Личная жизнь определение

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПОНЯТИЯ «ЧАСТНАЯ ЖИЗНЬ»

В современной юридической науке, как и в действующем законодательстве, отсутствует единое понимание права на неприкосновенность частной жизни. Нет и четкого определения понятия «частная жизнь». Одни специалисты в области прав человека исходят из того, что право на неприкосновенность частной жизни прямо связано со свободой мысли, совести и религии, свободой выражения своего мнения, свободой собраний и ассоциаций, правом создавать семью. Ветров Н.И. Преступления против конституционных прав и свобод граждан // Уголовное право: Особенная часть / Под ред. Н.И. Ветрова, Ю.И. Ляпунова. М.: Эксмо, 2008. С. 5 Другие включают в право на уважение частной жизни право располагать собой, право на тайну частной жизни и тайну корреспонденции, право на защиту личности и право на уважение к личному статусу. Комментарий к Уголовному кодексу РФ / Отв. ред. В.И. Радченко, А.С. Михлин, В.А. Казакова. М.: Инфра-М, 2008. С. 594

Общей же во всех исследованиях является мысль о том, что право на неприкосновенность частной жизни, подобно праву собственности или авторскому праву, является сложным по составу правовым институтом и состоит из отдельных правомочий индивида. Перечень этих правомочий, закрепленный в законах и международных нормативных правовых актах, не является исчерпывающим, прежде всего, в силу постоянного развития общественных отношений.

Отсутствие в федеральном законодательстве указания на конкретное субъективное право не означает отсутствия самого правомочия, поскольку оно закреплено в нормах международного права, участником которых выступает Россия. «Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах», — так начинается Всеобщая Декларация прав человека (ст. 1). Свобода каждого не требует законодательных дозволений и разрешений, но равенство в достоинстве и правах с другими предполагает ограничение степени своей личной свободы свободой других. Неприкосновенность частной жизни и уважение к ней есть одно из проявлений личной свободы и ее ограничения.

С учетом этих замечаний предлагается определить содержание права на неприкосновенность частной жизни через установление пределов допустимого вмешательства в частную жизнь индивида при реализации им своей личной свободы.

В Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод (ст. 5) установлен перечень ограничений права на свободу и личную неприкосновенность, который включает в себя следующие случаи:

  • 1) законное содержание лица под стражей после его осуждения компетентным судом;
  • 2) законный арест или задержание лица за неподчинение законному постановлению суда или с целью обеспечения выполнения любого обязательства, предписанного законом;
  • 3) законный арест или задержание лица, произведенные в целях его передачи компетентному судебному органу по обоснованному подозрению в совершении правонарушения или в случае, когда имеются достаточные основания полагать, что они необходимы для предотвращения совершения им правонарушения, или чтобы помешать ему скрыться после его совершения;
  • 4) задержание несовершеннолетнего лица на основании законного постановления для воспитательного надзора или его законное задержание для передачи компетентному органу;
  • 5) законное задержание лиц с целью предотвращения распространения инфекционных заболеваний, а также душевнобольных, алкоголиков, наркоманов или бродяг;
  • 6) законный арест или задержание лица с целью предотвращения его незаконного въезда в страну или лица, против которого принимаются меры по его высылке или выдаче. Петрухин И.Л. Личная жизнь: пределы вмешательства . М.: Зерцало, 2009. С. 6

Наиболее подробно разработан перечень ограничений в отношении права на тайну корреспонденции.

Европейский Суд по правам человека своими решениями по пониманию и применению Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод (РФ является ее участником с 1996 г.) признал, что «существование определенного законодательства, разрешающего вести скрытое наблюдение за почтой и связью, является, ввиду исключительных условий, необходимым в демократическом обществе». Но при этом должны существовать необходимые и эффективные гарантии против злоупотреблений. Суд установил критерии правомерности подслушивания (ограничения права на тайну корреспонденции). В частности, вмешательство не противоречит требованиям Конвенции, если: оно предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в интересах государственной безопасности, общественного порядка или экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядка или преступлений, охраны здоровья или защиты нравственности или защиты прав и свобод других лиц;

осуществляется в соответствии с законом;

закон и принятые на его основе подзаконные акты известны общественности и легкодоступны;

нормативные акты носят настолько четкий и определенный характер, что, исходя из них, заинтересованные лица могут корректировать свое поведение;

в них фиксируются пределы компетенции государственных органов, уполномоченных принимать решения о подслушивании и осуществлять его, и ограничения на способы реализации этих правомочий;

вмешательство необходимо для защиты демократических ценностей и институтов;

оно осуществляется в целях предотвращения и пресечения не каких-то мелких, а вполне определенных и наиболее опасных преступлений;

круг лиц, против которых предпринимаются означенные действия, строго ограничен;

подслушивание носит выборочный, а не общепоисковый характер;

обеспечивается институализированный контроль за принятием решений о подслушивании, самим подслушиванием и его прекращением;

вмешательство рассматривается как временная мера;

в отношении информации, полученной в результате прослушивания телефонных разговоров, применяется правило конфиденциальности;

в случае прекращения преследования или оправдания по требованию соответствующего лица записи либо возвращаются ему, либо уничтожаются. Романовский Г.Б. Право на неприкосновенность частной жизни . М.: 2010. С. 8

В отношении права заключенных на тайну корреспонденции Европейская Комиссия и Европейский Суд по правам человека установили двойной стандарт:

  • а) право на неперлюстрированную переписку с юристом или судебным органом как главное средство защиты индивидом своих прав (в РФ согласно ст. 15 Уголовно-исполнительного кодекса РФ жалобы осужденных, адресованные в органы контроля и надзора за деятельностью учреждений и органов исполнения наказания, цензуре не подлежат, но это не распространяется на переписку заключенных с адвокатом, что противоречит нормам международного права);
  • б) право на корреспонденцию неюридического характера, которое может быть ограничено государством (в РФ в соответствии со ст. 91 УИК РФ получаемая и отправляемая корреспонденция заключенных подвергается цензуре). Российское уголовное право. Особенная часть: учебн. для вузов / Л.В. Иногамовой-Хегай, В.С. Комиссарова, А.И. Рарога. 3-е изд. перераб.и доп. — М.: Проспект, 2011. С. 334.

Исследуемое право на неприкосновенность частной жизни с позиции его субъективной принадлежности, можно выявить следующую его типовую структуру:

  • — право на уединение;
  • — право на общение;
  • — право индивида определять степень доступа в свою частную жизнь;
  • — право на защиту данного права.

Указанные параметры частной жизни обусловливают ряд основополагающих моментов. Во-первых, это возможность обособления от общества и государства, общение с близкими людьми, урегулированные правовыми и моральными нормами. По смыслу п. 1 ст. 23 Конституции РФ перечень правомочий выражается в вариантах деятельности человека, связанной с внутренним пространством частной жизни и тайной. Во-вторых, данное субъективное право включает в себя возможность требования от других лиц соответствующего поведения, которое должно обеспечить названные правомочия. Думается, что данный элемент структуры права на неприкосновенность частной жизни корреспондирует с обязанностями государства по невмешательству в данную сферу человеческой жизнедеятельности и защите информации о ней. В-третьих, данное право включает условную возможность пользования социальным благом: индивидуальными, семейными и культурными ценностями. Данные аспекты частной жизни, урегулированные правом и моралью, безусловно, выступают социальным благом, так как личностные и внутрисемейные отношения выступают предпосылкой общественной жизни и выполняют ценностно-ориентационную функцию для человека. В-четвертых, данное право включает в себя правомочие — возможность требовать обеспечения защиты со стороны государства при незаконном вмешательстве в сферу частной жизни. Уголовное право. Учебник для вузов / Л.Д. Гаухман, Л.М. Колодкин, С.В. Максимов. — М.: 2009. С. 379

Исходя из рассмотренной структуры права на неприкосновенность частной жизни, в целом можно согласиться с его определением Г.Б. Романовским. Под ним он понимает «неотъемлемое право человека на самостоятельное определение образа жизни, свободного от произвольных регламентации, вмешательства и посягательства как таковых со стороны государства, общества или человека, а также защищенное законом от какого бы то ни было навязывания стереотипа». Романовский Г.Б. Право на неприкосновенность частной жизни . М.: 2010. с. 12 Вместе с тем, как представляется, в изложенной дефиниции не нашли отражения еще два существенных признака определяемого явления.

Так, в качестве существенного признака необходимо рассматривать и особенность реализации субъективного права на неприкосновенность частной жизни. К данной особенности относится необходимость требования соответствующего поведения от других лиц, поскольку без их положительных действий это право не может осуществиться. В основном это касается каких-либо действий представителей государственной власти, которые имеют возможность влиять на определенное поведение. Практически некоторые правомочия лица в исследуемой сфере могут быть реализованы только при содействии государства (например, пресечь доступ к информации о частной жизни). При всем при этом сама возможность требования соответствующего поведения носит абсолютный характер.

Здесь же следует также учитывать, что субъективное право — это возможное поведение, от которого можно отказаться, т.е. в рассматриваемом случае человек сам определяет степень закрытости его частной жизни. Однако эта степень открытости не беспредельна, она ограничена моральными и правовыми регуляторами (например, никакой нормальный человек не станет осуществлять свою интимную жизнь публично: это аморально и противоправно). Следовательно, ограничение субъективного права на неприкосновенность частной жизни посредством права и морали — это тоже его существенный признак. Ограничение есть грань, предел, рубеж; удержание в известных рамках, установленных границах; правило, ограничивающее какие-либо права, действия; стеснение определенными условиями; лимитирование сферы деятельности, сужение возможностей и т.п. Комментарий к Уголовному кодексу РФ / Отв. ред. В.И. Радченко, А.С. Михлин, В.А. Казакова. М.: Инфра-М, 2008. С. 599 С учетом изложенной формулировки морально-правовое ограничение частной жизни можно трактовать как совокупность правовых и моральных норм, согласованно устанавливающих рамки возможного поведения в сфере права на неприкосновенность частной жизни.

Ограничения — достаточно распространенный способ упорядочения объема правомочий, входящих в структуру субъективного права. Очерчивание границ активности индивиду или группе лиц, когда она идет во вред им самим или обществу, противоречит частным и общим интересам, — проблема, которую человечество решает уже многие тысячи лет. Следовательно, нормативные ограничители существовали и до права. Появление первобытных норм поведения (в особенности норм-табу) выводилось из необходимости ограничения, сдерживания биологических инстинктов. Петрухин И.Л. Личная жизнь: пределы вмешательства. М.: Зерцало, 2009. С. 13 Формирование мононорм-обычаев происходило в виде формирования норм-запретов, норм-рамок, норм-ограничений. Затем, при становлении права, общество и особенно господствующая его часть были заинтересованы в том, чтобы возвести существующее положение в закон, и те его ограничения, которые даны обычаем и традицией, фиксировать как законные ограничения. Иными словами, нормы, ограничивающие возможное поведение, стали его мерами. В настоящее время действует целая система подобных социальных мер, но с появлением государства лишь право и наиболее тесно связанная с ним мораль стали доминирующими в данной сфере. Отсюда ограничения, содержащиеся в праве и морали, можно назвать морально-правовыми.

О наличии морально-правовых ограничений объема правомочий, входящих в право на неприкосновенность частной жизни, в наибольшей степени свидетельствует конституционное регулирование. Оно во многом здесь приближается к теоретической модели и приобретает надотраслевые черты. Эти ограничения, которые можно назвать конституционными, выступают специфическим индикатором, позволяющим определить степень свободы и защищенности личности. Именно комплекс конкретно установленных в Конституции ограничений в наибольшей мере характеризует собой взаимоотношения между государством и человеком, представляет специфическую «лакмусовую бумажку» между законностью и произволом, во многом предопределяет общую концепцию Основного закона. Названные ограничения могут воплощаться в Конституции в различных формах (обязанностях, запретах и т.п.), не всегда четко определенных и, соответственно, не всегда однозначно толкуемых самыми различными субъектами права. В истории нашего конституционного развития были ситуации, когда это являлось непреодолимым препятствием для осуществления конкретных прав и свобод личности. Иногда же, при отсутствии данных ограничений в тексте Конституции, они появлялись в каком-либо подзаконном акте, что подчас означало «фактическое» изменение Конституции при ее декларативной стабильности. Конституция РФ 1993 года устанавливает ограничения в целом ряде своих статей (ст. ст. 19, 23, 36, 55, 56 и т.д.). Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: Научно-практический комментарий / Отв. ред. В.М. Лебедев. — М.: Юрайт-М, 2008. С. 307

О морально-правовом характере ограничений свидетельствуют две статьи. Во-первых, это ст. 23. Как уже отмечалось, данная статья закрепляет право на неприкосновенность частной жизни, защищенной от произвольного вмешательства в нее кого-либо. Сама формулировка данной статьи наводит на мысль, что внутреннее пространство частной жизни защищено не только от произвольного в нее вмешательства субъектов, но и правового регулирования. Следовательно, внутреннее пространство регулируется другими социальными нормами, прежде всего моралью. Получается, что внешняя граница частной жизни, определяемая по согласованию с государством и другими контрсубъектами, регулируется извне правом, изнутри — моралью. Во-вторых, это п. 3 ст. 55, где содержится перечень правовых оснований ограничений прав и свобод. Среди упомянутых оснований называется и нарушение норм морали (нравственности). Думается, что приведенные примеры позволяют рассматривать ограничения объема правомочий права на неприкосновенность частной жизни как морально-правовые. Ветров Н.И. Преступления против конституционных прав и свобод граждан // Уголовное право: Особенная часть / Под ред. Н.И. Ветрова, Ю.И. Ляпунова. М.: Эксмо, 2008. С. 13.

С учетом исследованных дополнений представляется возможным предложить следующую формулировку понятия права на неприкосновенность частной жизни. Это естественное и неотчуждаемое право человека на уединение и обособленное общение со своими близкими людьми, свободное от какого-либо произвольного вмешательства, обеспеченное государством и ограниченное морально-правовым регулированием.

В целом, если учитывать морально-правовые ограничители с учетом их соотношения, можно «проявить» множество дополнительных правомочий в сфере реализации права на неприкосновенность частной жизни.

Сюда можно отнести:

  • 1. Право на частноэкономическую деятельность, доступ к информации о которой не должен быть ограничен.
  • 2. Право на охрану тайны межличностных отношений частного свойства.
  • 3. Право на блокирование источников информации: корреспонденции, телефонных переговоров, почтовых и телеграфных сообщений, интернета, средств массовой информации.
  • 4. Право на общение с другими лицами вне общественной и государственной жизни.
  • 5. Право на защиту от вредной информации: направленной на разжигание национальной розни, направленной на разрушение семьи, моральных устоев и др.
  • 6. Право на свободу совести и тайну исповеди.

Таким образом, рассмотрев общее и особенное в праве на неприкосновенность частной жизни, можно прийти к следующим выводам:

  • 1) данное конституционное право является естественным и неотчуждаемым правом;
  • 2) оно имеет в целом типовую структуру субъективного права;
  • 3) обеспечивается государством;
  • 4) ограничивается в содержании правомочий по конституционным основаниям правовыми и моральными нормами;
  • 5) регулируется правом и иными социальными нормами, прежде всего моралью;
  • 6) имеет тенденцию к расширению за счет роста правомочий.

Понятие частной жизни

«Частная жизнь» понятие очень многослойное и многоуровневое. Исчерпывающего определения частной жизни не существует, но это — термин широкого толкования и он охватывает разные сферы человеческой жизни.

В английском языке все стороны частной жизни обозначаются единым термином «privacy», который не имеет эквивалента в русском языке. В США данным понятием обозначают все аспекты частной жизни индивида. Первая попытка сформулировать суть этого понятия была сделана в 1890 г. американскими юристами Уорреном и Брандейсом, которые определили его как «therighttobealone» («право быть оставленным в покое», «право быть предоставленным самому себе»)

Российский правовед И.А.Канина считает, что частная жизнь — это одна из сфер индивидуальной жизнедеятельности человека, которая регулируется как правовыми нормами, так и нормами морали, включает в себя все те внутренние и внешние стороны его жизни, которые он сам для себя устанавливает, и должна защищаться принудительной силой государства, не нарушая при этом прав и свобод других лиц.

О том, что такое «частная жизнь» каждый имеет собственное представление, и представление это зависит и от психологических характеристик конкретного человека, и от тех норм и традиций, которые существуют в том или ином обществе в определенный исторический период.

Потребность в неприкосновенности сферы частной жизни нашла отражение в признании ее в виде права человека в международных документах: Всеобщая декларация прав человека, Международный пакт о гражданских и политических правах, Европейская конвенция о защите прав и основных свобод человека. Так, ст. 17 Международного пакта о гражданских и политических правах гласит: »Никто не должен подвергаться вмешательству в его личную и семейную жизнь, произвольным или незаконным посягательствам на неприкосновенность его жилища или его корреспонденции, и незаконным посягательствам на его честь или репутацию. Каждый человек имеет право на защиту закона от такого вмешательства…».

В Конституциях большинства стран мира гарантируется право на частную жизнь, которое состоит как минимум из права на неприкосновенность жилища и тайну коммуникаций.

Право на защиту личной жизни от любого вмешательства отражено в решениях международных судов, в частности, в прецедентах Европейского суда по защите прав человека. Интересно в этой связи позиция Европейского суда по правам человека по поводу того, что входит в понятие «частная жизнь» (причем на каждое из нижеуказанных утверждений есть решение Европейского суда):

  • — имя человека;
  • — изображение (фотография) человека;
  • — репутация человека (защита чести);
  • — сексуальная ориентация, сексуальная жизнь;
  • — неприкосновенность жилища (обыски и конфискация);
  • — тайна корреспонденции (коммуникаций)
  • — деятельность профессионального и делового характера, а также ограничение на занятие профессиональной деятельностью;
  • — досье или данные, составляемые службами безопасности или другими государственными органами;
  • — физическая и психологическая неприкосновенность (целостность) личности, включая медицинское обслуживание и психиатрические осмотры и психическое здоровье
  • — сбор и обработка персональных данных
  • — другие сферы.