Квалификация преступлений при соучастии

39. Формы соучастия. Квалификация преступлений, совершенных в соучастии, в зависимости от форм соучастия.

Формы соучастия — в основе классификации соучастия на формы лежит объективный (способ взаимодействия соучастников между собой при выполнении объективной стороны — простое и сложное соучастие) и субъективный критерии (степень согласованности действий соучастников — соучастие без или по предварительному сговору):

  1. Простое соучастие или соисполнительство означает, что все совместно действующие лица непосредственно выполняют объективную сторону преступления. Различают соисполнительство 2-х видов:

  1. Совершение преступления группой лиц без предварительного сговора означает, что ПР-е совершается совместно 2-мя или более исполнителями, заранее не договорившимися в совместном совершении преступления (ч.1 ст.35); взаимодействие возникает в момент начала совершения преступления или во время совершения преступления когда лицо подключается во время начавшегося покушения.

  2. Совершение преступления группой лиц по предварительному сговору означает участие в нем 2-х или более лиц, заранее договорившихся о совместном совершении преступления (ч.2 ст.35).

  1. Сложное соучастие или соучастие с выполнением различных ролей означает, что взаимодействие между соучастниками непростое, некоторые из них (организатор, подстрекатель, пособник) непосредственного участия в совершении преступления не принимают, а действуют через посредство исполнителя (соисполнителей):

  1. ПР-е признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений (ч.3 ст.35), т.е. в виде группы лиц по предварительному сговору, характеризующейся высокой степенью организованности совершения преступлений, стабильностью костяка группы и ее организационной структуры, наличием своеобразных, индивидуальных по характеру форм и методов преступной деятельности и их постоянством.

  2. ПР-е признается совершенным преступным сообществом (преступной организацией), если оно совершено сплоченной организованной группой (организацией), созданной для совершения тяжких или особо тяжких преступлений, либо объединением организованных групп, созданным в тех же целях (ч.4 ст.35), т.е. в виде группы лиц по предварительному сговору.

Влияние формы соучастия на квалификацию преступления:

  1. Действия исполнителей (соисполнителей) квалифицируются только по статье Особенной части УК без ссылки на ст.33 УК (ч.2. ст.34).

  2. Действия организатора, подстрекателя или пособника квалифицируются по статье Особенной части УК и соответствующей части ст.33 УК, за исключением случаев, когда они одновременно являлись соисполнителями преступления (ч.3. ст.34).

Несмотря на то, что соучастники отвечают за самостоятельные действия, тем не менее квалификация их действий все-таки зависит от действий исполнителя.

Создание организованной группы в случаях, не предусмотренных статьями Особенной части УК, влечет УО за приготовление к тем преступлениям, для совершения которых она создана (ч.6 ст.35).

Совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией) влечет более строгое наказ-е на основании и в пределах, предусмотренных УК (ч.7 ст.35).

Преступления с соучастием квалифицируется:

  • либо по первой части статьи Особенной части УК, содержащей самостоятельный основой состав преступления (например, создание устойчивой вооруженной группы (банды) в целях нападения на граждан или организации, а равно руководство такой группой (ч1ст209);

  • либо по второй и последующим частям статьи Особенной части УК, содержащим квалифицированный состав преступления с отягчающими обстоятельствами (например, убийство, совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (жч2ст105)),

либо по первой части статьи Особ. части УК, содержащей основной состав Пр-я (если в статье не содержится соответствующий самостоятельный основной и квалифицированный состав преступления), а при назначении наказания учитываются обстоятельства, отягчающие наказ-е — совершение преступления в составе группы лиц, группы лиц по предварительному сговору, организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией) (вч1ст63).

28. Квалификация преступлений, совершенных в соучастии

Согласно ст. 32 УК «соучастием в преступлении признается умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления».

При привлечении каждого из соучастников к уголовной ответственности должно быть установлено, что лицо принимало участие в совершении конкрет­ного преступления, т.е. деяния, прямо предусмотренного в качестве преступления в Особенной части УК. Как следует из определения соучастия, для его наличия необходимо участие в преступлении как минимум двух лиц, обладающих признаками субъекта преступле­ния.

Совершение преступления с использованием лица, не подлежащего уголовной ответственности в силу возраста (ст. 20 УК РФ) или невменяемости (ст. 21 УК РФ), не создает соучастия.

Действующее уголовное законодательство и наука уголовного права исходят из того, что соучастие возможно лишь в умышленных преступлениях при умышленном объединении усилий двух или более лиц для достижения преступного результата.

Причинение общественно опасных последствий совместными неосторожными действиями двух или более лиц в литературе полу­чило наименование неосторожного сопричинения, что в законода­тельстве в настоящее время отражения не нашло.

Квалификация преступлений, совершенных в соучастии, непосредственно связана с выяснением вопросов о формах и видах соу­частия, которые относятся к числу наиболее дискуссионных в уго­ловном праве. При рассмотрении правил квалификации преступ­лений, совершаемых в соучастии, будем исходить из позиции, что виды соучастия выделяются в зависимости от характера выполняе­мых соучастниками функций. К ним относитсяпростое (соисполнительство) исложное соучастие (соучастие с распределением ролей). В простом соучастии (соисполнительстве) в зависимостиот степени согласованности действий соучастников можно выделить следующие формы соучастия:группа лиц, группа лиц по предвари­тельному сговору, организованная группа, преступное сообщество (преступная организация).

При соучастии в преступлении с распределением ролей лишь исполнитель является лицом, непосредственно совершившим пре­ступление, выполнившим его объективную сторону. Поскольку диспозиции статей Особенной части УК описаны применительно к деяниям исполнителя, при квалификации действий исполнителя не требуется ссылка на ст. 33 УК.

Другие соучастники (организатор, подстрекатель, пособник) са­ми объективную сторону преступления не выполняют, они лишь содействуют исполнителю. Поэтому для квалификации их действий и отражения выполняемых ими функций при квалификации необ­ходима ссылка на ст. 33 УК РФ.

Практика также дает более полную, чем вытекает из закона, уголовно-правовую квалификацию поведения организато­ра, подстрекателя и пособника, давая ссылку не только на ст. 33 УК, но на конкретную часть этой статьи, которая соответствует роли, выполняемой соучастником (организатор — ч. 3 ст. 33, подстрека­тель — ч. 4 ст. 33, пособник -л. 5 ст. 33 УК). Так, действия Бачкало Д., признанного пособником в совершении кражи, были квали­фицированы по ч. 5 ст. 33 и п. «б» ч. 3 ст. 158 УК.

Если организатор, подстрекатель или пособник одновременно является соисполнителем преступления, то его действия квалифи­цируются по статье Особенной части, предусматривающей ответст­венность за это преступление, без ссылки на ст. 33 УК.

Не все случаи совершения лицом умышленного преступления совместно с другими лицами образуют соучастие. Если в соверше­нии преступления участвовали два лица и лишь одно из них облада­ло признаками субъекта, т.е. достигло установленного законом воз­раста ответственности за это преступление и было вменяемым, соу­частия не образуется.Как следует из п. 9 постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о преступле­ниях несовершеннолетних», лицо, вовлекшее несовершеннолетне­го, не подлежащего уголовной ответственности, в совершение пре­ступления, в силу ч. 2 ст. 33 УК несет ответственность за содеянное как исполнитель путем посредственного причинения. Представляется, обозначение указанного лица как исполнителя является не вполне корректным, так как исполнитель появляется только при наличии соучастия, а соучастия в данном случае не образуется, по­добное лицо является единолично действующим субъектом пре­ступления.

Признание лица соучастником преступления предполагает осо­знание им юридически значимых признаков преступления, совер­шаемого исполнителем. «Для решения вопроса об уголовно-право­вой квалификации действий соучастника необходимо установить, что лицо знало не только о факте совершения преступления, но и о ряде его важнейших особенностей. В общей форме можно сказать, что это такие обстоятельства совершения преступления, которые составляют признаки состава преступления. Иными словами, все, что вменяется в вину соучастнику, должно охватываться его умыс­лом».

Признаки, осознание которых является необходимым для квалификации деяния как совершенного в соучастии, могут отно­ситься к любому элементу состава преступления (как к объекту, объективной стороне, так и к субъективной стороне и субъекту пре­ступления), являться как конструктивными, так и квалифицирую­щими (и смягчающими, и отягчающими). Так, лицо, предоставив­шее оружие для совершения убийства, может быть признано пособ­ником убийства только в том случае, если оно осознавало, что объектом преступления, которое намеревался совершить исполнитель, является именно жизнь потерпевшего, а не его, например, здоровье.

Подведем итоги сказанному и сформулируем правила квалифи­кации преступлений, совершенных в соучастии.

1. При соучастии с распределением ролей действия исполните­ля квалифицируются без ссылки на ст. 33 УК.

2. При квалификации действий организатора, подстрекателя и пособника необходима ссылка на ст. 33 УК с указанием конкретной части этой статьи, соответствующей выполняемой лицом роли.

3. Если организатор, подстрекатель или пособник одновре­менно является соисполнителем преступления, то его действия квалифицируются по статье Особенной части, предусматриваю­щей ответственность за это преступление, без ссылки на ст. 33 (ч. 3 ст. 34 УК).

4. Действия лица, использовавшего для совершения преступле­ния другое лицо, не обладающее признаками субъекта преступле­ния, квалифицируются как совершенные единолично действующим субъектом преступления.

5. Конструктивный и квалифицирующий признаки преступле­ния, совершенного исполнителем, имеющие как объективный, так и субъективный характер, учитываются при квалификации дейст­вий всех соучастников, сознанием которых они охватывались, за исключением признаков, относящихся исключительно к личности исполнителя.

6. Квалифицирующие обстоятельства, относящиеся к организа­тору, подстрекателю и пособнику, имеют значение для квалифика­ции действий лишь тех из них, к которым они относятся, и не вме­няются в вину остальным соучастникам.

7. В случае недоведения исполнителем преступления до конца по независящим от него обстоятельствам действия других соучаст­ников следует квалифицировать со ссылкой на соответствующие части ст. 33 и 30 УК.

8. Если подстрекателю не удалось вовлечь другое лицо в совер­шение преступления, его действия следует квалифицировать как приготовление к преступлению — по ч. 1 ст. 30 и соответствующей статье Особенной части УК.

9. Действия лиц, непосредственно участвовавших в совершении преступления со специальным субъектом, как правило, квалифици­руются со ссылкой на соответствующие части ст. 33 УК как дейст­вия организатора, подстрекателя или пособника.

10.При совершении преступления преступной группой не тре­буется ссылка на ч. 2 ст. 33 УК.

Если в статье Особенной части УК указано в качестве квалифицирующего признака на соответствующую форму соучастия, квалификация производится по тому пункту и части статьи, где это от­ражено.

Если статья Особенной части УК не содержит квалифицирую­щего признака, отражающего форму соучастия, квалификация про­изводится по признакам основного состава преступления.

Если в статье Особенной части УК не указана определенная форма соучастия, но предусмотрена более опасная, деяние квали­фицируется по признакам основного состава преступления.

Если в статье Особенной части УК не указана определенная форма соучастия, но предусмотрена менее опасная форма, деяние квалифицируется по тому пункту и части статьи, где отражена эта форма соучастия.

12.Если факт создания организованной группы образует при­знаки самостоятельного состава преступления (ст. 208, 209, 239 УК), содеянное подлежит квалификации по этим статьям, а в слу­чае совершения членами организованной группы преступлений, образующих самостоятельные составы, — по совокупности пре­ступлений.

13.Если создание организованной группы не предусмотрено в Особенной части УК в качестве самостоятельного состава преступ­ления, создание организованной группы следует квалифицировать как приготовление к тем преступлениям, для совершения которых она создана.

14.Факт создания преступного сообщества (преступной органи­зации) квалифицируется по ст. 210 УК РФ. Совершаемые преступ­ным сообществом иные преступления квалифицируются самостоя­тельно по совокупности со ст. 210 УК.

15.Действия лиц, не являющихся членами преступной группы, но содействовавших ее деятельности, следует квалифицировать как соучастие преступной группе по соответствующей части ст. 33 УК РФ и статье, предусматривающей ответственность за совершение преступления преступной группой.

16. Квалификация преступления, совершенного группой лиц, лишь одно из которых обладает признаками субъекта преступления, производится без использования квалифицирующего признака, от­ражающего совершение преступления преступной группой.

17. При эксцессе исполнителя действия других соучастников квалифицируются в соответствии с направленностью их умысла. Квалифицирующие признаки, отражающие совершение преступле­ния преступной группой, при этом не вменяются.

Основные ошибки в квалификации действий участников групповых преступлений

В действующем уголовном законодательстве групповая форма совершения преступления предусмотрена в ряде квалифицированных составов, в которых факт совершения преступления группой лиц предопределяет характер опасности содеянного. Серьезные трудности при квалификации групповых преступлений возникают в силу того, что в различных статьях уголовного кодекса групповой признак формулируется по-разному. Упоминается, например, совершение преступления «по предварительному сговору группой лиц», «совершение преступления группой лиц», «группой», «по сговору группой лиц», «по сговору нескольких лиц>, <по предварительному сговору нескольких лиц».

Так, совершение преступления «по предварительному сговору группой лиц» предусмотрено ст.35 УК РФ. Совершение преступления «группой лиц» как квалифицирующий признак указано в ст.63 ч. 1 «в» УК РФ.

Анализ перечисленных составов показывает, что при всем разнообразии оценок групповых действий в законе четко выделяется общая черта, присущая всем групповым преступлениям. Они характеризуются возрастанием общественной опасности по сравнению с таким же преступлением, совершенным одним лицом, что было подмечено и отражено законодателем при выделении квалифицированных составов, в которых факт совершения преступления группой лиц выступает в качестве обязательного признака Корнеева А.В. Теоретические основы квалификации преступлений: Учебное пособие. М., 2006, С. 32..

Анализ уголовного законодательства показывает, что групповой признак учтен лишь в составах, предусматривающих посягательства на социалистическую и личную собственность, изнасилование (ст. 131 УК РФ ), хищение огнестрельного оружия (ст.226 УК РФ), боевых припасов или взрывчатых веществ незаконное изготовление, приобретение, хранение, перевозка или сбыт наркотических веществ (ст. 228 УК), хищение наркотических веществ (ст. 228 УК). Во всех остальных случаях предполагается учет повышенной общественной опасности групповых посягательств в рамках Общей части уголовного законодательства, в частности в процессе индивидуализации наказания .

По своей юридической природе групповое преступление — это одно из проявлений соучастия в преступлении (ст. 32 УК). Признаки, характерные для соучастия в целом, — участие в преступлении двух или более лиц, совместная и умышленная их деятельность — дополняются здесь некоторыми особенностями, которые придают групповому преступлению качественное своеобразие, позволяющее разграничивать его со сложным соучастием, когда наряду с исполнителем в преступлении участвуют организаторы, подстрекатели, пособники.

Групповым признается преступление, каждый участник которого умышленно, согласованно с другими, совместно, в полном объеме или частично осуществляет выполнение единого для всех участников преступления Наумов А. В. Российское уголовное право. Курс лекций. В 2-х тт., М., 2004, с. 249—250.

В групповом преступлении налицо такое сочетание показателей, при котором наряду с общими объективными и субъективными моментами, характерными для любого проявления соучастия, имеется, во-первых, факт участия всех субъектов в совершении преступления, когда само посягательство осуществляется их объединенными, совместными усилиями, причем действия, охватываемые признаками объективной стороны любого состава преступления, могут выполняться каждым участником в полном объеме либо даже частично. Во-вторых, каждый участник группового преступления должен сознавать, что наряду с ним в преступлении участвуют другие исполнители (соисполнители), что их действия связаны с его собственными и что само преступление совершается совместными усилиями всех участников.

Перечисленные признаки позволяют провести четкую границу между сложным соучастием и любым конкретным проявлением группового преступления.

В отличие от группового преступления сложное соучастие (соучастие в тесном смысле слова) распространяется на такие случаи, когда некоторые соучастники (или хотя бы один из них) выполняют роль исполнителей, другие исполнителями не являются, выступая в качестве организаторов, подстрекателей или пособников.

В сложном соучастии организаторы, подстрекатели и пособники объективно лишь создают условия для более успешного выполнения преступления исполнителем (исполнителями). Это обстоятельство предопределяет предметное содержание умысла этих соучастников. Каждый из них сознает, что в определенной роли оказывает содействие исполнителю, и желает совершить такие действия.2

Установление и юридическое закрепление точного соответствия признаков, характеризующих содеянное, признакам определенного состава преступления, предусмотренного нормой Особенной части Уголовного кодекса, является квалификацией преступления*. Как групповое преступление можно квалифицировать действия виновных лишь в том случае, если в них содержатся все признаки группового посягательства, предусмотренные законом Уголовное право России. Общая часть / Под ред. В. Н. Кудрявцева, В. В. Лунеева, А. В. Наумова. М., 2006, с. 203.

Закон в качестве квалифицирующих обстоятельств предусматривает совершение преступления труппой лиц по предварительному сговору и группой лиц при отсутствии предварительного сговору. Первое из выделенных здесь групповых явлений включает также так называемую организованную группу. Каждое из этих проявлений группового преступления характеризуется совокупностью обязательных, постоянных признаков, которые должны быть установлены в любом конкретном деянии, квалифицируемом как совершенное группой лиц. Отсутствие любого из них является показателем того, что содеянное не может быть отнесено к групповой форме соучастия в преступлении в конкретной ее разновидности.

Совершение преступления по предварительному сговору группой лиц

Выступая одним из проявлений соучастия в преступлений, этот вариант группового посягательства характеризуется обязательными признаками. Их установление в процессе квалификации позволяет разграничить анализируемую разновидность группового посягательства с другими преступлениями, совершенными группой лиц.’

Для квалификации преступления как совершенного по предварительному сговору группой лиц, необходимо установить: а) множественность исполнителей (соисполнителей), т. е. участие в совершении преступления двух или более лиц; б) участие каждого из них в выполнения действий (в полном объеме или даже частично), охватываемых признаками объективной стороны состава преступления; в) выполнение преступления объединенными усилиями — совместно; г) умысел каждого из соучастников на совместное совершение посягательства; д) согласованность действий участников группы, отражающую их взаимную осведомленность о совместном совершении преступления; е) предварительный сговор на совершение преступления группой Уголовное право России. Общая часть / Под ред. В. Н. Кудрявцева, В. В. Лунеева, А. В. Наумова. М., 2006, с. 206.

Первый показатель характеризует множественность участников (два и более) и ту роль, которую они могут исполнять в процессе совершения преступления. В отличие от сложного соучастия, неотъемлемым признаком которого также является участие в преступлении двух или более лиц, обладающих юридическими качествами субъекта преступления (ст.ст. 10, 11 УК), в групповом преступлении участники выступают, как правило, в роли соисполнителей.

Исключение из этого общего правила характерно лишь для организованных групп, где устойчивая связь между соучастниками обычно сочетается с распределением ролей между ними. Во всех других случаях участники группы, совершающей преступление по предварительному сговору, в полном объеме или частично выполняют действия, предусмотренные объективными признаками состава преступления. Отметим, что это важный разграничительный признак, который позволяет совершенно определенно размежевать сложное соучастие и преступление, совершенное по предварительному сговору группой лиц. Всякая попытка наделить участника группы (если, конечно, группа в силу заранее состоявшегося распределения ролей не превратилась в организованную) другой ролью (не исполнительской) ведет к стиранию границ между сложным соучастием и групповым преступлением, а, в конечном счете, к применению закона вопреки его смыслу и назначению. Судебная практика в подавляющем большинстве случаев квалифицирует групповые посягательства с учетом данного обстоятельства.

Вместе с тем в судебной практике встречаются ошибки в квалификации групповых преступлений, связанные с тем, что из внимания ускользает общее правило, по которому преступная группа характеризуется множественностью исполнителей (соисполнителей) и ее не могут образовать подстрекатель и исполнитель, пособник и исполнитель, организатор и исполнитель. Не может быть признан участником группы и субъект, действия которого фактически проявляются в заранее не обещанной скупке похищенного или участии в его реализации. Неправильно, например, были квалифицированы по ст. 164 УК действия П. как хищение, совершенное по предварительному сговору группой лиц Корнеева А.В. Теоретические основы квалификации преступлений: Учебное пособие. М., 2006, С.38..

По этому делу было установлено, что И. и К. похитили из колерного цеха комбината 411 кг густотертой краски стоимостью 328 руб. и 176 кг олифы стоимостью 176 руб. Все похищенное они привезли в универмаг и передали для реализации П., который работал там старшим продавцом. П., приняв для реализации краску и олифу, уплатил И. 240 руб., которые были им взяты из выручки магазина.

По делу не установлено, что П. еще до начала совершения хищения давал К. и И. согласие участвовать в этом преступлении. Следовательно, он не может нести ответственность за участие в хищении, совершенном по предварительному сговору группой лиц.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в определении по делу указала, что П. должен нести ответственность за фактически совершенные им действия: прием в магазин в заведомо корыстных целях заведомо похищенных материальных ценностей для их реализации

Второй объективный показатель группового преступления требует, чтобы каждый его участник выполнял в полном объеме или частично действия, охватываемые признаками объективной стороны состава преступления. Такой вывод основан на законе. Согласно ч. 2 ст. 33 УК «исполнителем признается лицо, непосредственно совершившее преступление». По смыслу закона и соисполнителями-участниками группового преступления также должно непосредственно совершаться преступление. Отсюда следует, что каждый из участников в полном объеме или частично своими усилиями исполняет общественно опасные действия, которые охватываются признаками объективной стороны состава преступления. В отличие от совершения преступления одним исполнителем в групповом преступлении участвуют в исполнительских действиях несколько лиц, которые объединяют свои усилия для выполнения одного деяния, <вписывающегося> в признаки объективной стороны общего для всех участников группы преступления. Следовательно, групповое преступление всегда совершается совокупными усилиями нескольких лиц.3

По объему исполнительские действия участников группового посягательства могут существенно различаться. Одни из них могут совершить общественно опасные действия, полностью включающие все признаки состава, другие — действия, содержащие указанные признаки объективной стороны лишь частично. Данное обстоятельство учитывается в процессе индивидуализации наказания, но не влияет на юридическую оценку содеянного. Например, четверо соучастников напали на потерпевшего, при этом все били его по голове. Первый наносил удары молотком, второй-камнем, третий — кастетом, четвертый — ножом. По заключению экспертизы, смертельным было одно ранение, нанесенное молотком. Суд признал М., орудовавшего молотком, исполнителем убийства, остальных — пособниками. Оценивая обстоятельства дела, Верховный Суд РФ пришел к выводу, что все непосредственно участвовали в самом исполнении убийства и должны быть признаны исполнителями этого преступления.

При рассмотрении дел об умышленных убийствах, по которым привлекаются к ответственности несколько лиц, суды должны исследовать степень и характер участия в преступлении каждого из подсудимых. В качестве исполнителей преступления следует признавать лиц, которые действовали совместно, с умыслом, направленным на совершение убийства, и непосредственно участвовали в самом процессе лишения жизни потерпевшего Уголовное право России. Общая часть / Под ред. В. Н. Кудрявцева, В. В. Лунеева, А. В. Наумова. М., 2006, с. 208.

Соучастники группового преступления выступают в качестве своеобразного «коллективного» исполнителя. Таким исполнителем выступает группа лиц. В результате общественно опасное поведение каждого из них должно рассматриваться в связи с общественно опасным поведением других как органическая составная часть общего деяния, содержащего объективные признаки одного и того же состава преступления.