Нарушение прав третьих лиц

Гарантия соблюдения прав третьих лиц в англоязычном контракте на разработку ПО (Часть 2)

Итак, в прошлом посте, который был посвящен гарантиям в договоре на разработку ПО, я остановился на гарантии работоспособности («Warranty of functionality»). Я предлагаю продолжить этот увлекательный экскурс по миру гарантийных обязательств и рассмотреть особенности использования гарантии соблюдения прав третьих лиц «Infringement Warranty».
В современном мире защита прав интеллектуальной собственности весьма актуальна. Вот и Заказчик, начитавшись новостей про многомиллионные иски правообладателей ИС-прав к нарушителям, интересуется: «нет ли при разработке рисков, связанных с нарушением прав третьих лиц?» и «кто в ответе за это нарушение?».
В контракте на разработку ПО порядок этих правоотношений описывается посредством «Infringement Warranty». Суть этой гарантии заключается в том, что при разработке и дальнейшей передаче заказчику исключительных прав на использование ПО, разработчиком умышленно не будут нарушены авторские, патентные и любые иные права третьих лиц.
Удачная формулировка:
» Developer warrants that Developer will not knowingly infringe on the copyright or trade secrets of any third party in performing services under this Agreement. To the extent any material used by Developer contains matter proprietary to a third party, Developer shall obtain a license from the owner permitting the use of such matter and granting Developer the right to sub-license its use. Developer will not knowingly infringe upon any existing patents of third parties in the performance of services required by this Agreement, but Developer MAKES NO WARRANTY OF NON-INFRINGEMENT.
If any third party brings a lawsuit or proceeding against Customer based upon a claim that the Software breaches the third party’s patent, copyright or trade secrets rights, and it is determined that such infringement has occurred, Developer shall hold Customer harmless against any loss, damage, expense or cost, including reasonable attorney fees, arising from the claim.
This indemnification obligation shall be effective only if:
A. The third party intellectual property rights involved were known to Developer prior to delivery of the Software
B. Customer has make all payments required by this Agreement
C. Customer has given prompt notice of the claim and permitted Developer to defend, and
D. The claim does not result from Customer’s modification of the Software.
To reduce or mitigate damages, Developer may at its own expense replace the Software with a non-infringing product.»
*термин «NON-INFRINGEMENT» в патентном словаре означает «патентная чистота
Основная цель этой гарантии скорее распределение рисков, связанных с нарушением прав интеллектуальной собственности в процессе разработки, чем уверение заказчика в действительном положении вещей. Сложно себе представить, что в процессе разработки не будут задеты чьи-либо ИС-права – ведь в мире столько патентов, которые касаются различных видов технологий. Поэтому нельзя быть уверенным в том, что права интеллектуальной собственности не будут нарушены. Мы можем гарантировать скорее отсутствие умышленных нарушений прав третьих лиц. Помочь нивелировать эти риски нам может дорогостоящая услуга патентного поиска сторонней организации либо содержание штата сотрудников, которые будут заниматься этим поиском, либо создание дополнительной нагрузки на проектную команду.
Стоит отметить, что нарушение может произойти по воле недобросовестных специалистов-разработчиков, которые умышленно скопировали часть кода, либо в результате некачественного патентного поиска, который не заметил потенциального нарушения.
Давая такую гарантию, разработчик берет на себя риски последствий того, что продукт может затронуть ИС-права третьей стороны.
Выводы:

  • Гарантировать следует отсутствие умышленного нарушения ИС-прав, а не «патентную чистоту» продукта.
  • Стоит предусмотреть условия, при которых будет отсутствовать ответственность разработчика (например, в случае, если нарушение возникло в результате модификации ПО Заказчиком).
  • Чтобы не возникло проблем, связанных с ИС-правами третьих лиц необходимо нанимать добросовестных программистов и проводить качественный патентный поиск.
  • Отказ от этой гарантии, скорее всего, приведет к потере клиента, т.к. эта гарантия является общепринятой в современной контрактной практике.

Защита прав и законных интересов участников исполнительного производства

Законодательство предоставляет лицам, считающим, что их права и законные интересы нарушены приставом-исполнителем, несколько способов защиты. Эти способы указаны в ст. 19 Закона о судебных приставах, согласно которой постановления, действия (бездействие) судебного пристава могут быть обжалованы:

  • а) вышестоящему должностному лицу;
  • б) в суд.

Процедура обжалования постановлений и действий (бездействия) должностных лиц службы судебных приставов вышестоящему должностному лицу содержится в гл. 18 Закона об исполнительном производстве. При этом обращение с жалобой к вышестоящему должностному лицу не является препятствием для обращения в суд. Кроме того, отмена вышестоящим должностным лицом оспариваемого постановления судебного пристава-исполнителя в период рассмотрения дела судом не может служить основанием для прекращения производства по этому делу, если применение такого постановления привело к нарушению прав, свобод и законных интересов заявителя.

Оспаривание постановлений, действий (бездействия) судебных приставов-исполнителей и иных должностных лиц ФССП России рассматриваются в порядке, предусмотренном гл. 24 АПК. Однако если от разрешения данных требований зависит определение гражданских прав и обязанностей сторон исполнительного производства, а также иных заинтересованных лиц, указанные требования рассматриваются в порядке искового производства.

В частности, арбитражный суд рассматривает такие требования, как об освобождении имущества, включая исключительные имущественные права, от ареста (исключении из описи) в случае возникновения спора, связанного с принадлежностью имущества; об отмене установленного судебным приставом-исполнителем запрета на распоряжение имуществом, в том числе запрета на совершение регистрационных действий в отношении имущества (для лиц, не участвующих в исполнительном производстве); о возврате реализованного имущества; об обращении взыскания на заложенное имущество; о признании торгов недействительными; о возмещении убытков, причиненных в результате совершения исполнительных действий и (или) применения мер принудительного исполнения.

Такие дела являются спорами по требованиям имущественного характера, не подлежащим оценке, и рассматриваются арбитражным судом субъекта РФ.

Стороны исполнительного производства вправе оспорить в суде постановление судебного пристава-исполнителя об оценке имущества должника в порядке, предусмотренном гл. 24 АПК, либо о произведенной оценке в исковом порядке оспорить стоимость объекта оценки, указанную оценщиком в отчете (п. 3 и 4 ч. 4 ст. 85 Закона об исполнительном производстве).

При рассмотрении споров об оспаривании постановления судебного пристава-исполнителя об оценке имущества должника, основанной на отчете оценщика, к участию в деле в качестве заинтересованного лица следует привлекать также оценщика, составившего соответствующий отчет. Равным образом при оспаривании в суде в порядке искового производства стоимости объекта оценки, указанной оценщиком в отчете, к участию в деле в качестве третьего лица необходимо привлекать судебного пристава-исполнителя, указавшего эту стоимость в постановлении об оценке вещи или имущественного права. При этом суд делает вывод о достоверности произведенной оценки независимо от того, как сформулировал требование заявитель — оспаривание результата оценки или оспаривание постановления судебного пристава-исполнителя, поскольку в обоих случаях данное обстоятельство является существенным для спора.

Жалобы на постановления должностных лиц ФССП России по делам об административных правонарушениях, заявления об оспаривании постановлений указанных должностных лиц о привлечении к административной ответственности рассматриваются арбитражными судами по нормам гл. 25 АПК.

Окончание либо прекращение исполнительного производства сами по себе не препятствуют рассмотрению по существу судом заявления об оспаривании конкретного постановления либо действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя, повлекших неблагоприятные последствия для заявителя.

Арбитражному суду подведомственно рассмотрение заявления об оспаривании постановления, действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя, если оно принято к производству арбитражного суда до объединения исполнительных производств в сводное исполнительное производство, в котором также исполняются исполнительные листы, выданные судами общей юрисдикции, и (или) исполнительные документы несудебных органов, проверка законности которых относится к компетенции судов общей юрисдикции.

Но при ведении сводного исполнительного производства, в котором наряду с исполнительными документами арбитражных судов исполняются исполнительные документы, выданные судами общей юрисдикции, вопрос об утверждении мирового соглашения, соглашения о примирении по любому исполнительному производству, входящему в сводное, разрешается судом общей юрисдикции.

Законодательством предусмотрено обжалование постановлений, действия (бездействия) следующих лиц ФССП России: главного судебного пристава РФ; главного судебного пристава субъекта (главного судебного пристава субъектов) РФ; старшего судебного пристава, их заместителей; судебного пристава-исполнителя.

По делам об оспаривании постановлений, действий (бездействия) судебных приставов-исполнителей требования предъявляются заявителем к судебному приставу-исполнителю, чьи постановления, действия (бездействие) оспариваются, при прекращении его полномочий — к должностному лицу, которому эти полномочия переданы, а если полномочия не передавались — к старшему судебному приставу соответствующего структурного подразделения ФССП России. К участию в деле в качестве органа или должностного лица, чьи решения, действия (бездействие) оспариваются, привлекают территориальный орган ФССП России, в структурном подразделении которого исполняет (исполнял) обязанности судебный пристав-исполнитель, поскольку при удовлетворении требования заявителя судебные расходы могут быть возмещены за счет названного территориального органа ФССП России.

В случае оспаривания постановлений, действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя другая сторона исполнительного производства (взыскатель или должник) подлежит привлечению к участию в деле в качестве заинтересованного лица.

При оспаривании одним из взыскателей постановления судебного пристава-исполнителя, касающегося очередности распределения денежных средств в рамках сводного исполнительного производства, суд привлекает к участию в деле в качестве заинтересованных лиц остальных взыскателей, права и законные интересы которых затрагиваются оспариваемым постановлением.

Вместе с тем право оспаривания в суде постановлений, действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя и иных должностных лиц ФССП России принадлежит нескольким группам субъектов:

  • а) взыскатель и должник, а также и иные лица, которые считают, что нарушены их права и законные интересы, созданы препятствия к осуществлению ими прав и законных интересов либо на них незаконно возложена какая-либо обязанность (ч. 1 ст. 198 АПК);
  • б) органы и учреждения, являющиеся администраторами доходов соответствующего бюджета, на счета которых согласно исполнительному документу подлежат зачислению указанные в нем денежные средства (ст. 160.1 БК);
  • в) прокурор (ч. 1 ст. 52 АПК);
  • г) лица, обращающиеся в арбитражный суд в защиту публичных интересов, прав и законных интересов других лиц. К ним относятся: государственные органы, органы местного самоуправления и иные органы, организации и граждане, Уполномоченный при Президенте РФ по защите прав предпринимателей, уполномоченные по защите прав предпринимателей в субъектах РФ (ст. 53, 53.1 АПК).

Защита прав должника осуществляется арбитражным судом и при взыскании исполнительского сбора, который представляет собой меру принуждения в связи с несоблюдением законных требований государства; он является не правовосстановительной санкцией, обеспечивающей исполнение должником обязанности возместить расходы по совершению исполнительных действий, а санкцией штрафного характера (на должника возлагается обязанность произвести определенную дополнительную выплату в качестве меры его публично-правовой ответственности за совершенное им в процессе исполнительного производства правонарушение).

Исполнительский сбор устанавливается судебным приставом- исполнителем, однако арбитражный суд вправе с учетом степени вины должника в неисполнении в срок исполнительного документа, имущественного положения должника, иных существенных обстоятельств отсрочить или рассрочить взыскание исполнительского сбора, а также уменьшить его размер, но не более чем на одну четверть от размера, установленного в соответствии с ч. 3 ст. 112 Закона об исполнительном производстве, либо освободить должника от его взыскания не только при разрешении требований об уменьшении размера исполнительского сбора или освобождении от его взыскания, но и при разрешении требований об оспаривании постановления судебного пристава-исполнителя о взыскании исполнительского сбора.

При рассмотрении вопроса в отношении исполнительского сбора арбитражный суд не связан основаниями и доводами требований об оспаривании постановления судебного пристава-исполнителя, его задача — установить обстоятельства, свидетельствующие о необходимости уменьшить размер исполнительского сбора, освободить должника от его взыскания на основании исследованных в судебном заседании доказательств, даже если стороны на данные обстоятельства не ссылались (ч. 4 ст. 200 АПК).

Вместе с тем уменьшение судом размера исполнительского сбора не влечет за собой признания постановления судебного пристава- исполнителя о взыскании исполнительского сбора незаконным. Это постановление считается измененным соответствующим образом (ч. 9 ст. 112 Закона об исполнительном производстве).

В качестве основания освобождения субъекта предпринимательской деятельности от взыскания могут являться только обстоятельства непреодолимой силы (п. 3 ст. 401 ГК).

Иные лица могут быть освобождены от уплаты исполнительского сбора исходя из положений п. 1 ст. 401 ГК, если они приняли все меры для надлежащего исполнения содержащегося в исполнительном документе требования. Если такие меры не принимались, то отсутствие у должника, в том числе органа государственной (муниципальной) власти или бюджетного (муниципального) учреждения, необходимых средств для выполнения требований исполнительного документа само по себе не является основанием для освобождения от уплаты исполнительского сбора.

Должник не может быть освобожден от уплаты исполнительского сбора, даже если требования исполнительного документа были в полном объеме исполнены им сразу после истечения срока для добровольного исполнения, однако такие действия должника с учетом объективных причин задержки исполнения могут учитываться судом при разрешении требований должника об уменьшении размера исполнительского сбора, но не более чем на одну четверть.

Вместе с тем защита прав взыскателя, должника и других лиц при совершении исполнительных действий не исключает применения мер гражданской ответственности за вред, причиненный незаконными постановлениями, действиями (бездействием) судебного пристава- исполнителя (ст. 1069 ГК).

Лицо, считающее, что его права и законные интересы нарушены в ходе исполнительного производства, может подать иск о возмещении вреда, причиненного незаконными постановлением, действиями (бездействием) судебного пристава-исполнителя, который предъявляется к России, от имени которой в суде выступает главный распорядитель бюджетных средств — ФССП России (п. 3 ст. 125, ст. 1071 ГК, подп. 1 п. 3 ст. 158 БК).

По делам о возмещении вреда суд должен установить факт причинения вреда, вину причинителя вреда и причинно-следственную связь между незаконными действиями (бездействием) судебного пристава- исполнителя и причинением вреда.

То обстоятельство, что действия (бездействие) судебного пристава- исполнителя не были признаны незаконными в отдельном судебном производстве, не является основанием для отказа в иске о возмещении вреда, причиненного этими действиями (бездействием), и их законность суд оценивает при рассмотрении иска о возмещении вреда.

Если утрачено или повреждено незаконно изъятое у должника имущество либо если после утраты или повреждения законно изъятого и переданного на хранение имущества должник исполнил свои обязательства перед взыскателем за счет другого имущества, причиненный вред подлежит возмещению должнику, за исключением случаев, когда имущество было передано на хранение (под охрану) самому должнику или членам его семьи.

Вред, причиненный вследствие утраты или повреждения арестованного имущества, переданного судебным приставом-исполнителем самому должнику на хранение (под охрану) либо законно изъятого у должника и переданного на хранение (под охрану) иным лицам, подлежит возмещению взыскателю только в том случае, если у должника отсутствует иное имущество, за счет которого могут быть удовлетворены требования по исполнительному документу. Вред также подлежит возмещению взыскателю, если судебным приставом-исполнителем был незаконно снят арест с имущества, впоследствии отчужденного должником, и иным имуществом должник не владеет. Бремя доказывания наличия иного имущества у должника возлагается на ответчика.

Если в указанных случаях утраченное имущество являлось предметом залога, на которое судом обращено взыскание, вред подлежит возмещению взыскателю-залогодержателю в размере утраченного заложенного имущества без учета того обстоятельства, имеет ли должник другое имущество, на которое возможно обратить взыскание. При этом истцу необходимо доказать лишь факт утраты такого имущества.

В случае если по вине территориального органа Росимущества произошла утрата арестованного имущества, переданного ему на реализацию, территориальные органы ФССП России вправе требовать от Росимущества, в том числе в судебном порядке, перечисления на депозитные счета структурных подразделений службы судебных приставов, передавших имущество на реализацию, его рыночной стоимости для дальнейшего зачисления денежных средств взыскателям по исполнительным производствам (ч. 1 ст. 89 Закона об исполнительном производстве).

В удовлетворении требования о возмещении вреда при подтверждении факта его причинения действиями (бездействием) судебного пристава-исполнителя не может быть отказано только на том основании, что конкретный размер вреда невозможно установить (например, при утрате не подвергшегося оценке или ненадлежащим образом оцененного имущества должника, утрате ценных бумаг, рыночная стоимость которых колеблется). В этом случае размер подлежащего возмещению вреда определяется судом с разумной степенью достоверности с учетом всех обстоятельств дела, исходя из принципа справедливости и соразмерности ответственности (п. 5 ст. 393 ГК).

В то же время отсутствие реального исполнения само по себе не является основанием для возложения на государство обязанности по возмещению не полученных от должника сумм по исполнительному документу, поскольку ответственность государства в сфере исполнения судебных актов, вынесенных в отношении частных лиц, ограничивается надлежащей организацией принудительного исполнения этих судебных актов и не подразумевает обязательности положительного результата, если таковой обусловлен объективными обстоятельствами, зависящими от должника.

Кроме того, согласно гл. 27.1 АПК установлен специальный способ защиты участников исполнительного производства в виде присуждения компенсации за нарушение права на исполнение судебного акта в разумный срок.