Методы раскрытия преступлений

Нетрадиционные методы раскрытия преступления

Нетрадиционные методы раскрытия преступления. В российской литературе по криминалистике и оперативно-розыскной деятельности все чаще стали появляться призывы использовать способности экстрасенсов для раскрытия и расследования преступлений. С.В. Лаврухин предлагает обращаться к экстрасенсам при расследовании сложных убийств, а в отдельных ситуациях — создавать их комиссии.

Для изучения вопроса о принципиальной возможности и результативности использования экстраординарных способностей человека в оперативно-розыскной работе в 1993 г. в различные регионы страны был направлен специальный запрос ГУУР и ВНИИ МВД России о случаях привлечения лиц, обладающих такими возможностями к эпизодическому и систематическому сотрудничеству с ОВД.

Ответы, полученные из органов внутренних дел 73 регионов России, подвергнуты анализу специалистами ВНИИ МВД РФ. Результаты проведенного анализа показали, что в 37 % случаев от всей выборки (27 регионов) фактов привлечения к проведению оперативно-розыскных мероприятий лиц с экстраординарными способностями не отмечено. В то же время 63% субъектов опроса (46 регионов) сообщили, что сотрудники подразделений криминальной милиции в отдельных случаях обращались за помощью к лицам, декларирующим свои необычные возможности.

В 2008 году руководитель Следственного комитета при прокуратуре РФ А.И. Бастрыкин заявил, что к расследованию дела о подрыве «Невского экспресса» привлекались экстрасенсы. По сути, это первое официальное признание того, что правоохранительные органы используют в своей работе привлечение людей с паранормальными способностями.

Приведем пример нетрадиционного метода раскрытия преступления — положительного результата использования знаний экстрасенса в работе правоохранительных органов.

В январе 2007 г. примерно в один и тот же период времени в г. Петрозаводске и г. Беломорске без вести пропали две девочки. Убийцу одной из них довольно быстро установили, он был осужден к исключительной мере наказания. Обстоятельства исчезновения второго ребёнка долгое время прояснить не могли, несмотря на настойчивую работу следственно-оперативной группы. Тогда следователь обратился к специалисту-экстрасенсу Л.А. Корабельниковой, которая пояснила, что «девочка не убита, а утонула, провалившись под лёд». Сообщение подтвердилось. Труп девочки обнаружили в месте, указанном экстрасенсом. В настоящее время, судя по публикации Е. Крушельницкого, к данному специалисту-экстрасенсу нередко обращаются за помощью сотрудники уголовного розыска. Её сообщения, конечно, не имеют доказательственного значения, однако помогают в поисковой и следственной работе.

Возникает вопрос, каким же образом можно приобщить информацию, сообщаемую экстрасенсом к уголовному делу? Какой статус участника уголовного судопроизводства приобретет экстрасенс?

Согласно ст.6 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12.08.1995 г. № 144-ФЗ, должностные лица органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, решают ее задачи посредством личного участия в организации и проведении оперативно-розыскных мероприятий, используя помощь должностных лиц и специалистов, обладающих научными, техническими и иными специальными знаниями, а также отдельных граждан с их согласия на гласной и негласной основе.

Участие при проведении оперативно-розыскных мероприятий специалистов-экстрасенсов настоящим законом не запрещено, следовательно, действующему законодательству РФ не противоречит.

Поскольку данная деятельность не носит уголовно-процессуального характера, то информация, получаемая с использованием возможностей лиц, обладающих экстрасенсорными способностями, является ориентирующей, то есть доказательственного значения не имеет. Однако информация такого рода, может приобрести данное значение.

Так, обратимся к ст. 11 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12.08.1995 г. № 144-ФЗ, согласно которой, результаты оперативно-розыскной деятельности могут быть использованы для подготовки и осуществления следственных и судебных действий, проведения оперативно-розыскных мероприятий по выявлению, предупреждению, пресечению и раскрытию преступлений, выявлению и установлению лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших, а также для розыска лиц, скрывшихся от органов дознания, следствия и суда, уклоняющихся от исполнения наказания и без вести пропавших, имущества, подлежащего конфискации, для принятия решений о достоверности представленных государственным или муниципальным служащим либо гражданином, претендующим на должность судьи, предусмотренных федеральными законами сведений. Результаты оперативно-розыскной деятельности могут служить поводом и основанием для возбуждения уголовного дела, представляться в орган дознания, следователю или в суд, в производстве которого находится уголовное дело или материалы проверки сообщения о преступлении, а также использоваться в доказывании по уголовным делам в соответствии с положениями уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации, регламентирующими собирание, проверку и оценку доказательств, и в иных случаях, установленных настоящим Федеральным законом.

Исходя из изложенного, к примеру, по результатам данных, полученных от специалиста-экстрасенса, оперуполномоченным составляется рапорт или служебная записка. Требование к информации заключается в том, чтобы она содержала достаточные данные, указывающие на признаки преступления. В дальнейшем информация, полученная от специалиста-экстрасенса, подлежит проверке в порядке ст. 109 УПК РФ, в результате которой находит официальное подтверждение. Например, специалист-экстрасенс указывает, что в каком-либо месте находится труп, следственно-оперативная группа производит выезд по данному сообщению, в результате которого обнаруживает труп, в связи с чем следователем возбуждается уголовное дело. Это весьма допустимая ситуация.

Таким образом, проблема использования нетрадиционных методов раскрытия преступлений требует дальнейшего научного исследования, и лишь после всестороннего анализа, а также апробации на практике можно будет говорить об использовании данных методов в целях получения доказательственной информации при расследовании преступлений.

Автор статьи: Безгина Наталья Владимировна, юрист-эксперт ЭПОД

Редактор: Игорь Решетов

Следственные версии и методы логического мышления в расследовании преступлений

Сущность расследования преступления, как известно, заключается в познании события, имевшего место в прошлом. Возможность его познания основывается на положениях философии, ее теории познания, законах и категориях, отражающих всеобщую связь и взаимосвязь явлений, фактов и обстоятельств. Любое совершаемое преступление связано с окружающей обстановкой и потому оставляет в ней определенные следы – «отпечатки» события, которые бывают материальные (следы рук, ног, орудий взлома, огнестрельного оружия и т.д.) и нематериальные (идеальные, в сознании людей-потерпевших, свидетелей и др.), что дает возможность по этим следам установить время, место, способ, механизм и другие обстоятельства события преступления. В ходе расследования должны быть даны различные объяснения указанным и другим обстоятельствам совершенного преступления с помощью версий и методов логического мышления.

В планировании расследования преступлений весьма важную роль играют версии, которые составляют его основу. Сама версия означает предположение, подлежащее проверке в ходе расследования. Без выдвижения версий невозможен процесс доказывания. Версии являются средством установления объективной истины по уголовному делу, содержащему ту или иную совокупность доказательств.

Следственная версия – это основанное на фактических данных предположение следователя, дознавателя, подлежащее тщательной проверке, выдвигаемое относительно расследуемого события в целом, отдельного факта или группы фактов и обстоятельств, входящих в предмет доказывания по уголовному делу.

По своей логической природе версия представляет собой разновидность научной гипотезы как формы познания. Гипотезы, являющиеся вероятными предположениями, строятся по поводу крупных явлений природы, закономерностей их возникновения и развития, а также исторических событий либо общественной жизни. Версии же в расследовании рассматриваются как частные предположения, объясняющие такое негативное явление в жизни общества, как преступление, его юридические признаки и обстоятельства совершения.

Следственные версии, применяемые в расследовании преступлений, различаются по: объему охватываемых ими обстоятельств и фактов; степени конкретности и вероятности; времени выдвижения; отношению к обстоятельствам, подлежащим доказыванию; субъектам выдвижения.

Версии по объему охватываемых обстоятельств и фактов делятся на общие и частные. Общие версии – это предположения, выдвигаемые относительно расследуемого события в целом. Например, если уголовное дело возбуждено в связи с обнаружением трупа с признаками насильственной смерти, выдвигаются такие общие версии: 1) имело место убийство; 2) убийства не было, а имело место умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего; 3) убийства не было, а имело место самоубийство; 4) имело место убийство, инсценированное под самоубийство или другое преступление; 5) убийства не было, а имел место несчастный случай. Без выдвижения общих версий не представляется возможным правильно определить направление расследования, объективно осуществить процесс доказывания по уголовному делу, установить наличие или отсутствие в деянии конкретного состава преступления. Частные версии – это тоже предположения, но они касаются отдельных фактов или обстоятельств расследуемого события, в отношении которого выдвинуты общие версии. Между тем, как свидетельствует практика, некоторые следователи и дознаватели ограничиваются выдвижением только частных версий и в планах расследования не указывают общие версии относительно совершенного деяния (например, кражи, грабежа или разбоя), по факту которого было возбуждено уголовное дело. Общие версии ими подменяются частными версиями, касающимися отдельных элементов события: места, времени, субъекта преступления (его возраста, состояния алкогольного или наркотического опьянения, судимости и др.). Такое планирование приводит к недостаткам и ошибкам в определении предмета доказывания, направления расследования, способов собирания доказательств и квалификации преступления.

По степени конкретности и вероятности версии делятся соответственно на типичные и конкретные, маловероятные и наиболее вероятные, основные и контрверсии. Типичная версия – это предположение, касающееся расследуемого события в целом или отдельных его обстоятельств, основанное на данных изученного и обобщенного опыта расследования преступлений по уголовным делам определенной категории. Собранный и изученный эмпирический материал дает возможность сконструировать ряд типичных версий, облегчающих планирование расследования по конкретному уголовному делу, находящемуся в производстве следователя или дознавателя. Такие версии позволяют в типичной следственной ситуации правильно определить направление расследования, средства и способы эффективного собирания доказательств, особенно на начальном этапе расследования. Конкретные версии – это предположения, построенные при расследовании преступления по конкретному уголовному делу, содержащему фактический материал. На этом же доказательственном материале конструируется основная версия, обладающая той или иной степенью вероятности (маловероятная, наиболее вероятная). Логическим отрицанием основной версии является контрверсия, т.е. противопоставление основной версии. Например, если по уголовному делу выдвинута общая версия о краже, то контрверсия должна быть сформулирована так: «кражи не было, а имел место грабеж» или «кражи не было, она инсценирована материально ответственным лицом с целью сокрытия недостачи».

Поскольку при расследовании преступлений соблюдается этапность, то версии по времени их выдвижения подразделяются на первоначальные, основой выдвижения которых является первичный материал уголовного дела, и последующие, строящиеся на втором этапе расследования с учетом всех собранных по делу доказательств. Выдвижение этих версий позволяет следователю, дознавателю запланировать такие следственные и иные процессуальные действия в сочетании с оперативно-розыскными мероприятиями, которые и на начальном этапе расследования по «горячим» следам, и в дальнейшем дают возможность быстро и качественно собрать доказательства, задержать подозреваемого и привлечь его в качестве обвиняемого.

С позиций процесса доказывания, установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, обвинения или оправдания лица в совершении преступления различаются обвинительные и оправдательные версии. Обвинительная версия представляет собой формулу обвинения, изложенную в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого, обвинительном заключении, обвинительном акте, а также в обвинительной речи государственного обвинителя и обвинительном приговоре. Свое мнение по существу обвинения может изложить суду потерпевший или его представитель. Оправдательная версия – это предположение о непричастности подозреваемого или обвиняемого к расследуемому преступлению либо об отсутствии в деянии обвиняемого состава преступления. Эта версия выдвигается и тогда, когда обвиняемый заявляет о своем алиби. Она находит свое выражение в защитительной речи защитника и в оправдательном приговоре суда. Если в ходе судебного разбирательства государственный обвинитель придет к убеждению, что представленные доказательства не подтверждают предъявленное подсудимому обвинение, т.е. не что иное, как версию обвинения, то он должен отказаться от обвинения. Полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения влечет за собой прекращение уголовного дела или уголовного преследования полностью или в соответствующей его части (ч. 7 ст. 246 УПК). Необходимость выдвижения и проверки оправдательной версии вытекает из важнейшего принципа уголовного судопроизводства – презумпции невиновности.

По субъектам выдвижения следственные версии подразделяются на следственные, розыскные, оперативно-розыскные, экспертные, судебные и версии специалиста. Следственные и розыскные версии выдвигаются следователем и дознавателем по уголовным делам, находящимся в их производстве. Розыскную версию выдвигает и оперативный работник для установления местонахождения разыскиваемого лица, похищенного имущества и т.д. Оперативно-розыскные версии выдвигают должностные лица органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, на основании поручения следователя. Экспертные версии – это версии лица, обладающего специальными знаниями и назначенного но уголовному делу для производства судебной экспертизы и дачи заключения. Версии специалиста – лица, обладающего специальными знаниями и привлеченного к участию в процессуальных действиях, а также для постановки вопросов эксперту, разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию. Судебные версии – это версии стороны обвинения (прокурора, поддерживающего государственное обвинение, потерпевшего или его представителя), стороны защиты (защитника, подсудимого) и суда, выдвигающего версии относительно первоочередных вопросов, разрешаемых при постановлении приговора в совещательной комнате: 1) доказано ли, что имело место деяние, в совершении которого обвиняется подсудимый; 2) доказано ли, что деяние совершил подсудимый; 3) является ли это деяние преступлением и какими пунктом, частью, статьей УК оно предусмотрено; 4) виновен ли подсудимый в совершении этого преступления; 5) и других вопросов, предусмотренных ст. 299 УПК. Версии, выдвинутые в своей совокупности в форме контрверсий «виновен» – «не виновен», позволяют суду постановить обвинительный или оправдательный приговор.

Построение и проверка версий, являясь элементами планирования расследования преступлений, тесно связаны между собой. Построить и проверить версии по уголовному делу – значит дать всем обстоятельствам и фактам, составляющим событие преступления, предположительные объяснения путем их логического осмысливания и оценки правильности выводов с учетом всех имеющихся доказательств. При этом построение версий недопустимо смешивать с предметом доказывания по уголовному делу. Если предмет доказывания предусматривает вопрос о том, что необходимо выяснить по данному делу, то построение версии предполагает иной вопрос: как это сделать, чтобы установить все то, что входит в круг выясняемых обстоятельств, имеющих доказательственное значение.

При выдвижении и проверке версий необходимо соблюдать следующие правила.

  • 1. По уголовному делу следует выдвигать все объективно возможные версии для установления обстоятельств, предусмотренных планом расследования. Во всяком случае должно быть построено столько версий, сколько диктуется материалами дела для установления истины. Односторонность, или так называемая «подгонка» материалов к версии, кажущейся единственно правильным объяснением, может неизбежно привести к ошибкам, в частности, к неправильному определению направления расследования, собиранию доказательств не относящихся к предмету доказывания, привлечению в качестве обвиняемого лица, не причастного к совершению преступления.
  • 2. Выдвигать версии по уголовному делу нужно сразу, когда есть для этого возможность. Первичный материал уголовного дела является основой планирования первоначального этапа расследования. Он позволяет сделать обоснованные предположения как о характере события в целом, так и об отдельных его обстоятельствах. При этом целесообразно использовать сведения, полученные из непроцессуальных источников.
  • 3. Построенные версии следует проверять параллельно, одновременно, во взаимосвязи, так как все они обладают той или иной степенью вероятности и еще неизвестно, какая из них подтвердится, станет достоверной, т.е. приведет к истине, а какая будет опровергнута.
  • 4. Проверять версии необходимо до тех пор, пока одна из них не окажется соответствующим действительности объяснением события, факта, а все остальные отпадут. Если версия станет единственно верным объяснением события, факта и в материалах уголовного дела будут отсутствовать противоречащие ей обстоятельства, то на основе совокупности собранных доказательств можно считать данную версию подтвердившейся.

Для полной проверки версии ее содержание нужно расчленить на отдельные вопросы, выяснение которых должно привести к выводу о том, имеются ли соответствующие следствия, вытекающие из данной версии. Выводить надо все следствия, которые должны бы существовать в случае подтверждения истинности проверяемой версии. Путем определения следствий конкретизируется общее направление расследования и уточняется производство следственных действий, которые позволят установить факты и обстоятельства, подтверждающие или опровергающие предполагаемые следствия. Если следствия будут соответствовать объективной действительности, можно утверждать, что проверяемая версия подтвердилась.

При построении и проверке версий необходимо пользоваться методами логического мышления: анализом, синтезом, индукцией, дедукцией, аналогией.

Анализ – изучение события или факта путем разложения его на составные части или мысленного расчленения посредством логической абстракции (например, изучение обстановки места происшествия по расположению отдельных предметов, следов и других вещественных доказательств).

Синтез – изучение события, факта или предмета на основе суммирования (соединения) отдельных его частей. Событие, факт, предмет исследуется в его целостности, единстве и взаимной связи частей (например, взломанные дверцы шкафа, выдвинутые ящики комода, выброшенные малоценные вещи в своей совокупности свидетельствуют о проникновении подозреваемого в квартиру с целью хищения денег, ценностей).

Индукция – метод, основанный на умозаключении от частных, единичных случаев к общему выводу, от отдельных фактов к обобщениям. Суждение делается о событии в целом по имеющимся совокупным частным признакам путем перехода от частного к общему. Например, при наружном осмотре трупа обнаружены ножевые ранения, количество и локализация которых свидетельствуют о том, что потерпевший сам себе нанести их не мог. Отсюда делается вывод, что в данном случае имело место убийство.

Дедукция – метод обратный индукции. Это суждение о частных признаках по характеру события или предмета в целом. Вывод делается от общего к частному. Например, имущество, которое со слов заявителя было у него похищено, в действительности утрачено им самим, что подтверждается установленными по делу доказательствами.

Аналогия означает сходство, подобие изучаемых событий, фактов, предметов, но в целом различных и неповторимых в своей совокупности признаков. Аналогия играет немаловажную роль в построении версий. Следователь, дознаватель, используя свой личный опыт и обобщенный опыт передовой практики расследования преступлений данного вида, строит версии на основе фактических данных конкретного уголовного дела исходя из того, что если отдельные признаки, имеющиеся в данном случае, совпадают с признаками, которые имелись ранее в другом событии или факте, то и все остальные признаки совпадают, т.е. имеет место сходное событие или сходный факт.

В практике расследования преступлений используется интуиция догадка, проницательность, основанная на предшествующем опыте. Но надо иметь в виду, что догадка, не подкрепленная фактическими данными уголовного дела, может оказаться ошибочной. Профессиональная догадка следователя, дознавателя по установлению обстоятельств уголовного дела должна основываться на бесспорно собранных доказательствах.

Действующее уголовно-процессуальное законодательст­во РФ предусматривает в две формы производства предвари­тельного расследования:

    1. дознание;
    2. предварительное следствие.

Подобная дифференциация обусловлена большим количест­вом, как материально-правовых, так и процессуальных предпо­сылок: различной тяжестью расследуемых преступлений и т. д.

Вместе с тем и дознание, и предварительное следствие, яв­ляясь формами одного и тоже же этапа процессуальной дея­тельности — предварительного расследования, направлены на достижение общей цели и решение общих процессуальных за­дач. Следовательно, порядок их осуществления очень близок другу к другу. Это в частности выражается:

    • в общих условиях предварительного расследования,
    • в единых способах собирания и проверки доказательств,
    • в одинаковых требованиях по обес­печению прав и законных интересов участвующих лиц,
    • в иден­тичных средствах государственного принуждения и т.д.

И доз­наватель, и следователь наделены иными общими процессуаль­ными полномочиями; деятельность обоих этих участников осуществляется при условии судебного и ведомственного кон­троля, а также прокурорского надзора.

Доказательства, полу­ченные при производстве дознания, имеют для суда такую же юридическую силу, как и доказательства, собранные в ходе предварительного следствия.

Предварительное следствие считается основной формой расследования, так как в ней наиболее полно представлены все процессуальные возможности досудебного производства и га­рантии прав участвующих лиц. Поэтому расследование боль­шинства уголовных дел осуществляется именно в форме пред­варительного следствия.

В свою очередь, дознание является уп­рощенной формой расследования. Его проведение возможно лишь по некоторым уголовным делам о преступлениях неболь­шой или средней тяжести, перечисленных в ч. 3 УПК и не представляющих большой сложности в расследовании.

Виды дознания:

    1. производство неотложных следственных действий, осущест­вляемых органами дознания в определенных случаях при на­личии признаков преступления, по которому производство предварительного следствия обязательно ( УПК РФ);
    2. собственно дознание («упрощенное» расследование — в некоторых учебниках) (ст. УПК РФ);
    3. сокращенное дознание (ст. УПК РФ) — введено в марте 2013 года.

Первый вид дознания рассчитан на случаи, когда следова­тель в силу объективных причин перегружен или следственно-оперативной группы нет на месте ввиду командировки, выполнения срочной работы по другому уголовному делу. Вместе с тем в УПК РФ производство неотложных следственных действий четко не отнесено ни к дознанию, ни к предварительному следствию.

Второй вид представляет собой собственно дознание, т.е. «уско­ренное» (упрощенное) расследование преступлений в порядке и сро­ках, указанных в гл. 32 УПК РФ (ст. 223-225) по уголовным делам, указанным в ч. 3 ст. 150 УПК РФ.

Дознание в сокращенной форме производится на основании ходатайства подозреваемого о производстве по уголовному делу дознания в сокращенной форме и при наличии одновременно следующих условий:

    • уголовное дело возбуждено в отношении конкретного лица по признакам одного или нескольких преступлений, указанных в Кодекса;
    • подозреваемый признает свою вину, характер и размер причиненного преступлением вреда, а также не оспаривает правовую оценку деяния, приведенную в постановлении о возбуждении уголовного дела;
    • отсутствуют предусмотренные Кодекса обстоятельства, исключающие производство дознания в сокращенной форме.

В соответствии с ч. 1 УПК дознание про­водится по тем же правилам, что и предварительное следст­вие, но за исключением некоторых процессуальным особенно­стей.

Отличие дознания от предварительного следствия:

    1. В методе уголовно-процессуального регулирования. Так, со­гласно ч. 2 ст. 150 УПК производство предварительного следст­вия является обязательным по всем уголовным делам, за ис­ключением тех, по которым может проводиться дознание. Это означает, что по остальным делам, перечисленным в ч. 3 ст. 150 УПК, возможно проведение дознания. Дознание при необходимости, в том числе по письменному указанию прокурора, может быть заменено предварительным следствием.
    2. В субъектах. Так, дознание по уголовным делам осуществ­ляет дознаватель. И лишь в исключительных случаях, преду­смотренных п. 7, 8 ч. 3 УПК, дознание может прово­диться следователем (в частности, по уголовным делам, связан­ным со специальным правовым статусом подозреваемого или потерпевшего дознание проводится следователями Следствен­ного комитета при прокуратуре РФ).
    3. В сроках. Так, для дознания характерны менее длительные процессуальные сроки, которые к тому же имеют свои преде­лы, регламентированные ч. 4, 5 УПК. Поэтому если доз­наватель не может закончить расследование в установленный законом срок, то уголовное дело подлежит передаче для даль­нейшего производства следователю.
    4. В процессуальном статусе лица, подвергающегося уголовному преследованию. Так, в ходе дознания лицо, в отношении которого осуществляет­ся уголовное преследование, получает статус обвиняемого лишь на самом последнем этапе — в момент вынесения в отношении его обвинительного акта (до этого, на всем протяжении предшествующей процессуальной деятельности дознавателя это лицо пребывает в статусе подозреваемого). В связи с этим законодатель предусматривает особую, спе­цифическую» процедуру придания лицу статуса подозреваемого, характерную исключительно для дознания — направление уве­домления о подозрении в совершении преступления ( УПК); в ходе предварительного следствия лицо в зависимости от характера совершенно­го преступления и от конкретных обстоятельств уголовного де­ла может получить статус обвиняемого на любом этапе.
    5. В способе формирования позиции стороны обвинения для по­следующего судебного разбирательства. Позиция обвинения при рассмотрении в форме дознания выражается в вынесении в отношении подозреваемого обвини­тельного акта. Этот процессуальный документ ( УПК) сочетает элементы и постановления о привлечении в качестве обвиняемого, и обвинительного заключения. Предварительное след­ствие характеризуется двухэтапным способом формирования позиции обвинения: вначале следователь привлекает лицо в качестве обвиняемого (в порядке, предусмотренном гл. 23 УПК), а затем в отношении его составляется обвинительное заключение.
    6. В соотношении прокурорского надзора и ведомственного контроля. Так, полномочия прокурора за дознанием весьма существенны. Согласно ч. 2 ст. 37 УПК и ряда других положений закона дознаватель обязан согласовывать с проку­рором целый ряд процессуальных решений, а также направляе­мых в суд ходатайств. Помимо этого в ведении прокурора нахо­дятся вопросы о продлении сроков дознания, об отводах и са­моотводах дознавателя, о его отстранении от расследования и т. д. Прокурор имеет право влиять на ход дознания, давая обязательные для исполнения письменные указания о направ­лении расследования, о производстве отдельных следственных действий и т. д. В его компетенцию также входит рассмотрение жалоб на действия (бездействие) и решения дознавателя с пра­вом их отмены или частичного изменения, утверждение обви­нительного акта и множество других процессуальных полномо­чий. Прокурорский надзор за ходом предварительного следствия сводится лишь к некоторым полномочиям. Ведомственный контроль за ходом предварительного следст­вия осуществляет руководитель следственного органа. Ведомственный контроль за деятельностью дознавателя осу­ществляется начальником органа дознания и руководителем под­разделения дознания, которые в соответствии со ст. 401 и 41 УПК наделены некоторыми функциями по координации этой фор­мы расследования, а также по обеспечению законности и обос­нованностью решений дознавателя.
    7. В форме окончания предварительного расследования. Дознание может оканчиваться прекращением уголовного де­ла (гл. 29 УПК) и его направлением в суд с обвинительным ак­том (ст. 225, 226 УПК). Кроме того, дознание может быть окончено посредством смены формы предварительного расследования, т.е. путем передачи уголовного дела для дальнейшего производства предварительного следствия. Для предварительного следствия характерны такие формы оконча­ния расследования, как прекращение уголовного дела (гл. 29 УПК) и направление уголовного дела в суд с обвинительным заключением (гл. 30, 31 УПК). Помимо этого предварительное следствие может оканчиваться и еще одной специфической формой — направлением материалов уголовного дела в суд для применения принудительных мер медицинского характера (ст. 439 УПК).