Показания эксперта в уголовном процессе

Эксперт — физическое лицо, которому поручено производство су­дебной экспертизы в связи с обладанием им специальными позна­ниями в области науки, техники, искусства и ремесла.

Специалист

— физическое лицо, обладающее специальными по­знаниями в области науки, техники, искусства и ремесла и привле­ченное к участию в уголовном деле для разрешения вопросов, тре­бующих специальных познаний.

УПК РФ определяет, что заключение специалиста — представленное в письменном виде суждение по вопросам, поставленным перед специалистом сторонами. Является процессуальным .

Показания специалиста — сведения, сообщенные им на об обстоятельствах, требующих специальных познаний, а также разъяснения своего мнения в соответствии с требованиями , и УПК РФ.

УПК РФ определяет, что заключение эксперта — представленные в письменном виде содержание исследования и выводы по вопросам, поставленным перед экспертом лицом, ведущим производство по уголовному делу, или сторонами.

Это процессуальный документ, содержащий сведения о факте, ходе, содержании и результатах экспертного ис­следования и выводы эксперта по вопросам, которые перед ним были поставлены для разрешения их с помощью специ­альных познаний.

Показания эксперта — сведения, сообщенные им на допросе, проведенном после получения его заключения, в целях разъяснения или уточнения данного заключения в соответствии с требованиями и УПК РФ.

Экспертиза — процесс исследования экспертом представленных ему по уголовному делу объектов, имеющих значение для правиль­ного разрешения уголовного дела.

Экспертное исследование обычно производится экспертами со­ответствующих государственных учреждений, организаций, деятель­ность которых регулируется специальным законом.

Особенности оценки заключений эксперта как средства доказывания в уголовном процессе:

1) участникам уголовного процесса необходимо удо­стовериться в компетентности эксперта, обратив особое внимание на сведения:

    • об их возрасте;
    • об образовании;
    • о стаже работы по специальности;
    • о наличии у них ученой степени или ученого звания;
    • о стаже проведения экспертных и иных исследований или участия в уголовном судопроизводстве в качестве эксперта или спе­циалиста и т.д.

2) следует установить отсутствие нарушений уголовно-процессуального закона при назначении судебной экспертизы.

3) необходимо тщательно ознакомиться с заключениями в полном объеме, а не только, как это делается обычно на практике, с окончательными выводами и суждениями, чтобы выяснить, все ли объекты были подвергнуты исследованию, на все ли вопросы даны ответы, не имеется ли противоречий в выводах или суждениях экс­перта либо специалиста.

4) нужно убедиться в том, что эксперт использует современные и апробированные методики для форми­рования своих выводов и суждений.

5) следует сопоставить выводы и суждения эксперта с имеющимися в материалах уголовного дела доказательствами для установления наличия или отсутствия между ними противоречий.

Заключение специалиста как доказательство в уголовном судопроизводстве

Заключение специалиста — это представленное в письменном виде суждение по вопросам, поставленным перед специалистом. Заключение специалиста представляет собой письменные ответы на поставленные перед ним вопросы. Как было ранее указано, специалист привлекается сторонами или судом к участию в деле: для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов в ходе любых следственных действий; применения технических средств в исследовании материалов уголовного дела; постановки вопросов эксперту; для разъяснения вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию. Соответственно в своем заключении он может высказать суждения:

  • 1. относительно ранее выполненных им действий в процессе обнаружения, закрепления и изъятия предметов и документов;
  • 2. о вопросах, которые, с его точки зрения, следует поставить перед экспертом;
  • 3. по другим специальным вопросам, разъяснения которых требуют стороны.

К заключению специалиста как к новому доказательству в теории уголовно-процессуального права сложилось неоднозначное отношение. Одни учёные признают за заключением специалиста доказательственное значение Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник. 2-е изд., перераб. и доп. // Отв. ред. И.Л. Петрухин. М.: ТК «Велби»; Изд-во «Проспект», 2008. С. 173 — 174.. Другие считают, что оно такового не имеет, поскольку «суждения, содержащиеся в нем, лишь способствуют правильному пониманию сторонами и судом фактов и обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, уяснение которых требует специальных познаний. Суждения специалиста могут касаться только тех обстоятельств, которые доступны непосредственному восприятию органов чувств человека или о которых в материалах уголовного дела уже содержатся какие-либо сведения» Уголовный процесс: Учебник // Под ред. В.П. Божьева. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Высшее образование, 2008. С. 147 — 148..

Что же касается следственной и судебной практики, то здесь никаких разногласий в настоящее время не возникает. Заключение специалиста как доказательство не рассматривается и, соответственно, не используется при расследовании и рассмотрении уголовных дел, а также при принятии процессуальных решений. Оно отвергается по различным, чаще всего не соответствующим закону основаниям, правда, только в тех случаях, когда заключение специалиста представляется подозреваемым, обвиняемым, защитником, потерпевшим и его представителем.

Такими основаниями являются:

  • 1. заключение специалиста — это всего лишь его суждение по определённым вопросам;
  • 2. заключение специалиста получено непроцессуальным путем;
  • 3. специалист не имеет лицензии на дачу заключения;
  • 4. специалист дает свое заключение в интересах той стороны, которая его привлекает (поскольку она оплачивает его услуги); специалист не предупреждается об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения.

Далее будут рассмотрены каждое из указанных оснований.

1. Заключение специалиста — это всего лишь его суждение по определённым вопросам.

Данное основание непринятия заключения специалиста как доказательства основывается на ч. 1 ст. 74 УПК РФ, согласно которой доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых устанавливается наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иные обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела «Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» от 18.12.2001 N 174-ФЗ (ред. от 30.03.2016) // «Собрание законодательства РФ», 24.12.2001, N 52 (ч. I), ст. 4921.. Если доказательство — это сведения, а заключение специалиста — его суждение, то доказательством оно не является.

На первый взгляд подобное рассуждение является вполне логичным и правильным. Но только на первый, поскольку при более внимательном изучении норм УПК РФ и использованной в них терминологии можно обнаружить его изъяны.

Во-первых, следует учитывать то, что УПК РФ дает как общее определение доказательств, так и определения отдельных его видов (например, показаний, вещественных доказательств, заключения эксперта и т.д.). И не всегда УПК РФ, определяя какой-либо вид доказательств, использует термин «сведения». Например, в соответствии с ч. 1 ст. 81 УПК РФ вещественные доказательства — это любые предметы, обладающие определёнными признаками. А заключение эксперта — представленные в письменном виде содержание исследования и выводы по вопросам, поставленным перед экспертом сторонами (ч. 1 ст. 80 УПК РФ).

Несмотря на то, что согласно нормам УПК РФ вещественные доказательства и заключение эксперта — это не сведения, а предметы и выводы (соответственно), никто не оспаривает их доказательственного значения: и вещественные доказательства, и заключение эксперта используются в качестве доказательств по уголовным делам.

Аналогична ситуация и с заключением специалиста. Определение его не через термин «сведения», а через понятие «суждение» не влечёт за собой автоматической утраты данным заключением доказательственного значения. По-видимому, законодатель употребил слово «суждение» для того, чтобы не допускать тавтологии в содержании ст. 80 УПК РФ. Но фактически, говоря о суждении, ч. 3 ст. 80 УПК РФ имеет в виду «заключение» как доказательство по уголовному делу Шейфер С.А. Доказательства и доказывание по уголовным делам: проблемы теории и правового регулирования. М.: Норма, 2008. С. 171.. Поэтому заключение специалиста подлежит всесторонней проверке и объективной оценке субъектами доказывания точно так же, как и любое другое доказательство.

Во-вторых, необходимо разобраться со значением слов «мнение», «суждение», «заключение» и «вывод» (используемых применительно к таким видам доказательств, как заключение эксперта и специалиста). Для этого следует обратиться к толковым словарям русского языка, в которых даются следующие определения вышеуказанных терминов:

  • а) мнение — взгляд на что-нибудь, суждение о чем-нибудь, выраженное в словах; официальное заключение по какому-нибудь вопросу, требующему решения; оценка, то или иное суждение о ценности чего-нибудь;
  • б) суждение — мнение, заключение;
  • в) заключение — мысль, утверждение, являющееся выводом, следствием из чего-нибудь; обоснованное мнение, оценка специалиста; последняя заключительная часть какого-нибудь изложения, сочинения;
  • г) вывод — умозаключение, итог, получающийся как следствие рассуждений, вычислений Толковый словарь русского языка // Под ред. Д.Н. Ушакова..

Анализ приведённых определений позволяет говорить о том, что они являются синонимами, определяются друг через друга, поэтому не должны противопоставляться. Заключение специалиста имеет правовую и логическую природу, аналогичную природе заключения эксперта. Следовательно, недопустимо относиться к заключению специалиста как к суррогату и лишать его доказательственного значения. Это такое же доказательство, как и заключение эксперта.

2. Заключение специалиста получено непроцессуальным путем.

В соответствии с ч. 1 ст. 58 УПК РФ специалист — это лицо, обладающее специальными знаниями, привлекаемое к участию в процессуальных действиях в порядке, установленном УПК РФ, для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, для постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию «Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» от 18.12.2001 N 174-ФЗ (ред. от 30.03.2016) // «Собрание законодательства РФ», 24.12.2001, N 52 (ч. I), ст. 4921..

Из приведённого определения видно, что по отношению к специалисту и порядку введения его в уголовный процесс законодатель использует термин «привлечение» (в отличие от эксперта, которого для проведения исследования и дачи заключения назначают). И это не случайно, ведь правом привлекать специалиста наделены как стороны, так и суд. Поэтому порядок привлечения специалиста для суда и участников стороны обвинения, наделённых властными полномочиями (следователя, дознавателя, прокурора и т.д.), будет существенно отличаться от порядка его привлечения стороной защиты и участниками со стороны обвинения, властными полномочиями не обладающими (потерпевшим, его представителем и т.д.). Однако вся проблема в том, что ни для первых, ни для вторых порядок привлечения специалиста для участия в уголовном судопроизводстве УПК РФ чётко не определён (несмотря на формулировку ч. 1 ст. 58 — «в порядке, установленном УПК РФ»).

Как справедливо отмечает В.А. Лазарева, «статья 53 УПК хотя и предоставляет защитнику право привлекать специалиста, однако отсылает к ст. 58, которая, в свою очередь, гласит, что вызов специалиста и порядок его участия в уголовном судопроизводстве определяются ст. 168 и 270 УПК. Обратившись к названным статьям, видим, что в одной из них речь идёт об участии специалиста в следственных действиях, другая, касающаяся участия специалиста в судебном заседании, вновь отсылает к порядку, установленному ст. 58. Таким образом, круг замыкается на ст. 58, которая, хотя и подвергалась определённым коррективам в июле 2003 г., тем не менее, непригодна для приглашения специалиста сторонами в целях получения его заключения» Лазарева В.А. Доказывание в уголовном процессе: Учебно-практическое пособие. М.: Высшее образование, 2009. С. 300..

Для частичного решения возникшей проблемы следует воспользоваться аналогией закона и общими положениями УПК РФ.

Согласно ст. 5 (п. 23 и 25) УПК РФ любое решение (за некоторыми исключениями) дознавателя, следователя, прокурора и судьи оформляется постановлением, а решение суда — определением. Поэтому для привлечения лица в качестве специалиста указанными субъектами должно быть вынесено либо постановление, либо определение. Далее это решение (по аналогии с порядком назначения экспертизы) направляется или вручается для исполнения в соответствии с положениями ст. 199 УПК РФ. В такой ситуации лицо, назначенное в качестве специалиста, обязано дать необходимое заключение (если нет оснований для его отвода). В случае неисполнения данной обязанности к нему могут быть применены меры уголовно-процессуального принуждения, предусмотренные УПК РФ.

Если необходимость привлечения специалиста возникает у субъектов уголовного судопроизводства, не наделённых властными полномочиями, то вышеизложенный порядок для этого неприменим (поскольку ни защитник, ни потерпевший не могут выносить обязательные для исполнения постановления и определения). Как же быть в таком случае? Ответ на данный вопрос содержится в Федеральном законе от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» Федеральный закон от 31.05.2002 N 63-ФЗ (ред. от 13.07.2015) «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» // «Собрание законодательства РФ», 10.06.2002, N 23, ст. 2102..

В соответствии с п. 4 ч. 3 ст. 6 данного Закона адвокат вправе привлекать на договорной основе специалистов для разъяснения вопросов, связанных с оказанием юридической помощи. Таким образом, защитником специалист привлекается путем заключения гражданско-правового договора об оказании консультативной помощи.

В отношении других участников уголовного процесса (таких, как подозреваемый, обвиняемый, потерпевший и т.д.) аналогичной нормы ни в УПК РФ, ни в ином нормативно-правовом акте не содержится. Однако (если они являются субъектами гражданско-правовых отношений) ничто не мешает им заключить соответствующий договор и привлечь компетентное лицо в качестве специалиста для дачи заключения.

Но полученное в указанном порядке заключение специалиста ещё не является доказательством по уголовному делу, поскольку нуждается в решении дознавателя, следователя, прокурора или суда о приобщении к материалам дела в качестве такового (что вполне возможно после заявления соответствующего ходатайства в порядке, установленном ст. 119, 120 УПК РФ).

Таким образом, заключение специалиста не должно отвергаться судебно-следственными органами как недопустимое доказательство только на том основании, что оно получено непроцессуальным путём. УПК РФ не регламентирует процедуры его получения, поэтому процессуальным путём оно получено быть и не может (по крайней мере, участниками, не наделёнными властными полномочиями).

3. Специалист не имеет лицензии на дачу заключения.

Для определения правомерности данного основания необходимо проанализировать не только положения УПК РФ, но и Федерального закона от 8 августа 2001 г. N 128-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» Федеральный закон от 08.08.2001 N 128-ФЗ (ред. от 13.07.2015, с изм. от 30.12.2015) «О лицензировании отдельных видов деятельности» // «Собрание законодательства РФ», 13.08.2001, N 33 (часть I), ст. 3430..

Как ранее уже отмечалось, специалист — это лицо, обладающее специальными знаниями, которое привлекается к участию в процессуальных действиях (ч. 1 ст. 58 УПК РФ). При этом привлекаемое лицо не вправе принимать участие в уголовном судопроизводстве в качестве специалиста (подлежит отводу), только если:

  • а) имеются обстоятельства, дающие основание полагать, что оно лично, прямо или косвенно, заинтересовано в исходе уголовного дела (ст. 61 УПК РФ);
  • б) оно находилось или находится в служебной или иной зависимости от сторон или их представителей;
  • в) обнаружится его некомпетентность (ч. 2 ст. 70, ч. 2 ст. 71 УПК РФ)»Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» от 18.12.2001 N 174-ФЗ (ред. от 30.03.2016) // «Собрание законодательства РФ», 30.12.2001, N 52 (ч. I), ст. 4921. .

Таким образом, специалистом может быть любое лицо, обладающее необходимыми специальными знаниями и не заинтересованное в исходе уголовного дела, т.е. он должен удовлетворять двум требованиям: незаинтересованность и компетентность.

Незаинтересованность означает отсутствие как общих (ст. 61 УПК РФ), так и специальных (ч. 2 ст. 70, ч. 2 ст. 71 УПК РФ) оснований для отвода специалиста. А компетентность — это наличие у него необходимой компетенции. Слово «компетенция» (в свою очередь) имеет два значения — круг вопросов, в которых кто-нибудь хорошо осведомлён, и круг чьих-либо полномочий, прав Орлов Ю.К. Судебная экспертиза как средство доказывания в уголовном судопроизводстве. М.: Издательство «Институт повышения квалификации Российского федерального центра судебной экспертизы», 2005. С. 62..

Никаких иных требований к специалисту УПК РФ не предъявляет (в том числе наличия у него лицензии). Кроме того, согласно ст. 17 вышеуказанного Федерального закона от 8 августа 2001 г. N 128-ФЗ деятельность специалистов в уголовном судопроизводстве (дача ими заключений) не относится к лицензируемым видам деятельности. Поэтому отклонение дознавателями, следователями и судьями заключений специалистов по той причине, что специалист не обладает лицензией для дачи заключения, не основано на действующем законодательстве.

Следует также отметить, что требования, предъявляемые УПК РФ к специалисту, идентичны тем, которым должен соответствовать и эксперт (что вытекает из ряда норм УПК РФ — ч. 1 ст. 57, ст. 61, ч. 2 ст. 70, ч. 2 ст. 71). Дополнительные профессиональные и квалификационные требования предъявляются только к экспертам, осуществляющим свою деятельность в государственных судебно-экспертных учреждениях.

В соответствии со ст. 13 Федерального закона от 31 мая 2001 г. N 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ» Федеральный закон от 31.05.2001 N 73-ФЗ (ред. от 08.03.2015) «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» // «Собрание законодательства РФ», 04.06.2001, N 23, ст. 2291. должность эксперта в государственных судебно-экспертных учреждениях может занимать гражданин Российской Федерации, имеющий высшее профессиональное образование и прошедший последующую подготовку по конкретной экспертной специальности в порядке, установленном нормативными правовыми актами соответствующих федеральных органов исполнительной власти. Должность эксперта в экспертных подразделениях федерального органа исполнительной власти в области внутренних дел может также занимать гражданин Российской Федерации, имеющий среднее специальное экспертное образование.

При этом определение уровня профессиональной подготовки экспертов и аттестация их на право самостоятельного производства судебной экспертизы осуществляются экспертно-квалификационными комиссиями в порядке, установленном нормативными правовыми актами соответствующих федеральных органов исполнительной власти. Уровень профессиональной подготовки экспертов подлежит пересмотру указанными комиссиями каждые пять лет.

Если же для производства судебной экспертизы назначается иное лицо, не занимающее должности эксперта в государственном судебно-экспертном учреждении, то вполне достаточно того, что оно компетентно и не заинтересовано в исходе уголовного дела.

Поскольку даже от экспертов закон не требует лицензии на осуществление своей деятельности, то совершенно незаконно предъявлять подобное требование к специалисту (иначе будет нарушаться принцип равноправия сторон в уголовном судопроизводстве).

4. Специалист дает свое заключение в интересах той стороны, которая его привлекает (поскольку она оплачивает его услуги). Специалист не предупреждается об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения.

Действительно, труд специалиста оплачивает тот участник уголовного судопроизводства, который привлекает его на договорной основе. Также довольно трудно поспорить с тем, что специалист не предупреждается об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения:

  • а) во-первых, Уголовный кодекс Российской Федерации не предусматривает уголовной ответственности специалиста за дачу заведомо ложного заключения (в ст. 307 говорится только о заведомо ложных показаниях специалиста) «Уголовный кодекс Российской Федерации» от 13.06.1996 № 63-ФЗ (принят ГД ФС РФ 24.05.1996) (ред. От 30.03.2016) // «Собрание законодательства РФ», 17.06.1996, № 25, ст. 2954.;
  • б) во-вторых, лицо может привлекаться к участию в уголовном деле в качестве специалиста как дознавателем, следователем, прокурором, судом, так и иными субъектами, не наделёнными властными полномочиями (защитником, обвиняемым, потерпевшим и др.).

Но являются ли договорные отношения предпосылкой для дачи специалистом заведомо ложного заключения? Действует ли специалист в интересах той стороны, которая оплачивает его услуги? Положительный ответ на эти вопросы не имеет под собой никаких оснований. Ведь составленное специалистом заключение может стать предметом допроса данного участника уголовного судопроизводства. А перед началом допроса специалист будет предупреждён об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний (по ст. 307 УК РФ) Россинская Е.Р. Теоретические и прикладные проблемы судебной экспертизы // Материалы международной научно-практической конференции «Теория и практика судебной экспертизы в современных условиях». М.: 2007..

Кроме того, почему в заинтересованности обвиняют исключительно специалистов, привлекаемых к участию в уголовном процессе стороной защиты? Почему никто не сомневается в экспертах, назначаемых лицами, ведущими производство по уголовному делу? А ведь дознаватели и следователи, назначив производство судебной экспертизы, направляют соответствующие постановления для исполнения в экспертные учреждения своих ведомств. Получается, что лицо, назначившее экспертизу, и лицо, её проводящее, — это сотрудники одной государственной структуры. Разве в данной ситуации нельзя говорить о единстве целей деятельности и заинтересованности обоих участников уголовного судопроизводства в их достижении? Ответ вполне очевиден Орлов Ю. Специалист — это сведущее лицо, не заинтересованное в исходе дела // Российская юстиция, 2003, № 4..

Необоснованны и утверждения о том, что отсутствие в действующем законодательстве нормы об уголовной ответственности специалиста за дачу заведомо ложного заключения лишает данное им заключение доказательственного значения. Ни обвиняемый, ни подозреваемый также не предупреждаются об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, однако никто не высказывает предложений о том, чтобы исключить их показания из числа доказательств по уголовному делу.

Таким образом, заключение специалиста является полноправным и полноценным доказательством в уголовном судопроизводстве (наряду с заключением эксперта). «В своем заключении специалист может давать уже известным суду обстоятельствам новое освещение, проясняющее их истинное значение, и, кроме того, с помощью специальных познаний и приемов выявлять перед судом обстоятельства, которые без разъяснения специалиста могли бы остаться вне поля зрения суда. Как и эксперт, специалист излагает суду своё суждение и мнение о фактах, которое, однако, оформляется не экспертным заключением, а заключением специалиста» Уголовный процесс: Учебник // А.В. Смирнов, К.Б. Калиновский; Под общ. ред. проф. А.В. Смирнова. 4-е изд., перераб. и доп. М.: КНОРУС, 2008. С. 157..

Введение в практику уголовного судопроизводства нового вида доказательств является попыткой разрушить сформировавшийся в нашей практике стереотипный подход к оценке заключения экспертов как к доказательству более высокой силы, возвращающий нас к теории формальных доказательств. Если представленное стороной защиты заключение специалиста позволяет увидеть неполноту произведенных экспертом исследований, ненаучность примененных им методик, необоснованность или противоречивость экспертных выводов, его существование обоснованно Лазарева В.А. Доказывание в уголовном процессе: Учебно-практическое пособие. М.: Высшее образование, 2009. С. 304..