Правовая природа залога

Залог: понятие и механизм действия. Виды залога. Вопрос о юридической природе залога.

Любые студенческие работы — ДОРОГО!

100 р бонус за первый заказ

Узнать цену

Понятие залога.

Залог – способ обеспечения исполнения обязательства, позволяющий залогодержателю получить удовлетворение за счет заложенного имущества. Залог регулируется не только ГК РФ, но и двумя законами: «О залоге» и «Об ипотеке (залоге недвижимости)».

Понятие: В силу залога, кредитор по обеспеченному залогом обязательству (залогодержатель), имеет право в случае неисполнения должником основного обязательства, получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества, преимущественно перед другими кредиторами лица, которому принадлежит это имущество (залогодатель) (п. 1 ст. 334 ГК). Залоговое имущество всегда реализуется с обременением.

Предметом залога могут быть вещи и права требования (ст. 336 ГК). Сторонами залога являются: залогодатель и залогодержатель (ст. 335 ГК). Форма договора о залоге должна быть письменной, а в отношении ипотеки – договор должен иметь государственную регистрацию.

Виды залога различают по следующим основаниям;

— по месту нахождения заложенного имущества (ст. 338 ГК): твердый залог – без передачи имущества, разновидностью твердого залога является залог товара в обороте (ст. 375 ГК); заклад – с передачей заложенного имущества, разновидностью заклада является залог в ломбарде (ст. 358 ГК);

— по предмету залога (залог имущества и залог прав);

— по связи заложенного имущества с землей – залог движимого имущества и залог недвижимого имущества (ипотека).

Особым видом залога является последующий залог (ст. 342 ГК). Договор о залоге — заключается в письменной форме. Нотариальная письменная форма при договоре залога недвижимости и при залоге движимого имущества или прав на него, если главный договор быть заключен в нотариальной форме. Договор о недвижимом имуществе должен быть зарегистрирован (ипотека).

Несоблюдение правил о форме договора, а так же факта гос. регистрации влечет его недействительность в случаях указанных в законе.

В тексте договора должны содержаться следующие существенные условия:

1. Предмет залога;

2. Оценка предметов;

3. Основные сведения о главном обязательстве;

4. У какой из сторон находится заложенное имущество.

Право залога возникает с момента заключения договора о залоге, а при варианте заклада с момента передачи заклада. Если предмет залога превосходит по стоимости обеспечение первого залога, то допускается залог заложенного имущества.

Это возможно если:

а). Если в договоре залога не содержится прямого запрета;

б). Каждый последующий залогодержатель удовлетворяется в своих требованиях лишь из остаточной стоимости предмета залога.

в). Залогодатель информирует всех последующих залогодержателей обо всех фактах залога.

Содержание заложенного имущества

Бремя содержания предмета залога возлагается на сторону, у которой остается имущество. Эта же сторона обязана его страховать (всегда за счет залогодержателя), а также известить контрагента в случае возникновения угрозы утраты или повреждении имущества. Риск случайной гибели лежит на залогодателе (если иное не предусматривается договором) Замена предметов залога возможна только с согласия залогодержателя.

Залогодатель вправе пользоваться предметом залога по назначению, в том числе извлекать из него плоды и доходы, если иное не установлено договором.

Если имущество у залогодержателя, то он вправе пользоваться им в случаях предусмотренных договором. При этом если залогодержатель получает доход, то этот доход идет в погашение суммы основного обязательства.

Действия по распоряжению предметом залога разрешены, с согласия залогодержателя. Во всех случаях залогодатель может завещать предмет залога.

Порядок обращения взысканий

Ранее имущество переходило в собственность залогодержателя. Сейчас, имущество продается с публичных торгов и из полученных сумм, гасится задолженность по обязательствам.

Основанием обращения взыскания на заложенное имущество является, неисполнение либо ненадлежащее исполнение должником главного обязательства (п. 1 ст. 348 ГК).

Порядок обращения взыскания – требование залогодержателя (кредитора) удовлетворяется из стоимости продажи заложенного недвижимого имущества по решению суда (ст. 349 ГК), а движимого – без обращения в суд. Это значит, что имущество, полученное в залог, не может быть обращено залогодержателем непосредственно в свою пользу, в случае неисполнения залогодателем главного обязательства, а должно быть продано с публичных торгов.

Юридическая природа права залога.

Право залога возникает с момента заключения договора о залоге, а в отношении залога имущества, которое принадлежит передаче залогодержателю, — с момента передачи этого имущества, если иное не предусмотрено договором о залоге. Право залога на товары в обороте возникает одновременно с возникновением у залогодателя на них права собственности или права хозяйственного ведения.

Имущество, заложенное по договору об ипотеке, считается обремененным ипотекой с момента возникновения права залога. Право залога на недвижимое имущество возникает при условии внесения ипотеки в государственный реестр прав на недвижимое имущество.

С момента возникновения права залога залогодержатель приобретает преимущественное право на получение удовлетворения из стоимости заложенного имущества перед другими кредиторами залогодателя, за изъятиями, установленными законом.

Преимущественный характер права залогодержателя проявляется также в том, что залогодержатель имеет право получить на тех же началах удовлетворение из страхового возмещения за утрату или повреждение заложенного имущества независимо от того, в чью пользу оно застраховано, если только утрата или повреждение не произошли по причинам, за которые залогодержатель отвечает.

Действующим законодательством установлены следующие изъятия из преимущественного права залогодержателя. При банкротстве залогодателя требования кредиторов-залогодержателей удовлетворяются в третью очередь. В соответствии со ст. 78 Закона РФ «Об исполнительном производстве» преимущество перед требованиями залогодержателя предоставлено кредиторам четырех очередей. Установление законодателем подобных изъятий из преимущественного права залогодержателя существенно снижают саму ценность залогового права.

С учетом сказанного преимущественный характер права залога по действующему законодательству проявляется в том, что при конкуренции требований одной очереди, которые могут быть удовлетворены за счет определенного имущества, предпочтение будет отдано требованию, обеспеченному правом залога на это имущество. Право залога имеет преимущественный характер независимо от того, какое имущество выступает предметом залога, имеется ли у залогодателя иное имущество, элементом какого вида залога является оно.

Преимущественное право залогодержателя обладает признаками вещного права в тех случаях, когда предметом залога являются вещи (особенно недвижимые).

Это следует из того, что: во-первых, право залога следует за вещью, являющейся предметом залога. При залоге недвижимого имущества по договору об ипотеке право залога сохраняет силу независимо от того, были ли при переходе этого имущества к другим лицам нарушены какие-либо установленные для такого перехода правила; во-вторых, право залога является правом на чужую вещь и прекращается с гибелью заложенной вещи, а также в случае продажи заложенной вещи с торгов; в-третьих, право залога имеет абсолютный характер и поэтому залогодержатель вправе истребовать его из чужого незаконного владения, в том числе из владения залогодателя, используя нормы о виндикационном иске, а в случаях, когда по условиям договора залогодержателю предоставлено право пользоваться переданным ему предметом залога, он может требовать от других лиц, в том числе и от залогодателя, устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения, по правилам о негаторном иске.

Залогодержатель по договору об ипотеке имеет право на предъявление виндикационного иска, даже несмотря на то, что предмет ипотеки не находился и не должен был находиться у него. Более того, если залогодатель отказался от защиты своих прав на заложенное имущество или не осуществляет ее, залогодержатель вправе использовать способы защиты, предусмотренные ст. 12 ГК, от имени залогодателя без специальной доверенности и потребовать от залогодателя возмещения понесенных в связи с этим необходимых расходов, в-четвертых, при неисполнении должником обязательства, обеспеченного залогом вещи, залогодержатель вправе независимо от воли залогодателя самостоятельными действиями добиться обращения взыскания на заложенную вещь и ее реализации с торгов и тем самым получить удовлетворение своих требований за ее счет.

В тех случаях, когда предметом залога являются имущественные права, бездокументарные ценные бумаги, и в случаях, когда имеет место такая форма залога, как залог товаров в обороте, право залога приобретает черты относительности.

Залогодержатель при залоге имущественных прав, бездокументарных ценных бумаг, при залоге товаров в обороте не может реализовать свои полномочия по отношению к предмету залога без содействия лиц, осуществляющих официальную запись прав, и залогодателя, а также не может осуществлять владельческую защиту. Поэтому право залога в анализируемых ситуациях имеет обязательственную природу.

О правовой природе залога (Фиошин А.В.)

Основной составляющей вопроса о правовой природе залога является такая «извечная» цивилистическая дилемма, как отнесение залога к институту вещного или обязательственного права.
В литературе отмечается, что вещные права оформляют принадлежность лицам — участникам гражданских правоотношений — конкретных вещей, тогда как обязательственные права оформляют процесс их отчуждения или иной передачи от одних лиц к другим (имущественный или гражданский оборот). Вещные права опосредуют отношение к вещи как к своей. Это отношение предполагает, во-первых, возможность управомоченного лица (правообладателя) использовать соответствующую вещь (имущество) в своих интересах и, во-вторых, запрет другим лицам препятствовать ему в осуществлении данной возможности .
Одним из наиболее видных дореволюционных ученых-правоведов, придерживавшихся мнения о вещном характере залога, был Г.Ф. Шершеневич, писавший о том, что вещный характер залога «обнаруживается из того, что, имея своим объектом вещь, оно, залоговое право (выделено мной. — А.Ф.), всюду следует за нею (droit de suite), независимо от права собственности на нее, которое может переходить от одного лица к другому» . Шершеневич также отмечал, что залоговое право является правом на чужую вещь в связи с тем, что только ценность чужого имущества может служить обеспечением права требования.

Г.Ф. Шершеневич обращал внимание и на то, что залоговое право представляет собой дополнительное отношение, предполагающее наличность другого, обязательственного отношения. Являясь дополнительным, вещное залоговое право не может возникнуть ранее обязательственного и не может продолжаться, когда прекратилось обязательственное отношение. Поэтому в тех случаях, когда между двумя лицами состоялось соглашение о предоставлении известной вещи в залог по обязательству, еще не возникшему, вещное право приобретается только с установлением обязательственного отношения .
Еще одним представителем дореволюционной науки, который относил залог к вещному праву, был Л.А. Кассо. В своем фундаментальном труде «Понятие о залоге в современном праве» Л.А. Кассо характеризовал залоговое право как право, создающее в пользу залогодержателя исключительное положение по отношению к известной части чужого имущества. При этом он отмечал, что право залога занимает среди вещных прав обособленное место ввиду того, что оно, в отличие от них, не имеет целью ни пользование, ни обладание вещью, а только получение известного размера ее стоимости, причем с осуществлением этого правомочия залогодержателя связано прекращение самого залогового права .
Несмотря на немалое количество приверженцев вещно-правовой концепции залога и даже законодательного отнесения залогового права к праву вещному, имелись в дореволюционной науке и правоведы, обосновывавшие обязательственно-правовой характер залога. Так, К.Н. Анненков отмечал, что «нельзя не склониться к признанию за правом залога у нас в том виде, в каком оно представляется по постановлениям собственно наших гражданских законов, скорее характера права личного, чем вещного, с некоторыми разве немногими чертами последнего» . По мнению К.Н. Анненкова, немногие черты вещного права заключались в том, что при обращении взыскания на заложенное имущество оно имело силу против третьих лиц, а также в том, что им ограничивалось право собственности заложенного имущества на распоряжение им.
Среди сторонников обязательственно-правовой концепции залога особо следует выделить В.М. Хвостова, высказавшего, как нам представляется, небезынтересную точку зрения о залоге, как об институте обязательственного права.
Залог, писал В.М. Хвостов, есть обязательственное право требования, при котором личность должника, обязанного уплатить заключающийся в залоге долг, определяется держанием заложенной вещи, а заложенная вещь является тем объектом, который в той или иной форме отвечает за неуплату долга .
По мнению В.М. Хвостова, основанием воззрения, согласно которому залоговое право есть право вещное, является то обстоятельство, что залоговое право, подобно другим вещным правам, пользуется абсолютной защитой. Залоговый кредитор имеет иск (actio hypotecaria) против всякого держателя заложенной вещи о выдаче ему этой вещи для продажи в целях погашения долга, обеспеченного залогом . Однако вещные права, подчеркивал В.М. Хвостов, имеют еще и другие, общие им всем свойства, которые мы не находим в залоге. Все вещные права предоставляют своему субъекту возможность неопределенного, сколь угодно длительного господства над вещью, которое с начала и до конца имеет один и тот же характер (отличается равномерностью). При залоге такого воздействия субъекта на вещь нет. Право кредитора-залогодержателя сводится только к известной связанности вещи; уплатой долга связанность эта уничтожается. Ничего подобного нельзя наблюдать в отношении вещных прав. В случае неуплаты долга залоговое право кредитора реализуется в известном распоряжении имуществом, которое продается для покрытия долга. Однако в этом смысле положение залогового кредитора весьма сходно с положением обычного кредитора в необеспеченном обязательстве, который также вправе обратить взыскание на имущество должника в целях удовлетворения своих требований .
Относя залог к обязательственному праву, В.М. Хвостов считал должником по залоговому обязательству держателя заложенной вещи. Предмет залога, подчеркивал Хвостов, играет роль медиума, через посредство которого обязательство связывается со своим должником .
Особую позицию по вопросу о правовой природе залога занимал А.С. Звоницкий, полагавший, что залоговое право не является ни обязательственным или правом на «право», поскольку оно устанавливает непосредственное отношение к заложенному объекту, ни вещным, т.к. возможен залог обязательств.
«Отсюда вытекает та двойственность, … которую правильнее назвать противоречием между единством природы залогового права и разнообразием его объектов», — писал А.С. Звоницкий .
Итак, все вышеизложенное наглядно свидетельствует о том, что в дореволюционной юридической науке не было единого мнения о правовой природе залога. Одни ученые-правоведы (Г.Ф. Шершеневич, Л.А. Кассо) считали, что залог относится к вещному праву, другие (К.Н. Анненков, В.М. Хвостов) — к обязательственному, третьи (А.С. Звоницкий) говорили о двойственной природе залогового права. Общим во взглядах ученых было то, что: 1) залог имеет акцессорный характер; 2) залог порождает особое право в отношении определенного имущества, в силу которого залогодержатель, при нарушении обеспечиваемого обязательства, удовлетворяет свое требование из стоимости этого имущества; 3) право залога обеспечивается абсолютной защитой.
В связи с известными событиями октября 1917 г. теоретические исследования рассматриваемой проблематики были почти полностью прекращены. Обусловливалось это тем, что значимость залога в условиях плановой социалистической экономики на практике сводилась почти что к нулю.
Одним из немногих ученых советского периода, высказывавшихся по вопросу о правовой природе залога, был В.К. Райхер. Он считал, что залоговое право не является вещным (абсолютным) правом не столько по отсутствию или ограничению в нем упомянутых признаков «вещности», сколько по самой структуре залогового права как права «относительного». Главное, по мнению В.К. Райхера, в этом вопросе то, что в залоговом праве имеется особое правоотношение между двумя лицами (залогодержателем и залогодателем), совершенно не похожее на отношение залогодержателя к третьим лицам. Причем он подразумевает не обязательство, обеспеченное залогом, а то, что в самом залоговом правоотношении из неопределенной среды «всех прочих» лиц отчетливо выделяется на первом плане фигура залогодателя. Между ним и залогодержателем «тянется какая-то особая правовая нить» , существует особое правоотношение. Наличие такого особого правоотношения между управомоченным и каким-нибудь отдельным субъектом уже само по себе исключает квалификацию данного права как абсолютного (вещного), т.е. действующего по известной формуле — непосредственно против всех, совершенно независимо от каких-либо особых отношений к другим лицам, безлично, против каждого — совершенно одинаковым образом. В пользу обязательственно-правового характера залога, по мнению Райхера, говорит и длящийся договорный характер огромного большинства залоговых правоотношений, с полной наглядностью подчеркивающий их относительную, а не абсолютную природу. Интересным представляется суждение В.К. Райхера о том, что об относительности залогового права свидетельствует также обоюдность прав и обязанностей обеих сторон (залогодателя и залогодержателя) залогового правоотношения. Здесь он имеет в виду обязанности по страхованию и возвращение суммы, вырученной при реализации заложенного имущества, превышающей размер обеспеченного требования. В.К. Райхер отмечает также, что, поскольку существенным содержанием залогового права является не само пользование в конкретных формах каким-либо благом, а лишь изъятие в пользу управомоченного известной части меновой стоимости заложенной вещи, то такое право «изъятия» части меновой ценности какого-либо имущества может задеть интересы, может коснуться лишь собственника этого имущества и других (кроме залогодержателя) его кредиторов. Но интересы других кредиторов способно задеть не только вещное, но и обязательственное требование к их должнику .
С переходом к рыночной экономике и возвращением в российскую правовую действительность института залога дискуссии о правовой природе залогового права вновь стали актуальными. Основным спорным вопросом в этих дискуссиях по-прежнему остается отнесение залога к вещному или обязательственному праву.
Сторонники вещно-правовой природы залога в большинстве случаев опираются на аргументацию, выработанную еще дореволюционными учеными-правоведами. К примеру, Л.В. Щенникова, излагая свое мнение и практически полностью соглашаясь с аргументацией Г.Ф. Шершеневича, характеризует ее как блестяще сделанное доказательство вещно-правовой природы залога. Она также полагает, что наиболее отчетливо элементы вещного права проявляются при ипотеке, в отличие от залога прав требования .
Е.А. Суханов относит залоговое право к ограниченным вещным правам. Вместе с этим он отмечает, что предусмотренная законом возможность залога не вещей, а прав (п. 1 ст. 336 ГК РФ), в т.ч. доли на общее имущество, порождает не вещные, а обязательственные правоотношения. При этом под ограниченным вещным правом Е.А. Суханов подразумевает право в том или ином ограниченном, точно определенном законом отношении использовать чужое, как правило, недвижимое имущество в своих интересах без посредства его собственника (в т.ч. и помимо его воли) .
Свое мнение Е.А. Суханов аргументирует, основываясь на следующих положениях законодательства. Как известно, пишет Е.А. Суханов, залогодержателю принадлежит право удовлетворения своих требований из стоимости заложенного имущества преимущественно перед другими кредиторами (п. 1 ст. 334 ГК). Это право обременяет предмет залога, следуя за ним вне зависимости от смены его собственника; более того, остающийся собственником залогодатель, по общему правилу, вправе распоряжаться предметом залога только с согласия залогодержателя (п. 2 ст. 346 ГК). Он вправе также защищать свое право от всяких посягательств любых лиц, включая и собственника-залогодателя, от которого залоговый кредитор при определенных условиях вправе даже истребовать заложенное имущество или добиваться устранения препятствий в осуществлении своих прав (ст. 347 ГК) .
Среди сторонников обязательственно-правовой природы залога особо следует отметить В.В. Витрянского, разработавшего обоснование своей точки зрения на основании положений части первой ГК РФ. Прежде всего, он указывает на то, что залог отнесен к обязательственному праву самим законодателем, т.к. правила о залоге содержатся в параграфе 3 «Залог» главы 23 «Обеспечение исполнения обязательств» раздела III «Общая часть обязательственного права» части 1 ГК РФ. Далее, В.В. Витрянский аргументирует свою позицию семью доводами, заключающимися в нижеследующем.
Во-первых, в соответствии с п. 1 ст. 336 ГК РФ предметом залога могут быть не только вещи, но и имущественные права (требования). Как известно, имущественное право само по себе в качестве самостоятельного объекта ни при каких условиях не может служить объектом вещных прав.
Во-вторых, договором о залоге либо законом может быть предусмотрен залог вещей и имущественных прав, которые залогодатель приобретет в будущем (п. 6 ст. 340 ГК РФ). Иными словами, залоговое право может быть установлено на будущую вещь, в отношении которой не может быть установлено ни право собственности, ни любое другое вещное право со стороны какого-нибудь субъекта.
В-третьих, только с позиции обязательственно-правового характера залога можно объяснить применительно к залоговым отношениям правило, содержащееся в п. 2 ст. 313 ГК РФ, согласно которому третье лицо, подвергающееся опасности утратить свое право на имущество должника (право аренды, залога и др.) вследствие обращения кредитором взыскания на это имущество, может за свой счет удовлетворить требования кредитора без согласия должника.
В-четвертых, в случае гибели предмета залога залогодатель вправе заменить его другим, равноценным имуществом (п. 2 ст. 345 ГК РФ), что невозможно представить в отношении имущества, принадлежащего кому-либо на вещном праве.
В-пятых, залогодатель вправе передать свои права по договору о залоге другому лицу с соблюдением правил о передаче прав кредитора путем уступки права требования, предусмотренных ст. 382 — 390 ГК РФ. Между тем уступка прав требования — чисто обязательственно-правовой институт. Вещные права не могут передаваться другому лицу в порядке цессии.
В-шестых, только обязательственно-правовой природой залоговых правоотношений можно объяснить то обстоятельство, что при ликвидации должника (юридического лица), в т.ч. в порядке банкротства, имущество, служившее в качестве предмета залога, не исключается из конкурсной массы.
В-седьмых, требования кредитора-залогодержателя могут быть удовлетворены лишь путем продажи заложенного имущества на открытых торгах (ст. 350 ГК РФ). Кодекс исключает возможность приобретения залогодержателем права собственности на предмет залога .
Еще одной точкой зрения на правовую природу залога является все чаще высказываемое в последнее время мнение о двойственной природе залога. К сторонникам данной концепции можно отнести Д.А. Медведева, который отмечает, что «залог порождает два вида отношений — между залогодателем и залогодержателем и между залогодержателем и вещью, т.е., с одной стороны, залог — это способ обеспечения обязательства должника путем установления относительной правовой связи с кредитором, а с другой — непосредственная правовая связь залогодержателя и вещи. Поэтому залог может быть охарактеризован как вещный способ обеспечения обязательства» .
Приверженцем данной концепции является и Б.М. Гонгало, который полагает, что «преувеличение роли обязательственного элемента в сравнении с вещным, как и, наоборот, отстаивание вещно-правовой природы залога, соединенное с отрицанием обязательственно-правового элемента, ведет к некоторой недосказанности, к незавершенности конструкции залогового права» .
Таким образом, в общем и целом современные концепции правовой природы залога во многом повторяют аргументацию дореволюционных правоведов относительно природы залогового права. Одни ученые-юристы, причисляя залог к вещному праву, указывают на такие его «вещные» элементы, как право следования и абсолютная защита ; другие, относя залоговое право к обязательственному, опираются на акцессорность, возможность заложить право требования, передачу прав залогодержателя в порядке цессии ; третьи, усматривая в залоге элементы как вещного, так и обязательственного прав, говорят о двойственной природе этого института .
По мнению автора настоящей статьи, анализируя вопрос о правовой природе залога, рассматривать его (залог) следует как «правовую пирамиду» (например, четырехгранную). Проекцией основания данной пирамиды является квадрат (обязательственно-правовые элементы: акцессорность, оставление заложенной недвижимости в пользовании, владении и ограниченном распоряжении залогодателя, стоимостный характер, возможность замены предмета залога при его гибели и т.д.), одной из его граней — треугольник (вещно-правовые элементы: полная защита ипотечного права от действий третьих лиц и право следования). Если каждую отдельную из этих проекций понимать как полное описание залогового права, то они исключают друг друга, если же каждую — как частичное, то они дополняют друг друга, причем не могут одна другую заменить. Неслучайно также в качестве основания пирамиды предлагается рассматривать именно обязательственно-правовые элементы, поскольку, как представляется, они являются базисом, основополагающим компонентом залогового правоотношения, априори предназначенного для обеспечения исполнения обязательства. В пользу этого можно привести и телеологический аргумент, поскольку целью залога является обеспечение основного обязательства, при том, что распоряжение, а в случае с ипотекой владение и пользование вещью со стороны залогодержателя-кредитора исключаются. Вместе с тем такие элементы залога, которые можно отнести к вещно-правовым (право следования, абсолютная защита), также являются неотъемлемой составляющей данной правовой конструкции, хотя и не позволяют причислить ее исключительно к вещному праву.
Литература
1. Анненков К.Н. Система русского гражданского права. Т. III: Права обязательственные. СПб., 1901. 654 с.
2. Брагинский М.И. Договорное право. Общие положения / М.И. Брагинский, В.В. Витрянский. М.: Статут, 1998. 682 с.
3. Гонгало Б.М. Учение об обеспечении обязательств. Вопросы теории и практики (2-й завод). М.: Статут, 2004. 222 с.
4. Гражданское право: учебник: в 2 т. Т. 1 / под ред. Е.А. Суханова. 2-е изд., перераб. и доп. М.: БЕК, 1998. 785 с.
5. Ершов О.Г. Обеспечение исполнения обязательства застройщика поручительством банка // Нотариус. 2011. N 4. С. 8 — 12.
6. Звоницкий А.С. О залоге по русскому праву. Киев, 1912. 382 с.
7. Кассо Л.А. Понятие о залоге в современном праве. М.: Статут, 1999. 288 с.
8. Медведев Д.А. Российский Закон о залоге // Правоведение. 1992. N 5. С. 13 — 21.
9. Райхер В.К. Абсолютные и относительные права / к проблеме деления хозяйственных прав // Известия экономического факультета Ленинградского политехнического института. Л., 1928. С. 286 — 291.
10. Рудакова В.Д. Правомочие владения в гражданских правоотношениях // Нотариус. 2011. N 5. С. 27 — 28.
11. Суханов Е.А. Право собственности в Гражданском кодексе // Закон. 1995. N 11. С. 23 — 35.
12. Хвостов В.М. Система римского права, часть II «Вещное право» Конспект лекций. Издание второе (для слушателей автора). М.: Университетская типография, 1904. 487 с.
13. Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права (по изданию 1907 г.). М.: Спарк, 1995. 556 с.
14. Щенникова Л.В. Вещные права в гражданском праве России. М.: БЕК, 1996. 200 с.