Пленум вс 25

Суть разъяснений Пленума Верховного Суда РФ

Разъяснения Пленума Верховного Суда РФ касаются положений раздела I части первой Гражданского кодекса (т.е. общих положений), а именно норм, регулирующих:

  • самые общие (и самые принципиальные) вопросы применения гражданского законодательства (состав гражданского законодательства, отношения, регулируемые гражданским законодательством, действие гражданского законодательства во времени и т.д.);
  • правовое положение физических и юридических лиц;
  • объекты гражданских прав;
  • сделки, включая вопросы недействительности сделок;
  • представительство, включая вопросы выдачи доверенности.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ также признало не подлежащим применению ряд ранее данных судам разъяснений, включая отдельные пункты совместного постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума ВАС РФ «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (пост. Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 01.07.1996 № 6/8), а также постановление Пленума ВАС РФ «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с применением статьи 169 Гражданского кодекса Российской Федерации» (пост. Пленума ВАС РФ от 10.04.2008 № 22). Соответственно, отдельный интерес представляет вопрос о том, какие именно разъяснения, ранее данные высшими судами, были признаны не подлежащими применению.

В ряде случаев разъяснения носят очевидный характер и напрямую связаны с изменениями Гражданского кодекса. Так, Федеральным законом от 30 декабря 2012 года № 302-Ф3 в указанный документ были внесены изменения, касающиеся уточнения источников гражданского права. Такой источник права как «обычай делового оборота», неразрывно связанный с предпринимательской деятельностью, был «расширен» до «обычая», который может применяться и в иных отношениях, например, связанных с определением гражданами порядка пользования общим имуществом. Соответственно этому пункт 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ дает разъяснения о том, что представляют собой обычаи как источники гражданского права.

В некоторых ситуациях Пленум Верховного Суда РФ счел необходимым уточнить ранее данные разъяснения, несмотря на формальное отсутствие изменений в соответствующих законодательных нормах.

Так, никаких изменений не вносилось в статью 14 Гражданского кодекса (самозащита гражданских прав). Однако пункт 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ указывает на то, что «по смыслу статей 1 и 10 ГК РФ самозащита гражданских прав может выражаться, в том числе, в воздействии лица на свое собственное или находящееся в его законном владении имущество. Самозащита может заключаться также в воздействии на имущество правонарушителя, в том случае если она обладает признаками необходимой обороны (статья 1066 ГК РФ) или совершена в состоянии крайней необходимости (статья 1067 ГК РФ)». Одновременно признан не подлежащим применению пункт 9 совместного постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума ВАС РФ от 1 июля 1996 года № 6/8, где говорилось о том, что «самозащита не может быть признана правомерной, если она явно не соответствует способу и характеру нарушения и причиненный (возможный) вред является более значительным, чем предотвращенный».

Аналогичным образом за последние 20 лет никаких изменений не претерпела статья 15 Гражданского кодекса, содержащая общие положения о возмещении убытков, включающих в себя реальный ущерб и упущенную выгоду. В то же время накопленный опыт применения этой нормы позволил Пленуму Верховного Суда РФ отметить, что:

  • размер подлежащих возмещению убытков должен быть установлен с разумной степенью достоверности, а суд не может отказать в удовлетворении требования о возмещении убытков только на том основании, что их точный размер невозможно установить. Соответственно, возрастает роль судов, которые в подобных случаях должны определять размер возмещения с учетом всех обстоятельств дела исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению;
  • по общему правилу (т.е. если иное не установлено законом или договором) расходы на устранение повреждений имущества подлежат возмещению в полном объеме даже в том случае, когда для устранения таких повреждений имущества истца используются новые материалы, увеличивающие стоимость имущества по сравнению с его стоимостью до повреждения;
  • уменьшение стоимости имущества истца по сравнению с его стоимостью до нарушения ответчиком обязательства или причинения им вреда является реальным ущербом даже в том случае, когда оно может непосредственно проявиться лишь при отчуждении этого имущества в будущем. В качестве примера в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ приведена утрата товарной стоимости автомобиля, поврежденного в результате ДТП, что очевидным образом корреспондирует с пунктом 29 принятого ранее постановления Пленума ВС РФ от 29 января 2015 года № 2 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств»;
  • упущенная выгода представляет собой неполученный доход и поэтому ее расчет, как правило, является приблизительным и носит вероятностный характер. Но это обстоятельство, как и в случае определения размера реального ущерба, также не может служить основанием для отказа в иске.

В целом объем разъяснений, данных в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ, весьма значителен и сопоставим с масштабом изменений, внесенных в Гражданский кодекс. Мы же остановимся на том, какими, на наш взгляд, видятся Пленуму Верховного Суда РФ возможности вмешательства налоговых органов в гражданско-правовые отношения в настоящее время (т.е. с учетом тех изменений, которые были внесены в ГК РФ). Этот вопрос не праздный. Ведь продолжает оставаться в силе норма Закона о налоговых органах, которая предусматривает, что «налоговые органы вправе предъявлять в суде и арбитражном суде иски о признании сделок недействительными и взыскании в доход государства всего полученного по таким сделкам» (абз. 4 п. 11 ст. 7 Закона РФ от 21.03.1991 № 943-1). Поэтому необходимо понять, в каких случаях такой иск допустим.

Позиция Верховного Суда РФ в вопросе недействительности сделок

Норма, допускающая взыскание в доход государства результатов исполнения сделки, содержится в статье 169 Гражданского кодекса. До изменений, внесенных Федеральным законом от 7 мая 2013 года № 100-ФЗ (изменения вступили в силу с 01.09.2013 и применяются к сделкам, совершенным после этой даты), эта норма устанавливала, что «сделка, совершенная с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности, ничтожна», а при наличии умысла у одной или обеих сторон сделки допускается взыскание в доход государства всего полученного соответствующей стороной сделки.

В связи с этим в ранее применявшемся постановлении Пленума ВАС РФ (пост. Пленума ВАС РФ от 10.04.2008 № 22 (не подлежит применению в связи с принятием комментируемого пост. Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25)) говорилось, что «требование налогового органа о применении предусмотренных статьей 169 Кодекса последствий недействительности сделки, обосновываемое тем, что данная сделка совершена с целью уклонения от уплаты налогов, выходит за рамки полномочий налогового органа, так как взыскание в доход Российской Федерации всего полученного (причитавшегося) по сделке не является мерой, направленной на обеспечение поступления в бюджет налогов». Другими словами, ранее действовавшие разъяснения Пленума ВАС РФ исходили из того, что сделка, совершенная с целью уклонения от уплаты налогов, подпадает под действие статьи 169 Гражданского кодекса. Но при этом у налоговых органов нет оснований требовать взыскания в бюджет всего полученного по такой сделке просто потому, что такое требование выходит за пределы их полномочий.

Эти разъяснения Пленума ВАС РФ в настоящее время утратили силу. Вопросам применения статьи 169 Гражданского кодекса (которая по-прежнему говорит о том, что сделка, совершенная с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности, ничтожна) посвящен пункт 85 Постановления Пленума Верховного Суда РФ. В этом пункте содержится перечень таких «антисоциальных» сделок (в целом совпадающий с перечнем подобных сделок по п. 1 пост. Пленума ВАС РФ от 10.04.2008 № 22).

В частности, это сделки, направленные: на производство и отчуждение объектов, ограниченных в гражданском обороте (соответствующие виды оружия, боеприпасов, наркотических средств, другой продукции, обладающей свойствами, опасными для жизни и здоровья граждан, и т.п.); на изготовление, распространение литературы и иной продукции, пропагандирующей войну, национальную, расовую или религиозную вражду; на изготовление или сбыт поддельных документов и ценных бумаг. Сюда же входят сделки, нарушающие основы отношений между родителями и детьми.

В этом же пункте комментируемого постановления Пленума Верховного Суда РФ указано, что «нарушение стороной сделки закона или иного правового акта, в частности уклонение от уплаты налога, само по себе не означает, что сделка совершена с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности». Это положение является принципиально новым, и такие разъяснения Пленума Верховного Суда РФ позволяют утверждать, что в настоящее время налоговые органы лишаются возможности указывать в своих правоприменительных актах, что те или иные сделки, связанные с неуплатой налога, являются ничтожными как противоречащие основам правопорядка и нравственности.

Однако даже если и предположить, что в каких-то пограничных ситуациях сделки, связанные с уклонением от уплаты налогов, и могут рассматриваться через призму статьи 169 Гражданского кодекса, остается вопрос о применении последствий таких сделок. Здесь опять необходимо обратить внимание на существенные изменения в этой статье (169 ГК РФ), которые нашли отражение в пункте 85 Постановления Пленума ВС РФ, где отмечено, что:

  • сделка, совершенная с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности, влечет общие последствия, установленные статьей 167 Гражданского кодекса (двусторонняя реституция);
  • в случаях, предусмотренных законом, суд может взыскать в доход РФ все полученное по такой сделке сторонами, действовавшими умышленно, или применить иные последствия, установленные законом.

Поскольку закон прямо не предусматривает, что в случае совершения сделки, имеющей целью уклонение от налогов, суд может произвести соответствующие взыскания в доход бюджета, постольку даже квалификация такой сделки как противоречащей основам правопорядка или нравственности не позволяет налоговым органам обратиться в суд с подобным иском.

Изменения в гражданско-правовом регулировании вопросов недействительности сделок влекут за собой и переосмысление правовой позиции ВАС РФ, отраженной в постановлении Президиума ВАС РФ от 6 ноября 2012 года № 8728/12. Там было сказано следующее: «Договор, заключенный неустановленным лицом, не отвечает требованиям закона, поэтому является ничтожным согласно статье 168 Гражданского кодекса независимо от признания его таковым судом». (Здесь необходимо учитывать, что недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения. Однако если ничтожная сделка недействительна «автоматически», то оспоримая сделка требует ее признания недействительной судом в определенные сроки и в определенной процедуре.)

В настоящее время статья 168 Гражданского кодекса действует в новой редакции, которая устанавливает, что:

  • сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, по общему правилу является оспоримой (п. 73 Постановления Пленума ВС РФ), то есть подлежит признанию недействительной судом по требованию стороны сделки или иного лица, указанного в законе;
  • сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, является ничтожной, если это прямо указано в законе. Примеры такого указания приведены в пункте 73

Постановления Пленума Верховного Суда РФ, они относятся к конкретным статьям Гражданского кодекса;

  • ничтожной является сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц. При этом пункт 75 Постановления ВС РФ указывает, что под публичными интересами, в частности, следует понимать интересы неопределенного круга лиц, обеспечение безопасности жизни и здоровья граждан, а также обороны и безопасности государства, охраны окружающей природной среды, но при этом само по себе несоответствие сделки законодательству или нарушение ею прав публично-правового образования не свидетельствует о том, что имеет место нарушение публичных интересов.

Мы видим, что, с одной стороны, в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ не говорится о том, что сделки, нарушающие налоговое законодательство, нарушают публичные интересы. С другой стороны, там же говорится о том, что нарушение сделкой прав публично-правового образования (а неуплата налогов очевидным образом нарушает права государства) не свидетельствует о том, что имеет место нарушение публичных интересов.

Соответственно, в настоящее время нет оснований говорить о том, что сделки, нарушающие налоговое законодательство, должны рассматриваться (в т.ч. налоговыми органами) в качестве ничтожных. Не случайно в пункте 77 комментируемого Постановления Пленума ВС РФ (т.е. постановления, касающегося применения норм гражданского законодательства) специальным образом указано на то, что «оценка налоговых последствий финансово-хозяйственных операций, совершенных во исполнение сделок, производится налоговыми органами в порядке, предусмотренном налоговым законодательством».

Таким образом, комментируемое Постановление Пленума Верховного Суда РФ ориентирует суды на четкое обособление налоговых последствий совершения сделок (которые могут и должны оцениваться налоговыми органами на основе норм Налогового кодекса) от гражданско-правовых последствий тех же самых сделок, вмешиваться в которые налоговые органы права не имеют.