Нарушение интеллектуальных прав

Понятие контрафактной продукции

Термин «контрафакт» происходит от лат. contrafactio – подделка. Действующее законодательство не содержит легального определения контрафакта, но дает определение контрафактного материального носителя. В случае когда изготовление, распространение или иное использование, а также импорт, перевозка или хранение материальных носителей, в которых выражены РИД или средство индивидуализации, приводят к нарушению исключительного права на такой результат или на такое средство, такие материальные носители считаются контрафактными (п. 4 ст. 1252 ГК РФ).

Из данного определения следует, что к числу объектов правоотношений в области оборота контрафактной продукции относятся:

  • – исключительное право на охраняемый РИД или средство индивидуализации;
  • – материальные носители, в которых выражен РИД или средство индивидуализации;
  • – оборудование, прочие устройства и материалы, применяемые для изготовления материальных носителей, использование которых приводит к нарушению исключительного права;
  • – любые действия по незаконному обороту таких материальных носителей или оборудования;
  • – средства индивидуализации (фирменное наименование, товарный знак, знак обслуживания, коммерческое обозначение), которые оказываются тождественными или сходными до степени смешения, и в результате такого тождества или сходства могут быть введены в заблуждение потребители и (или) контрагенты.

Правовой режим представляет собой нормативно-определенные правила относительно того или иного предмета отношений, которые обязательно должны соблюдаться участниками отношений по поводу этого предмета. Правовым режимом «отличаются друг от друга различные объекты гражданского оборота, и именно эта их сторона имеет значение для гражданского права».

В. Н. Лопатин предлагает определять режим контрафакта через наличие специального объекта и специфические правила, определяющие особенности его оборота.

  • 1. Контрафактом являются материальные носители и специальное техническое оборудование, предназначенное для изготовления указанных носителей. Соответственно, контрафакт обладает признаком овеществленности, поскольку все явления, которые охватываются данным понятием, представляют собой физически осязаемые телесные вещи. Как следствие, нарушение интеллектуальных прав, не связанное с содержащими охраняемые объекты интеллектуальной собственности материальными носителями (например, бездоговорное публичное исполнение музыкального произведения), контрафактом не является.
  • 2. Соответствующий осязаемый объект должен содержать охраняемый законом РИД (например, промышленный образец) и (или) приравненное к нему средство индивидуализации (например, товарный знак) либо должен быть предназначен для изготовления или иного использования вещей, содержащих РИД или средства индивидуализации. При этом конкретный технический способ нанесения или включения РИД или средства индивидуализации соответственно на (в) материальный носитель значения не имеет.
  • 3. Соответствующий материальный носитель должен быть изготовлен, а специальное оборудование должно применяться в целях изготовления материальных носителей при отсутствии разрешения правообладателя, т.е. с нарушением исключительного права, и далее использоваться (храниться, перевозиться и т.п.) также без разрешения правообладателя.

Наиболее масштабным является тиражирование и распространение контрафактных носителей, например, такое как производство и распространение контрафактных носителей с программными продуктами.

Программное обеспечение делового назначения реализуется в розничной торговле в основном в виде коробочных версий. Для правомерно введенных в гражданский оборот экземпляров таких программных продуктов, как правило, характерны следующие признаки:

  • • передаваемый покупателю носитель и пакет сопроводительных материалов упакованы в картонную коробку, которая выполняется типографским способом с использованием многокрасочной печати. На упаковку наносятся выходные данные производителя, его товарные знаки, артикульный номер продукта;
  • • внутри коробки содержатся сопроводительные документы (руководство пользователя и регистрационная карточка конечного пользователя программ, которые применяют многие фирмы для последующей технической поддержки, иногда – лицензионное соглашение). Техническое руководство пользователю по установке и основным навыкам работы с продуктом выполнено в виде буклета, где описаны основные функции продукта и даются рекомендации по его установке и использованию;
  • • программные продукты некоторых производителей комплектуются техническими средствами защиты (ключевыми дискетами, аппаратными ключами защиты), без наличия которых легальные копии программ функционировать не смогут;
  • • некоторые программные продукты содержат сертификат подлинности, обладающий различными средствами защиты (водяные знаки, голографические и термочувствительные полоски). Сертификат подлинности располагается на коробке, содержащей программный продукт, или вкладывается в нее;
  • • на нерабочую поверхность носителя (CD-ROM) чаще всего наносится специальная маркировка с указанием названия продукта, наименования правообладателя и номера продукта по внутрифирменному рубрикатору или регистрационного номера комплекта;
  • • программные продукты практически никогда не выпускаются в «сборниках», на одном компакт-диске содержится лишь один программный продукт.

Примером использования контрафактной продукции в области программного обеспечения является установка нелегальных экземпляров программ для ЭВМ на жесткий диск персональных компьютеров и продажа таких компьютеров вместе с программным обеспечением. Фирмы, реализующие персональные компьютеры с предустановленным программным обеспечением, имеют конкурентное преимущество перед продавцами компьютерной техники, которые такой предустановки не производят.

Следующим видом контрафакта является установка и настройка нелицензионных версий программного обеспечения по заказу пользователя. Такие действия могут быть квалифицированы соответствующими статьями УК РФ: ст. 146 «Нарушение авторских и смежных прав» – незаконное копирование и распространение программного продукта и ст. 272 «Неправомерный доступ к компьютерной информации». Под компьютерной информацией понимаются сведения (сообщения, данные), представленные в форме электрических сигналов, независимо от средств их хранения, обработки и передачи. В случае, когда такие лица не имеют официального статуса предпринимателя, такая деятельность дополнительно может быть квалифицирована как незаконное предпринимательство (ст. 171 УК РФ).

На практике встречаются ситуации, когда добросовестный пользователь вводится в заблуждение относительно лицензионности поставленного ему программного продукта. Пользователю, например, могут выписываться счета на поставку легального продукта, его могут даже снабдить фрагментами документации на программу, но в итоге у него на компьютере оказывается «пиратская» версия. В тех случаях, когда пользователь после внесения соответствующей предоплаты не получает полноценный лицензионный продукт, можно говорить о посягательстве на собственность в форме мошенничества (ст. 159 УК РФ).

Нелегальное распространение программного обеспечения, аудиопрограмм, фонограмм и других РИД по электронной почте, через Интернет или Интранет наносят огромный ущерб разработчикам и являются наиболее частым нарушением прав правообладателей.

Нарушением авторских прав являются действия, осуществляемые без согласия правообладателя, к которым можно отнести:

  • • загрузку любого произведения, в том числе программ и (или) их компонентов, электронной документации, на сервер в сети Интернет. Поскольку исключительное право на воспроизведение нарушается самим фактом копирования файлов, не имеет значения цель размещения материалов (например, «только для зарегистрированных пользователей», «для личных нужд хозяина сайта» и т.д.), а также то, ограничен ли доступ к ресурсу (пароли для пользователей и «проверенных партнеров» и т.п.);
  • • пересылку любого произведения, в том числе программ и их компонентов по сети, посредством электронной почты или иных программ обмена данными;
  • • открытие общего доступа к сетевому ресурсу (в том числе с парольной идентификацией), например к диску или директориям, содержащим легальные копии программ и (или) их компонентов, таким образом, что третьи лица получают возможность скопировать эти программы.

Можно выделить несколько типов нарушений, допускаемых конечными пользователями.

Первый тип – полное нелицензионное использование. Имеются в виду случаи, когда у организации нет ни одного законно приобретенного экземпляра используемого программного обеспечения.

Второй тип – выход за пределы установленных правообладателем условий использования конкретного экземпляра программы для ЭВМ.

Наиболее типичный способ выхода за пределы лицензионных условий – превышение числа рабочих мест. Данная ситуация характерна для ПО, использующегося в многопользовательском режиме, более чем на одном рабочем месте. Например, организация приобретает лицензию для использования программы для ЭВМ на пяти рабочих местах, а использование производится на 20 компьютерах.

В связи с тем что установлена презумпция однопользовательской лицензии, при наличии лицензионного экземпляра программного продукта установка его на многих компьютерах также является правонарушением. Надо учитывать, что если программы лицензируются на определенное количество рабочих мест или локальных сетей (сетевые версии), а не на организацию в целом, то количество приобретаемых экземпляров сетевых версий программного продукта должно соответствовать числу подразделений, имеющих собственные локальные сети, в которых планируется использовать данный продукт. Некоторые правообладатели оговаривают возможность использования сетевых версий программ только на компьютерах, подключенных к локальной сети в пределах одного здания.

Третий тип (менее распространенное, но также встречающееся нарушение) – использование наряду с легально приобретенными базовыми компонентами дополнительных (но уже нелицензионных) компонентов, существенно расширяющих общую функциональность системы. Например, приобретается локальная версия продукта, а фактически на компьютеры производится установка сетевой версии со взломанной системой защиты. Очевидно, осознавая преимущества сервисов, которыми обеспечиваются лицензионные экземпляры программного обеспечения, и приобретая минимальное количество лицензий, недобросовестные пользователи все же получают поддержку разработчика (пусть и не совсем полноценную). К тому же создается видимость хоть какого-то юридического прикрытия, ведь определенное количество лицензий все же имеется в наличии, и, если повезет, не очень дотошные проверяющие могут не заметить несоответствия и ответственности удастся избежать. Разновидностью такого рода нарушений является несоблюдение разработчиками порядка использования и распространения компонентов третьих лиц в составе собственных продуктов.

При этом необходимо понимать, что использование статей ГК РФ, которые позволяют использовать произведение свободно или без разрешения автора или без выплаты вознаграждения авторам, касаются только правомерно введенных экземпляров, к контрафактным экземплярам данные исключения не имеют никакого отношения.

  • Бачило И. Л., Лопатин В. Н., Федотов М. А. Информационное право: учебник / под ред. Б. Н. Топорнина. 2-е изд., с изм. и доп. СПб.: Юридический центр Пресс, 2005. С. 87.
  • Гражданское право. Т. 1 / отв. ред. Е. А. Суханов. М.: БЕК, 2000. С. 299.
  • См.: Лопатин В. Н. Интеллектуальная собственность. Контрафакт. Актуальные проблемы теории и практики. М., 2009.

Защита интеллектуальных прав *

<*> Karkhalev D.N. Protection of intellectual rights.

Кархалев Денис Николаевич, доцент кафедры гражданского права Института права Башкирского государственного университета, кандидат юридических наук.

В статье проводится анализ новых способов защиты гражданских прав, определяется их юридическая природа и выявляются на этой основе особенности их применения.

Ключевые слова: интеллектуальная собственность, защита интеллектуальных прав, лицензиат.

Key words: intellectual property, protection of intellectual rights, licensee.

Правовое регулирование отношений в связи с созданием объектов интеллектуальной собственности осуществляется нормами части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ), в которой нашел свою реализацию ряд концептуальных положений и достижений цивилистической науки. Так, в ГК РФ появились новые способы защиты гражданских прав, которые требуют научного анализа, определения их юридической природы и выявления на этой основе особенностей их применения.

При нарушении интеллектуальных прав потерпевшее лицо может воспользоваться общими способами защиты гражданских прав, предусмотренными в ст. 12 ГК РФ и др., и специальными, в частности, закрепленными в ст. 1250 — 1252 ГК РФ и др.

При выборе способа защиты права необходимо учитывать специфику (существо) интеллектуального права и последствия его нарушения. Необходимо также иметь в виду, что защита интеллектуальных прав осуществляется в рамках охранительного правоотношения, которое направлено на обеспечение защиты (восстановление) нарушенного гражданского права или правового положения потерпевшего лица. В рамках данной правовой связи реализуются меры гражданско-правового принуждения (меры ответственности, меры защиты и др.).

На обязанную сторону правоотношения оказывается неблагоприятное имущественное воздействие в пользу потерпевшего лица. Защита нарушенного права в рамках охранительного обязательства может быть осуществлена также в добровольной форме. В таком случае применение мер принуждения к правонарушителю не требуется.

Важнейшей особенностью охранительного правоотношения является наличие в его содержании самостоятельного гражданского права на защиту и охранительной обязанности, которые существуют в указанном качестве только в данном правоотношении. Основанием возникновения указанного правоотношения является нарушение интеллектуального права.

Объекты интеллектуальных прав имеют идеальную природу <1>. Они не подвержены износу (амортизации), представляют собой нематериальное благо. Данную особенность также необходимо учитывать при защите нарушенного интеллектуального права.

<1> См.: Дозорцев В.А. Понятие и система исключительных прав. Новая эра в охране исключительных прав // Интеллектуальные права. Понятие. Система. Задачи кодификации: Сб. статей. М.: Статут, 2003.

Защиту интеллектуальных прав необходимо рассматривать в ретроспективном смысле слова, т.е. как отношения, которые складываются после нарушения права. Все способы защиты интеллектуальных прав, таким образом, должны рассматриваться как правовое последствие соответствующего противоправного поведения.

Специфика защиты интеллектуальных прав заключается в том, что нарушение часто сопровождается тем, что страдает доброе имя автора, его репутация. Как представляется, именно этим обстоятельством обусловлено появление в ГК РФ такого нового способа защиты неимущественного права, как публикация решения суда о допущенном нарушении, и некоторых других.

Нарушение личных неимущественных прав авторов характеризуется тем, что восстановить данные права в полном объеме, как представляется, невозможно (в отличие от защиты имущественных прав). Следовательно, задачей цивилистической науки и законодателя является поиск способов защиты, которые хотя бы в некоторой степени способствовали восстановлению того положения, которое существовало до нарушения. Указанный выше способ обладает достаточной эффективностью, поскольку опубликованное в средствах массовой информации решение суда способствует некоторому восстановлению доброго имени автора, его репутации.

Нельзя не отметить еще одну особенность защиты интеллектуальных прав, предусмотренную в ст. 1254 ГК РФ. Согласно указанной статье способами защиты интеллектуальных прав (предусмотренными в ст. 1250, 1252, 1253 ГК РФ) может воспользоваться лицо, которое не является обладателем интеллектуального права. Речь идет о правах лицензиата, который получает право использовать объект интеллектуальной собственности по лицензионному договору.

Анализ норм части четвертой ГК РФ свидетельствует о том, что имеет место тенденция на ужесточение наказания за нарушение интеллектуальных прав с целью восстановления прав потерпевшего лица в полном объеме.

Так, за нарушение исключительного права на произведение предусмотрена ответственность (компенсация) в размере от десяти тысяч рублей до пяти миллионов рублей либо в двукратном размере стоимости экземпляров произведения (ст. 1301). Ответственность в таком размере предусмотрена за незаконное использование товарного знака (ст. 1515) и за незаконное использование наименования места происхождения товара (ст. 1537) и др.

Кроме общих способов защиты гражданских прав в части четвертой ГК РФ (в случае нарушения личных неимущественных прав или исключительных прав автора) также закреплено специальное требование о публикации решения суда о допущенном нарушении права (ст. 1251 и 1252). В случае нарушения исключительных прав автора допускается требование об изъятии материального носителя (ст. 1252).

Также появились такие способы, как изъятие и уничтожение оборудования и материалов, использованных для нарушения гражданских прав (ст. 1252), и ликвидация по требованию прокурора юридического лица, неоднократно или грубо нарушающего исключительные права (ст. 1253).

Все меры правового воздействия, которые применяются к нарушителю с целью его наказания, с одной стороны, и защиты интеллектуальных прав потерпевшего лица — с другой, можно подразделить на две группы — меры ответственности и иные меры принуждения. Последние в юридической литературе иногда именуются мерами защиты.

Меры защиты в отличие от мер ответственности не влекут возложение на правонарушителя дополнительных обременений (лишений) и применяются лишь при наличии факта нарушения (объективно-противоправного поведения). В этом случае не требуется доказывать в суде иные элементы состава гражданского правонарушения (вину, причинную связь, вред (убытки)).

Согласно п. 3 ст. 1250 ГК РФ отсутствие вины нарушителя не освобождает его от обязанности прекратить нарушение интеллектуальных прав и не исключает применение в отношении нарушителя мер, направленных на защиту таких прав.

На указанную особенность защиты интеллектуальных прав обращается внимание в п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26 марта 2009 г. N 5/29 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» <2> (далее — Постановление N 5/29).

<2> Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2009. N 4.

В абз. 2 указанного пункта Постановления N 5/29 содержится разъяснение, согласно которому судам следует иметь в виду, что указанное правило подлежит применению к способам защиты соответствующих прав, не относящимся к мерам ответственности. Ответственность за нарушение интеллектуальных прав (взыскание компенсации, возмещение убытков) наступает применительно к ст. 401 ГК РФ.

К числу мер ответственности, закрепленных в части четвертой ГК РФ, с моей точки зрения, относится возмещение убытков, компенсация за нарушение интеллектуальных прав (п. 3 ст. 1252, ст. 1301), гражданско-правовая конфискация (п. 4 и 5 ст. 1252, ст. 1515), ликвидация юридического лица по требованию прокурора (ст. 1253), досрочное прекращение (лишение) исключительного права публикатора на произведение (ст. 1342), компенсация морального вреда и др.

Мерами защиты являются признание интеллектуального права, пресечение действий, нарушающих интеллектуальные права или создающих угрозу его нарушения, восстановление положения, существовавшего до нарушения, публикация решения суда о допущенном нарушении и др.

В порядке постановки научной проблемы предположу, что при нарушении неимущественных прав авторов может применяться такой способ защиты, как самозащита права (не указанный в части четвертой ГК РФ). Данный способ представляет собой самостоятельные действия потерпевшего лица по восстановлению нарушенного права, например, в телекоммуникационных сетях, средствах массовой информации или другие активные действия, направленные непосредственно против нарушителя.

Результатом применения указанных мер правового воздействия является восстановление нарушенного интеллектуального права в полном объеме и наказание, неблагоприятное имущественное или неимущественное воздействие на правонарушителя.

Среди перечисленных в ст. 1252 ГК РФ способов защиты исключительных прав наиболее эффективным является взыскание компенсации за нарушение данных прав. В отличие от возмещения убытков применение указанного способа не связано с трудностями процессуального характера. По сути, необходимо лишь доказать факт нарушения исключительного права. Возмещение же убытков требует представления доказательств наличия убытков.

Размер компенсации определяет суд в зависимости от характера нарушения и иных обстоятельств дела с учетом требований разумности и справедливости. Компенсация может быть присуждена за каждый способ неправомерного использования объекта интеллектуальной собственности.

В абз. 2 п. 43.3 Постановления 5/29 содержится разъяснение по этому вопросу, согласно которому размер подлежащей взысканию компенсации должен быть судом обоснован. При определении размера компенсации суд, учитывая, в частности, характер допущенного нарушения, срок незаконного использования результата интеллектуальной деятельности, степень вины нарушителя, наличие ранее совершенных лицом нарушений исключительного права данного правообладателя, вероятные убытки правообладателя, принимает решение, исходя из принципов разумности и справедливости, а также соразмерности компенсации последствиям нарушения.

Защита личных неимущественных прав автора и исключительного права осуществляется в юрисдикционной форме в исковом судопроизводстве. По понятной причине такие споры немногочисленны в пределах одного субъекта России, как показывает анализ судебной практики Республики Башкортостан. Однако в масштабах всей страны они занимают значительное число споров.

В этой связи, говоря о защите интеллектуальных прав, нельзя не отметить интересную инициативу Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (которую, безусловно, необходимо поддержать), касающуюся идеи создания в России в структуре арбитражных судов Суда по интеллектуальным правам. Функционирование такого суда, как представляется, будет способствовать достижению наибольшей эффективности в деле восстановления нарушенных интеллектуальных прав.

С учетом сказанного перспективы развития гражданского законодательства о защите интеллектуальных прав видятся в расширении способов защиты указанных прав, увеличении размера гражданско-правовой ответственности за нарушение прав авторов, а также в усилении восстановительной (компенсационной) функции гражданского права в области интеллектуальной собственности.

К проблеме регулирования завещательных возложений *
Перспективы развития нотариата в Российской Федерации *