Незаконная банковская деятельность судебная практика

Понятие

Незаконная банковская деятельность — финансовая активность лица, группы лиц, не имеющих регистрации, специального разрешения, получивших разрешение неправомерно.

Преступные деяния наносят экономический ущерб отдельным гражданам, организациям или государству, поэтому рассматриваются в качестве экономических преступлений средней тяжести.

На практике неправомерная финансовая деятельность выражается в противозаконных действиях субъекта (обычно это юридическое лицо), вступающего в экономические отношения с гражданами или организациями в обход нормам существующего законодательства.

Сотрудничество граждан и организаций с нарушителями может привести к неправильному оформлению документов, потере денежных средств, отсутствию контроля со стороны государственных надзорных органов и т.д.

Борьба с экономическими преступлениями подобного рода осуществляется на государственном уровне, поскольку их совершение влечет за собой нарушение прав обычных граждан, крупных и мелких предприятий, государственных структур. Ежегодно выявляются тысячи случаев мошенничества.

Причины

Нарушения провоцируются целым рядом причин:

  • спрос на банковские продукты значительно снижается пот отношению к объему существующих на данный момент предложений;
  • завышенная стоимость услуг, предоставляемых населению;
  • недостаточная вовлеченность государства в сферу данных правоотношений;
  • отсутствие поддержки финансового характера со стороны государственных органов;
  • низкий уровень контроля, который не позволяет эффективно и своевременно выявлять потенциальных мошенников;
  • наличие недоработок в правовой базе, регулирующей банковские отношения;
  • низкий уровень возможной уголовной ответственности, который варьируется незначительно в зависимости от масштаба причиненного ущерба;
  • отсутствие в стране единой и эффективной системы мониторинга, прогноза, анализа банковской сферы;
  • низкий уровень организации процесса выдачи лицензий кредитным организациям, что приводит к предоставлению разрешений незаслуживающим доверия юридическим лицам;
  • низкий уровень квалификации должностных лиц, уполномоченных вести контроль над деятельностью банковских организаций на территории страны;
  • неосведомленность и низкая финансовая грамотность населения, которая в итоге делает людей легкой добычей для мошенников.

Каковы самые распространенные виды мошенничества в сфере страхования? Узнайте об этом из нашей статьи.

Законодательное регулирование

Основные законодательные акты, регулирующие банковскую деятельность:

  1. ФЗ «О банках и банковской деятельности»;
  2. ФЗ «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)».

Помимо этого, существует еще целый ряд нормативных актов, содержащих требования и нормы по осуществлению деятельности.

В законодательных документах содержится вся необходимая информация, которая дает представление о действующей в стране системе регулирования и контроля.

Здесь указываются правила регистрации кредитных организаций, подробно описывается процедура предоставления лицензии, положения о банкротстве, порядок отзыва разрешений.

Законом определены все важные моменты, касающиеся стабильности, правомерности, надежности финансовых структур.

Перечисляются права вкладчиков и возможности по защите этих прав.

Также указываются все ключевые нормативы банковской деятельности, определяемые по инициативе ЦБ.

В документах можно найти информацию о том, как должно происходить правильное обслуживание клиентов, как проводятся все стандартные операции, как перечисляются выплаты, как формируются ставки по кредитам и т.д.

Несмотря на кажущуюся проработанность законодательства, огромное количество преступлений в банковской сфере свидетельствует о необходимости разработки дополнительных мер регулирования на государственном уровне.

Эффективными мерами могут стать следующие действия:

  • проработка и принятия единой концепции борьбы, которая бы применялась эффективно на всей территории страны;
  • конкретизация полномочий и особенностей работы служб безопасности, существующих в банках;
  • совершенствование системы лицензирования организаций, проявляющееся, прежде всего, в ужесточении контроля над выдачей лицензий и более тщательной подготовкой уполномоченных лиц;
  • создание отдельного ведомства в органах внутренних дел, в котором профессионально подготовленные специалисты узкого профиля целенаправленно бы занимались расследованием финансовых преступлений;
  • развитие международного сотрудничества по данной проблеме с целью разработки совместных эффективных стратегий и обмена опытом.

Методика расследования нарушений

При выявлении вероятных нарушений в банковской деятельности уполномоченные на проведение расследования специалисты придерживаются следующей методики:

  1. Установление факта, что осуществляемая юридическим лицом деятельность относится к сфере банковского обслуживания.

    То есть основой деятельности является извлечение прибыли при помощи финансовых операций, осуществляемое на основании соответствующего разрешения (лицензии ЦБ).

  2. Установление факта нарушения. Происходит в случае отсутствия лицензии, получения лицензии незаконно, отсутствия регистрации.
  3. Обнаружение негативных последствий, наступивших для граждан, организаций, государства. В этом случае получение прибыли, осуществляемое незаконным путем, сопровождалось нанесением ущерба своим клиентам и государству.
  4. Проведение следственных действий. В каждом конкретном случае перечень проводимых мероприятий может отличаться. Обычно они осуществляются с привлечением специалиста, работающего в банковской сфере и обладающего необходимыми познаниями. Основные следственные мероприятия: документальная ревизия, аудиторская проверка, допросы свидетелей и пострадавших, допросы сотрудников, допросы подозреваемых. Изъятые документы вместе с полученными показаниями приобщаются к делу.

Ответственность

С точки зрения закона, нести ответственность за противоправные действия в банковской сфере может любое физическое лицо, достигшее возраста 16 лет.

Основание для ответственности — совершение этим лицом деяний, содержащих соответствующие квалификационные признаки преступления.

То есть, если нарушитель во время причинения материального ущерба пострадавшей стороне действовал не в рамках существующего законодательства и нанес материальный ущерб пострадавшей стороне с целью извлечения личной прибыли. При этом умысел может быть: прямым, косвенным.

УК РФ (ст. 172) определяет, что правонарушение наказывается:

  • штрафом (100-300 тыс. руб.);
  • удержанием сумм, равных доходу за 1-2 года;
  • принудительными работами (до 4 лет);
  • лишение свободы (до 4 лет) с возможным штрафом (до 80 тыс. рублей) или удержанием дохода (за 6 месяцев).

Если действовала организованная группа, либо извлеченный доход является особо крупным, мера пресечения ужесточается:

  • принудительные работы (до 5 лет);
  • лишение свободы (до 7 лет) с возможным штрафом (до 1 млн. рублей) или удержанием дохода (за 5 лет).

Судебная практика

Гражданин Е. объединился с несколькими лицами, стремясь получить прибыль. Выбранный способ обогащения — ведение незаконной банковской деятельности. Под руководством Е. был создан субъект, являющийся кредитной организацией (нелегальным банком).

Данный субъект не имел соответствующей лицензии, не был зарегистрирован. Организованная группа осуществляла преступную деятельность — кассовое обслуживание организаций, являющихся клиентами банка.

В итоге происходило извлечение прибыли (в крупном размере) благодаря осуществлению незаконных банковских операций, совершаемых без контроля.

На основании изложенного, суд постановил признать Е. виновным, назначить ему меру пресечения — 4 года принудительных работ.

Таким образом, незаконная банковская деятельность является серьезным правонарушением.

Для сокращения количества подобных преступлений требуется усиление мер государственного контроля над деятельностью кредитных организаций.

Как не стать субъектом по уголовному делу об отмывании денежных средств? Незаконная банковская деятельность:

Суд отказал в домашнем аресте обвиняемого по ч.2 ст.172 УК РФ

Преступления, сопряженные с осуществлением незаконной банковской деятельности уже давно не являются редкостью, а в последние годы получили широкое распространение. Суды г. Москвы и Московской области выносят десятки приговоров в год по ч.2 ст.172 УК РФ. Судебная практика по незаконной банковской деятельности показывает, что, как правило, дела данной категории касаются деятельности организованных групп занимавшихся так называемым «обналичиванием» денежных средств минуя банковские учреждения с помощью расчетных счетов физических и юридических лиц.

Настоящая история началась утром 22.09.2018, когда в офис адвоката Мещерякова Н.М. поступило сообщение о производстве обыска у одного из его клиентов. Прибыв по названому адресу, адвокат обнаружил, что квартира заполнена оперативными сотрудниками различных управлений экономической безопасности и противодействия коррупции МВД России, которые, как это часто бывает в подобных случаях, находились в сопровождении многочисленных вооруженных автоматами людей в камуфляже и черных масках. Единственными «гражданскими» в данной ситуации были двое понятых, с которыми, как было установлено позже сотрудники полиции прибыли к месту производства обыска, а также непосредственно подзащитный адвоката — Ц.Е.Н. После окончания обыска по стандартному для наших силовиков сценарию, Ц.Е.Н. был принудительно доставлен в ГСУ ГУ МВД России по г. Москве (далее по тексту — ГСУ Москвы) для допроса в качестве свидетеля. После окончания допроса уже поздно вечером Ц.Е.Н. был задержан по подозрению в незаконной банковской деятельности, совершенной организованной группой с извлечением дохода в особо крупном размере (п.п. «а», «б» ч.2 ст.172 УК РФ). Все заявления и ходатайства адвоката о неправомерности задержания и нарушениях допущенных при его производстве следствие оставило без внимания. Сразу же после задержания и допроса подозреваемого, Ц.Е.Н. было предъявлено обвинение в совершении вышеуказанного преступления, с которым он категорически не согласился, полностью не признав вину. На следующий день следователь по особо важным делам ГСУ Москвы вышел с ходатайством в Тверской районный суд г. Москвы с ходатайством о домашнем аресте подзащитного адвоката Мещерякова Н.М.

В судебном процессе защита неоднократно ссылалась на ч.1.1. ст.108 УПК РФ, которая прямо запрещает применять заключение под стражу к обвиняемым в осуществлении незаконной банковской деятельности (ч.2 ст.172 УК РФ). Суду пояснялось, что задержание обвиняемого в совершении данного преступления, пусть даже и в порядке ст.91 УПК РФ, означает фактическое помещение его под стражу в обход положений ч.1.1. ст.108 УПК РФ. Помимо этого, в ходатайстве следователя местом домашнего ареста указывался адрес квартиры в г. Москве, в которой Ц.Е.Н. был фактически задержан оперативниками после обыска. В то же время, несмотря на то, что данный адрес фигурировал в ходатайстве следователя, как адрес постоянного фактического места жительства обвиняемого, а также делалась ссылка якобы обнаруженные в данной квартире улики подтверждающие вину обвиняемого, данный адрес полностью не совпадал с адресом, указанном в представленном защитой постановлении о производстве обыска и протоколе обыска. Не имея возможности возражать против объективных данных, следствие было вынуждено признать тот факт, что адрес предполагаемого места домашнего ареста обозначен в процессуальном документе ошибочно, после чего сразу же было заявлено устное ходатайство следователя об уточнении места домашнего ареста и применение его к обвиняемому по новому адресу – тому, который ранее был приведен в постановлении об обыске. При этом документального подтверждения действительности ни первоначального, ни уточненного адреса, материал следователя не содержал. На данные обстоятельства также было обращено внимание суда, как и на то, что следователь не представил данных о том, кому принадлежит данная квартира, на каком законном основании обвиняемый проживает в данном жилом помещении, имеет ли он право пользование данным жилищем на тот срок ареста, который испрашивается следствием. К тому же защите достоверно было известно, что собственник квартиры, узнав о произведенном без его участия обыске в квартире, изъял ранее представленные ключи от входной двери, запретив ею пользоваться. Таким образом, помимо изложенных аспектов, возникал и вопрос: как будет исполняться постановление суда о домашнем аресте если у следствия и обвиняемого нет доступа в жилое помещение, в котором предполагается отбывать домашний арест? Также внимание суда было обращено и на то обстоятельство, что изменяя в судебном заседании существенную часть своего ходатайства — адрес места домашнего ареста, следователь не получил и не предоставил в суд согласие на это своего руководителя, который обязан утверждать возбужденное перед судом ходатайство.

Кроме того, защита не упустила из внимания и то обстоятельство, что по сути единственным мотивом для избрания меры пресечения, сопряженной с изоляцией Ц.Е.Н. от окружающих, послужил его отказ от дачи показаний и непризнание им вины.

Поняв всю неоднозначность сложившейся ситуации лишь в совещательной комнате, суд, возобновил судебное следствие и истребовал у следствия дополнительные материалы, без которых он, очевидно, не мог решиться на арест обвиняемого. По сути, по наущению суда, следователь заявил ходатайство отложить рассмотрение дела для предоставления дополнительных материалов. Категорические возражения защитника, относительно заявленного ходатайства, суд не счел нужным принимать во внимание, после чего продлил срок задержания еще на 72 часа и отложил рассмотрение дела. Таким образом, судья своим произвольным решением поместил еще на 72 часа заключения в изолятор лицо, обвиненное в совершении преступления, по которому законодательно прямо и недвусмысленно запрещено заключать под стражу!

В новом судебном заседании защитой были представлены дополнительные сведения о собственнике квартиры, а также данные о том, что обвиняемый не имеет никаких предусмотренных законом прав на пользование данной квартирой. Помимо этого защитником было указано, что следствие не представило никаких достоверных данных, позволяющих сделать объективный вывод о наличии оснований для избрания столь жесткой меры пресечения, как домашний арест. Доводы защиты в конце концов были услышаны судьей, в результате чего в удовлетворении ходатайства следствия о домашнем аресте Ц.Е.Н. было отказано, и последний был освобожден из-под стражи в зале суда. В связи с отказом суда подвергать подзащитного адвоката домашнему аресту, следователь избрал ему меру пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении.

Постановление суда об отказе в домашнем аресте обвиняемого по ч.2 ст.172 УК РФ: