Посредственное причинение вреда

НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПОСРЕДСТВЕННОГО ПРИЧИНЕНИЯ ВРЕДА В УГОЛОВНОМ ПРАВЕ РОССИИ Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

Некоторые проблемы посредственного причинения вреда в уголовном праве России Чинахова О. Н.

Чинахова Оксана Николаевна / СЫпаккоуа Окзапа Мко1аета — магистрант, юридический факультет, Алтайская академия экономики и права, г. Барнаул

Аннотация: статья посвящена раскрытию некоторых проблем, касающихся посредственного причинения вреда в уголовном праве, в том числе использования невиновно действующего лица, а также посредством привлечения специальным субъектом к совершению преступного деяния неспециального субъекта в преступлениях со специальным составом. На основе анализа действующего уголовного законодательства и имеющихся в науке позиций предлагается устранение некоторых пробелов, связанных с институтом посредственного причинения вреда. Ключевые слова: посредственное причинение вреда, ответственность за посредственное причинение вреда, исполнитель, специальный субъект преступления.

Вопросы посредственного причинения вреда в уголовном праве рассматривались еще теоретиками древнего мира. Так, римский юрист Ульпиан в тридцать восьмом томе «Комментариев к эдикту» писал: «Своими ли руками кто-то (это сделает) или же рабу велит подсечь, ободрать срубить деревья, он отвечает по этому иску» .

На сегодняшний день, вопрос посредственного причинения вреда выступает предметом научного исследования в юридической литературе и имеет большую практическую значимость, так как выступает обоснованием ответственности преступника, использующего для совершения запрещенного деяния лицо, не подлежащее уголовной ответственности. Однако, в имеющихся публикациях имеются значительные расхождения мнений в отношении места и наименования института посредственного причинения вреда, характеризующих его объективных и субъективных признаков.

В современном уголовном праве под посредственным причинением понимается использование для совершения преступления тех, кто по закону вообще субъектом преступления быть не может , поскольку не достиг возраста, с которого наступает уголовная ответственность за данное преступление , либо в силу пороков сознания или воли является невменяемым , а также в силу других обстоятельств, предусмотренных УК РФ (ч. 2 ст. 33 УК РФ). Примером такого общественно опасного деяния является установленная пп. VII п. «е» ч.2 ст. 8 Римского статута международная уголовная ответственность за «набор или вербовку детей в возрасте до пятнадцати лет в состав вооруженных сил или групп или использование их для активного участия в боевых действиях», а ст. 26 данного документа подчеркивает, что «суд не обладает юрисдикцией в отношении любого лица, не достигшего 18-летнего возраста на момент предполагаемого совершения преступления» .

Действующий УК РФ, а именно ч. 2 ст.33 УК РФ устанавливает три варианта посредственного причинения, когда лицо, не выполняя объективной стороны состава преступления, между тем, признается исполнителем:

1) при использовании лиц, не подлежащих уголовной ответственности согласно возрасту;

2) по причине невменяемости;

3) при иных обстоятельствах, определенных УК РФ.

Таким образом, в соответствии с нормами УК РФ посредственное причинение имеет место исключительно в случае прямого указания об этом в уголовном законе. В качестве примера приведем норму ст. 42 УК РФ, устанавливающую ответственность лица, за отдачу незаконного приказа — исходя из того, что заведомость незаконности приказа является обязательным критерием для ответственности исполнителя, то ее

отсутствие превращает лицо в средство (орудие) исполнения воли субъекта, отдающего незаконный приказ.

В современной российской теории уголовного права и судебной практике превалирующей является позиция, в соответствии с которой ответственность за посредственное причинение наступает также в случае использования невиновно действующего лица. Подтвердим данное положение примером из практики: «Так, А. приговором суда был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного п. «в» ч. 3 ст. 158 УК РФ, за совершение кражи шести колесных пар от тепловоза принадлежащих, Эксплуатационному локомотивному депо. Для совершения данного преступления приискал И., П., и Д., которых ввел в заблуждение относительно правомерности своих действий, пояснив, что вышеуказанные колесные пары вывозятся им правомерно. Данные лица, не осознавая, что А. использует их для совершения кражи, полагая, что действуют правомерно, сняли с тележек колесные пары и увезли с места преступления. Общая стоимость похищенных колесных пар составила 472370 рублей 60 копеек, что признается крупным размером .

Проблему же составляет тот факт, что УК РФ не закрепляет указанного положения. В связи с изложенным считаем целесообразным ч. 2 ст. 33 УК РФ после слов «в силу возраста, невменяемости» дополнить следующим словосочетанием: «невиновно действующих…», что позволит устранить имеющийся законодательный пробел.

Также не является разрешенной в российской науке и практике уголовного права проблема посредственного причинения вреда специальным объектам.

Посягательство на специальные объекты может осуществляться специальными субъектами посредством привлечения лиц, способных нести уголовную ответственность. Такого рода проявление посредственного причинения вреда может иметь место в таких ситуациях, когда, как указывает С.С. Аветисян, «состав данного преступления требует в качестве исполнителя специального субъекта, признаками которого не обладает лицо, исполняющее его объективную сторону, и которые присущи лицу, склонившему к совершению преступных деяний либо способствовавшего их совершению» .

Проблему составляет то, что при наличии любого вида посредственного исполнения действительный исполнитель не выполняет деяния, описанного в диспозиции статьи Особенной части УК РФ. В связи с изложенным, С.Ф. Милюков, в частности, пишет, что российский законодатель необоснованно признает посредственного причинителя исполнителем, так как последний в соответствии с законом отнесен к соучастникам преступления. В связи с этим цитируемый автор предлагает внести в УК РФ положение о том, что «не признается соучастием посредственное причинение вреда, то есть умышленное использование для совершения преступления других лиц, действовавших по неосторожности или вообще не подлежащих уголовной ответственности в силу оснований, предусмотренных уголовным законом» .

Однако, анализируемая форма проявления посредственного причинения вреда специальным объектам при этом остается законодательно неурегулированной. Так, посредственное причинение не только по внешним, но по внутренним (субъективным) признакам может совпадать с соучастием, в частности, в случае посягательства на специальные объекты, то есть посредством привлечения специальным субъектом к совершению преступного деяния неспециального субъекта.

Так, например, В. Г. Павлов указывает, что в воинских преступлениях в тех случаях, когда исполнителем выступает гражданское лицо, а военнослужащий исполняет роль организатора, подстрекателя, пособника, нецелесообразно говорить о воинском преступлении со специальным субъектом. В этой ситуации, по мнению данного ученого, гражданские лица, выступающие исполнителями, должны нести уголовную ответственность не за воинское преступление, а за преступление против личности. Военнослужащий же, склонивший гражданских лиц к совершению преступления, должен отвечать за подстрекательство к нему (с отсылкой к ст. 34 УК РФ) .

Считаем, что эта позиция не вполне обоснованна, так как не соответствует положениям УК РФ. Так, посягательство на специальные объекты посредством нарушения специально установленного порядка возможно только со стороны участников этих специальных отношений, то есть — специальных субъектов. Согласно ч. 4 ст. 34 УК РФ не могут являться исполнителями либо соисполнителями преступлений со специальным составом неспециальные субъекты. Посредственный причинитель полностью осознает, что по подстрекательству специального субъекта причиняет преступный вред специальным объектам и желает его наступление. Исходя из изложенного, считаем, что квалификация такого рода действий не по специальной, а по аналогичной норме УК РФ будет нарушением принципов законности и справедливости.

Непосредственным элементом причинения вреда выступает лицо, являющееся субъектом не специального, а общего состава преступления. Указанное лицо в преступлениях с общим составом не может быть использовано в качестве средства (орудия) преступления, поскольку само выступает полноправным субъектом отношений, в системе которых совершается это преступное деяние. Важно понимать, что в подобного рода ситуациях, как показывает практика, наступление вреда опосредуется волей самого исполнителя, но не подстрекателя или организатора преступного общественно опасного деяния.

Исходя из изложенного, можно сделать вывод, что в отношении посредственного причинения вреда исполнителем преступления должно признаваться то лицо, которое совершило преступное деяние посредством использования других лиц, не только не подлежащих в соответствии с нормами УК РФ ответственности, но и подлежащих уголовной ответственности, однако, за те умышленные преступления, исполнителем которого может быть специальный субъект. Считаем целесообразным данное положение закрепить законодательно в ч. 2 ст. 33 УК PФ.

Таким образом, институт посредственного причинения вреда в уголовном праве России не является совершенным. Внесение предложенных дополнений в УК РФ позволит решить отдельные проблемы правоприменения.

Литература

1. Римский статут Международного уголовного суда (Вместе с «Пособием для ратификации и имплементации…») (Принят в г. Риме 17.07.1998 Дипломатической конференцией полномочных представителей под эгидой ООН по учреждению Международного уголовного суда) // Консультант: справочно-правовая система . Режим доступа: http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=180841;dst=0;ts=1E 963228DB91DF7CD7546135CB70F2D0;rnd=0.5957015308085829.

2. Аветисян С. С. К вопросу о посредственном причинении вреда специальным объектам // Закон и действительность: Юридический научно-популярный журнал, 2003. №11 (71). С. 31 — 36.

3. Дигесты Юстиниана / Перевод с латинского; Отв.ред. Л. Л. Кофанов. Т. VII. Полутом 1. М.: Статут, 2005. С. 564.

4. Милюков С. Ф. Российское уголовное законодательство. Опыт критического анализа. Санкт-Петербуг, 2000. С. 79 — 81.

5. Павлов В. Г. Субъект преступления. Санкт-Петербург: Нева, 2001. С. 312.

6. Прозументов Л. М. Групповое преступление: вопросы теории и практики. Томск: Изд-во Том. Ун-та, 2010. С. 164.

7. Уголовное дело. Дело №1-2/2016 // Новосокольнический районный суд Псковской области — СУДЕБНЫЕ АКТЫ. Электронный ресурс.

Посредственное исполнение

Согласно положениям ст. 33 УК РФ, исполнителем умышленного преступления будет являться также и то лицо, которое использует в качестве орудия совершения преступления другого человека. Подобная ситуация именуется в науке уголовного права посредственным исполнением. Посредственное исполнение сходно с соучастием, но не образует его.

Посредственное исполнение имеет место, когда преступление совершено путем использования: 1) лица, не достигшего возраста, с которого наступает уголовная ответственность, 2) невменяемого, 3) лица, не подлежащего уголовной ответственности в силу иных обстоятельств, предусмотренных Уголовным кодексом, в том числе лица, которое не осознавало и по обстоятельствам дела не могло и не должно было осознавать общественную опасность своих действий (бездействия) либо не предвидело и по обстоятельствам дела не должно было или не могло их предвидеть. В качестве примера можно привести произведение популярного американского писателя Сидни Шелдона «Мельницы богов».

Международная сверхсекретная реакционная организация «Патриоты свободы» (некий аналог тайного мирового правительства) поручила наемному убийце по прозвищу Ангел уничтожить румынского политэмигранта Марина Грозу. Гроза собирался вернуться в Румынию и, возглавив революционеров и совершив переворот, занять место диктатора Ионеску. Однако добраться до Грозы Ангелу оказалось чрезвычайно трудно: Марин жил на хорошо охраняемой вилле в пригороде Парижа, куда невозможно было пробраться, а службу его безопасности возглавлял один из лучших офицеров израильской разведки Моссад Лев Пастернак. Марин Гроза пережил страшную трагедию: румынская спецслужба Секуритате схватила его и потребовала выдать товарищей по подполью. Но революционер отказался, и тогда в камеру пыток, где содержался Гроза, привели его жену и четырнадцатилетнюю дочь. Гроза был поставлен перед выбором: либо он выдаст сотни своих товарищей по борьбе, доверявших ему, либо увидит смерть жены и дочери. Марин отказался вновь. Расплата за упорство была ужасной: Грозу привязали к стулу и заставили смотреть, как его дочь и жену насилуют, до тех пор, пока они не умерли. Однако тюремщикам этих зверств показалось мало, и они кастрировали Грозу.

Каждую пятницу на виллу к Грозе привозили проституток, которых выбирали наугад в Англии, США, Бразилии, Японии, Таиланде и других странах. Они не знали, куда и к кому поедут. Их встречали в аэропорту, везли прямо на виллу, а через несколько часов отвозили обратно и сажали в самолет. Каждую пятницу по ночам были слышны крики Грозы. Все полагали, что Марин извращенец, и единственным человеком, кто знал, что именно происходит за дверями его спальни, был Лев Пастернак. Ночные визиты проституток не имели ничего общего с сексуальными утехами, а являлись своеобразным актом покаяния. Каждую пятницу Гроза раздевался догола, а очередная жрица любви привязывала его к стулу и хлестала до крови хлыстом. Всякий раз, когда Гроза подвергался такому избиению, он представлял сцену насилия над женой и дочерью и начинал кричать: «Простите! Я все расскажу! Господи, сделай так, чтобы я им все рассказал…» Тем временем Ангел пытался найти брешь в системе безопасности Марина Грозы и в поисках нужной информации стал захаживать в один из баров, где часто после дежурств отдыхали охранники с его виллы. Устав после напряженной службы, они много пили, и языки развязывались. Ангел выбрал столик, чтобы можно было хорошо слышать разговоры окружающих, и вот что в итоге узнал, подслушав разговор болтливых секьюрити.

— Не знаю, чем занимается Гроза с этими шлюхами, но уверен, что хлещут они его нещадно. Ты бы только слышал, как он кричит. На прошлой неделе я как-то заглянул в комнату, где он держит свои хлысты…

На другой день Ангелу удалось услышать следующее.

— У нашего бесстрашного лидера все шлюхи, как на подбор, красавицы. Их привозят со всего света. Лев сам этим занимается. Он парень не промах. Никогда не берет одну и ту же девочку два раза. Поэтому через них нельзя добраться до Марина Грозы.

Больше Ангелу ничего было не нужно. На следующее утро он зашел в один из интим-салонов, выбрал подходящий хлыст, а чуть позднее через тот же салон отослал его на виллу Марина Грозы. Охранник на вилле, получив хлыст, тщательно проверил его, а потом отнес в спальню Грозы и поставил в шкаф рядом с другими хлыстами.

В пятницу к Марину Грозе, как обычно, привели проститутку. На этот раз югославку Бисеру. Гроза достал из ящика хлыст («подарок» Ангела) и приказал Бисере хлестать его по спине изо всех сил. Бисера выполнила приказание, и вдруг Гроза рухнул на пол.

— На помощь! На помощь! — закричала Бисера.

Лев Пастернак вбежал с пистолетом в руке. Он увидел лежащее на полу тело.

— Что случилось?

Бисера билась в истерике.

— Он умер! Он мертв! Я ничего не делала. Я только хлестала его, как он просил. Клянусь!

Живший на вилле врач появился через несколько секунд. Он нагнулся, чтобы осмотреть тело Марина Грозы. Мышцы были твердыми, а кожа посинела.

Он поднял хлыст и понюхал его.

— Ну что?

— Черт возьми! Кураре. Это экстракт из одного южноамериканского растения. Инки смазывали им свои стрелы, чтобы убивать врагов. Через три минуты нервная система полностью парализуется.

При посредственном исполнении не исключены случаи, когда лицо в качестве оружия преступления использует самого потерпевшего. Иллюстрацией может послужить высказывание Клавдия о том, как он намерен раз и навсегда избавиться от Гамлета.

К о р о л ь

Он вернулся

И вновь его так просто не ушлешь.

Поэтому я новое придумал.

Я так его заставлю рисковать,

Что он погибнет сам по доброй воле.

Его конец не поразит молвы,

И даже мать, не заподозрив козней,

Во всем увидит случай.

В данном случае, как нетрудно заметить, виновный умышленно заставляет потерпевшего подвергать самого себя смертельному риску с целью лишения его жизни.