Непосредственный исполнитель

Виды исполнителя преступления

Питецкий В.В., кандидат юридических наук, профессор кафедры уголовного права Сибирского федерального университета.

Институт соучастия как сложное уголовно-правовое явление постоянно развивается и совершенствуется. Развиваются и частные вопросы соучастия. В статье рассмотрен исполнитель преступления как одна из главных фигур в соучастии.

Достаточно сравнить УК РСФСР 1960 г., в котором соучастию была посвящена лишь одна статья (ст. 17), и УК РФ 1996 г., в котором этому институту посвящено уже 5 статей (ст. ст. 32 — 36), объединенных в специальную главу. Это стало результатом научных разработок, осмысления судебной практики, которые выявили новые закономерности, наиболее типичные ситуации, отражающие сущностные аспекты этого многогранного явления, и вызвали необходимость их законодательного закрепления.

Статья 17 УК РСФСР 1960 г. определяла исполнителя как «лицо, непосредственно совершившее преступление». Часть вторая ст. 33 УК РФ 1996 г. была дополнена указанием на такие виды исполнительства, как соисполнительство и посредственное причинение вреда. Анализ действующего уголовного законодательства, правоприменительной практики позволяют обозначить следующие виды исполнителя (исполнительства) преступления.

  1. Классический исполнитель преступления. Им следует признавать одно лицо, «непосредственно совершившее преступление», то есть выполнившее его объективную сторону. Такое толкование ни у кого сомнений не вызывает. В данном случае речь идет об исполнителе в рамках института соучастия. Полагаем, что классическим исполнителем следует признавать и лицо, причинившее вред единолично, то есть вне института соучастия. Им может быть признан субъект как умышленного, так и неосторожного преступления. Каких-либо теоретических либо правовых оснований, препятствующих признанию таких лиц исполнителями преступления, по нашему мнению, не усматривается.
  2. Соисполнитель преступления. В соответствии с ч. 2 ст. 33 УК РФ соисполнитель — это лицо, непосредственно участвовавшее в совершении преступления с другими лицами (соисполнителями). Законодательный термин «непосредственно» в определении соисполнителя позволяет выделить две его разновидности. Первую из них можно назвать классическим соисполнительством, а его субъектов — классическими соисполнителями. Его суть заключается в том, что два или более лица полностью или частично выполняют объективную сторону преступления. Полное выполнение объективной стороны при таком виде соисполнительства в каких-либо пояснениях не нуждается. Например, два человека проникли в чужую квартиру и похитили из нее вещи. Классическое соисполнительство с распределением ролей при частичном выполнении объективной стороны характерно для преступлений со сложным составом. В качестве примера можно привести разбой и изнасилование, при совершении которых один из соисполнителей осуществляет угрозу, а другой изымает имущество либо совершает половой акт. Оба эти лица лишь частично выполняют объективную сторону преступления.

Специальной разновидностью соисполнительства следует признать его проявление при совершении так называемых групповых преступлений, предусмотренных ст. 35 УК. Этот вид соисполнительства является «продуктом» судебной практики, закреплен в руководящих постановлениях Пленума Верховного Суда РФ, то есть является обязательным для правоприменительных органов. Так, в соответствии с п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. «О судебной практике по дела о краже, грабеже и разбое» уголовная ответственность за кражу, грабеж и разбой, совершенные группой лиц по предварительному сговору, наступает и в тех случаях, когда согласно предварительной договоренности между соучастниками непосредственное изъятие имущества осуществляет один из них. Если другие соучастники в соответствии с распределением ролей совершили согласованные действия, направленные на оказание непосредственного содействия исполнителю в совершении преступления (например, лицо не проникало в жилище, но участвовало во взломе дверей, запоров решеток, по заранее состоявшейся договоренности вывозило похищенное, подстраховывало других соучастников от возможного обнаружения совершаемого преступления), содеянное ими является соисполнительством и в силу ч. 2 ст. 34 УК РФ не требует дополнительной квалификации по ст. 33 УК РФ. Нетрудно заметить, что в соответствии с данным разъяснением для признания лица соисполнителем хищения имущества совсем не обязательно выполнение им объективной стороны. Главным признаком соисполнительства для такой группы применительно к хищениям является единство места и времени совершения преступления. При отсутствии этого признака соисполнительство исключается. Например, если один из соучастников дал какие-либо указания или советы по телефону, не находясь непосредственно на месте совершения преступления, то он является лишь пособником, а не соисполнителем хищения в связи с отсутствием этого обязательного признака. Этот признак обязателен и для большинства других преступлений, совершаемых группой лиц по предварительному сговору. Однако для других преступлений он обычно дополняется другими признаками, характеризующими деяние и относящимися к элементам объективной стороны. В качестве примера можно привести толкование группы лиц по предварительному сговору применительно к умышленному убийству и изнасилованию, данное в соответствующих постановлениях Пленума Верховного Суда.

Более широкое толкование соисполнительства судебная практика дает применительно к организованной группе (ч. 3 ст. 35 УК РФ). В пункте 15 вышеупомянутого Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. указывается, что при признании преступлений совершенными организованной группой действия всех соучастников независимо от их роли в содеянном подлежат квалификации как соисполнительство без ссылки на ст. 33 УК РФ. Для признания соисполнительства применительно к данному виду группового преступления признак единства места и времени совершения преступления не является обязательным. Главным здесь является признак устойчивости группы. Примером такого вида соисполнительства в составе организованной группы может быть следующая ситуация. Иванов, Никонов, Петров и Щукин в течение длительного времени похищали дорогостоящие автомобили с целью последующей перепродажи. Иванов непосредственно похищал автомобили, Никонов (слесарь) — перебивал на них номера, Петров (работник ГАИ) — изготавливал соответствующие документы, а Щукин сбывал эти автомобили. По существующим правилам квалификации преступлений всех указанных в приведенном примере лиц следует признать соисполнителями хищений автомобилей, совершенных организованной группой. Между тем очевидно, что классическим исполнителем данных преступлений является лишь Иванов, который непосредственно выполнял их объективную сторону. Применительно к другим соучастникам данных хищений (Никонов, Петров и Щукин), которые, по существу, были лишь пособниками, мы должны констатировать особый вид соисполнительства в составе организованной группы. Деятельность таких соучастников можно назвать соисполнительством группового преступления без выполнения его объективной стороны. Такой же уголовно-правовой оценке подлежат и действия соучастников в составе преступного сообщества, поскольку последнее является наиболее опасным видом организованной группы.

Таким образом, следует констатировать «трансформацию» (преобразование) деятельности любого соучастника (в том числе и организатора, подстрекателя и пособника) в деятельность соисполнителя в рамках совершения группового преступления. В данном случае следует признать несоответствие фактической роли соучастника (организатор, подстрекатель, пособник) с юридической оценкой его деятельности. По сути дела, появилась фигура некоего квазиисполнителя преступления. Существование такой фигуры не совсем корректно с точки зрения законодательной логики. Однако ее появление не вызвало решительного протеста ни со стороны практиков, ни со стороны ученых. Поэтому существующие уголовно-правовые реалии вынуждают ставить вопрос об ее «легитимном» (законодательном) закреплении. Для этого необходимо внести изменения в УК о понятии исполнителя преступления. Полагаем, что ч. 2 ст. 33 УК после слов «совместно с другими лицами (соисполнителями)» следует дополнить выражением «в том числе совершившими преступление в составе одной из преступных групп, предусмотренных частями 1 — 4 статьи 35 настоящего Кодекса». Это дополнение логически требует изменения нормы об ответственности соисполнителей преступления. Предлагаемая нами редакция ч. 2 ст. 34 УК приведена в конце данной статьи. Подчеркнем, что эти предложения по совершенствованию норм о соучастии непосредственно вытекают из правоприменительной практики, и если эта практика правильно отражает сущность правовых явлений, то ее выводы должны быть закреплены непосредственно в самом законе.

  1. Третьим видом исполнителя следует признать посредственного исполнителя преступления. Данное понятие в ч. 2 ст. 33 УК не употребляется, хотя оно давно известно как теории уголовного права, так и правоприменительной практике. В соответствии с указанной нормой одним из исполнителей преступления признается лицо, совершившее преступление посредством использования других лиц, не подлежащих уголовной ответственности (выделено мною. — В.П.) в силу возраста, невменяемости или других обстоятельств, предусмотренных настоящим Кодексом.

Полагаем, что посредственное причинение вреда как давно устоявшееся уголовно-правовое явление должно быть официально закреплено в УК, а субъект такого причинения должен быть назван посредственным исполнителем преступления. Сущность этого вида исполнителя и сейчас отражена в УК, однако не в полном объеме, поэтому при законодательном определении этого вида исполнителя, по нашему мнению, она должна быть уточнена, дополнена новыми признаками. В частности, перечень лиц, «не подлежащих уголовной ответственности», с полным основанием может быть дополнен указанием на лиц, причинивших вред невиновно, находившихся в состоянии крайней необходимости, а также лиц, причинивших вред во исполнение обязательного для них приказа или распоряжения. Впрочем, такого дополнения в самом законе можно и не делать, имея в виду указанные варианты при толковании термина «другие обстоятельства». Этот вид посредственного исполнителя (посредственного причинения), закрепленный в настоящее время в УК, является классическим. Его суть заключается в том, что такой исполнитель объективной стороны преступления непосредственно не совершает, а использует для этого иных лиц (не подлежащих уголовной ответственности), которые в его руках выступают лишь «орудием» совершения преступления. Такое лицо с полным основанием можно также назвать квазиисполнителем преступления. В связи с этим представляется некорректной позиция Пленума Верховного Суда РФ, который называет таких лиц непосредственными исполнителями преступления (п. 12 упомянутого Постановления от 27 декабря 2002 г.).

Существует еще один вид исполнителя преступления как разновидность посредственного причинения, при котором субъект выполняет объективную сторону преступления совместно с лицом (лицами), не подлежащим уголовной ответственности. Перечень таких лиц был приведен выше. Такое совместное причинение вреда можно назвать посредственным сопричинением. Надлежащий субъект такого преступления признается его исполнителем. В рамках данной статьи мы не вступаем в дискуссию о том, является он исполнителем группового преступления либо преступления без этого квалифицирующего признака.

Более важным в данной статье представляется заострить внимание на том, что существующее законодательное определение исполнителя преступления (ч. 2 ст. 33 УК) не позволяет решить вопрос о надлежащей квалификации и ответственности субъекта в целом ряде тупиковых ситуаций. Это свидетельствует о существенном пробеле в законе и необходимости усовершенствования указанной нормы. В качестве примера одной из таких ситуаций предлагается следующая.

Некто Карпов из личных неприязненных отношений к Сидорову решил убить последнего. С этой целью он попросил своего знакомого Щеглова выстрелить из охотничьего ружья в Сидорова, убедив его в том, что желает просто подшутить над последним, что ружье неисправно и не заряжено. Щеглов поверил в это, согласился и произвел выстрел в Сидорова. В результате Сидоров был убит, так как ружье было заряжено боевым патроном. Следует признать в данном случае «гениальность» замысла Карпова и способа его осуществления. Вопрос о его ответственности решился бы очень просто, если у Щеглова признать отсутствие вины. В этом случае Карпов должен быть признан классическим посредственным исполнителем, что прямо закреплено в ч. 2 ст. 33 УК. Однако по всем существующим канонам установления вины это очень сомнительно. У Щеглова явно усматривается типичная небрежность, что и порождает проблему с ответственностью Карпова. Подстрекателем его признать нельзя, так как вина у Щеглова неосторожная. Его нельзя признать и исполнителем (посредственным исполнителем) преступления, поскольку Щеглов полностью выполнил объективную сторону преступления при неосторожной вине, поэтому он подлежит уголовной ответственности, а это противоречит буквальному смыслу ч. 2 ст. 33 УК. Если строго придерживаться правила о недопустимости аналогии в уголовном праве (ч. 2 ст. 3 УК), то получается, что Карпов к уголовной ответственности вообще привлечен быть не может! С одной стороны, в этом и проявляется «гениальность» им содеянного, с другой — это свидетельствует о существовании пробела в законодательном определении исполнителя преступления и необходимости его устранения.

Для устранения данного пробела предлагаем законодательное определение посредственного исполнителя дополнить указанием на то, что таковым признается и лицо, использовавшее других лиц, «подлежащих уголовной ответственности, но по другим статьям настоящего Кодекса». Такое дополнение позволит признать Карпова в приведенном примере исполнителем умышленного убийства, Щеглов же понесет уголовную ответственность за причинение смерти по неосторожности (ст. 109 УК). Полагаем, что такая юридическая оценка указанных лиц будет справедливой.

Это же дополнение в определение посредственного исполнителя решит, по нашему мнению, еще одну частную проблему квалификации и ответственности лиц в преступлениях со специальным субъектом. Речь идет о случаях, когда в таком преступлении лицо, не обладающее признаками специального субъекта, фактически выполняет его объективную сторону. В качестве иллюстрации приведем простой пример совершения воинского преступления, предусматривающего уголовную ответственность за насильственные действия в отношении начальника (ст. 334 УК РФ). Объективная сторона этого преступления в соответствии с частью первой указанной статьи вполне конкретно определена как «нанесение побоев или применение иного насилия в отношении начальника».

В связи с этим проанализируем следующую ситуацию. Солдат срочной службы Сидоров, посчитав, что его непосредственный начальник — сержант Углев — предъявляет к нему повышенные требования, решил «проучить» его. С этой целью он договорился со своим знакомым Лосевым (гражданским лицом) о том, чтобы тот избил сержанта Углева и намекнул ему, чтобы тот «отвязался» от Сидорова. Лосев, подкараулив сержанта Углева за пределами воинской части, избил его (ч. 1 ст. 116 УК), передав при этом «привет» от Сидорова. Заметим попутно, что соотношение должностей и воинских званий в подобных случаях может быть самым разнообразным, что может существенно повлиять на общественную опасность конкретного преступления.

К сожалению, следует констатировать, что в рамках действующего УК и закрепленных в нем правил квалификации приведенный пример воинского преступления не позволяет дать надлежащую уголовно-правовую оценку деянию Сидорова и определить пределы ответственности, адекватные совершенному им преступлению. Приведенная ситуация может быть решена в рамках института соучастия, если Сидорова как подстрекателя, а Лосева как исполнителя признать соучастниками преступления против личности (ч. 1 ст. 116 УК). Однако такая квалификация и вытекающие из нее пределы ответственности не отразят сущности совершенного Сидоровым воинского преступления. Это представляется совершенно очевидным. Достаточно просто сопоставить санкции указанных статей, проанализировать цели и задачи ст. 334 УК.

Не решает проблему и ч. 4 ст. 34 УК, предусматривающая ответственность соучастников преступлений со специальными субъектами. Во-первых, эта норма не позволяет отнести Лосева ни к одному из указанных в ней соучастников (организатор, подстрекатель, пособник), во-вторых, она не позволяет определить роль Сидорова в содеянном совместно с Лосевым преступлении. Признать Сидорова организатором или подстрекателем совершения воинского преступления невозможно, поскольку Лосев не может быть его исполнителем. В рамках действующего УК Сидоров не может быть признан и исполнителем преступления, ибо его объективную сторону (нанесение побоев) выполнил Лосев. Таким образом, мы имеем дело с еще одной тупиковой ситуацией в квалификации и определении ответственности, в данном случае применительно к Сидорову.

Полагаем, что приведенное выше предложение о законодательном усовершенствовании понятия посредственного исполнителя преступления позволит адекватно квалифицировать и определить пределы ответственности Сидорова в приведенном примере. Он будет признан исполнителем (в качестве посредственного исполнителя) воинского преступления, а Лосев понесет ответственность по ст. 116 УК РФ. Реализация указанного предложения позволит решить проблему квалификации и других преступлений со специальными субъектами (например, ч. 2 ст. 302 УК и др.). На основании вышеизложенного предлагаем внести следующие изменения и дополнения в нормы, регламентирующие соучастие в преступлении.

  1. Часть 2 статьи 33 УК изложить в следующей редакции: «Исполнителем признается лицо, непосредственно совершившее преступление либо непосредственно участвовавшее в его совершении совместно с другими лицами (соисполнителями), в том числе совершившими преступное деяние в составе одной из преступных групп, предусмотренных частями 1 — 4 статьи 35 настоящего Кодекса, а также посредственный исполнитель преступления. Посредственным исполнителем признается лицо, совершившее преступление путем использования других лиц, не подлежащих уголовной ответственности в силу возраста, невменяемости или других обстоятельств, предусмотренных настоящим Кодексом, а также лиц, подлежащих уголовной ответственности по другим статьям настоящего Кодекса».
  2. Часть 2 ст. 34 УК изложить в следующей редакции: «Соисполнители отвечают по статье Особенной части настоящего Кодекса за преступление, совершенное ими совместно (в том числе если они совершили преступление в составе одной из преступных групп, предусмотренных частями 1 — 4 статьи 35 настоящего Кодекса), без ссылки на статью 33 настоящего Кодекса. Характер и степень участия соисполнителей в совершенном преступлении учитываются судом при назначении наказания в соответствии со статьей 67 настоящего Кодекса».

Полагаем, что восприятие законодателем сделанных предложений будет способствовать усовершенствованию уголовно-правовых норм о соучастии в преступлении.

Правотворчество в Российской Федерации (актуальные проблемы теории и практики) 1
Формализация назначения наказания в уголовном праве зарубежных стран

Непосредственный исполнитель

Смотреть что такое «Непосредственный исполнитель» в других словарях:

  • исполнитель — 4.15 исполнитель (implementer): Организация, которая выполняет реализацию задач. Примечание В настоящем стандарте, термины «разработчик» и «исполнитель» являются синонимами. Источник … Словарь-справочник терминов нормативно-технической документации

  • Исполнитель (Подрядчик) — 3.12 Исполнитель (Подрядчик) юридическое лицо, ответственное за обеспечение требуемого уровня содержания дороги (участка дороги) или непосредственный производитель работ по содержанию дорог, действующий на основе договора подряда. Источник: ОДМ… … Словарь-справочник терминов нормативно-технической документации

  • Постановление 92-ПП: Об утверждении регламентов подготовки документов Комитетом по культурному наследию города Москвы в режиме «одного окна» — Терминология Постановление 92 ПП: Об утверждении регламентов подготовки документов Комитетом по культурному наследию города Москвы в режиме «одного окна»: 1.3.2. Заявители физические и юридические лица, индивидуальные предприниматели,… … Словарь-справочник терминов нормативно-технической документации

  • Список умерших в 1996 году — … Википедия

  • Эксцесс исполнителя — по УК РФ (ст. 36) совершение исполнителем преступления, не охватывающегося умыслом других соучастников. За эксцесс исполнителя другие соучастники преступления уголовной ответственности не подлежат. Различают количественный и качественный эксцесс … Большой юридический словарь

  • Интендант — (воен.) вообще должностное лицо военного ведомства, служащее по интендантской части (см. Интендантство). В частности, по терминологии действующего закона звание И. присваивается лишь некоторым из таких должностных лиц. В России в настоящее время… … Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

  • ШТАУФЕНБЕРГ — (Stauffenberg), Клаус Шенк фон (15.XI.1907 20.VII.1944), граф, один из руководителей заговора 20 июля 1944 в Германии, непосредственный исполнитель покушения на Гитлера. Выходец из аристократич. рода. С 1926 на службе в рейхсвере. В 1940 43… … Советская историческая энциклопедия

  • НАУЙОКС Альфред — НАУЙОКС (Naujoks) Альфред Хельмут (1911 60), секретный агент СД фашистской Германии, штурмбаннфюрер СС (см. ШТУРМБАННФЮРЕР СС). Известен как непосредственный исполнитель провокационного нападения 31 августа 1939 на немецкую радиостанцию в… … Энциклопедический словарь

  • Трейдер — член биржи, участник биржевой торговли, осуществляющий биржевые сделки за собственный счет или по поручению клиентов. По английски: Trader Синонимы: Брокер трейдер Синонимы английские: Floor trader, Local trader, Broker trader См. также: Трейдеры … Финансовый словарь

  • Герценштейн, Михаил Яковлевич — Михаил Яковлевич Герценштейн … Википедия

Отличие соучастия от посредственного причинения (посредственное исполнение), от неосторожного сопричинения и прикосновенности преступления

Посредственное причинение образует случаи, когда одно лицо совершает умышленное преступление посредством использования другого лица, не подлежащего уголовной ответственности в силу возраста, невменяемости, иного болезненного состояния либо по иным основаниям*, предусмотренным УК РФ, при этом сам субъект объективную сторону преступления не выполняет. Посредственное преступление соучастия не образует, и за преступление будет отвечать сам субъект преступления.

Неосторожное сопричинение также не образует соучастия, поскольку одно лицо субъекта преступления совершает умышленное преступление, используя неосторожные деяния другого лица, при условии отсутствия предварительного сговора между ними на совершение умышленного преступления (в больнице лицо, отвечающее за хранение медикаментов, содержащие наркотические средства, исполняющее свои обязанности посредственно (не закрывает сейф, не следит за лекарствами) и если пациент совершает хищение этих медикаментов, не является соучастником и привлекается к дисциплинарной ответственности; кассир отходит от кассы и забывает закрыть ее, покупатель же видя эту ситуацию совершает кражу, если не было предварительного сговора – соучастия нет).

Прикосновенность преступления. Уголовно наказуемы следующие виды неприкосновенности:

1. Заранее не обещано укрывательство преступления (до начала выполнения объективной стороны субъектом преступления другое лицо не обещало скрыть преступление или преступника, предметы, добытые преступником, а уже было дано пос,ле того, как совершено преступление).

2. Заранее не обещанное приобретение или сбыт предметов, добытых преступным путем.

3. Легализация, отмывание денежных средств или иного имущества, добытого другими лицами преступным путем (в отличии от 2. в этой ситуации придается правомерность содержания имущества, добытого преступным путем)

Другие виды прикосновенности существуют, но они не влекут уголовной ответственности.

Виды соучастников преступленияпредусмотрены в статье 33 УК РФ:

1. Организатор преступления – лицо, 1)организовавшее совершение преступления либо 2)руководящее совершением преступления либо 3)создавшее организованную группу или 4)преступное сообщество (соответственно 4 вида организаторов, указанных в преступлении)

2. Подстрекатель – лицо, склонившее исполнителя к совершению преступления путем уговора, подкупа, угрозы или иным способом.

Виды подстрекателей различаются в зависимости от способа подстрекательства (подстрекать можно только к совершению конкретного преступления, а не к совершению преступления вообще либо преступлений определенного типа). В криминологии существует такой термин, как «инициатор преступления»; данный термин имеет несколько иное значение, чем подстрекатель, так как он может применяться и в тех преступлениях, которые совершены только соисполнителями.

3. Исполнитель – лицо, которое непосредственно выполняло признаки объективной стороны преступления либо участвовало в совершении преступления наряду с другими лицами (соисполнитель) либо использовало для совершения преступления лиц, не подлежащих уголовной ответственности в силу возраста, невменяемости, иного болезненного состояния или по иным основаниям, предусмотренным в УК РФ.

Виды исполнителя:

· Непосредственный исполнитель

· Соисполнитель (выполняет объективную сторону преступления наряду с другими лицами преступления, при этом каждый может выполнить объективную сторону от начала и до конца, либо какую-то ее часть)

· Посредственный исполнитель (причинитель) (который использует лиц, не подлежащих уголовной ответственности)

4. Пособник- лицо, 1)содействовавшее совершению преступления советом, указанием, предоставлением информации, предоставление средств или орудий совершения преступления, 2) устранившее препятствие для совершения преступления, а также лицо, которое 3) заранее (до начала выполнения объективной стороны преступления исполнителя) обещало скрыть преступление или преступника, приобрести или сбыть предметы, добытые в результате преступления.

Виды пособниковразличаются в зависимости от способа пособничества. В научной литературе выделяют 2 группы:

· Интеллектуальный пособник (давало советы, информацию, устранение препятствий)

· Физический пособник (предоставления средств или орудий совершения преступления)