Ответственность подрядчика за вред причиненный третьим лицам

В повседневной жизни часто возникают ситуации, когда собственник квартиры отвечает за нанесенный им ущерб в следствии халатного обращения и содержания своего имущества не должным образом. Но что делать, и кто должен отвечать за ущерб, причинённый третьим лицам организациями, предоставляющими услуги по договору подряда? В схожей ситуации разобрался Верховный Суд.

В период с 18 по 21 декабря 2015 года Общество «С» проводило в принадлежащей В. и О. квартире работы по устройству стяжки пола. В результате этих работ произошел залив водой расположенной этажом ниже квартиры М. С просьбой возместить ему причиненный ущерб М. обратился к В. и О. Однако они отказались удовлетворить его просьбу, поскольку не считали себя виновными в причинении ущерба. Сославшись на п. 8.6 заключенного между В. и Обществом «С» договора подряда, согласно которому ущерб, причиненный третьему лицу в результате выполнения строительно-монтажных работ, компенсируется виновной стороной, они заявили, что ответственность за залив квартиры должно нести Общество «С».

М. направил в адрес компании претензию, но, не согласившись с суммой ущерба, представители Общества «С» предложили ему компенсацию в существенно меньшем размере. Такое предложение М. не устроило, поэтому он обратился в суд с иском к В. и О., в котором просил взыскать с ответчиков материальный ущерб, причиненный заливом квартиры, компенсацию морального вреда в размере 50 000 руб., а также расходы на оплату услуг оценщика и представительские расходы в размере 20 000 руб. В последствии он уточнил исковые требования, уменьшив размер ущерба до 426 469,53 руб.

Районный суд исковые требований удовлетворил частично, отказав во взыскании компенсации морального вреда (решение Центрального районного суда г. Омска от 12 сентября 2016 г. по делу № 2-4489/2016). Как отметил суд, ответчики допустили бесконтрольное проведение ремонтных работ в принадлежащей им квартире и не доказали отсутствие своей вины в причинении вреда, следовательно, на них и лежит обязанность по возмещению М. материального ущерба.

Не согласившись с таким выводом, В. и О. обжаловали принятое решение, настояв на том, что не являются надлежащими ответчиками по данному делу. Апелляция с их позицией согласилась и решение отменила, приняв новый акт, которым в удовлетворении иска было отказано (апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Омского областного суда от 14 декабря 2016 г. № 33-12141/2016). Свое решение суд обосновал тем, что между ответчиками и Обществом «С» были договорные отношения, в рамках которых компания осуществляла строительные работы в их квартире и допустила причинение вреда истцу, – значит, именно подрядчик, а не В. и О., должен нести за это ответственность.

За защитой своих интересов истец обратился в Верховный Суд Российской Федерации, и тот его поддержал по следующим основаниям (определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 5 сентября 2017 г. № 50-КГ17-21).

Суд напомнил, что, по общему правилу, собственник несет бремя содержания принадлежащего ему имущества (ст. 210 Гражданского кодекса). Более того, собственник обязан поддерживать жилое помещение в надлежащем состоянии, не допуская бесхозяйственного обращения с ним, соблюдать права и законные интересы соседей, правила пользования жилыми помещениями, а также правила содержания общего имущества собственников помещений в многоквартирном доме (ч. 3-4 ст. 30 Жилищного кодекса).

Вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, его причинившим. При этом вина причинителя вреда презюмируется, поскольку он освобождается от возмещения вреда только тогда, когда докажет, что вред причинен не по его вине (п. 1-2 ст. 1064 ГК РФ). Вместе с тем, Верховный Суд РФ пояснил, согласно положениям ст. 403 ГК РФ собственник жилого помещения отвечает за действия третьих лиц, на которых он возложил свою обязанность по содержанию жилого помещения в надлежащем состоянии и соблюдению прав и законных интересов соседей, если законом не установлено, что ответственность несет являющееся непосредственным исполнителем третье лицо.

Апелляция пришла к заключению, что в соответствии с условиями договора подряда ответственность за причиненный М. вред несет Общество «С», допустившее при выполнении работ повреждение его имущества, а В. и О. надлежащими ответчиками не являются. Однако этот вывод, подчеркнул Верховный Суд РФ, является ошибочным, поскольку суд апелляционной инстанции не учел, что договорная обязанность подрядчика по возмещению ущерба сама по себе не может являться основанием для освобождения собственников квартиры от выполнения возложенных на них законом обязанностей по содержанию принадлежащего им имущества в надлежащем состоянии и соблюдению прав и законных интересов соседей. Тем самым, если соседям был причинен ущерб, такая договорная обязанность не является основанием для освобождения собственников квартиры от ответственности за необеспечение такого содержания.

В связи с этим Верховный Суд РФ отменил апелляционное определение и направил дело на новое рассмотрение.

Информация подготовлена Консультационным центром
ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Красноярском крае» по материалам, опубликованным на сайте www.garant.ru

>Обеспечение безопасности строительных работ

Какие требования техники безопасности необходимо соблюдать при выполнении свайных работ.

Монтаж, демонтаж и перемещение копров следует выполнять в соответствии с технологическими картами под непосредственным руководством лиц, ответственных за безопасное выполнение указанных работ.

Монтаж, демонтаж и перемещение копров при ветре 15 м/с и более или грозе не допускаются.

Перед подъемом конструкций копра все его элементы должны быть надежно закреплены, а инструмент и незакрепленные предметы удалены.

При подъеме конструкции, собранной в горизонтальном положении, должны быть прекращены все другие работы в радиусе, равном длине конструкции плюс 5 м.

Техническое состояние копров (надежность крепления узлов, исправность связей и рабочих настилов) необходимо проверять перед началом каждой смены.

Каждый копер должен быть оборудован звуковой сигнализацией. Перед пуском его в действие необходимо подавать звуковой сигнал.

Для обеспечения безопасности эксплуатации буровой установки на копре (вышке) должен быть установлен ограничитель высоты подъема бурового инструмента или грузозахватного приспособления.

Не разрешается работать буровым инструментом с незавернутыми до конца и незакрепленными резьбовыми соединениями.

В период спуска и извлечения обсадных труб лица, непосредственно не участвующие в выполнении данных работ, к буровой вышке на расстояние менее полуторной ее высоты не допускаются.

Перед началом осмотра, смазки, чистки или устранения каких-либо неисправностей бурового станка буровой инструмент должен быть поставлен в устойчивое положение, а двигатель выключен.

Пробуренные скважины при прекращении работ должны быть надежно закрыты щитами или ограждены. На щитах и ограждениях должны быть установлены предупредительные знаки и сигнальное освещение.

Предельная масса молота и сваи дли копра должки быть указаны на его ферме или раме. На копре должен быть установлен ограничитель грузоподъемности.

Сваи разрешается подтягивать по прямой линии в пределах видимости машиниста копра только через отводной блок, закрепленный у основания копра.

Передвижка копров должна производиться по спланированной площадке при опущенном молоте.

Состояние путей для передвижки копра следует проверять перед началом каждой смены. В процессе забивки свай и после работы копер необходимо закреплять противоугонными устройствами.

Подъем сваебойного молота и сваи (шпунта) следует производить последовательно. Одновременный подъем сваебойного молота и сваи не допускается.

При срезке забитых в грунт свай необходимо предусматривать меры, исключающие внезапное падение срезаемой части.

При забивке свай плавучим копром необходимо обеспечивать его расчаливание к якорям, закрепленным на берегу или на дне, а также связь с берегом при помощи дежурных плавсредств или пешеходного мостика. Плавучий копер должен быть обеспечен спасательными средствами и лодкой.

Не допускается производить свайные работы на реках и водоемах при волнении более 2 баллов.

При забивке свай со льда необходимо контролировать состояние и толщину льда в начале и конце рабочей смены. Рабочая площадка должна быть очищена от снега.

Лунки во льду погружения в них свай должны быть закрыты щитами или ограждены.

При погружении свай с помощью вибропогружателей необходимо обеспечить плотное и надежное соединение вибропогружателя с наголовником сваи, а также свободное состояние поддерживающих вибропогружатель канатов.

При каждом перерыве в работе вибропогружатель следует выключать.

При погружении свай-оболочек доступ рабочих на подвесную площадку для присоединения к погружаемой свае-оболочке наголовника вибропогружателя или следующей секции сваи-оболочки разрешается только после того, как подаваемая конструкция будет опущена краном на расстояние не более 30 см от верха погружаемой сваи-оболочки.

Производство работ по устройству свайных оснований вблизи подземных коммуникаций, а также в местах обнаружения взрывоопасных материалов или в местах с патогенным заражением почвы, допускается только при условии выполнения требований, изложенных в разделе 9 СНиП III-4-80*.

Как осуществляется безопасный подъём рабочих при монтаже конструкций.

Несчастные случаи при монтаже конструкций имеют место в результате падения людей в процессе подъёма их на высоту и спуска. Высотными считаются такие работы, которые выполняются на высоте более 5 м от поверхности земли, перекрытия или рабочего настила, временных монтажных приспособлений или непосредственно с конструктивных элементов.

Организация безопасного подъёма рабочих на высоту зависит от вида монтируемого сооружения, что определяет выбор метода безопасного подъёма рабочих на высоту, условий безопасного прохода на монтажные подмости, обеспечение монтажных узлов удобными рабочими площадками.

Согласно требованиям норм для подъёма и спуска рабочих на рабочие места, расположенные на высоте или глубине более 25 м, должны применяться грузопассажирские подъёмники (лифты).

Широкое применение нашли навесные или приставные лестницы, а также скобы, установленные под углом более 75 к горизонту и расположенные на высоте или глубине более 5 м, которые должны иметь дуговые ограждения, или быть оборудованы канатами с ловителями для закрепления карабина предохранительного пояса.

Практически на монтаже строительных конструкций переход с одного рабочего места на другое по вертикальной и наклонной плоскостям осуществляют, как правило, по маршевым (массовый подъём) вертикально установленным лестницам, навесным и приставным лестницам, реже скобам, приваренным к конструкциям.

Такие лестницы могут быть изготовлены из стали. Лестницы навешиваются звеньями на высокие колонны до их подъёма, чтобы обеспечить монтажнику-верхолазу возможность доступа к узлам примыкания смежных конструкций: подкрановых балок, ферм и других деталей.

Количество навешиваемых звеньев лестниц определяется высотой колонны. Для крепления крючков лестниц к стальным колоннам в необходимых местах приваривают короткие стальные уголки.

В железобетонных колоннах для этой цели при их изготовлениизаанкериваются в бетон стальные листовые закладные детали, к которым приваривают уголковые коротыши для закрепления лестниц.

Если высота указанных выше лестниц недостаточна для работ по установке и закреплению ферм на колоннах, применяют приставную лестницу с площадкой (рис.). Её устанавливают на подкрановую балку и удерживают двумя опорами — внизу на балке и вверху на колонне. Площадка охватывает колонну и исключает возможность бокового сдвига.

По своему конструктивному решению маршевые лестницы обеспечивают достаточную безопасность подъёма (спуска) работающих на высоту, так как имеют ограждённые лестничные марши, расположенные под углом 60, и площадки отдыха через каждые 3…4 м. Такие лестницы находят широкое применение при высоте зданий и сооружений до 42 м, а при больших высотах применяют механизированные подъёмники.

Приставные лестницы с перильными ограждениями, установленные под углом 70…75, находят широкое применение для подъёма и спуска к рабочим местам, расположенным на высоте до 18 м. Применение их на высоте (при подъёме и спуске) более 18 м нецелесообразно, так как они становятся тяжёлыми и неудобными в эксплуатации.

Лёгкие строительные краны устанавливают на раме (основании) и прочно прикрепляют к конструкции здания. В момент подъёма или опускания груза проход, проезд и нахождение людей в опасной зоне, радиусом не менее 7 м от центра мачты крана, запрещены.

Крепление крана проверяют в начале каждой смены и перед его работой на каждой новой стоянке. После закрепления крана на новой стоянке производят пробный подъём груза, соответствующего предельной грузоподъёмности данного крана при наибольшем вылете стрелы с поворотом на 360.

Установка стрелового крана должна производится так, чтобы расстояние между поворотной частью в любом его положении и строениями, штабелями грузов и другими предметами было не менее 1 м.

Для строповки нужно применять стропы, соответствующие массе поднимаемого груза, с учётом числа ветвей и угла их наклона. Стропы общего назначения следует подбирать так, чтобы угол между их ветвями не превышал 90. Забракованные съёмные грузозахватные приспособления, а также грузозахватные приспособления, не имеющие бирки (клейма), не должны находится в местах производства работ. Для грузов, у которых есть петли, предназначенные для подъёма, должны быть схемы их строповки, а для грузов, не имеющих специальных устройств для подъёма, — графическое изображение строповки, которое выдаётся на руки стропальщикам, крановщикам и вывешивается в местах работ. Подъём грузов, на которые не разработаны схемы строповки, производится в присутствии и под руководством лица, ответственного за безопасное производство работ по перемещению грузов на стройплощадке.

В кабине крана и на месте производства работ вывешивается список перемещаемых грузов с указанием их массы. Подъём и перемещение мелкоштучных грузов необходимо производить в специальной таре, чтобы исключить возможность выпадения отдельных грузов. Подъём кирпича на поддонах можно производить без ограждения опасной зоны при условии удаления людей из этой зоны. Грузоподъёмные машины могут быть допущены к подъёму и перемещению только тех грузов, массы которых не превышают грузоподъёмность машины.

Под грузоподъёмностью машины понимают наибольшую массу рабочего груза, на подъём которого машина рассчитана. В грузоподъёмность включается и масса съёмных грузозахватных приспособлений. У стреловых кранов нужно учитывать положение дополнительных опор и вылет стрелы, а у кранов с подвижным противовесом — положение противовеса. При подъёме груз должен быть предварительно приподнят на высоту не более 200-300 мм для проверки правильности и надёжности действия тормоза. При перемещении в горизонтальном направлении груз должен быть предварительно поднят на 0,5 м выше встречающихся на пути предметов.

Передвижение монтажного крана с грузом допускается на небольшие расстояния и не должно осуществляться регулярно, при каждом цикле. Согласно указаниям завода-изготовителя передвижение пневмоколёсных кранов грузоподъёмностью 25 т и более с грузом на крюке допускается только по ровному горизонтальному участку площадки с твёрдым покрытием при положении стрелы вдоль продольной оси крана. Совмещать рабочие движения крана, как правило, не разрешается. При работе пневмоколёсных кранов грузоподъёмностью до 25 т на выносных опорах для обеспечения допустимых давлений на грунт применяют инвентарные (деревянные) башмаки, а для кранов грузоподъёмностью более 25 т — брусья и шпалы. На барабане лебёдки при развёртывании троса должно оставаться не менее четырёх витков. Шестерни лебёдки следует закрывать специальным кожухом; лебёдка должна быть в исправном состоянии. Направлять трос на барабанные лебёдки руками или ногой запрещается. Перед началом грузоподъёмных работ тросы необходимо тщательно осматривать.

На стройке должен быть установлен порядок обмена условными сигналами между стропальщиком и крановщиком. Голосовая сигнализация допускается при работе стреловых самоходных кранов со стрелой длиной не более 10 м. При работе грузоподъёмной машины не разрешается:

вход на грузоподъёмную машину во время её движения;

нахождение людей возле работающего крана;

подъём груза, находящегося в неустойчивом положении;

подъём и перемещение груза с находящимися на нём людьми;

подъём груза, засыпанного землёй, примёрзшего, заложенного другими грузами, укреплённого болтами, залитого бетоном;

освобождение с помощью грузоподъёмной машины защемлённых грузом стропов, канатов, цепей;

оттягивание грузов во время подъёма, опускания и разворота;

выравнивание груза собственной массой человека, а также поправка стропов на весу;

опускать груз на автомашины и полувагоны или поднимать при нахождении людей в кузове машины или полувагонах;

нахождение людей в автомашинах и полувагонах при погрузке и разгрузке их магнитными и грейферными кранами;

подъём железобетонных и бетонных изделий массой более 500 кг, не имеющих маркировки и указания о фактической массе.

Производство работ при сильном снегопаде, тумане, плохой освещённости, когда крановщик плохо различает сигналы стропальщика, должно быть прекращено.

Работа крана при силе ветра более 6 баллов (скорость ветра 10-12 м/с) должна быть прекращена, а кран закреплён противоугонными приспособлениями. При более сильном ветре (скорость ветра более 15 м/с) необходимо принять дополнительные меры к закреплению крана, предусмотренные инструкцией по его эксплуатации. Работа на строительных машинах с электроприводом во время грозы должна быть прекращена.

Как осуществляется огнезащита деревянных конструкций и конструкций из пластмасс.

Деревянные конструкции широко применяются в строительстве. Большое распространение получили клееные деревянные конструкции. Однако горючесть является серьёзным недостатком, ограничивающим применение древесины в строительстве. Существуют различные способы защиты древесины от огня. Например её пропитывают водными растворами огнезащитных составов в автоклавах под давлением или методом горюче-холодных волн. При этом 1 м3 древесины должен поглотить 75…50 кг сухих солей (сернокислого и фосфорнокислого аммония). Пропитанная таким способом древесина относится к трудносгораемым материалам.

В случае необходимости защиты от огня конструкций, выполненных из незащищённой древесины, наиболее эффективным средством является оштукатуривание и облицовка её несгораемыми материалами. Известково-алебастровая или известково-цементная штукатурка обеспечивает защиту от возгорания деревянной конструкции в течение 15…30 минут в зависимости от толщины слоя штукатурки и способа её нанесения.

Защитная эффективность штукатурок определяется временем, по истечении которого деревянная конструкция загорается в результате образования трещин, отслаивания или частичного обрушения слоёв штукатурки, а также прогрева поверхности деревянных конструкций до температуры самовоспламенения. Обычно штукатурка разрушается или в ней возникают трещины раньше, чем слой штукатурки прогреется до температуры самовоспламенения древесины. Трещины в штукатурке могут быть и до пожара в результате усушки древесины, осадки здания, применения излишне жирных штукатурных растворов. Нанесение штукатурных растворов по металлической сетке уменьшает возможность появления трещин и отслоения штукатурки в условиях пожара.

В качестве облицовочных огнезащитных материалов используют сухую гипсовую штукатурку, гипсоволокнистые плиты, асбестоцементные листы. Сухую гипсовую штукатурку и гипсоволокнистые плиты применяют взамен обычной штукатурки для отделки стен и перегородок внутри сухих помещений. Такие плиты крепят с помощью специальных гвоздей, защищённых от коррозии, или приклеивают к основанию специальными мастиками (казеино-цементной, битумно-силикатной и др.). Гипсоволокнистые плиты по своим огнезащитным свойствам не уступают обычной штукатурке. Эффективность сухой гипсовой штукатурки значительно ниже, так как в условиях воздействия огня такие плиты разрушаются через 10…15 минут. Асбестоцементные плоские и волнистые листы применяют главным образом для защиты наружной поверхности стен деревянных зданий и сооружений. Их устанавливают внахлёстку и крепят с помощью крючков и болтов. Асбестоцементные листы являются несгораемыми, однако по огнезащитному эффекту они уступают гипсоволокнистым плитам.

Одной из особенностей деревянных конструкций являются пустоты, оставляемые в стенах и перекрытиях для лучшего проветривания древесины и предупреждения её загнивания. В ряде случаев такие пустоты сообщаются между собой, в результате чего при пожаре создаются благоприятные условия для скрытого и весьма быстрого распространения огня. Подобные случаи неоднократно отмечались при пожарах в зданиях с деревянными перегородками и перекрытиями. Тушение таких пожаров, как правило, связано с большими трудностями, так как необходимо вскрывать перегородки и перекрытия на большой площади и на значительном удалении от первоначального места возникновения пожара. При устройстве пустот в деревянных стенах, перегородках и перекрытиях следует ограничивать их площадь путём применения диафрагм из досок или засыпки их лёгкими несгораемыми материалами. Для защиты поверхности деревянных конструкций от огня используют различные виды окраски, пропитки и обмазки. Эти средства огнезащиты предупреждают загорание поверхности деревянных конструкций при воздействии таких источников тепла, как пламя короткого замыкания проводов, трёхминутное воздействие пламени паяльной лампы. Однако более эффективными являются вспучивающиеся покрытия, которые увеличивают предел огнестойкости деревянных конструкций на 0,75 часа. Эти покрытия изготовляются в соответствии с ГОСТ 25130-82 «Покрытие по древесине, вспучивающееся, огнезащитное, ВПД. Технические требования».

Основной недостаток пластмасс — горючесть. Наиболее перспективной областью применения пластмасс в сочетании с другими материалами являются конструкции стен и кровель, используемые в крупнопанельном домостроении.

Современные трёхслойные стеновые панели состоят из лёгкого пластмассового утеплителя, оклеенного или облицованного различными негорючими или трудно-горючими материалами, толщина которых составляет от нескольких миллиметров до десятка сантиметров. Из числа современных конструкций стен содержащих полимерные материалы можно выделить:

Многослойные самонесущие стеновые панели для наружных стен здания, в которых несущей является сплошная железобетонная плита толщиной 80-90 мм. Эта плита обычно является внутренней поверхностью стены, а наружную поверхность составляет такая же плита толщиной около 40 мм. Между плитами размещён горючий или трудногорючий теплоизоляционный материал толщиной до 100 мм. Предел огнестойкости 2,5-5.

Многослойные панели навесных стен, в которых наружная и внутренняя поверхности, а также торцы выполнены из негорючих тонкостенных материалов (асбестоцементные листы, сталь и т.д.). Теплоизоляционными материалами панелей являются различные типы горючих пластиков, главным образом пенополистерол. Предел огнестойкости 0,15-1 час.

Как осуществляется молниезащита зданий и сооружений, в том числе строящихся. Объяснение порядка расчёта одиночного стержневого молниеотвода.

Молниезащита — это комплекс защитных мер от разрядов атмосферного статического электричества, обеспечивающих безопасность людей, сохранность зданий и сооружений, оборудования и материалов от загораний, взрывов и разрушений. Наиболее опасен прямой удар молнии, при котором канал молнии проходит через здания и сооружения. Сила тока в канале молнии достигает 200 кА, напряжение — 150 МВ. Длина искры молнии измеряется сотнями и тысячами метров. Время разряда молнии от 0,1 до 1 с. Температура канала молнии может достигать 6000 — 10 000С.

Вероятность прямого удара молнии в наземный объект будет тем больше, чем выше объект и, следовательно, чем меньше будет расстояние от верхней точки объекта до заряженного облака. Кроме того, грозопоражаемость объектов зависит от геологии земли, а также других атмосферных и геометрических факторов.

Опасность прямого удара молнии в незащищённые объекты связана с возможностью разрушения и повреждений сооружений и оборудования в результате мгновенного нагрева воздуха, сопровождающегося его расширением и возникновением ударной воздушной волны, а также непосредственного воздействия тепловой энергии молнии на конструктивные части объектов.

Начальный удар считается первичным проявлением молнии. Вторичное проявление молнии сопровождает первичное и выражается в электростатической и электромагнитной индукции.

Электростатическая индукция вызывается действием заряженных облаков на наземные объекты и сопровождается искрениями между металлическими элементами конструкций и оборудования.

В незамкнутых контурах возникающая Э.Д.С. может вызвать искрение или сильное нагревание в местах с недостаточно плотными контактами. Такое искрение совершенно недопустимо для взрывоопасных зданий и сооружений, так как в них даже слабая по мощности и малая по продолжительности электрическая искра может привести к взрыву.

Одной из главных и решающих мер защиты от первичного и вторичного проявления молнии является устройство молниеотводов. Молниеотводы, с одной стороны, приближают разряд прямого удара молнии к защищаемому объекту, вследствие чего индуцированные напряжения возрастают, с другой — образуя встречный лидер, удаляют от объекта зону, в которой происходит формирование главного разряда, уменьшая тем самым величину индуцированных напряжений.

В соответствии с временными указаниями по проектированию и устройству молниезащиты зданий и сооружений СН 305-69 (Госстроя СССР) все здания разделяются на три категории и в зависимости от значимости и технологических особенностей объекта и от степени взрыво- и пожароопасности.

К I категории относятся здания и сооружения, отнесённые в ПУЭ к классам В-I и В-II. Сюда относятся помещения, в которых выделяются горючие газы и пары, а также переходящие во взвешенное состояние горючие пыли и волокна, способные к образованию взрывоопасных смесей с воздухом или другими окислителями при нормальных режимах работы. Взрыв в таких помещениях сопровождается, как правило, значительными разрушениями и человеческими жертвами. Молниезащита таких объектов выполняется независимо от средней грозовой деятельности или от места расположения на территории СССР.

Ко II категории относятся здания и сооружения, отнесённые ПУЭ к классам В-Iа и В-IIа, в которых при нормальной эксплуатации образование свойственных для I категории взрывоопасных смесей не имеет места, а возможно только в результате аварий и неисправностей. К этой категории также относятся здания, в которых хранятся в металлической упаковке взрывчатые и легковоспламеняющиеся вещества. Взрыв в таких помещениях сопровождается незначительными разрушениями без человеческих жертв. Молниезащита таких объектов выполняется в местностях со средней грозовой деятельностью 10 грозовых часов в год и более.

К III категории относятся здания и сооружения, для которых прямой удар представляет опасность в отношении пожара, механических разрушений, поражения людей, а также животных. Молниезащита их выполняется в местностях, расположенных южнее 65-й параллели со средней грозовой деятельностью 20 грозовых часов и более и при ожидаемом количестве поражения молнией не менее 0,05. Средняя грозовая деятельность за один год определяется по «Карте среднегодовой продолжительности гроз в часах» (см. СН 305-69) либо на основании официальных данных местной метеостанции.

Выбор способов молниезащиты зависит от конструктивных и технологических особенностей объекта и его назначения.

Молния обладает свойствами поражать в первую очередь заземлённые объекты (их электропроводность стремится к бесконечности) и возвышающиеся над землей металлические предметы и сооружения (трубы, мачты, вышки и т.п.). Именно на этой особенности грозового разряда основано защитное действие каждого молниеотвода. Молниеотвод состоит из молниеприёмника, токоотвода, обеспечивающего прохождение по нему разрядного тока к заземляющему устройству, и самого заземляющего устройства, обеспечивающий непосредственный распределённый на большой площади контакт с землей.

Молниеотводы разделяют на три основных типа: стержневые, тросовые, или антенные, и сетчатые. В отдельных случаях могут быть комбинированные молниеотводы. Молниезащита объекта в зависимости от его размеров может осуществляться одним или несколькими стержневыми молниеотводами, создающими зону защиты, охватывающую весь объект. При протяжённых объектах защита выполняется с помощью одного или нескольких тросовых молниеотводов, создающих требуемую зону защиты.

Стержневые и тросовые молниеотводы устанавливают либо на отдельно стоящих опорах, либо на опорах, связанных с конструкцией объекта. Сетчатые молниеотводы укладывают (или подвешивают) на крышу защищаемого объекта и не менее чем в двух местах соединяют токоотводами с отдельными очагами заземления.

Токоотводы выполняют из металлических стержней сечением не менее 100 мм2 и соединяют сваркой с молниеприёмниками и заземлениями. При двух токоотводах сечение каждого принимается не менее 50 мм2. Общее сопротивление заземления принимается не более 10 Ом. Расчёт заземления производится по приведённой выше методике расчёта заземления.

Здания и сооружения I категории защищаются отдельно стоящими или изолированными стержневыми молниеотводами. При высоте защищаемого объекта более 50 м допускается устройство неизолированных молниеотводов непосредственно на защищаемом объекте. При этом число токоотводов принимается не менее двух и каждый из них присоединяется к самостоятельному контуру заземления. Если такой объект имеет сваренный металлический каркас, ограничиваются надёжным его заземлением без установки специальных молниеотводов.

Защита зданий и сооружений II категории осуществляется молниеотводами, установленными непосредственно на самом объекте с присоединением токоотводов к одному заземляющему устройству. Здания и сооружения с неметаллической кровлей защищаются сетчатыми молниеотводами из полосовой или круглой стали сечением не менее 100 мм2 при шаге ячейки сетки не более 55 м. Защита зданий и сооружений III категории может выполняться молниеотводами любой модификации. Металлическая кровля таких зданий может быть использована в качестве молниеприёмника.

Для защиты зданий и сооружений, собранных из железобетонных блоков, в качестве молниеприёмника может быть использована стальная арматура верхних покрытий, которая при сборке сваривается и присоединяется с помощью токоотводов к заземляющему устройству. Стальные фермы также могут служить молниеприёмниками, если они надёжно заземлены. В двух последних случаях расстояния между токоотводами принимаются не более 50-60 м.

Защита от прямых ударов молнии металлических наружных установок (резервуары с объёмом более 1000 мм3, секции металлических трубчатых лесов и т.д.) осуществляется молниеприёмниками, устанавливаемыми на защищаемом объекте, либо с помощью отдельно стоящих молниеотводов.

Каждый молниеотвод образует вокруг себя строго определённое пространство, вероятность попадания молнии в которое, минуя молниеприёмники, практически равна нулю. Это пространство называется зоной защиты. Зоны защиты в зависимости от типа, количества и взаимного расположения молниеотводов могут иметь разнообразные геометрические формы. Для одиночного стержневого молниеотвода высотой порядка 60 м зона защиты представляет собой конус с основанием r = 1,5h, где hx — высота защищаемого сооружения; rx — радиус защиты на высоте объекта.

Радиус защиты определяют из соотношений:

Ответственность заказчика за нарушение сроков и ненадлежащее качество в договоре строительного подряда



Отношения по договору строительного подряда регулируются гражданским законодательством. Так, в п.1 ст. 740 Гражданского кодекса РФ дается определение договора строительного подряда, по которому подрядчик обязуется в установленный договором срок построить по заданию заказчика определенный объект либо выполнить иные строительные работы, а заказчик обязуется создать подрядчику необходимые условия для выполнения работ, принять их результат и уплатить обусловленную цену.

Целью договора строительного подряда является надлежащее исполнение сторонами обязанностей. Ответственность наступает в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязанности (подрядчика или заказчика) по договору строительного подряда.

Последствия невыполнения обязанности выполнить определенную работу предусмотрены общими нормами об ответственности за нарушение обязательств (ст. 397 ГК ).

Указание в договоре на начальный и конечный сроки выполнения работы являются существенными условиями договора подряда, и при отсутствии этих условий договор подряда признается незаключенным (ст. 708, 432 ГК). Указанный вывод применительно к договорам строительного подряда также нашел свое отражение в п. 4 Обзора практики разрешения споров по договору строительного подряда.

Помимо начального и конечного сроков выполнения работ стороны могут оговорить и промежуточные сроки (например, когда должны быть завершены те или иные этапы строительства) .

Если подрядчик своевременно не приступает к исполнению договора строительного подряда (то есть нарушает начальный срок выполнения работ) или выполняет работу настолько медленно, что окончание ее к конечному сроку становится явно невозможным (к примеру, нарушает установленные договором промежуточные сроки выполнения работ), то заказчик вправе отказаться от исполнения договора и потребовать возмещения убытков (п. 2 ст. 715 ГК РФ). Одновременно сторонам договора строительного подряда необходимо учитывать, что, конкретизируя общие нормы о встречном исполнении обязательств (ст. 328 ГК РФ), ГК отдельно говорит о праве подрядчика не приступать к работе, а начатую работу приостановить (то есть правомерно отступить от договорных требований о начальном и промежуточных сроках) в случаях, когда нарушение заказчиком своих обязанностей по договору подряда (непредоставление технической документации, материалов, оборудования и т. п.) препятствует исполнению договора подрядчиком, а также при наличии обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что исполнение указанных обязательств заказчиком не будет произведено в установленный срок (ст. 719 ГК РФ) .

Если в результате нарушения сроков выполнения строительных работ, предусмотренных договором, результат этих работ утрачивает интерес для заказчика, то он, руководствуясь п. 3 ст. 708 и п. 2 ст. 405 ГК РФ, имеет право отказаться от принятия исполнения и потребовать возмещения убытков.

Ответственность подрядчика за нарушение сроков выполнения работ может наступить не только в вышеуказанных случаях отказа заказчика от договора или принятия исполнения по нему. Практика свидетельствует о том, что в большинстве случаев заказчики все же заинтересованы, прежде всего, в реальном исполнении договора строительного подряда и настаивают на включении в договор условий о неустойке (пени), подлежащей уплате подрядчиком в случае нарушения сроков выполнения работ в порядке компенсации за нарушение их прав подрядчиком. В соответствии с положениями действующего гражданского законодательства такая неустойка может иметь как зачетный, так и штрафной характер по отношению к убыткам, причиненным заказчику нарушением подрядчиком условий о сроках выполнения работ. Теоретически договорная неустойка за нарушение обязательства о сроках может также носить альтернативный и исключительный характер (в первом случае возмещению подлежат по выбору заказчика либо неустойка, либо убытки, во втором — только неустойка), однако включение в договор альтернативной и тем более исключительной неустойки в данном случае является малоэффективным: определение заранее размера убытков от нарушения сроков выполнения строительных работ представляет подрядчик может отступать также от конечного срока подрядных работ в случае, если до момента передачи результата работ заказчик должен был уплатить подрядчику установленную цену (или ее часть) либо иную сумму, причитающуюся подрядчику в связи с выполнением договора подряда, но по каким-либо причинам заказчик эту обязанность не выполнил.

При таких обстоятельствах подрядчик в соответствии со ст. 359 и ст. 360 ГК РФ имеет право на удержание результата работ до оплаты заказчиком соответствующих сумм (ст. 712 ГК РФ).

Кроме того, предусмотрены специальные правила об уплате неустойки при выполнении строительных работ для государственных нужд: в случае необеспечения установленных контрактом сроков ввода в действие предприятий, зданий, сооружений, пусковых комплексов и уплате неустойки при выполнении строительных работ для государственных нужд: в случае необеспечения установленных контрактом сроков ввода в действие предприятий, зданий, сооружений, пусковых комплексов и очередей, а также отдельных объектов по вине подрядчика им уплачивается штраф в размере одной тысячной части договорной стоимости за каждый день просрочки до фактического завершения строительства (п. 9 Постановления Правительства РФ от 14 августа 1993 г. № 812 «Об утверждении Основных положений порядка заключения и исполнения государственных контрактов (договоров подряда) на строительство объектов для федеральных государственных нужд в Российской Федерации») .

Нарушение условий договора строительного подряда как со стороны подрядчика, так и со стороны заказчика влечет для стороны, допустившей нарушение, применение общих правил об ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства, и прежде всего обязанность возместить убытки, причиненные контрагенту в результате нарушения договора.

Для подрядчика исполнение обязательства, вытекающего из договора строительного подряда, во всех случаях связано с осуществлением им предпринимательской деятельности. Поэтому, если иное не предусмотрено законом или договором, единственным основанием освобождения подрядчика от ответственности за нарушение договора может служить доказанная им невозможность надлежащего исполнения обязательства вследствие непреодолимой силы (п. 3 ст. 401 ГК). Аналогичным образом строится ответственность заказчика, который участвует в договоре строительного подряда в порядке осуществления предпринимательской деятельности. В случаях, когда в роли заказчика выступает некоммерческая организация, не преследующая предпринимательских целей, такой заказчик несет ответственность за нарушение договора строительного подряда лишь при наличии его вины в допущенном нарушении, но при том условии, что бремя доказывания отсутствия вины лежит на заказчике (п. п. 1 и 2 ст. 401 ГК).

ГК специально регулирует лишь ответственность подрядчика за качество выполненной работы. В силу правил ст. 754 ГК на него возлагается ответственность перед заказчиком за допущенные отступления от требований, предусмотренных в проектно-технической документации и в обязательных для сторон строительных нормах и правилах, а также за недостижение указанных в проектно-технической документации показателей объекта строительства (например, производственная мощность предприятия). В тех случаях, когда на основе договора строительного подряда выполняются работы по реконструкции (обновлению, перестройке, реставрации) здания или сооружения, подрядчик несет ответственность за снижение или потерю прочности, устойчивости, надежности соответствующего здания (сооружения) или его части. Вместе с тем по общему правилу подрядчик не несет ответственности за допущенные им без согласия заказчика незначительные отступления от проектно-технической документации, если докажет, что они не повлияли на качество объекта строительства.

Важное значение в договоре строительного подряда имеют правила о гарантии качества (ст. ст. 755, 756 ГК). При этом можно говорить о договорной и законной гарантии качества выполненной подрядчиком работы.

Формула договорной гарантии качества выражена следующей нормой: подрядчик, если иное не предусмотрено договором строительного подряда, гарантирует достижение объектом строительства указанных в технической документации показателей и возможность эксплуатации объекта в соответствии с договором строительного подряда на протяжении гарантийного срока, предусмотренного договором (п. 1 ст. 755 ГК).

При наличии договорной гарантии качества подрядчик несет ответственность за недостатки (дефекты) строительных работ, обнаруженные в пределах гарантийного срока, если не докажет, что они произошли вследствие нормального износа объекта или его части; неправильной его эксплуатации или неправильности инструкций по его эксплуатации, разработанных самим заказчиком или привлеченными им третьими лицами; ненадлежащего ремонта объекта, произведенного самим заказчиком или привлеченными им третьими лицами. При этом течение гарантийного срока прерывается на все время, на протяжении которого объект не мог эксплуатироваться вследствие недостатков, за которые отвечает подрядчик. Таким образом, характерной особенностью порядка привлечения подрядчика к ответственности за недостатки объекта строительных работ является презумпция ответственности подрядчика за все недостатки, выявленные в пределах гарантийного срока, с возложением на последнего бремени доказывания наличия определенных законом обстоятельств, которые только и могут служить основанием освобождения подрядчика от ответственности.

В случаях, когда договором строительного подряда не установлен гарантийный срок на результат строительных работ (т. е. отсутствует договорная гарантия качества), можно говорить о законной гарантии качества. В силу такой гарантии требования, связанные с недостатками результата работы, могут быть предъявлены заказчиком при условии, что они были обнаружены в разумный срок, но в пределах 5 лет со дня передачи подрядчиком результата работы заказчику. Однако в этом случае бремя доказывания наличия обстоятельств, которые могут служить основаниями ответственности подрядчика, возлагается на заказчика: подрядчик несет ответственность, если заказчик докажет, что соответствующие недостатки возникли до передачи результата работы заказчику или по причинам, возникшим до этого момента (п. п. 2 и 4 ст. 724, ст. 756 ГК).

Нарушение договора строительного подряда в виде ненадлежащего качества строительных работ помимо возмещения убытков и уплаты неустойки может повлечь для подрядчика и иные отрицательные последствия, которые, однако, не относятся к мерам имущественной ответственности. В случаях, когда работа выполнена подрядчиком с отступлениями от договора подряда, ухудшившими результат работы, или с иными недостатками, которые делают его непригодным для предусмотренного в договоре или обычного использования, заказчик вправе по своему выбору потребовать от подрядчика:

– безвозмездного устранения недостатков в разумный срок;

– соразмерного уменьшения установленной за работу цены;

– возмещения своих расходов на устранение недостатков, когда право заказчика устранять их предусмотрено договором.

Если же недостатки (дефекты) строительных работ в установленный заказчиком разумный срок не были устранены либо оказались существенными и неустранимыми, заказчик вправе отказаться от исполнения договора (т. е. расторгнуть его в одностороннем порядке) и потребовать возмещения причиненных этим убытков.

Все названные дополнительные правомочия, которыми наделяется заказчик на случай обнаружения ненадлежащего качества работы со стороны подрядчика (за исключением возмещения убытков), не относятся к имущественной ответственности, а представляют собой иные последствия нарушения договора, которые могут быть применены заказчиком в одностороннем порядке.

Подрядчик вправе вместо устранения недостатков безвозмездно выполнить работу заново, возместив заказчику убытки за просрочку исполнения. Заказчик в этом случае обязан возвратить ранее полученный результат работы подрядчику (п. 2 ст. 723 ГК).

В договоре может быть предусмотрено освобождение подрядчика от ответственности за определенные недостатки. Например, если подобная работа выполняется впервые либо заказчик потребовал выполнить работу по новой технологии, подрядчик вправе предложить заказчику снять с него риск возможных недостатков результата работы.

Здесь, необходимо отметить, что упоминание о риске в договоре не освободит подрядчика от ответственности, если недостатки возникли вследствие виновных действий или бездействия подрядчика (п. 4 ст. 723 ГК).

Одной из форм ответственности за нарушение договора подрядчиком является право заказчика потребовать досрочного расторжения договора и взыскания убытков с подрядчика в случаях, когда подрядчик своевременно не приступает к выполнению работы либо выполняет ее настолько медленно, что окончание ее к обусловленному сроку становится явно невозможным. Если при выполнении работы заказчик убедится, что работа не будет выполнена надлежащим образом, заказчик назначает подрядчику соразмерный срок для устранения обнаруженных недостатков. При невыполнении подрядчиком этого требования заказчик вправе расторгнуть договор и либо потребовать возмещения убытков, либо поручить исправление работы третьему лицу за счет подрядчика (ст. 715 ГК).

Договором строительного подряда может быть предусмотрена обязанность подрядчика устранять по требованию заказчика недостатки, за которые подрядчик не несет ответственности. Однако в таком случае соответствующие работы выполняются за счет заказчика, и, кроме того, подрядчик может отказаться от выполнения соответствующей обязанности, если устранение указанных недостатков не связано непосредственно с предметом договора либо не может быть осуществлено подрядчиком по независящим от него причинам (ст. 757 ГК).

Что касается ответственности заказчика, то она строится по общим правилам о гражданско-правовой ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств с учетом того, что основная обязанность заказчика состоит в оплате результата выполненных строительных работ, просрочка в исполнении которой влечет уплату процентов годовых за неправомерное удержание чужих денежных средств (ст. 395 ГК).

Литература:

  1. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26.01.1996 N 14-ФЗ // СЗ РФ. 1996. N 5. Ст. 410.
  2. Постановление Правительства РФ от 14.08.1993 N 812 «Об утверждении Основных положений порядка заключения и исполнения государственных контрактов (договоров подряда) на строительство объектов для федеральных государственных нужд в Российской Федерации» // «Российские вести», N 167, 31.08.1993.
  3. Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 24 января 2005 г. № 51 «Обзор практики разрешения споров по договору строительного подряда» // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской федерации. 2010. № 3.
  4. Юридический интернет-портал.URL: http://www.zonazakona.ru.

Подрядчик может отступать также от конечного срока подрядных работ в случае, если до момента передачи результата работ заказчик должен был уплатить подрядчику установленную цену (или ее часть) либо иную сумму, причитающуюся подрядчику в связи с выполнением договора подряда, но по каким-либо причинам заказчик эту обязанность не выполнил. При таких обстоятельствах подрядчик в соответствии со ст. 359 и ст. 360 ГК РФ имеет право на удержание результата работ до оплаты заказчиком соответствующих сумм (ст. 712 ГК РФ).

Статья 723 ГК, содержащая правила об указанных последствиях, не вполне точно именуется: «Ответственность подрядчика за ненадлежащее качество работы».

> Ответственность по договору строительного подряда

Ответственность по договору строительного подряда

Правила об ответственности подрядчика за качество работ при строительном подряде предусмотрены в ст. 754 ГК РФ. К нарушениям, вызывающим наступление ответственности подрядчика, отнесены допущенные им отступления от требований, предусмотренных в технической документации и в обязательных для сторон строительных нормах и правилах, а равно не достижение указанных в технической документации определенных показателей объекта строительства, и прежде всего таких, как производственная мощность предприятия. Если же речь идет о реконструкции здания или сооружения, подрядчик отвечает за снижение или просто потерю прочности, устойчивости, надежности здания или сооружения либо его части. В той же ст. 754 ГК РФ предусмотрены пределы отступлений от договора, при которых указанная ответственность не наступает. Имеется в виду освобождение подрядчика от ответственности в случаях, когда он допустил мелкие отступления от технической документации при том непременном условии, что для этого ему необходимо доказать, что такие отступления не влияют на качество объекта строительства.

На отношения сторон по строительному подряду распространяются общие для подряда правила относительно возможности заявления требования о ненадлежащем качестве в течение специального срока, установленного для недостатков, возникших до передачи результата работ заказчику или по причинам, которые наступили до указанного момента. Этот срок составляет в связи со сложностью отношений по строительному подряду не два года, как это указано для остальных договоров подряда в ст. 724 ГК РФ, а пять лет. Исчисляемый с момента, когда результат выполненной работы был принят или должен был быть принят заказчиком, он действует, если гарантийный срок не был установлен договором или оказался менее пяти лет.

Специально выделены в ГК РФ (ст. 755) вопросы, связанные с гарантией качества в договоре строительного подряда. Имеется в виду, что на подрядчика возлагается обязанность гарантировать достижение объектом строительства указанных в технической документации показателей и возможность эксплуатации объектов в соответствии с договором на протяжении гарантийного срока. Гарантийный срок может быть установлен законом, и тогда стороны вправе лишь увеличить его (п. 1 ст. 755 ГК РФ). Смысл гарантийного срока состоит в ответственности подрядчика за недостатки (дефекты), которые были обнаружены в течение указанного срока. Исчерпывающий круг оснований для освобождения подрядчика от такой ответственности предусмотрен в самой ст. 755 ГК РФ. Имеются в виду случаи, когда подрядчик смог доказать, что недостатки произошли вследствие нормального износа объекта или его частей, неправильной эксплуатации или неправильности инструкций по эксплуатации, которые были разработаны самим заказчиком или теми, кого он для этой цели привлек, либо ненадлежащего ремонта объекта, который произвел сам заказчик или привлеченные им лица. Если заказчик обнаружил недостатки в период действия гарантийного срока, он обязан в разумный срок поставить об этом в известность подрядчика. На все время в пределах которого объект не мог эксплуатироваться, и до устранения обнаруженных недостатков. По поводу таких недостатков требования должны быть заявлены в разумный срок. Последствия его пропуска не установлены. Во всяком случае, возможность отказа судом по этой причине в удовлетворении требования заказчика не исключена. Несомненно, однако, что при оценке допущенного пропуска срока должны учитываться и возможные последствия отказа в иске по этой причине.

ГК РФ предоставляет заказчику в договоре строительного подряда права требовать от подрядчика устранение недостатков, за которые он ответственности не несет. При этом имеется в виду, что необходимые для этого работы осуществляются за счет заказчика. Однако указанное право возникает только при условии, если оно предусмотрено в договоре. Вместе с тем Кодекс освобождает подрядчика от необходимости устранить недостатки в рассматриваемой ситуации, если это не связано непосредственно с предметом договора либо не может быть осуществлено подрядчиком по причинам, от него не зависящим.

Наряду с гражданской ответственностью в ряде случаев ненадлежащее качество строительства может повлечь за собой и административную ответственность. Различные ее основания предусмотрены, например, в п. 2 ст. 66 Градостроительного кодекса. При этом в общем, плане такая ответственность установлена в Административном кодексе. Имеются в виду сооружение отдельных объектов без согласия со специально уполномоченными государственными органами, ввод в эксплуатацию предприятий без соблюдения требований об охране атмосферного воздуха, нарушение или невыполнение правил пожарной безопасности, противопожарных требований, которые предусмотрены строительными нормами и правилами при проектировании строительства зданий и сооружений.

Применительно именно к строительному подряду выделены специальные нормы, посвященные сотрудничеству контрагентов (ст. 750 ГК РФ). Имеется в виду наложение на обе стороны своего рода генеральной обязанности: принимать все зависящие от них разумные меры по устранению препятствий к надлежащему исполнению договора. Очевидно, что в основе этой статьи лежат общие для всех участников императивы: действовать разумно, добросовестно и справедливо.

Сторона, которая не исполнила свою обязанность, теряет право на возмещение возникших убытков. Соответствующая норма рассчитана на ситуацию, при которой сторона понесла убытки вследствие препятствий, которые контрагент мог и должен был предотвратить. Так, например, в случае, когда подрядчик несвоевременно выполнил работы, ссылаясь на то, что заказчик не предоставил вовремя оборудование, последний может оспорить это возражение, ссылаясь на то, что подрядчик мог приобрести оборудование у третьего лица. В подобном споре предметом доказывания будет служить «возможность» принятия соответствующих мер и их «разумность». В данном случае нет основания для применения установленной ст. 10 ГК РФ презумпции «разумности». Поэтому и «возможность» и «разумность» лиц, которые следовало предпринять контрагенту (в данном случае — подрядчику), должна доказать сторона, которая обратилась в суд (в данном случае — заказчик). Статья 750 ГК РФ предоставляет стороне, понесшей расходы в связи с исполнением обязанности принять меры, направленные на предотвращение препятствий, право требовать возмещения расходов тогда, когда это предусмотрено договором. Приведенное решение не исключает ситуации, при которой потерпевшая сторона может при наличии предусмотренных в ст. 980 ГК РФ оснований заявить требование о возмещении убытков как лицо, действовавшее без поручения в чужом интересе (ст. 984 ГК РФ).

Наряду с взысканием убытков ответственность за нарушение условий договора строительного подряда может выражаться и в уплате неустойки. Оплата неустойки может быть предусмотрена в договоре. Обычно неустойка это процент об общей стоимости строительства. Причем процент может изменяться в зависимости от продолжительности просрочки исполнения обязательства. Так, например, заказчика можно обязать уплатить неустойку:

за задержку передачи подрядчику строительной площадки, технической документации, оборудования и материалов;

за передачу некомплектного оборудования для монтажа;

Подрядчик может быть обязан уплатить неустойку:

за окончание строительства объекта после установленного срока;

за несвоевременное освобождение строительной площадки от принадлежащего ему имущества;

за нарушение сроков выполнения отдельных видов работ и т.д.

При этом стороны должны иметь в виду, что кроме санкций за неисполнение обязательств по договору, виновная сторона возмещает все убытки, не покрытые неустойками. Уплата неустоек, также возмещение убытков не освобождает стороны от исполнения своих обязательств.

Более полно, чем это было ранее сделано в общих положениях о подряде, урегулирован вопрос об ответственности за ненадлежащее качество предназначенных для строительства материалов и оборудования. Такая ответственность возлагается на сторону, которая их предоставила. Эта ответственность может наступить, если обнаружилась возможность использовать предоставленные стороной материалы и оборудование без ухудшения качества выполняемых работ. Она носит объективный характер, так как не зависит от вины стороны, предоставившей материалы и оборудование. Эта последняя сторона может быть освобождена от ответственности только при условии, если докажет, имела место невозможность исполнения, возникшая по обстоятельствам, за которые отвечает контрагент.

На отношения сторон по строительному подряду распространяется ст. 704 ГК РФ в той ее части, в которой на сторону предоставившую оборудование и материалы, возлагается ответственность не только за их ненадлежащее качество, но и за обременение правами третьих лиц.

Заказчик, который предоставил материалы и оборудование ненадлежащего качества и этим создал невозможность их использования без ухудшения качества выполненной работы, должен по требованию подрядчика их заменить. Если заказчик откажется выполнить соответствующее требование, у подрядчика возникает право, отказавшись от договора, потребовать от заказчика уплаты цены договора пропорционально выполненной части работ (п. 3 ст. 745 ГК РФ). Это право превращается в обязанность подрядчика, поскольку в случае обнаружения ненадлежащего качества результата работы, он может ссылаться на недостатки материалов и оборудования, предоставленных заказчиком, только при условии, если эти недостатки не могли быть им обнаружены при надлежащей приемке материалов (п. 3 ст. 714 ГК РФ).

При нарушении обязательств по строительному подряду применяются и другие санкции или способы защиты, не относящиеся к гражданско-правовой ответственности (ст. 12 ГК РФ). Одни из них осуществляются судом, другие — управомоченным субъектом.

Такие меры могут применяться наряду и одновременно с мерами гражданско-правовой ответственности.

К числу способов защиты относятся:

отказ заказчика или подрядчика полностью или частично от исполнения договора;

удержание подрядчиком результата работы либо оборудования или иного оказавшегося у него имущества заказчика в случае неисполнения заказчиком обязанности об оплате;

неприступление к работе или приостановка работ;

безвозмездное устранение подрядчиком недостатков либо соразмерное уменьшение установленной за работу цены при ненадлежащем качестве работ.

На практике достаточно широко применяется такой характерный именно для строительного подряда способ обеспечения надлежащего исполнения обязательства, как удержание заказчиком части предназначенной для полного расчета суммы (к примеру, 10 — 15% стоимости работ) на время до истечения гарантийного срока.

На подрядчика возлагается обязанность в ходе строительства соблюдать требования закона и иных правовых актов об охране окружающей среды и о безопасности строительных работ, постольку на него возлагается ответственность за нарушение отмеченной обязанности.

Ответственность за нарушение требований об охране окружающей среды применительно к области гражданского права может принимать для подрядчика главным образом форму обязательства возместить внедоговорный вред непосредственно потерпевшему. По общему правилу ответственность заказчика перед подрядчиком, возникающая из нарушения указанных требований, носит регрессный характер, то есть наступает после того, как соответствующие выплаты государству или непосредственно потерпевшему произвел заказчик. Эта ответственность в отношении безопасности строительных работ связана, в частности, со ст. 1095 ГК, которая относится к области деликтных обязательств. Упомянутая статья устанавливает, что за вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу гражданина либо имуществу юридического лица, отвечает перед потерпевшим тот, кто выполнял работы (подрядчик), а не тот, в чьих интересах он действовал (заказчик). К тому же важно подчеркнуть, что ответственность, о которой идет речь, носит повышенный характер: она наступает независимо от вины подрядчика.

Итак, гражданско-правовая ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение договора строительного подряда является полной и строится на основании общих положений об ответственности по договору. Гл. 25 ГК РФ и § 3. Гл. 37 ГК РФ.