Право на справедливое судебное разбирательство конституция РФ

Основные нарушения прав граждан на справедливое судебное разбирательство и пути их устранения в России

Основными нарушениями права граждан на справедливое судебное разбирательство являются: отсутствие исполнения решений, которые вынесли суды; отсутствие права и возможности обжаловать решение; подделка протоколов, которые составляются во время хода судопроизводства; пристрастность судьи; отсутствие гарантии независимости суда; лишение человека защитника; отсутствие равноправия сторон в судебном процессе; отсутствие публичности судопроизводства; какие-либо ограничения на доступ к суду; лишение права на разбирательство в суде в разумный срок.

Необходимо рассмотреть подробнее данные нарушения.

1. Нарушение разумного срока разбирательства. Проблема соблюдения сроков гражданских и уголовных дел судами была предметом рассмотрения Пленумом Верховного Суда РФ в 1999 г., результаты которого нашли отражение в его постановлении № 79 от 18 ноября 1999г. «О ходе выполнения постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 7 от 24 августа 1993 г. «О сроках рассмотрения уголовных и гражданских дел судами Российской Федерации»» Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 79 «О ходе выполнения постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 7 от 24 августа 1993 г. «О сроках рассмотрения уголовных и гражданских дел судами Российской Федерации»» от 18 ноября 1999г. // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. — 2004. — № 1.. В этом постановлении сказано, что «по-прежнему нередки факты недопустимо длительного содержания подсудимых под стражей вследствие нарушения судами установленных уголовно-процессуальным законом сроков рассмотрения дел» Там же..

Если рассмотреть решения ЕСПЧ по судебным делам граждан России, то видно, что обращения в основном связаны с неисполнением решений в гражданском судопроизводстве. Одним из самых известных таких дел можно назвать дело Бурдова. Оно явилось первым за всю историю вынесенных решений по делам россиян (постановление ЕСПЧ от 7 мая 2002 г., жалоба Бурдова № 59458/00) Бурдов против Российской Федерации: постановление Европейского Суда по правам человека от 7 мая 2002 г. URL: http://www.echr.ru/documents/doc/12027283/12027283.htm (дата обращения 28.04.2016). . Это жалоба на судебную волокиту, очень длительный процесс в заключительной стадии — исполнении решения. Это по критериям европейцев является частью судопроизводства, причем самой главной, касающейся завершения судопроизводства. Так, исходя из Постановления ЕСПЧ, российскими судами был нарушен пункт 1 статьи 6 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а именно, права на справедливое судебное разбирательство в разумные сроки. Так появился прецедент в истории российского правосудия — если исполнение решения суда по вине государственного органа или должностного суда затягивается на неразумные сроки, тогда Россия выплачивает заявителю 25% годовых неустойку за просрочку.

«Казалось бы, получив такое постановление, Россия должна была принять соответствующие меры для того, чтобы избежать в будущем подобных решений. И прежде всего, необходимо было добиться исполнения решений судов по аналогичным жалобам, которые находились на разрешении в Европейском Суде, до принятия по ним соответствующего постановления. Однако должных мер принято не было, и Россия получила еще не один десяток таких постановлений» См.: Квитко, Н. Суд — Европейский, проблемы — российские / Н. Квитко // Законность. — 2007. — № 1. — С. 12..

Такие дела как, дело Бурдова и дело Калашникова (срок разбирательства превышал четыре года), о чем им была подана жалоба в ЕСПЧ (№ 47095/99) См.: Берестнев, Ю. Стандарты Совета Европы и российская практика / Ю. Берестнев // Конституционное Право: Восточноевропейское Обозрение. — 2003. — № 1. — С. 159. заставили Пленум Верховного Суда РФ принять постановление № 5 от 10 октября 2003 г. «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации». «В этом постановлении, основываясь на правовой позиции Европейского Суда, Верховный Суд РФ разъяснил, что сроки судебного разбирательства по гражданским делам в смысле п. 1 ст. 6 ЕКПЧ начинают исчисляться со времени поступления искового заявления, а заканчиваются в момент исполнения судебного акта, т.е. по смыслу ст. 6 Конвенции исполнение судебного решения рассматривается как составляющая судебного разбирательства» См.: Квитко, Н. Указ. соч. — С. 13..

В постановлении от 29 января 2004 г. по делу «Кормачева против Российской Федерации» Кормачева против Российской Федерации: постановление Европейского Суда по правам человека от 29 января 2004 г. URL: http://www.espch.ru/content/view/20/25/ (дата обращения 28.04.2016)., касающемуся неоправданной задержки в рассмотрении трудового спора, Европейский Суд отметил, что «именно на государстве лежит ответственность за организацию своей правовой системы таким образом, чтобы суды могли гарантировать каждому лицу принятие окончательного решения в течение разумных сроков, когда речь идет о гражданских правах и обязанностях» Там же..

Чаще всего не исполняются в разумный срок оформление протоколов судопроизводства и итоговых решений, а также время исследования сути различных особых вопросов по гражданским делам, например, это касается замечаний и заявлений в отношении должностных лиц и их действий. Указанные обстоятельства тянут за собой несоблюдение отдельных прав и свобод человека в отношении возможности вынесения протеста на неправомерные решения суда, не дает доступа вносить свои заметки в протоколы заседаний. А указанные документы могут быть одними из самых главных доказательств, если человек будет обжаловать решение суда первой инстанции в порядке апелляции и надзора. Одним из требований Суда является наличие системы эффективного обжалования неоправданных задержек при рассмотрении судами уголовных и гражданских дел Чернышова, О. Жалобы против России в Европейском Суде по правам человека / О. Чернышова // Российская юстиция. — 2002. — №4. — С. 19..

2. Существование препятствий на доступ к правосудию. Нарушение права на доступ к правосудию было обширно и чрезвычайно распространено. Почти в каждом субъекте Российской Федерации происходила приостановка приема исковых заявлений или иных обращений. Причинами здесь были и загруженность судов, и отпуск судьи, и необходимость написания отчетов, и болезнь судьи, и недостаток средств. Зачастую судьи, когда отказывались принимать заявления, прямо нарушали требования гражданско-процессуального законодательства о необходимости вынести мотивированное определение об отказе в принятии заявления. Эти отказы были высказаны вслух, не зафиксированы на бумаге, а люди были лишены права на подачу заявления, а также на жалобу на действия судьи. В настоящее время такое вряд ли случится, поскольку в сети Интернет можно написать жалобу на кого угодно и кому угодно. И жалоба эта дойдет до адресата, а ответ — отправителю.

Наиболее типичными формами отказа в принятии заявлений граждан являются: требование подать жалобу или иск в суд по месту нахождения ответчика; уплатить госпошлину, хотя в соответствии с законом заявитель освобождается от ее уплаты; переделать жалобу в иск, тогда как заявитель вправе, например, сначала обжаловать неправомерные действия должностного лица или органа и только потом, в случае положительного решения суда, уже предъявить иск о возмещении материального ущерба или морального вреда.

3. Нарушение гласности и открытости судебного разбирательства. В ряде регионов ограничивается свободный доступ граждан в здание суда. Например, «в Краснодарском крае, г. Саратове и других городах при входе в помещение судов были выставлены судебные приставы, которые пропускают в суд лишь граждан, имеющих судебные повестки. У всех остальных граждан приставы выясняли цель визита и на основании полученной информации решали вопрос о допуске гражданина в здание суда. В Калужском районном суде в холле суда был вывешен Порядок пропускного режима в Калужский районный суд г. Калуги, утвержденный председателем Калужского суда. В этом документе написано, что вход граждан в здание суда осуществляется по удостоверению личности и повестке. Таким образом, введенный порядок доступа в здание суда фактически позволяет судьям по своему произволу препятствовать присутствию граждан на открытых судебных заседаниях» См.: Рабцевич, О. И. Указ. соч. — С. 271-272..

Как показывает практика последнего двадцатилетия во многих городах России действует такое негласное правило: если есть желание у какой-либо из сторон производить аудио- или видеосъемку процесса, тогда нужно подать об этом ходатайство судье перед началом заседания. Суд зачастую не позволяет производить аудио- или видеосъемку процесса, и мало того, просит оставить все гаджеты на столе у секретаря, несмотря на то, что в ГПК РФ отсутствует запрет на аудио- или видеосъемку в процессе гражданского судопроизводства Там же. С. 272.. «Также получила большое распространение практика рассмотрения большинства гражданских дел судьями в собственных кабинетах, которые не превышают 15-18 кв. м. В итоге возникают случаи, когда суды не допускают к участию в процессе слушателей, мотивируя это тем, что кабинет слишком маленький.

Ввиду несовершенства законодательства практические работники изыскивали различные правовые, в том числе международно-правовые, обоснования решения об оглашении в судебном заседании показаний потерпевших и свидетелей, данных в ходе предварительного следствия, ввиду неявки указанных лиц в суд по уважительной причине» См.: Курочкина, Л. А. Принципы и нормы Совета Европы в уголовном судопроизводстве Российской Федерации / Л. А. Курочкина // Журнал российского права. — 2006. — № 4. — С. 123.. Так, «в Нижегородской области суд в ходе судебного следствия по уголовному делу, руководствуясь положением п. 3d ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод с учетом практики ЕСПЧ, вопреки возражениям стороны защиты огласил показания потерпевшего, который в связи со смертью не мог быть допрошен в суде. Как было установлено, в ходе предварительного следствия обвиняемый имел возможность задавать вопросы потерпевшему во время опознания, в связи с чем суд нашел, что оглашение показаний потерпевшего не нарушает прав обвиняемого, и положил эти доказательства в основу обвинения» Там же. С. 123..

4. Нарушение принципа равенства сторон. В сфере уголовного судопроизводства оно проявляется в первую очередь явно выраженным обвинительным уклоном судей. Как показывают результаты исследования, проведенного А. Ю. Панасюком, «примерно у 4/5 судей выражено негативное отношение к подсудимому. Иными словами, подавляющее большинство наших судей априори смотрят на подсудимого как на лицо, совершившее преступление. Причем механизм такой фиксированной установки, как правило, не поддается контролю их сознания» Панасюк, А. Ю. Презумпция невиновности в системе профессиональных установок судей / А. Ю. Панасюк // Государство и право. — 1994. — № 3. — С. 76-79.. Часто также встречаются и в уголовном, и в гражданском процессах случаи ненадлежащего извещения сторон о дате судебного разбирательства. Не менее частым нарушением является и отказ в ознакомлении с материалами дела и получении копий документов.

5. Нарушение права на защиту. Очень часто право на защиту нарушается на стадии предварительного расследования. Получила распространение практика допроса фактического подозреваемого в качестве свидетеля и проведение в отношении него других следственных действий, а свидетелю в соответствии с нормами уголовно-процессуального закона защитник не положен. Этот вопрос был предметом рассмотрения Конституционным Судом РФ. В своем постановлении № 11-П (п. 2) от 27 июня 2000 г. он заявил, что «право на получение юридической помощи адвоката гарантируется каждому лицу независимо от его формального процессуального статуса» Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 27 июня 2000 г. № 11-П «По делу о проверке конституционности положений части первой статьи 47 и части второй статьи 51 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В. И. Маслова» // Российская газета. — 4 июля. — С. 46..

6. Нарушение принципа независимости и беспристрастности судей. «И в настоящее время суды России полностью не могут освободиться от влияния органов власти. Суды тесно сотрудничают с прокурорами, часто занимая позицию обвинителя. Любопытный случай был описан правозащитной организацией Ставропольского края Доклад общественной некоммерческой организации «Ставропольский региональный правозащитный центр» о соблюдении прав человека в 2000 г. URL: http: //www.hro.org/docs/reps/2001/stav/index.htm (дата обращения 28.04.2016).. В декабре 1999 г. была зарегистрирована общественная организация «Сообщество судей судов общей юрисдикции Ставропольского края», целями которой являются обеспечение гарантий независимости судей, их профессиональных интересов, социальных прав и свобод, создание условий для отправления независимого правосудия и т. д. Однако среди источников финансирования указаны добровольные взносы, благотворительные пожертвования и иные источники, не запрещенные законодательством РФ. При этом благотворителями могут стать любые лица, в том числе органы власти и криминальные структуры»Рабцевич, О. И. Указ. соч. — С. 274..

7. Нарушение права на возможность обжалования. «В основном это нарушение выражается в том, что суды задерживают выдачу судебных решений, а, учитывая низкую правовую культуру населения, это практически полностью лишает большинство участников судебных разбирательств права на кассацию» Там же. С. 275..

8. Неисполнение судебных решений. «Недостатки исполнительного производства являются одной из главных проблем судебной практики вообще. Часто нарушаются сроки возбуждения исполнительного производства. Имеют место нарушения законов при принудительном исполнении решений. Очевидно, что причины столь многочисленных нарушений кроются в несовершенстве механизма реализации исследуемой нормы» Там же. С. 275.. Более половины решений, принятых против нашей страны, имеют своим предметом неисполнение судебных решений по гражданским искам против государства, в которых национальные суды обязывали те или иные органы государственной власти либо органы местного самоуправления исполнить свои обязательства перед гражданами в натуре или путем выплаты компенсации. Такое положение вещей, выраженное на языке норм Конвенции, представляет собой нарушение п. 1 ст. 6 Конвенции.

Поскольку часть гражданских дел связана с неисполнением судебных актов по причине потери исполнительных листов Службой судебных приставов, можно предложить вдвое усилить ответственность должностных лиц за данные нарушения, а именно, увеличить размер штрафа до пяти тысяч рублей, внеся поправки в действующее законодательство.

Так, целесообразнее статью 431. «Ответственность за утрату исполнительного листа или судебного приказа» Гражданского процессуального кодекса Российской ФедерацииГражданский процессуальный кодекс Российской Федерации: федер. закон от 14.11.2002 № 138-ФЗ (ред. от 02.03.2016 № 45-ФЗ). // Собрание законодательства РФ. — 2002. — № 32. — Ст. 3301; 2016.- №5. — Ст. 389. изложить следующим образом: «Должностное лицо, виновное в утрате переданного ему на исполнение исполнительного листа или судебного приказа, может быть подвергнуто штрафу в размере до пяти тысяч рублей» См.: Приложение 2..

В качестве организационной меры по приведению в соответствие с требованиями законодательства сроков исполнения можно предложить следующее: установить ведение реестра исполнительных листов и процессуальных действий по ним с указанием возможных сроков и конкретных дат проведения действий на сайте Федеральной Службы судебных приставов. Это обеспечит открытость, прозрачность процедуры исполнения судебных актов, а также позволит ускорить процесс исполнения в связи с упрощением контроля со стороны заинтересованных лиц, а также появлением общественного контроля.

В связи с изменениями, произошедшими после решения Конституционного Суда РФ от 14 июля 2014 г., закрепленного Федеральным законом N 7-ФКЗ «О внесении изменений в Федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде Российской Федерации» от 14 декабря 2015 г. О внесении изменений в Федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде Российской Федерации»: федер. конституц. закон от 14.12.2015 № 7-ФКЗ. // Собрание законодательства РФ. — 2015. — № 31. — Ст. 2645., появилась возможность для российских судов не учитывать мнение Страсбургского суда, руководствуясь исключительно Конституцией РФ. В качестве самого свежего примера следует сослаться на дело «Анчугов и Гладков против России» Анчугов и Гладков против Российской Федерации: постановление Европейского Суда по правам человека от 04.07.2013. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс». (дата обращения 28.04.2016).. «Речь идет о постановлении ЕСПЧ по делу «Анчугов и Гладков против России». В основе дела лежала жалоба бывших заключенных на то, что они, находясь в местах лишения свободы, не могли воспользоваться своим правом на участие в голосовании во время выборов. В ходе рассмотрения дела ЕСПЧ пришел к выводу о том, что запрет на участие в голосовании для лиц, лишенных свободы, который установлен в Конституции России (ч. 3 ст. 32), носит «автоматический и неизбирательный» характер, что прямо противоречит Конвенции о защите прав человека и основных свобод, которая гарантирует право на свободные выборы. В связи с этим ЕСПЧ предложил Российской Федерации обеспечить участие в выборах граждан, отбывающих наказание в местах лишения свободы. Рассмотрев решение Страсбургского суда, Конституционный суд РФ, в свою очередь, признал невозможным исполнение требований ЕСПЧ в части, предполагающей предоставление права голоса всем заключенным. По мнению Конституционный суд РФ, это прямо противоречит российской Конституции, в связи с чем было вынесено решение, согласно которому требования ЕСПЧ по предоставлению права голоса заключенным могут быть исполнены лишь частично. При этом Конституционный суд РФ отметил, что исполнение постановления в части мер, направленных на обеспечение справедливости, соразмерности и дифференцированности применения ограничений избирательных прав осужденных (заключенных), представляется возможным, поскольку законодательно на федеральном уровне можно перевести отдельные режимы лишения свободы в альтернативные виды наказаний, не влекущие ограничения избирательных прав» Постановление Конституционного Суда РФ от 19.04.2016 N 12-П «По делу о разрешении вопроса о возможности исполнения в соответствии с Конституцией Российской Федерации постановления Европейского Суда по правам человека от 4 июля 2013 года по делу «Анчугов и Гладков против России» в связи с запросом Министерства юстиции Российской Федерации». Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс». (дата обращения 28.04.2016)..

Подводя итог, следует отметить, что большинство жалоб российских граждан связано с нарушением таких прав в уголовном и гражданском процессе как: отсутствие исполнения решений, которые вынесли суды; отсутствие права и возможности обжаловать решение; подделка протоколов судебных заседаний; пристрастность судьи; отсутствие гарантии независимости суда; лишение человека защитника; отсутствие равноправия сторон в судебном процессе; отсутствие публичности судопроизводства; какие-либо ограничения на доступ к суду; лишение права на разбирательство в суде в разумный срок. Несмотря на принятие Уголовно-процессуального, Гражданского процессуального кодексов, эффективность судебной системы в Российской Федерации по-прежнему оставляет желать лучшего. В данной ситуации представляется необходимым ужесточить контроль за соблюдением прав участников судебных процессов и, конечно, за исполнением судебных решений.

Европейский Суд по правам человека, безусловно, и в дальнейшем будет оказывать влияние на внутреннюю правовую систему Российской Федерации, даже с учетом решения Конституционного Суда РФ о приоритете положений Основного Закона страны. Необходимо понимать, что решения Европейского Суда должны служить толчком к решению имеющихся проблем внутри национальной правовой системы, без чего невозможно построить действительно эффективную систему защиты прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации.