Правовое регулирование суррогатного материнства

В результате достижений в области биологии и медицины стало возможным применять на практике методы искусственной репродукции (воспроизведения) человека.

По законодательству РФ суррогатное материнство – это легальная процедура, которая регулируется Федеральным Законом № 143-ФЗ «Об актах гражданского состояния», Семейным кодексом России, Основами Законодательства страны в сфере охраны здоровья.

Право каждой женщины на искусственное оплодотворение и имплантацию эмбриона закреплено в ст. 35 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан. Правила проведения различных репродуктивных биотехнологий содержатся в документах Министерства здравоохранения РФ.

На данный момент Россия относится к числу стран с самым либеральным наименее проработанным законодательством, регулирующим вопросы суррогатного материнства. В то время, как во многих зарубежных государствах, в том числе Австрии, Германии, Норвегии, Швеции, отдельных штатах США (Аризона, Мичиган, НьюДжерси), Франции, суррогатное материнство полностью запрещено, а в иных введены очень жесткие ограничения, в том числе запрещающие оказание услуги суррогатного материнства на возмездной (коммерческой) основе (Великобритания, Израиль, Швейцария).

Если соотнести показатели по количеству проведенных процедур суррогатного материнства в России и второй сопоставимой по масштабу стране США, то выяснится, что Россия уже опережает американские штаты. По данным Российской ассоциации репродукции человека, количество детей, рожденных по программам суррогатного материнства, на 100 тыс. бесплодных жителей репродуктивного возраста в России составляет на 40 процентов больше, чем в США. И этот рынок продолжает расти. Вместе с тем, оказание такого рода услуг в нашей стране сейчас имеет недопустимые правовые риски.

Прежде всего, в настоящее время оказание услуг суррогатного материнства в России производится на основании обычного гражданско-правового договора, допускающего закрепление любых обязанностей и прав сторон, но не гарантирующего при этом их строгого выполнения:

Как правило, остается не проясненным, является ли рождение ребенка с патологией или случай внутриутробной смерти результатом ненадлежащего выполнения услуг и основанием для расторжения договора.

Для «передачи» ребенка от суррогатной мамы к «родителямзаказчикам» не требуется даже процедура усыновления, что еще больше выводит договор об оказании соответствующих услуг за пределы правового поля и, прежде всего, может привести к нарушению прав детей, рожденных таким способом. При этом, в соответствии с Семейным кодексом РФ (ч. 4 ст. 51) биологические родители могут забрать новорожденного из роддома только после того, как суррогатная мама даст на это согласие, что часто приводит к шантажу со стороны суррогатных матерей в отношении биологических родителей. В случае, если биологическими родителями являются граждане иностранных государств, а это происходит все чаще, права и обязанности сторон подлежат правовой регламентации еще в меньшей степени.

В целях обеспечения прав детей, рожденных с применением методов искусственной репродукции, закон (п. 3 ст. 52 СК РФ) не допускает возможность оспаривания отцовства (материнства) со ссылкой на это обстоятельство.

Например, муж, давший свое согласие на искусственное осеменение яйцеклетки своей жены с помощью донора, не вправе оспаривать свое отцовство, так как с момента зачатия ребенка он знал, что не является его генетическим отцом. Аналогичным образом суррогатная мать, которая родила ребенка и записала его на свое имя, не вправе оспаривать эту запись на основании фактов, связанных с «искусственным» зачатием ребенка.

Все права на рождённого ребёнка принадлежат суррогатной матери. Это одно из основных положений закона. Если суррогатная мать откажется передать их генетическим родителям, то оспорить это будет практически невозможно.

Так как договор об оказании услуг суррогатной матери должен основываться на действующих законах, невозможно вписать в него условия, противоречащие вышеуказанному положению. Но правильно составленный договор суррогатного материнства может и должен предусматривать такой вариант развития событий. Более того, договор также является эффективным рычагом воздействия на стороны, подписавшие его – при условии его соответствия принятым нормам и законам.

Следовательно, можно сделать вывод, что закон позволяет гибко менять условия каждого конкретного договора с целью предотвратить возможные споры и конфликты. Более того, так как ребёнок является не объектом, а субъектом семейных отношений, его интересы должны учитываться в первую очередь.

Несмотря на наличие правовой базы, институт суррогатного материнства постоянно сотрясают скандалы, связанные с тем, что родительские права на ребёнка являются предметом спекуляций в отношениях между генетическими родителями и суррогатной матерью. Для это необходимо совершенствовать законодательство Российской Федерации в области суррогатного материнства

Проблемы правового регулирования суррогатного материнства (Серебрякова А.А.)

Новые достижения последних десятилетий в области медицины, биологии, техники заставляют перевернуть всю систему взглядов и представлений о статусе человека, предназначении жизни, могут изменить существующее понимание материнства и уже заставляют корректировать действующее законодательство в сфере охраны здоровья матери и ребенка. Проблемой нашего времени является бесплодие. С развитием технического прогресса процент бесплодных пар увеличивается. В такой ситуации естественным выглядит стремление преодолеть бесплодие с помощью медицинского вмешательства. Одним из таких способов преодоления бесплодия выступает суррогатное материнство (далее — СМ). Отношение к суррогатному материнству сложилось в обществе неоднозначное. От резко отрицательного отношения, до в большей степени положительного. Со стороны женщин его можно назвать скорее настороженным. С позиции религиозных учений СМ в большинстве случаев не находит поддержки. Русская Православная Церковь в Основах социальной концепции прямо указала, что суррогатное материнство противоестественно и морально недопустимо даже в тех случаях, когда осуществляется на некоммерческой основе. Эта методика предполагает разрушение глубокой эмоциональной и духовной близости, устанавливающейся между матерью и младенцем уже во время беременности. Нравственно недопустимыми с православной точки зрения являются также все разновидности экстракорпорального (внетелесного) оплодотворения, предполагающие заготовление, консервацию и намеренное разрушение «избыточных» эмбрионов <1>. Католическая церковь также неоднократно демонстрировала свое отрицательное отношение к СМ. Согласно католическому вероучению, даже если методы искусственного оплодотворения «применяются внутри супружеской пары, они, быть может, менее предосудительны, но тем не менее остаются морально неприемлемыми. Основополагающий для существования ребенка акт перестает быть актом, которым два человека дарят себя друг другу, он передает жизнь и индивидуальность зародыша во власть врачей и биологов и устанавливает превосходство техники над происхождением и предназначением человека» <2>. Суррогатное материнство осуждается и в исламе <3>.
———————————
<1> Основы социальной концепции Русской Православной Церкви // http://www.patriarchia.ru/db/text/141422.html. Дата обращения 14.09.2016.
<2> http://www.katolik.ru/vopros-otvet/120910-podderzhivaet-li-katolicheskaya-tserkov-pozitsiyu-pravoslavnoj-tserkovi-otnositelno-surrogatnogo-materinstva. Дата обращения 20.09.2016.
<3> http://islam-today.ru/veroucenie/vopros-otvet/dozvoleno-li-v-islame-surrogatnoe-materinstvo/

Вместе с тем развитие науки и технологий не позволяет останавливаться на пути развития возможностей преодоления нездоровья. Если бесплодие возможно отнести к проблемам со здоровьем человека, ведь это медицинский диагноз, то поиск лекарств, средств, возможностей лечения данного заболевания — это и есть направление развития медицинской науки и технологий. Одним из путей преодоления бесплодия, как уже отмечалось, и является суррогатное материнство.
Нормы, посвященные суррогатному материнству, содержатся в Семейном кодексе Российской Федерации <4>, в Федеральном законе «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» <5>, а также в Приказе Минздрава России «О порядке использования вспомогательных репродуктивных технологий, противопоказаниях и ограничениях к их применению» <6>, в других документах.
———————————
<4> Семейный кодекс Российской Федерации от 29.12.1995 N 223-ФЗ (в ред. от 30.12.2015) // Собрание законодательства РФ. 1996. N 1. Ст. 16 (далее — СК РФ).
<5> Федеральный закон от 21.11.2011 N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. 2011. N 48. Ст. 6724 (далее — Закон об охране здоровья).
<6> Приказ Минздрава России от 30.08.2012 N 107н (в ред. от 11.06.2015) «О порядке использования вспомогательных репродуктивных технологий, противопоказаниях и ограничениях к их применению» (далее — Приказ о репродуктивных технологиях) // http://www.pravo.gov.ru, 07.07.2015.

В соответствии с Федеральным законом «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» «суррогатное материнство представляет собой вынашивание и рождение ребенка (в том числе преждевременные роды) по договору, заключаемому между суррогатной матерью (женщиной, вынашивающей плод после переноса донорского эмбриона) и потенциальными родителями, чьи половые клетки использовались для оплодотворения (далее — генетическая мать и генетический отец), либо одинокой женщиной (далее также — генетическая мать), для которых вынашивание и рождение ребенка невозможно по медицинским показаниям».
За помощью к суррогатной матери (сурмаме) могут обращаться супружеские пары, но также и другие категории лиц: одинокие мужчины, одинокие женщины, не состоящие в браке. Замужняя женщина не может воспользоваться таким правом без согласия на то супруга. Согласие должно быть оформлено письменно и является обязательным условием при проведении операции.
Юридические отношения ребенка и родителей разрешаются в российском семейном законодательстве в ст. 47 СК РФ. Если искусственное оплодотворение осуществляет супружеская пара, то проблемы не должно возникнуть. Супруги будут являться матерью и отцом. Если же в отношениях присутствует донор, то возможно возникновение проблемной ситуации. На первый взгляд проблемы нет — в соответствии со ст. 51 СК РФ отец и мать, состоящие в браке между собой, записываются родителями ребенка в книге записей рождений по заявлению любого из них.
То есть в ст. 51 СК РФ говорится лишь о записи родителей ребенка в книге записи рождений, а в ст. 52 СК РФ отмечается, что супруг, давший в порядке, установленном законом, согласие в письменной форме на применение метода искусственного оплодотворения, или на имплантацию эмбриона, не вправе при оспаривании отцовства ссылаться на эти обстоятельства.
Таким образом, о возможности оспорить отцовство донором, если он заявит свои права на рожденного ребенка, в СК РФ не говорится, как и умалчивается ситуация, если в отношениях присутствует донор яйцеклетки. По нашему мнению, отмеченные вопросы должны найти свое отражение в СК РФ, где прямо должен быть установлен запрет на предъявление юридических претензий, связанных с биологическим родством с будущим ребенком, для доноров. Не лишним будет продублировать данный вопрос в бланке формы подписываемого заявления-обязательства или договора по донорству, которые оформляются между медицинской организацией и донорами.
Ключевые позиции реализации программы суррогатного материнства предполагают определенную последовательность, основными этапами являются следующие:
— выбор суррогатной матери;
— подготовка к процедуре экстракорпорального оплодотворения (ЭКО);
— непосредственно процедура ЭКО;
— вынашивание и рождение ребенка;
— определение юридических отношений между супружеской парой и родившимся ребенком.
Рассмотрим чуть более подробно каждый из этапов.
На этапе выбора суррогатной матери необходимо определить медицинские показания к суррогатному материнству, поскольку СМ возможно лишь с целью преодоления бесплодия.
Показания к применению суррогатного материнства как определенные заболевания или патологии называются в Приказе Минздрава России о репродуктивных технологиях.
Для реализации программы СМ, после того как есть определенность с суррогатной матерью, должна быть проведена серия медицинских манипуляций, связанных с серьезным вмешательством в здоровье женщины, которые могут повлечь за собой различные осложнения. Одним из таких осложнений является непростой с морально-этической точки зрения вопрос о многоплодной беременности. В случае диагностики многоплодной беременности с целью минимизации осложнений проводится операция редукции эмбрионов. Эта операция должна быть проведена на сроке беременности до двенадцати недель. Таким образом, очень близко между собой находятся здесь вопросы возможности и невозможности возникновения новой жизни через внешнее управление этим процессом со стороны медицинских работников. Это некий «побочный эффект» реализации программы суррогатного материнства. И вопрос о так называемой судьбе лишних эмбрионов не прост. С целью донорства могут быть использованы эмбрионы, оставшиеся после проведения ЭКО пациентам при условии их обоюдного письменного согласия. Разрешается применение не подвергнутых криоконсервации и криоконсервированных донорских эмбрионов. Исходя из отмеченных тезисов возникают по меньшей мере следующие вопросы: срок хранения эмбрионов, условия хранения, определение их судьбы в связи с изменением обстоятельств, например один из пациентов дает согласие на использование эмбрионов, а другой согласия не дает. За рубежом известны случаи «усыновления» эмбрионов. В частности, Итальянский национальный комитет по биоэтике в 2005 г. принял решение о разрешении усыновления замороженных эмбрионов <7>. Если речь идет об усыновлении, то быть усыновленным может только субъект. Ранее нами рассматривался вопрос об органах и тканях человека как особых объектах гражданского права <8>. Действие Закона «О трансплантации органов и (или) тканей человека» <9> не распространяется на органы, их части и ткани, имеющие отношение к процессу воспроизводства человека, включающие в себя репродуктивные ткани (яйцеклетку, сперму, яичники, яички или эмбрионы). Таким образом, действующее российское законодательство ставит перед правовой наукой и правоприменительной практикой следующие вопросы: какой правовой природой обладают органы, их части и ткани, имеющие отношение к процессу воспроизводства человека, включающие в себя репродуктивные ткани, возможно ли их рассматривать в качестве объектов гражданского права или некоторые из них (эмбрион) могут быть отнесены к категории особых субъектов? Так или иначе, по нашему мнению, вопрос о судьбе эмбрионов не обостряется лишь по причине отсутствия споров.
———————————
<7> Романовский Г.Б. Правовое регулирование хранения половых клеток и эмбрионов // Медицинское право. 2010. N 2.
<8> Серебрякова А.А., Арзамаскин М.М., Варюшин М.С. Государственно-правовое регулирование использования органов и тканей человека как особых объектов гражданского права в целях трансплантации (компаративистское исследование) // Власть. 2011. N 8. С. 155 — 157.
<9> Закон РФ от 22.12.1992 N 4180-1 (в ред. от 23.05.2016) «О трансплантации органов и (или) тканей человека» // Официальный интернет-портал правовой информации http://www.pravo.gov.ru — 23.05.2016.

После завершения медицинских манипуляций, направленных на удержание эмбриона в организме женщины — суррогатной матери, наступает этап вынашивания и рождения ребенка. Этот период, являясь достаточно продолжительным — несколько месяцев, также ставит вопросы перед участниками программы СМ. Например, суррогатная мать не соблюдает предписания врача. Механизм повлиять на нее, заставить соблюдать врачебные предписания — отсутствует. Вместе с тем договор заключен, программа реализуется — в этом случае необходимо обратиться как минимум к условиям договора. И здесь необходимо отметить, что стороны достаточно свободны в определении условий договора СМ.
К самой женщине, которая является потенциальным кандидатом в суррогатные матери, предъявляется ряд формальных требований. Сурмамой может быть женщина в возрасте от 20 до 35 лет, у нее уже должен быть свой здоровый ребенок, а также удовлетворительное состояние здоровья. Это может быть родственница «заказчиков», но это может быть и посторонний им человек. Между сурмамой и генетическими родителями должен быть заключен договор о суррогатном материнстве. Этот договор оформляется в простой письменной форме, договор может быть как возмездным, так и безвозмездным. Безвозмездные договоры СМ заключаются, как правило, между родственниками и близкими людьми, которые в первую очередь хотят помочь бездетной семье, а не получить материальное вознаграждение. Какова правовая природа договора СМ? В ГК РФ прямого указания на такой вид договора не содержится, то есть — это не поименованный в ГК РФ договор. И хотя в юридической литературе обсуждаются вопросы, что такой договор может быть отнесен к группе договоров об оказании услуг или подрядных договоров <10>, по нашему мнению, ни та ни другая точки зрения не являются верными. Основанием для такого утверждения будет редакция ст. 420 ГК РФ, в соответствии с которой договором признается соглашение двух или более лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей. В договоре суррогатного материнства могут содержаться отдельные условия о гражданских правах и обязанностях (например, размер вознаграждения сурмаме или условия возмещения понесенных ею расходов). Но договор суррогатного материнства может включать в себя также условия о компенсации расходов на медицинское обслуживание, компенсации потери в заработке, определение места проживания суррогатной матери в период беременности, определение медицинской организации, где будет реализовываться программа суррогатного материнства, условия о судьбе ребенка, в случае если ребенок родился неизлечимо больным, условия, обязывающие суррогатную мать соблюдать все предписания врача, направленные на благоприятное течение беременности и рождение здорового ребенка, и другие. Как видим, даже в ряду перечисленных не только условия, направленные на возникновение, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей, но и иные — семейно-правовые, организационные. Поэтому исключительно гражданско-правовая природа договора суррогатного материнства ставится нами под сомнение. Скорее договор суррогатного материнства — это договор, носящий комплексный характер. С гражданско-правовой позиции это смешанный договор, поскольку содержит в себе элементы различных гражданско-правовых договоров, но это и семейно-правовой и даже организационный договор.
———————————
<10> См., напр.: Митрякова Е.С. Правовое регулирование суррогатного материнства в России. Дис. … к. ю. н. Тюмень, 2006. С. 63.

Здесь уместно было бы затронуть также вопрос о положениях ст. 51 СК РФ. В соответствии с п. 4 ст. 51 СК РФ лица, состоящие в браке между собой и давшие свое согласие в письменной форме на имплантацию эмбриона другой женщине в целях его вынашивания, могут быть записаны родителями ребенка только с согласия женщины, родившей ребенка (суррогатной матери).
По нашему мнению, неверна сама постановка вопроса о записи родителями с согласия суррогатной матери. Принцип определения материнства, сформулированный римскими юристами: матерью ребенка является женщина, которая его родила, хорош, но не годится для эпохи современных медицинских достижений. Сам законодатель предоставляет суррогатной матери возможность передумать в отношении рожденного ею ребенка других генетических родителей. В законе не должно быть двусмысленности на этот счет, тогда удастся избежать ее и в договоре. Грамотно составленный договор и будет являться правовой гарантией обеспечения интересов сторон такого договора. В договоре должно быть отражено: как будут обеспечиваться интересы сторон, какие у них будут права и обязанности и какие гарантии возможны в отношениях СМ.
Матерью родившегося в результате искусственного оплодотворения ребенка должна признаваться женщина, на лечение бесплодия которой направлены предпринимаемые процедуры — так должен быть поставлен вопрос. Статью 51 СК РФ необходимо, по нашему мнению, уточнить и сформулировать более категорично, а именно: родителями ребенка, рожденного в результате имплантации эмбриона другой женщине в целях его вынашивания, должны быть записаны лица, давшие на это свое письменное информированное согласие и состоящие в браке между собой.
Суррогатная мать, давшая свое согласие на имплантацию ей эмбриона в целях его вынашивания, до начала реализации программы суррогатного материнства дает письменное заявление, в котором обязуется не предъявлять никаких требований в отношении рожденного ею по программе суррогатного материнства ребенка.
Таким образом, с точки зрения определенности юридических отношений между суррогатной матерью, родившимся ребенком и супружеской парой мы видим разброс точек зрения и правил. Согласно первой позиции мать та, которая родила; второй вариант — мать — это женщина, давшая генетический материал; третий вариант — компромиссный — признание родителями ребенка его генетических родителей с условием, что женщина, выносившая и родившая ребенка, имеет некоторые права на него. Необходимо упомянуть о еще одной возможной проблемной ситуации, когда рожденный ребенок не востребован ни суррогатной матерью, ни его генетическими родителями. Здесь, по нашему мнению, следует обращаться к условиям договора, который должен быть подписан его сторонами в ясном уме и твердой памяти. В этом случае ребенок рискует быть отнесенным к категории детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. При этом его родители должны будут выполнять свои обязанности, от которых они не освобождаются. Прежде всего это обязанность по уплате алиментов.
Таким образом, недопустимо механическое отношение к процедуре СМ. Расширение знаний в области биотехнологий должно способствовать преодолению нездоровья человека. С учетом рассмотренных позиций и взглядов на СМ мы можем предположить, что заинтересованных сторон в процедуре СМ немало, но наиболее заинтересованными из всех выступают суррогатная мать, которая единственная обладает возможностью рождения ребенка, и суррогатный ребенок.
Таким образом, СМ влечет немало юридических, этических, моральных проблем, являясь по большому счету все еще экспериментом. В таких условиях государство должно взять на себя обязательства позаботиться о большей ясности и определенности в данном вопросе. И если исходить из понимания СМ как лекарства от бесплодия, то наши предложения и выводы могли бы быть кратко сформулированы следующим образом. Что касается предложений, то, по нашему мнению, имеется необходимость в установлении запрета на предъявление юридических претензий, связанных с биологическим родством с будущим ребенком, рожденным суррогатной матерью для доноров; также стоит задуматься над вопросом наиболее гуманного варианта определения судьбы «лишних» эмбрионов, например криоконсервация с определенным сроком хранения и договорным закреплением с участием заинтересованных сторон и уполномоченного профессионального хранителя вопросов возмещения расходов по хранению и действий по истечении срока хранения.
Также мы приходим к выводу, что вопросы о правовой природе органов, их частей и тканей, имеющих отношение к процессу воспроизводства человека, включающие в себя репродуктивные ткани, пока остаются без ответа; и необходимо дальнейшее движение вперед в направлении поиска ответа на эти вопросы. Допустимо, по нашему мнению, отнесение договора о СМ к особой группе семейно-правовых договоров по типу брачного договора с возможностью гражданско-правового и семейно-правового регулирования. Нужно быть готовыми и к тому, что может возникнуть необходимость определения судьбы ребенка в случае отказа от него как генетических родителей, так и суррогатной матери. Аксиомой любой программы СМ должно стать исключение эксплуататорского подхода к суррогатной матери через закрепление гарантий ее правового положения.

Список использованной литературы:

1. Митрякова Е.С. Правовое регулирование суррогатного материнства в России: Дис. … к. ю. н. Тюмень, 2006. 175 с.
2. Романовский Г.Б. Правовое регулирование хранения половых клеток и эмбрионов // Медицинское право. 2010. N 2.
3. Серебрякова А.А., Арзамаскин М.М., Варюшин М.С. Государственно-правовое регулирование использования органов и тканей человека как особых объектов гражданского права в целях трансплантации (компаративистское исследование) // Власть. 2011. N 8. С. 155 — 157.

Проблемы правового регулирования суррогатного материнства в России Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

УДК 347.6

ПРОБЛЕМЫ ПРАВОВОГО РЕГуЛИРОВАНИЯ суррогатного МАТЕРИНСТВА В РОССИИ

© Толстикова О. М., 2017

Иркутский государственный университет, г. Иркутск

В статье предложено обратиться к проблемам правового регулирования суррогатного материнства, так как данный институт нормативно не урегулирован. Эта необходимость вызвана анализом правоприменительной практики.

Ключевые слова: вспомогательные репродуктивные технологии; суррогатное материнство; договор о суррогатном материнстве; ответственность сторон; права ребенка.

Конституция РФ (ст. 38) закрепляет обязанность государства защищать семью, материнство и детство. В связи с общественной значимостью семейных отношений, их правильное правовое регулирование приобретает особую важность . Государственной проблемой для России является проблема демографии. Численность населения страны в настоящее время сокращается, и по официальным прогнозам составит 124,9 млн человек к 2025 г., что более чем на 16 млн человек меньше по сравнению с 2005 г. .

Традиционно считается, что основной целью института брака и семьи на протяжении всей истории существования человечества является рождение ребенка. Но, к сожалению, нередко человек не обладает физической способностью к рождению ребенка, а возможны и иные жизненные ситуации, когда граждане готовы применить вспомогательные репродуктивные технологии (ВРТ).

Количество бесплодных браков в России колеблется в диапазоне 10—20 % от общего количества браков, при этом с каждым годом эта цифра все увеличивается. Поэтому в Концепции демографической политики РФ на период до 2025 г. среди других мер указаны такие, как обеспечение доступности и повышение качества медицинской помощи по восстановлению репродуктивного здоровья, в том числе вспомогательных репродуктивных технологий, снижение доли рабочих мест с тяжелыми, вредными, опасными условиями труда в целях сохранения репродуктивного здоровья .

С помощью вспомогательных репродуктивных технологий, с одной стороны,

можно улучшить демографическую ситуацию в стране, с другой стороны, данные технологии позволяют человеку, не имеющему возможности по каким-либо медицинским причинам родить ребенка, иметь собственное полноценное потомство и продлить свой род.

Сегодня ВРТ активно развиваются в медицине: разрабатываются новые репродуктивные технологии, усовершенствуются старые методы преодоления бесплодия, медицинские учреждения оснащаются современным медицинским оборудованием, во многих городах России открываются центры репродуктивного здоровья, на уровне субъектов Российской Федерации принимаются специальные программы, направленные на преодоление проблемы репродуктивного здоровья.

В последние годы приобрело популярность экстракорпоральное оплодотворение как метод вспомогательных репродуктивных технологий, и термин «суррогатное материнство» уже стал привычным в современном обществе. Суррогатное материнство — вспомогательная репродуктивная технология, при применении которой в зачатии и рождении ребенка участвуют три человека: генетический отец и генетическая мать — лица, предоставившие биологический материал для оплодотворения, и суррогатная мать — женщина детородного возраста, согласившаяся выносить и родить ребенка от генетических родителей .

В России не существует специальных нормативных правовых актов, регулирующих правоотношения, возникающие между участниками вспомогательных репродуктивных технологий. К основным источни-

кам мы относим: Семейный кодекс РФ (далее — СК РФ), Федеральный закон «Об основах охраны здоровья граждан в РФ», Приказ Минздрава РФ от 30 августа 2012 г. № 107н (ред. от 11 июня 2015 г.) «О порядке использования вспомогательных репродуктивных технологий, противопоказаниях и ограничениях к их применению».

В соответствии со ст. 3 СК РФ семейное законодательство находится в ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации . Можно допустить, что с учетом национальных особенностей применение вспомогательных репродуктивных технологий может быть урегулировано нормативными правовыми актами субъектов РФ.

Нормативные правовые акты должны не только детально регулировать рассматриваемую сферу, но иметь при этом обоснованные теоретические подходы, основанные на правовой природе данных отношений. В отечественной правовой литературе в последнее время уделяется достаточно внимания правовой природе отношений, связанных с искусственным оплодотворением и имплантацией эмбриона. Сегодня существует проблема установления природы правовых связей, которые возникают:

• между медицинским учреждением и биологическими (потенциальными) родителями;

• между медицинским учреждением и суррогатной матерью;

• между биологическими родителями и суррогатной матерью.

Отношения суррогатного материнства имеют более сложную природу, чем отношения, которые возникают при использовании методов искусственного оплодотворения. В последнем случае между супругами и медицинским учреждением заключается договор возмездного оказания медицинских услуг, который является гражданско-правовым, однако в нем присутствуют и публичные элементы. Чтобы договор считался публичным, это должно быть указано прямо в законе.

Правовые отношения, которые возникают при помощи вспомогательных репродуктивных технологий, носят гражданско-правовой характер, и к ним применяются правила предоставления платных медицинских услуг. Договор, который заключается между гражданами и медицинским учреждением, является консенсуальным, возмездным. Обязательства сторон возникают с

момента достижения соглашения об оказании услуг, предметом договора является деятельность по осуществлению искусственного оплодотворения.

В юридической литературе нет однозначной правовой позиции по договору о суррогатном материнстве. Договор возникает между лицами, давшими свое согласие на имплантацию эмбриона, и суррогатной матерью. Можно выделить две точки зрения относительно правовой природы этих отношений. Так, одни считают, что этот договор следует считать семейно-правовым, данные отношения носят лично-доверительный характер. Статья 4 СК РФ дает возможность субсидиарного применения гражданского законодательства к имущественным и личным неимущественным отношениям между членами семьи, если эти отношения не урегулированы семейным законодательством .

Другие считают, что договор о суррогатном материнстве схож с договором возмездного оказания услуг и может быть упомянут в перечне п. 2 ст. 779 ГК РФ (медицинские, ветеринарные, консультационные и др.) , однако пока этого не произошло, его следует считать непоименованным. При включении договора об оказании услуг суррогатного материнства в главу 39 ГК возникает проблема о допустимости применения норм, регулирующих договор возмездного оказания услуг, к отношениям, возникающим между суррогатной матерью и биологическими родителями.

По договору возмездного оказания услуг (ст. 779 ГК РФ) исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги. Договор о суррогатном материнстве считается консенсуальным, суррогатная мать берет на себя обязательства по вынашиванию, родоразрешению и передаче рожденного ребенка. Предметом договора о суррогатном материнстве является услуга по вынашиванию и родоразрешению, ребенок предметом договора не является.

По характеру услуга по родоразрешению является пассивным действием, не в полной мере зависящим от поведения суррогатной матери. Так, на процесс родоразрешения влияют природные факторы, поведение медперсонала при ведении родов, реакция организма на медикаменты, наличие сопутствующих заболеваний у суррогатной матери и др.

Отношение к суррогатному материнству в законодательстве различных государств неоднозначно. В зависимости от этого можно выделить государства, где суррогатное материнство: запрещено законом (Германия, Голландия, Скандинавские страны), разрешено на возмездной основе (Украина, Грузия, Россия, большинство штатов США, ЮАР), разрешено только на безвозмездной основе (Израиль, Испания, Канада, Австралия). Также существуют государства, где суррогатное материнство не урегулировано законом, но при этом имеет место быть (большинство стран Азии, Бельгия, Ирландия, страны Латинской Америки).

Договор о суррогатном материнстве в правоприменительной практике является возмездным, биологические родители обязаны оплатить услугу суррогатной матери. Сроки и порядок оплаты должны быть предусмотрены договором. Однако довольно часто в качестве суррогатной матери выступают лица, связанные родством. С учетом того что эти отношения носят лично-доверительный характер, т. е. родственники понимают проблему биологических родителей и отказываются от оплаты самой услуги, но требуют лишь возместить расходы, которые возникли в период беременности, в данном случае корректно употребить термин «денежные выплаты». Денежные выплаты со стороны биологических родителей (супругов) будут носить компенсационный характер. При таких отношениях договор о суррогатном материнстве следует считать безвозмездным.

Необходимо выделить еще одну проблему, которая определяется применением ст. 782 ГК РФ, — односторонний отказ от исполнения договора. Насколько допустимо сторонам в одностороннем порядке отказаться от исполнения договора? Ведь исполнение может зависеть от наступления таких обстоятельств, которые не зависели от сторон, а если стороны могли это разумно предвидеть, договор вообще не был бы ими заключен или был бы заключен на значительно отличающихся условиях. Допустить односторонний отказ от исполнения договора возможно как до наступления беременности, так и если необходимо прервать беременность по медицинским показаниям в интересах суррогатной матери.

Требует особого рассмотрения и вопрос о возможности применения норм гражданско-правовой ответственности при неисполнении

или ненадлежащем исполнении сторонами условий договора о суррогатном материнстве.

Использование методов вспомогательных репродуктивных технологий связано с множеством правовых проблем, существующих в российском законодательстве и правоприменительной практике. Основные проблемы — это:

1) установление круга лиц и требований к этим лицам, имеющим право на искусственное оплодотворение и имплантацию эмбриона;

2) установление происхождения ребенка по отцу и матери;

3) наличие согласия одного из супругов на применение вспомогательных репродуктивных технологий;

4) определение принадлежности эмбриона в случае развода супругов, прав и обязанностей сторон, их ответственности;

5) установление компенсации суррогатной матери;

6) последствия отказа суррогатной матери отдать ребенка, ее ответственность за несоблюдение режима;

7) отцовство ребенка, если суррогатная мать решит оставить его себе;

8) получение услуг суррогатной матери не только супружескими парами, но и лицами, состоящими в фактическом брачном сожительстве. Законодательное разрешение этих вопросов будет способствовать более четкой и правильной регламентации вопросов применения методов вспомогательных репродуктивных технологий.

Также существует проблема корректности применения термина «суррогатная мать». Следует признать формулировку «гестационный курьер», принятую Всемирной организацией здравоохранения в 2001 г. Гестационный курьер — это женщина, у которой беременность наступила в результате оплодотворения ооцитов, принадлежащих третьей стороне, сперматозоидами, принадлежащими третьей стороне. Она вынашивает беременность с тем условием или договором, что родителями рожденного ребенка будут один или оба человека, чьи гаметы использовались для оплодотворения .

Согласно ныне действующему законодательству (п. 4 ст. 51 СК РФ) лица, состоящие в браке между собой и давшие согласие на имплантацию эмбриона другой женщине в целях его вынашивания, могут быть записаны родителями ребенка только с согласия

суррогатной матери. В соответствии с п. 3 ст. 52 СК РФ при оспаривании материнства и отцовства после внесения записи родителей в актовую книгу записи рождений уже никто не вправе ссылаться на эти обстоятельства. В соответствии с п. 2 ст. 31 СК РФ презюмируется равенство супругов при решении вопроса материнства и отцовства.

Так, в жалобе в Конституционный Суд РФ граждане Ч. П. и Ч. Ю. оспаривают конституционность п. 4 ст. 51 СК РФ в части, определяющей порядок записи в книге записей рождений родителей ребенка, рожденного в результате применения такой вспомогательной репродуктивной технологии, как суррогатное материнство . Суррогатная мать отказалась передать ребенка биологическим родителям. 15 июня 2010 г. она забрала свое заявление на участие в программе суррогатного материнства, а 14 декабря 2010 г. по ее заявлению органами записи актов гражданского состояния была произведена запись о рождении ребенка, матерью которого записана Р., а отцом — ее бывший супруг с его согласия.

Конституционный Суд РФ отказал в принятии к рассмотрению жалобы граждан Ч. П. и Ч. Ю., поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд РФ признается допустимой.

Свое мнение выразили судьи Конституционного Суда РФ С. Д. Князев и Г. А. Гаджиев, которые не согласились и считают, что Суд не должен был отказывать заявителям в принятии их обращения к рассмотрению.

Происхождение человека с точки зрения медицины определяется путем установления тождества генов. Гены ребенка совпадают с генами лиц, предоставивших биологический материал (в данном случае супруги), суррогатная мать предоставила биологический материал, посредством которого формируется организм ребенка. Отказ суррогатной матери дать согласие на регистрацию биологических родителей в качестве отца и матери ребенка следует рассматривать как злоупотребление правом. Для генетических родителей это является тяжелым последствием, прежде всего с моральной стороны, хотя есть и последствия имущественного характера. Лица прибегают, по сути, к последней возможно-

сти, долгое время находятся в ожидании появления у них так желанного ребенка и после его рождения сталкиваются с проблемой отказа от передачи ребенка суррогатной матерью.

На сегодняшний день даже юридически правильно составленный договор не может дать гарантии биологическим родителям, что ребенок после рождения будет передан им; нельзя исключить и неблагоприятные варианты развития событий, таких как шантаж, угрозы, обман. Законодатель считает, что факт вынашивания и рождения более значим, чем генетическое происхождение (п. 4 ст. 51 СК РФ).

В большинстве зарубежных государств правовое регулирование искусственных методов репродукции регламентируется законодательством о здравоохранении или специальными законами, определяющими отношения в связи с искусственной репродукцией . В Великобритании, Испании, Франции, австралийских штатах Виктория, Новый Южный Уэльс приняты такого рода законы. В ряде стран условия производства вспомогательных репродуктивных и контррепродуктивных технологий оговариваются в ведомственных актах министерства здравоохранения. В США вопросы здравоохранения отнесены к компетенции штатов. В различных штатах по-разному решается вопрос суррогатного материнства. Калифорнию принято считать мировым центром коммерческого суррогатного материнства. На территории штата осуществляется международная деятельность по предоставлению услуг вынашивающих матерей. Здесь применяется принцип, в соответствии с которым все права на ребенка, рожденного таким способом, предоставляются генетическим родителям. Такая же модель с 1996 г. закреплена в Англии.

В сентябре 2016 г. в Государственную Думу РФ был внесен проект Федерального закона «О внесении изменений в Семейный кодекс РФ и ст. 16 ФЗ «Об актах гражданского состояния» в части применения вспомогательных репродуктивных технологий», в котором предлагается происхождение ребенка устанавливать по биологическим родителям .

Бурное развитие и применение методов вспомогательных репродуктивных технологий вызвало возникновение различных морально-нравственных проблем при решении вопросов установления материнства и отцовства.

Законодатель не успевает за развитием медицинской науки, что также порождает множество правовых пробелов, связанных с установлением отцовства и материнства. Поэтому сегодня отношения, возникающие при применении методов ВРТ, остро нуждаются в законодательном урегулировании; этого требует и правоприменительная практика.

Многие авторы считают, что договор о суррогатном материнстве не охватывается полностью ни гражданским, ни семейным правом, в то же время ему присущи признаки как гражданско-правового, так и семей-но-правового договора. На наш взгляд, договор о суррогатном материнстве больше тяготеет к гражданско-правовым договорам. Однако будет абсурдным применять к данным отношениям все нормы главы 39 ГК РФ, поэтому целесообразно в Гражданском кодексе РФ предусмотреть самостоятельный договор об оказании услуг гестационного курьера. Ш

1. Конституция РФ : принята всенар. голосованием 12 дек. 1993 г. // Собр. законодательства РФ. 2014. № 31. Ст. 4398.

2. Об утверждении Концепции демографической политики Российской Федерации на период до 2025 года : указ Президента РФ от 9 окт. 2007 г. № 1351 // Собр. законодательства РФ. 2007. № 42. Ст. 5009.

3. Там же.

4. Толстикова О. М. Договоры в семейном праве. Иркутск, 2013. С. 57.

5. Семейный кодекс РФ от 29 дек. 1995 г. № 223-ФЗ // Рос. газ. 1996. 27 янв.

6. Подольский Илья. Суррогатное материнство: согласие на запись в акте (свидетельстве) о рождении генетических родителей — неотчуждаемое право или обязательство по договору? . URL: https://zakon.ru /blog/2012/9/7/ surrogatnoe_materinstvo_soglasie_na_zapis _v_akte_svidetelstve_o_rozhdemi_geneticheskix_roditelej_n

7. Гражданский кодекс РФ. Часть 2 от 26 янв. 1996 г. № 14-ФЗ // Собр. законодательства РФ. 1996. № 5. Ст. 410.

8. Суррогатное материнство . URL: http://www.love-contract.ru/surogatnoe_mat

9. Определение Конституционного Суда РФ от 15 мая 2012 г. № 880-0 . URL: http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/70093054).

10. Что говорит зарубежное законодательство . URL: http://medkarta.com/ ?cat=article&id=25305

11. О внесении изменений в Семейный кодекс Российской Федерации и статью 16 Федерального закона «Об актах гражданского состояния» в части применения вспомогательных репродуктивных технологий : законопроект № 1177252-6. URL: http://asozd2.duma.gov.ru/ main.nsf/(SpravkaNew)?Open Agent& RN=1177252-6&02

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Конституция Российской Федерации : принята всенар. голосованием 12 дек. 1993 г. // Собр. законодательства РФ. — 2014. — № 31. — Ст. 4398.

Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть 2 от 26 янв. 1996 г. № 14-ФЗ // Собр. законодательства РФ. — 1996. — № 5. — Ст. 410.

Семейный кодекс Российской Федерации от 29 дек. 1995 г. № 223-Ф3 // Рос. газ. — 1996. — 27 янв.

Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации : федер. закон от 21 нояб. 2011 г. № 323-ФЗ // Рос. газ. — 2011. — 23 нояб.

Об утверждении Концепции демографической политики Российской Федерации на период до 2025 года : указ Президента РФ от 9 окт. 2007 г. № 1351 // Собр. законодательства РФ. — 2007. — № 42. -Ст. 5009.

О порядке использования вспомогательных репродуктивных технологий, противопоказаниях и ограничениях к их применению : приказ Минздрава РФ от 30 авг. 2012 г. № 107н (ред. от 11 июня 2015 г.) // Рос. газ. — 2013. — 11 апр.

О внесении изменений в Семейный кодекс Российской Федерации и статью 16 Федерального закона «Об актах гражданского состояния» в части применения вспомогательных репродуктивных технологий : законопроект № 1177252-6. — URL: http://asozd2.duma.gov.ru/ main.nsf/ (SpravkaNew)?OpenAgent&RN=1177252-6&02 (дата обращения: 26.12.2016)

Толстикова О. М. Договоры в семейном праве / О. М. Толстикова. — Иркутск : Изд-во ИГУ, 2013. -114 с.

Подольский Илья. Суррогатное материнство: согласие на запись в акте (свидетельстве) о рождении генетических родителей — неотчуждаемое право или обязательство по договору? . -URL: https://zakon.ru/blog/2012/9/7/surrogat-noe_materinstvo_soglasie_na_zapis_v_akte_svidetel-stve_o_rozhdenii_geneticheskix_roditelej_n (дата обращения: 20.01.2017).

Суррогатное материнство . -URL: http://www.love-contract.ru/surogatnoe_mat (дата обращения: 25.12.2016).

Что говорит зарубежное законодательство . — URL: http://medkarta.com /?cat=article&id=25305 (дата обращения: 15.01.2017).

Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 15 мая 2012 г. № 880-О . — URL: http://www.garant.ru/ products/ipo/prime/doc/ 70093054 (дата обращения: 26.12.2016)

Problems of Legal Regulation of Surrogacy in Russia

© Tolstikova O., 2017