дающих толкование норм о преюдиции и дающие косвенные ответы на наши вопросы.

Приступим.

1. По смыслу упомянутой статьи Кодекса преюдиция распространяется на содержащуюся в судебном акте, вступившем в законную силу, констатацию тех или иных обстоятельств, которые входили в предмет доказывания по ранее рассмотренному делу. Доказательства того, что спорные обстоятельства не входили в предмет исследования и доказывания суда общей юрисдикции и арбитражных судов в материалы надзорного производства не представлены (Определение Высшего Арбитражного Суда РФ от 24 февраля 2012 г. N ВАС-1592/12 «Об отказе в передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации», номер дела в первой инстанции: А29-315/2011).

2. Признание преюдициального значения судебного решения, будучи направленным на обеспечение стабильности и общеобязательности судебного решения, исключение возможного конфликта судебных актов, предполагает, что факты, установленные судом при рассмотрении одного дела, впредь до их опровержения принимаются другим судом по другому делу, если они имеют значение для разрешения данного дела. Тем самым преюдициальность служит средством поддержания непротиворечивости судебных актов и обеспечивает действие принципа правовой определенности (Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 20 ноября 2012 г. N 2013/12).

3. При принятии судебных актов по делам N А76-30841/04-24-650/75 и N А76-22467/05-24-773 суды установили наличие у Томского В.И. прав акционера общества на момент проведения других, ранее состоявшихся общих собраний акционеров общества. Это обстоятельство не может иметь преюдициального значения для настоящего спора, поскольку состав участников акционерного общества не является неизменным (статичным), следовательно, истец должен был доказать наличие у него статуса акционера общества на день проведения общего собрания акционеров, состоявшегося позднее (Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 3 июля 2007 г. N 1115/07).

4. Иная оценка судами доказательств по настоящему делу без учета оценки, данной судами тем же доказательствам по ранее рассмотренному делу, в котором участвовали те же лица, противоречит части 2 статьи 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в соответствии с которой обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь при рассмотрении арбитражным судом другого дела, в котором участвуют те же лица (Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 24 мая 2005 г. N 225/04).

5. Исходя из пункта 2 статьи 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, преюдициальными являются обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда по ранее рассмотренному делу; такие обстоятельства не доказываются вновь при рассмотрении арбитражным судом другого дела, в котором участвуют те же лица. Свойством преюдиции обладают лишь те обстоятельства, которые входили в предмет доказывания по ранее рассмотренному делу.
Поскольку при рассмотрении дела N А40-60266/07-136-431 суд констатировал ничтожность договора от 03.10.2007 N 205, а требование о возврате исполненного по этому договору в рамках указанного дела не было заявлено, в предмет доказывания не входило установление обстоятельств, связанных с исполнением обязательств по договору (Определение Высшего Арбитражного Суда РФ от 11 декабря 2012 г. N ВАС-12605/12 «Об отказе в передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации», номер дела в первой инстанции: А40-13211/2011).

6. Опровергая довод ответчика о необходимости квалификации действий истца по названной норме, суд первой инстанции сослался на преюдициальность решения Арбитражного суда Амурской области от 16.12.2010 по делу N А04-4523/2010 по иску фирмы к обществу о взыскании задолженности по оплате указанных услуг по договору, однако в рамках этого дела вопрос о соответствии действий истца Закону о защите конкуренции не исследовался, УФАС Амурской области к участию в деле не привлекалось, в силу чего оснований для применения части 2 статьи 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении настоящего дела не имелось (Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 10 июля 2012 г. N 2123/12).

7. Поскольку в рассматриваемом случае недобросовестные действия истца повлекли за собой возникновение юридического факта, правомерность которого, впоследствии, была им же и оспорена, судебные инстанции верно квалифицировали предъявление О.Н.С. требования о признании за ней права на 100% долей в уставном капитале ООО «УК «К» вследствие недействительности договора купли-продажи доли от 29.01.2008 как злоупотребление правом. Данная позиция судов согласуется с позицией Высшего Арбитражного Суда РФ, изложенной в п. 1 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 25.11.2008 N 127 «Обзор практики применения арбитражными судами статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации», согласно которой признаются злоупотреблением правом случаи, когда в результате недобросовестных действий самого истца возникает юридический факт, правомерность которого впоследствии оспаривается им же в судебном порядке (Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 18 мая 2010 г. по делу N А35-7361/08-С5).

8. При подготовке к судебному разбирательству дела о взыскании по договору арбитражный суд определяет круг обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения дела, к которым относятся обстоятельства, свидетельствующие о заключенности и действительности договора, в том числе о соблюдении правил его заключения, о наличии полномочий на заключение договора у лиц, его подписавших. В ходе рассмотрения дела суд исследует указанные обстоятельства, которые, будучи установленными вступившим в законную силу судебным актом, не подлежат доказыванию вновь при рассмотрении иска об оспаривании договора с участием тех же лиц (часть 2 статьи 69 АПК РФ).

Судам также следует иметь в виду, что независимо от состава лиц, участвующих в деле о взыскании по договору и в деле по иску об оспаривании договора, оценка, данная судом обстоятельствам, которые установлены в деле, рассмотренном ранее, учитывается судом, рассматривающим второе дело. В том случае, если суд, рассматривающий второе дело, придет к иным выводам, он должен указать соответствующие мотивы (п.2 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23 июля 2009 г. N 57 «О некоторых процессуальных вопросах практики рассмотрения дел, связанных с неисполнением либо ненадлежащим исполнением договорных обязательств»).

Наши комментарии.

1. Если предмет доказывания будет отличаться от предмета доказывания по делу, в рамках которого был принят судебный акт, установивший нужные или мешающиеся обстоятельства, то доказыванием придется заниматься вновь. При этом суду будет позволено оценить доказательства иначе.

2. Если взять за основу Постановление Президиума ВАС РФ от 20 ноября 2012 г. N 2013/12, то можно не трогать предмет доказывания, а представить опровергающие уже установленные факты. Однако оценка наличия опровержения и желание копаться в этом остается на усмотрение суда.

3. В корпоративных спорах права истца как участника/акционера придется подтверждать постоянно, тут преюдиция просто не работает.

4. Если действия лица, первоначально доказывавшего установленные судом факты, в последствии сменили вектор и теперь сводятся к их отрицанию, также может быть воспринято судом как способ не использования преюдиции.

5. Кстати, в последнем случае, возможно квалификация действий лица как формы злоупотребления правом.

6. Субъектный состав изменяйте, если конечно есть возможности для этого.

Из приведенной судебной практики видно, что преюдиция в арбитражном процессе не всегда работает на руку участникам процесса, на нее ссылающимся.Советуем при разработке тактики и стратегии защиты своих прав и интересов в арбитражном суде, в том числе с использованием такого процессуального инструмента, как преюдиция, помнить о случаях когда она не работает (см. выше), а также о потенциальной возможности квалификации судом действий как злоупотребление правом.

Статья 61 ГПК РФ. Основания для освобождения от доказывания

Текущая редакция ст. 61 ГПК РФ с комментариями и дополнениями на 2018 год

1. Обстоятельства, признанные судом общеизвестными, не нуждаются в доказывании.

2. Обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда. Указанные обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица.

3. При рассмотрении гражданского дела обстоятельства, установленные вступившим в законную силу решением арбитражного суда, не должны доказываться и не могут оспариваться лицами, если они участвовали в деле, которое было разрешено арбитражным судом.

4. Вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесен приговор суда, по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом.

5. Обстоятельства, подтвержденные нотариусом при совершении нотариального действия, не требуют доказывания, если подлинность нотариально оформленного документа не опровергнута в порядке, установленном статьей 186 настоящего Кодекса, или не установлено существенное нарушение порядка совершения нотариального действия.(Часть дополнительно включена с 1 января 2015 года Федеральным законом от 29 декабря 2014 года N 457-ФЗ)

Комментарий к статье 61 ГПК РФ

1. Не все факты, знание о которых необходимо суду для правильного разрешения дела, входят в предмет доказывания по нему (см. комментарий к ст. 55 ГПК). Отдельные обстоятельства, имеющие значение для рассматриваемого судом дела, не доказываются в связи с их общеизвестностью или преюдицией.

2. Общеизвестным является такой факт, сведения о котором широко известны, в том числе сторонам и самим судьям. Доказывание его вследствие очевидности излишне, но для освобождения сторон и иных лиц, участвующих в деле, от доказывания соответствующего факта суд должен признать его общеизвестным.

Вывод об общеизвестности факта может сделать суд любой инстанции по собственной инициативе или по ходатайству лица, которое ссылается на данный факт в обоснование своих требований или возражений. Как правило, соответствующее решение принимается в первой инстанции при подготовке дела к судебному разбирательству, в связи с чем не требуется, чтобы в подтверждение общеизвестного факта представлялись доказательства.

Степень общеизвестности факта может быть различной. Например, факты захвата, удержания и освобождения в октябре 2002 года заложников из числа артистов и зрителей мюзикла «Норд-Ост» стали широко известны не только в Москве, где происходили события, но также в стране и за рубежом. В то же время некоторые события (засуха, наводнение, катастрофа, оползень и т.п.) могут иметь локальный характер и быть известными лишь на территории района или области, где рассматривается дело.

3. Стороны и другие лица, участвующие в деле, освобождаются от доказывания преюдициально установленных (предрешенных) фактов, поскольку они уже установлены вступившим в законную силу судебным постановлением, подвергать сомнению правильность которого при рассмотрении другого дела нет законных оснований. Необходимым условием освобождения от повторного доказывания тех же обстоятельств и запрета их оспаривания является неизменность сторон и других лиц, участвующих в деле.

Например, если решением суда установлены обстоятельства причинения вреда работником организации, с которой взыскано соответствующее возмещение (ст. 1068 ГК), работник, участвующий в процессе как третье лицо на стороне ответчика или в ином качестве,* не вправе оспаривать их при рассмотрении другого дела по заявленному к нему организацией регрессному иску (ст. 1081 ГК). Соответственно и организация не доказывает установленные судом факты. Если же работник ошибочно не был привлечен к участию в первом деле, эти правила применяться не могут.

________________
* Иногда работник ошибочно указывается в исковом заявлении соответчиком и участвует в таком процессуальном качестве, хотя в соответствии со ст. 1068 ГК отвечает перед потерпевшим не сам причинитель вреда, а организация-работодатель.

Пределы преюдициального значения фактов, установленных вступившим в законную силу судебным постановлением, распространяются не только на лиц, непосредственно участвовавших в деле, но и на их правопреемников (ст. 44 ГПК).

4. Под судебными постановлениями по делам, рассмотренным в порядке гражданского судопроизводства судом общей юрисдикции, следует понимать судебные приказы, решения и определения суда (см. комментарий к ст. 13 ГПК). Взаимной преюдицией названные судебные постановления связаны не только с собственно решением арбитражного суда, но также с его постановлением и определением (см. ст. 15 АПК). Соответствующие разъяснения даны в п.9 постановления Пленума Верховного Суда РФ N 23 от 19 декабря 2003 года «О судебном решении»)*.

________________
* Российская газета. 2003. 26 дек.

5. Преюдициальное значение приговора суда по уголовному делу для гражданского дела ограничено лишь вопросами, имело ли место соответствующее деяние и совершено ли оно данным лицом. Все другие факты подлежат доказыванию по общим правилам, предусмотренным ст. 56 ГПК. Например, при рассмотрении в порядке гражданского судопроизводства иска о возмещении вреда, причиненного преступлением, установленная приговором сумма ущерба преюдициального значения не имеет (п.8 постановления Пленума Верховного Суда РФ N 23 от 19 декабря 2003 года «О судебном решении»).

6. Комментируемая статья не дает полного ответа на вопрос о преюдициальном значении судебных постановлений по делам об административных правонарушениях.

Так, из всех дел о привлечении к административной ответственности, подлежащих рассмотрению в судебном порядке, к ведению арбитражного суда относятся лишь дела о 27 составах административных правонарушениях и при условии, что по ним не проводилась процедура административного расследования (ч.3 ст. 23.1 КоАП). Кроме того, арбитражный суд рассматривает дела об оспаривании решений административных органов о привлечении к административной ответственности лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность (ч.3 ст. 30.1 КоАП). Все другие дела судебной подведомственности об административных правонарушениях относятся к ведению суда общей юрисдикции.

Дела о привлечении к административной ответственности юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, а также дела об оспаривании ими решений административных органов о привлечении к административной ответственности арбитражный суд рассматривает по общим правилам искового производства с отдельными особенностями, предусмотренными гл.25 АПК и КоАП (см. ст. 202, 207 АПК). Соответственно решение арбитражного суда по таким делам будет иметь преюдициальное значение для суда общей юрисдикции при рассмотрении им дела в порядке гражданского судопроизводства (ч.3 ст. 61 ГПК).

Суд общей юрисдикции такие же дела об административных правонарушениях рассматривает по правилам КоАП. Однако это не должно исключать преюдициальное значение принятых по ним судебных постановлений, поскольку судопроизводство по делам об административных правонарушениях в суде общей юрисдикции осуществляется с соблюдением тех же общих основных принципов правосудия. Пленум Верховного Суда РФ в п.8 постановления N 23 от 19 декабря 2003 года «О судебном решении» разъяснил, что при определении преюдициального значения вступившего в законную силу постановления суда общей юрисдикции по делу об административном правонарушении следует по аналогии применять ч.4 ст. 61 ГПК, определяющей пределы преюдициального значения приговора суда по уголовному делу.

7. Постановления административных органов не имеют преюдициального значения, и установленные ими факты подлежат доказыванию при рассмотрении гражданского дела. В соответствии с конституционным правом на судебную защиту (ст. 46 Конституции РФ) любое решение административного органа может быть оспорено в судебном порядке.

Консультации и комментарии юристов по ст 61 ГПК РФ

Если у вас остались вопросы по статье 61 ГПК РФ и вы хотите быть уверены в актуальности представленной информации, вы можете проконсультироваться у юристов нашего сайта.

Задать вопрос можно по телефону или на сайте. Первичные консультации проводятся бесплатно с 9:00 до 21:00 ежедневно по Московскому времени. Вопросы, полученные с 21:00 до 9:00, будут обработаны на следующий день.