Правовой мониторинг

Виды правового мониторинга

Мониторинг должен быть широкомасштабным, охваты­вать все уровни правового нормотворчества государственной власти (федерального и регионального законодательства), местного самоуправления. А на уровне исполнения — реализовываться во всех секторах социально-экономической жизни страны, давать картину правоприменения в управле­нии и в правоохранительной системе, оценивать состояние законодательства и законности. Эта задача может быть вы­полнена при условии ясности, какие субъекты и в отноше­нии каких правовых актов, какими методами и средствами и для каких целей осуществляют мониторинг. Такая работа не должна быть превращена в кампанию, в кратковременное мероприятие для отчетности. Охват сразу многих объектов без четко определенной цели не может рассматриваться как мониторинговое исследование и основание для создания ожидаемого информационного ресурса, а главное — резуль­татов использования его итога.

Например, подкомитет по образованию Комитета Совета Федерации по науке, культуре, образованию, здравоохране­нию и экологии только за одну сессию 2006 г. осуществил мониторинг шести федеральных законов, двух указов Прези­дента РФ и его послания, шести постановлений Правитель­ства РФ, нескольких приказов Минобрнауки России и про­ектов новых законов. Всего охвачено около 20 объектов. Эта работа, безусловно, позволила сделать полезные наблюдения и выработать некоторые рекомендации. Одновременно в подкомитет поступала информация от субъектов РФ. Эти материалы показали, что «из семи направлений приори­тетного национального проекта «Образование» в полном объеме обеспечена необходимой федеральной и региональ­ной нормативной базой и регулируется только программа вознаграждения педагогических работников общеобразо­вательных учреждений за выполнение функций классного руководителя». Одновременно отмечено большое запазды­вание в принятии федеральных решений, что нарушает про­цесс финансирования деятельности по проекту. Затруднено и проведение самого мониторинга мероприятий по проекту, так как не урегулирован механизм взаимодействия испол­нительных органов государственной власти субъектов РФ с федеральными органами исполнительной власти, с полно­мочными представителями Президента РФ; излишне объ­емные и неоправданно частые формы отчетности, которые запрашиваются на всех уровнях всеми ветвями власти, ду­блируют друг друга, но не позволяют осуществлять анализ реально сложившейся ситуации и не способствуют своевре­менному выявлению и решению конкретных проблем1.

Для получения более конкретной информации по итогам мониторинга и ее целевого использования в процессе орга­низации правового мониторинга необходимо учитывать, что этот информационный институт имеет несколько видов.

Различение этих видов по субъектам, которые осущест­вляют мониторинг, по видам нормативных правовых актов, по целям проводимой работы позволяет более точно сфор­мулировать требования к методам и средствам этой работы, информационному оформлению ее результатов и опреде­лить их стандарты и адресатов.

Можно выделить следующие направления, или виды, мониторинга в зависимости от содержания работы с нор­мативными правовыми актами, что будет соответствовать и характеристике полномочий субъектов, ответственных за создание и введение в действие этих информационно-властных объектов.

1. Мониторинг на уровне работы законодательного ор­гана. Он распространяется на проекты законов или иных актов, принимаемых Государственной Думой, Советом Фе­дерации в соответствии с их сферами ведения, законода­тельными органами субъектов РФ, на принимаемые законы РФ и субъектов РФ.

2. Мониторинг других нормативных правовых актов, от­носимых к законодательству РФ — указов Президента РФ, постановлений Правительства РФ, нормативно значимых решений Конституционного Суда РФ.

3. Мониторинг в сфере правоприменения законов и иных законодательных актов.

4. Мониторинг нормативных правовых актов субъектов РФ.

5. Мониторинг нормативных правовых актов федераль­ных органов исполнительной власти.

6. Мониторинг нормативных правовых актов органов са­моуправления.

Мониторинг на уровне работы законодательного органа

Первым этапом в обеспечении данного вида мониторин­га является утверждение методики этой работы, которой обязаны руководствоваться все подразделения законода­тельного органа. При этом следует решить, с какого этапа начинается мониторинг. Некоторые специалисты счита­ют, что мониторинг следует начинать с момента вступле­ния в силу закона или иного нормативного правового акта. Возможен иной вариант, когда такая работа начинается с момента разработки проекта закона и утверждения его концепции. Это очень важно с точки зрения контакта зако­нодательного органа и разработчика, а также отслеживания степени активности субъектов законодательной инициа­тивы, их ответственности (моральной) за представляемые проекты, для дальнейшего прохождения проекта в самой Государственной Думе, где содержание проекта оценива­ется и с точки зрения его соответствия концепции. Кроме того, многие проекты принимаются Государственной Ду­мой только по представлению Правительства РФ. Фикса­ция и этого шага весьма важна для экспертной оценки со­стояния проекта и его дальнейшего прохождения. Проект, согласно регламенту, проходит обсуждение в соответствую­щих комитетах Государственной Думы, и результаты этого обсуждения систематизируются в ответственном комитете. Туда же поступает информация о результатах парламент­ских обсуждений и информация от общественных и иных организаций и граждан, если проект представлен на сайте Государственной Думы. Еще один параметр подготовки проекта к обсуждению в палатах Думы связан с заключени­ями экспертиз, установленных для проектов в соответствии с их темой и содержанием. Вся эта информация, выстраи­ваемая с учетом технологической цепочки действий законо­проектной работы, фиксация изменений в содержании про­екта до его принятия должна быть отражена в специальном документе, который сопровождает проект и уже принятый Государственной Думой закон вплоть до его подписания, регистрации и публикации. Это электронный паспорт за­кона (ЭИЗ) на стадии его подготовки и принятия.

В настоящее время в Москве в рамках осуществления концепции совершенствования законодательства создается общегородская система правового мониторинга. Широко применяется информационно-технологическая система «па­спорт закона». К 2006 г. создана база «паспортов» на 217 за­конов, принятых Московской городской Думой. Паспорт закона должен сопровождать закон и на стадии его приме­нения. Для удобства возможны отдельные формы паспор­та: форма 1 — для стадии до публикации закона (ЭПЗ-1), и форма 2 — после вступления закона в силу и на срок его применения в системе правоотношений (ЭИЗ-2). Паспорт федерального закона разрабатывается в соответствии с ме­тодикой, утверждаемой Государственной Думой.

Аналогично должна выстраиваться работа по внутрен­ней части мониторинга и по другим проектам нормативных правовых актов, относимых к законодательству федераль­ному, а также к законам и актам губернаторов в субъектах РФ. Это относится и к правовым нормативным актам ор­ганов местного самоуправления. Соответственно создается система электронных паспортов нормативных правовых актов: электронные паспорта актов Президента РФ, актов Правительства РФ, нормативных правовых актов феде­ральных органов исполнительной власти, нормативных правовых актов органов местного самоуправления. Для каждого вида паспорта необходимы соответствующие стан­дартные программы с определенным перечнем элементов их структуры. Содержание программ по мониторингу законов и иных законодательных актов должны утверждать законо­дательные органы соответствующих субъектов. Паспорт за­кона заполняется всеми его исполнителями и правоприме­нителями в электронной форме и не только когда объявленаврал, а в спокойном порядке соприкосновения с законом в сфере своей функциональной деятельности. Такой режим работы позволит периодически заполнять централизован­ные базы данных по мониторингу каждого закона и делать соответствующие выводы.

Мониторинг правоприменения в федеральном, региональном и местном публичном управлении

Термин «правоприменение» не имеет однозначного тол­кования. Юридическая энциклопедия не выделяет такого самостоятельного термина и затрагивает его через при­зму реализации права. Но в самом процессе нормотворче­ства большое место занимает принятие подзаконных ак­тов на уровне различных органов исполнительной власти и местного самоуправления.

До стадии исполнения закона, а далеко не все законы являются актами прямого действия, между законом и по­ведением, и отношениями в рамках закона находится боль­шой пласт правовой информации. Он представлен актами федеральных и региональных министерств, департамен­тов, глав различных структур регионального управления, актами муниципального уровня, которые конкретизируют условия применения закона с учетом специфики отрасли, региона, территории, категорий населения (дети, инвалиды, пенсионеры, работающие и т.п.). Таких нормативных актов сотни тысяч. Это положения, инструкции, административ­ные и технические регламенты, утверждаемые порядки реализации прав граждан, юридических лиц, выстраивания отношений, включая и договорные, различных субъектов между собой.

Кроме правоприменения в управленческом смысле су­ществует правоприменение как буквальное применение закона — в судебном порядке. Здесь действует только за­конодательство и акты, регламентирующие деятельность судебных органов. Эта форма правоприменения ближе к правоисполнению, так как основана на принятии инди­видуальных правовых решений относительно конкретных субъектов и ситуаций. Приговор, решение, постановление суда всегда носят индивидуальный характер. Нормотворче­ство в прямом смысле свойственно некоторым действиям Конституционного Суда РФ, формой нормативных реше­ний бывают акты Верховного Суда РФ или Высшего Ар­битражного Суда РФ, обобщающих практику и выносящих рекомендательные решения. Реализация права осуществля­ется в два этапа: создание правоприменительных подзакон­ных актов и исполнение всего комплекса правового регу­лирования в определенных сферах отношений субъектов права.

Информация, получаемая в процессе мониторинга нор­мативных правовых актов на стадии правоприменения, так­же неоднородна и требует дифференциации. Это необхо­димо потому, что применение уже вступивших в действие законов и иных законодательных актов в зависимости от сферы применения имеет специфику, и она должна быть отражена в мониторинге. Различается по целям и содержа­нию мониторинг в процессе деятельности органов исполни­тельной власти и органов судебной системы, а также иных правоохранительных органов.

Форму 2 для паспорта закона или иного законодатель­ного акта целесообразно утверждать органу государствен­ной власти, уполномоченному обеспечивать организацию мониторинга на уровне правоприменения.

Таким образом, мониторинг должен быть системно ор­ганизованным и создавать базы данных его результата на перспективу. Это значит, что в случае подготовки нового закона или иного нормативного правового акта разработчик и правотворческий орган могут обратиться к автоматизиро­ванной системе «Мониторинг права» и получить необходи­мую, уже обобщенную информацию по интересующему его вопросу. Пока же, в условиях молодости этого института, окончательных единых форм электронных паспортов для нормативных правовых актов не создано. Нет и форм фик­сации наблюдений по итогам правоприменения. Каждый орган, реализующий эту функцию, создает свою форму. Да и сама работа по мониторингу часто рассматривается как срочная относительно выборочно определяемых объ­ектов законодательства. Так было в связи с обсуждением поправок в федеральные законы от 22.08.2004 № 122-ФЗ’, от 06.10.2003 М° 131-ФЗ1 и других, связанных с уточнением разграничения полномочий между федеральными органами государственной власти и органами субъектов РФ.

Тема мониторинга часто определяется как сбор материа­лов, замечаний и предложений по социально значимой про­блеме. При этом круг источников и информационных объ­ектов не имеет гарантий полноты. Часто преобладает так называемый внутренний мониторинг — учет и оценка своих собственных правовых актов. Например, в Министерстве здравоохранения и социального развития РФ итогом мони­торинга явилась таблица «Итоги деятельности по реализа­ции функции нормативно-правового регулирования», в ко­торой информация структурирована по четырем графам: 1) функции деятельности: 2) нормативный правовой акт; 3) мероприятия; 4) выводы. В этом документе органически связаны «функции деятельности» и «функции нормативно-правового регулирования», хотя последнее скорее не функ­ция, а полномочия органа. Итог работы по данной схеме дал неплохие результаты. На уровне подразделений сде­лано краткое описание содержания функции деятельности за определенный период; дан перечень разработанных за­конопроектов и иных нормативных правовых актов, а так­же рассмотренных других законодательных актов; перечис­лены мероприятия по реализации этих актов; в итоговой части раскрыты проблемы, которые выявлены в работе структурного подразделения министерства. В уже упомя­нутом Докладе Совета Федерации за 2007 г. проблема мо­ниторинга права и его перспектив получила более полное представление. В части 4 Доклада дается анализ итогов за­конодательной деятельности в нескольких разрезах, кото­рый позволяет выйти на проблемы содержательных особен­ностей законодательного процесса Российской Федерации в 2007 г. Кроме того, достаточно основательно освещены вопросы развития системы мониторинга законодательной и правоприменительной практики, а также методологии мониторинга. В специальном разделе Доклада рассмотрены проблемы мониторинга судебной практики.

Правовой мониторинг: понятие и значение (Сологуб А.Ю.)

Конституционный принцип приоритета прав и свобод человека и гражданина как источника права и как главного оценочного показателя любой деятельности по правовому регулированию определяет рациональность и эффективность системы взаимоотношений человека, общества и государства в современных условиях. Состояние обеспеченности и защиты детей является основой гуманитарно-правовой стратегии российского государства и одним из критериев качества власти. В связи с этим первостепенное значение придается механизму реального осуществления законов и иных нормативных правовых актов, особое место в котором занимает правовой мониторинг.

В современной юридической науке существуют различные подходы к определению понятия «мониторинг». Ученые предлагают дефиниции «мониторинг правового пространства» <1>, «мониторинг правоприменительной практики» <2>, «мониторинг нормативных правовых актов» <3>, «правовой мониторинг» <4>, «коллизионный мониторинг» <5> и другие. По мнению большинства исследователей, применение различных понятий мониторинга или сужает, или излишне расширяет деятельность по его проведению. Поэтому для единства терминологии предлагается использовать понятие «правовой мониторинг», включающее оценку качества и эффективности нормотворческого процесса, действующих нормативных правовых актов и правоприменительной практики <6>. Данное понятие в отличие от других более универсально и позволяет не только единообразно толковать мониторинговую деятельность различными субъектами, но и использовать единообразную терминологию в нормативных правовых актах, которые устанавливают основы и процесс организации и проведения правового мониторинга. Кроме того, прилагательное «правовой» акцентирует внимание на сфере осуществления мониторинга, тем самым позволяет отличать его от других видов мониторинга (например, финансового, экологического, налогового).
———————————
<1> Жужгов И.В. Мониторинг правового пространства Российской Федерации: автореф. дисс. … канд. юрид. наук. Ставрополь, 2006.
<2> Берг Л.Н. Мониторинг правоприменительной практики // Бизнес, менеджмент и право. 2009. N 1 (18). С. 78 — 82.
<3> Арзамасов Ю.Г., Наконечный Я.Е. Роль мониторинга нормативных актов для систематизации российского законодательства // Юридическая техника. 2008. N 2. С. 31 — 35.
<4> Невеселов А.А. Правовой мониторинг и государственная политика: Теоретико-правовые основы взаимодействия: автореф. дисс. … канд. юрид. наук. Ростов-на-Дону, 2009. С. 8; Иванова Л.А. Определение эффективности нормативных актов в процессе правового мониторинга: автореф. дисс. … канд. юрид. наук. М., 2011. С. 9; Фадеева А.С. Аналитическая функция правового мониторинга: автореф. дисс. … канд. юрид. наук. М., 2011. С. 14.
<5> Стародубцева И.А. Коллизионный мониторинг в механизме выявления юридических коллизий // Государственная власть и местное самоуправление. 2013. N 11. С. 41 — 44.
<6> Черепанова Е.В. Формирование модели отраслевого правового мониторинга // Журнал российского права. 2011. N 3 (71). С. 124; Горохов Д.Б. Современное нормативное обеспечение мониторинга в сфере права и статус его результатов // Журнал российского права. 2012. N 9 (189). С. 83 — 84.

Исходя из сказанного, правовой мониторинг, выступая родовым понятием для разного рода действий по сбору и систематизации юридической информации, наблюдений, анализа и оценок явлений правовой действительности, охватывает все основные виды юридической деятельности: правотворчество, правоинтерпретацию, правоприменение, надзор и контроль, обеспечение и защиту прав и свобод человека и гражданина, правосудие, обучение юриспруденции <7>.
———————————
<7> Баранов В.М., Мушинский М.А. Мониторинг дефектности нормативных правовых актов // Юридическая наука и практика: Вестник Нижегородской академии МВД России. 2011. N 1. С. 79.

Рассматривая вопрос понимания правового мониторинга в российской правовой науке, автор отмечает различия по объему и содержанию данного понятия. Так, по мнению А.А. Невеселова, правовой мониторинг представляет собой особую разновидность прикладной научно-познавательной юридической деятельности, выступающей как система получения и анализа правовой информации о состоянии правовых явлений и степени его адекватности осуществляемой государственной политике <8>. Проблемы правового мониторинга исследуются ученым в его связи с государственной политикой как системного вида деятельности, сочетающего в себе юридические и научно-познавательные свойства.
———————————
<8> Невеселов А.А. Указ. соч. С. 8.

Л.А. Иванова под правовым мониторингом понимает методически обоснованную комплексную систематическую деятельность уполномоченных субъектов по наблюдению, анализу, оценке качества правовых норм и практики их применения на предмет достижения заложенных в них целей и планируемых результатов правового регулирования общественных отношений, а также по прогнозированию путей совершенствования нормотворческой и правоприменительной деятельности <9>. Попытка реализации такого подхода предпринята исследователем исходя из предложенных в науке и нормотворческой практике определений данного понятия, а также авторского понимания сущности правового мониторинга <10>.
———————————
<9> Иванова Л.А. Указ. соч. С. 9.
<10> Там же. С. 13.

А.С. Фадеева определяет правовой мониторинг как методически обоснованную, комплексную, систематическую аналитико-оценочную деятельность уполномоченных субъектов, включающую в себя наблюдение, анализ, обобщение, оценку информации о качестве принимаемых и действующих нормативных правовых актов, практике применения последних, а также выработку предложений об устранении выявленных недостатков нормотворчества и правоприменения, прогнозирование направлений развития правового регулирования соответствующей сферы общественных отношений <11>. Понимание автором правового мониторинга строится на основе разработки его функционального аспекта.
———————————
<11> Фадеева А.С. Указ. соч. С. 14.

Н.Н. Черногор считает, что правовой мониторинг представляет собой методически обоснованную комплексную систематическую деятельность уполномоченных субъектов по наблюдению, анализу, оценке качества правовых норм и практики их применения на предмет достижения заложенных в них целей и планируемых результатов правового регулирования общественных отношений, а также по прогнозированию путей совершенствования нормотворческой и правоприменительной деятельности <12>. Думается, что такой подход ученого к рассматриваемому понятию является наиболее перспективным, поскольку обеспечивает не только более полное представление о существенных чертах данного явления, но и закладывает предпосылки для дальнейшего научного исследования и практики проведения правового мониторинга.
———————————
<12> Правовой мониторинг: актуальные проблемы теории и практики: монография / под ред. Н.Н. Черногора // СПС «КонсультантПлюс».

Приведенный обзор, безусловно, не является исчерпывающим. В нем показаны лишь некоторые подходы к понятию «правовой мониторинг» и упомянуты ученые, которые внесли определенный вклад в осмысление данной проблемы. Вместе с тем сравнительный анализ объема и содержания понятий позволяет выделить общий признак — правовой мониторинг есть систематическая деятельность, которая сводится в основном к мониторингу законодательства и правоприменения.
На сегодняшний день последовательное внедрение правового мониторинга в практику публичных структур и институтов гражданского общества связано с усложнением механизмов его проведения, требует более развитых форм юридического опосредования данной деятельности. Неслучайно в научной литературе отмечается, что формирование и функционирование правового мониторинга должно включать, во-первых, деятельность субъектов мониторинга; во-вторых, наличие регламентированных норм и введение процедур; в-третьих, использование информационного блока, включая социальную информацию; в-четвертых, введение аналитико-оценочного блока; в-пятых, реализацию выводов мониторинга и корректировки. Такое понимание правового мониторинга позволяет выделить следующие объекты: динамику системы государственного управления, деятельность госорганов, служащих, государственных и общественных институтов, законодательство и иные правовые акты, юридические коллизии, правомерное и неправомерное поведение граждан, объективные процессы, в ход и содержание которых «встроены» институты и правовые нормы <13>. Исходя из этих соображений, деление объектов дает возможность их специализации, например законодательство, регулирующее общественные отношения с участием детей, — отрасль, институты, законы, а также правоприменительная практика. Необходимость исследования общественных отношений с участием детей в аспекте их правового регулирования очевидна, и работа в данном направлении ведется. Проиллюстрировать сказанное можно на следующем примере.
———————————
<13> Правоприменение: теория и практика: монография / отв. ред. Ю.А. Тихомиров. М., 2008. С. 94.

Определенную роль в организации и осуществлении правового мониторинга выполняет Государственная Дума РФ посредством отслеживания состояния и динамики законодательства профильными комитетами и отдельными парламентариями с целью реализации в дальнейшем права законодательной инициативы (путем предложения новых законопроектов и внесения дополнений и редакций в уже действующие законы) <14>.
———————————
<14> Негробов В.Л. Мониторинг российского законодательства как элемент правовой политики: общетеоретический аспект: дисс. … канд. юрид. наук. Белгород, 2008. С. 112.

В пределах своих полномочий некоторые мониторинговые функции выполняют комитеты и комиссии Государственной Думы. Например, Комитет ГД по вопросам семьи, женщин и детей (далее — Комитет) в связи с необходимостью всестороннего обсуждения законопроектов, имеющих высокую социальную значимость, принятия оптимальных решений по альтернативным законопроектам, определения подходов к разработке законодательных инициатив в интересах семьи и детей создал экспертный совет, ряд временных рабочих групп, рабочих групп, экспертных групп. В их число входят образованные в соответствии с Регламентом Комитета ГД по вопросам семьи, женщин и детей (утвержден 12 апреля 2012 г. протоколом N 3.6-12/8) межведомственная рабочая группа по мониторингу законодательства о защите детей от информации, наносящей вред их здоровью и развитию, межведомственная рабочая группа по мониторингу законодательства в сфере обеспечения жилыми помещениями детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей <15>. Таким образом, Государственная Дума осуществляет отдельные элементы правового мониторинга в сфере защиты детей.
———————————
<15> URL: http://www.komitet2-6.km.duma.gov.ru/ (дата обращения: 15.01.2015).

Учитывая, что одной из первоочередных мер, предусмотренных Национальной стратегией действий в интересах детей на 2012 — 2017 годы <16>, является проведение мониторинга законодательства Российской Федерации в сфере защиты детства, актуальность и значимость осуществления такого рода деятельности публичными субъектами и институтами гражданского общества не вызывает сомнений.
———————————
<16> Собрание законодательства Российской Федерации. 2012. N 23. Ст. 2994.

Приведенные доводы, безусловно, не являются исчерпывающими, но убедительно свидетельствуют о том, что правовой мониторинг является современным инновационным институтом государственного управления и развития гражданского общества. На основе его результатов могут своевременно вырабатываться, качественно приниматься и эффективно реализовываться адекватные государственные решения, нацеленные на защиту детей.

Список использованной литературы

1. Арзамасов Ю.Г., Наконечный Я.Е. Роль мониторинга нормативных актов для систематизации российского законодательства // Юридическая техника. 2008. N 2. С. 31 — 35.
2. Баранов В.М., Мушинский М.А. Мониторинг дефектности нормативных правовых актов // Юридическая наука и практика: Вестник Нижегородской академии МВД России. 2011. N 1. С. 79 — 88.
3. Берг Л.Н. Мониторинг правоприменительной практики // Бизнес, менеджмент и право. 2009. N 1 (18). С. 78 — 82.
4. Горохов Д.Б. Современное нормативное обеспечение мониторинга в сфере права и статус его результатов // Журнал российского права. 2012. N 9 (189). С. 83 — 97.
5. Жужгов И.В. Мониторинг правового пространства Российской Федерации: автореф. дисс. … канд. юрид. наук. Ставрополь, 2006. 23 с.
6. Иванова Л.А. Определение эффективности нормативных актов в процессе правового мониторинга: автореф. дисс. … канд. юрид. наук. М., 2011. 24 с.
7. Негробов В.Л. Мониторинг российского законодательства как элемент правовой политики: общетеоретический аспект: дисс. … канд. юрид. наук. Белгород, 2008. 206 с.
8. Невеселов А.А. Правовой мониторинг и государственная политика: Теоретико-правовые основы взаимодействия: автореф. дисс. … канд. юрид. наук. Ростов-на-Дону, 2009. 23 с.
9. Правовой мониторинг: актуальные проблемы теории и практики: монография / под ред. Н.Н. Черногора // СПС «КонсультантПлюс».
10. Правоприменение: теория и практика: монография / отв. ред. Ю.А. Тихомиров. М.: Формула права, 2008. 432 с.
11. Стародубцева И.А. Коллизионный мониторинг в механизме выявления юридических коллизий // Государственная власть и местное самоуправление. 2013. N 11. С. 41 — 44.
12. Фадеева А.С. Аналитическая функция правового мониторинга: автореф. дисс. … канд. юрид. наук. М., 2011. 25 с.
13. Черепанова Е.В. Формирование модели отраслевого правового мониторинга // Журнал российского права. 2011. N 3 (71). С. 123 — 129.