Криминологическая характеристика личности коррупционера

К вопросу о личности современного коррупционера Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

Завольская Н.Б.

К ВОПРОСУ О ЛИЧНОСТИ СОВРЕМЕННОГО КОРРУПЦИОНЕРА

Субъекты коррупционных преступлений обладают специфическими свойствами личности. Как уже отмечалось, среди них прежде всего выделяются лица, занимающие определенное должностное либо служебное положение. В зависимости от их положения в системе управления они могут быть классифицированы на две группы: руководители и рядовые исполнители. В свою очередь, первая группа субъектов может быть разделена на руководителей высшего, среднего и низшего уровня.

В теории криминологии официальное положение субъектов, работающих в органах государственной власти, дифференцируется также в зависимости от того, обладают они полномочиями, на выполнение функций на территории всей федерации, федерального округа, субъекта федерации или находящихся в их ведении муниципальных органов. Некоторые субъекты коррупционных преступлений не имеют какого-либо должностного или служебного положения. Это прежде всего взяткодатели, посредники во взяточничестве. Типичное морально-нравственное качество субъектов рассматриваемых деяний — взгляды на коррупционное поведение как на допустимое и вполне приемлемое. При этом предпочтение отдается личным, а не служебным интересам. Некоторые субъекты коррупционных преступлений вообще не задумываются о допустимости готовящегося или совершаемого деяния. Их интересует только размер незаконной прибыли, которую они смогут получить. Борьба мотивов — не редкость среди субъектов коррупционных преступлений, а некоторые из них совершают деяния вопреки собственным убеждениям. Это, в частности, лица, вовлеченные в коррупционную деятельность путем шантажа, угроз или создания препятствий для достижения цели. Субъекты коррупционных деяний из числа должностных лиц имеют достаточно высокий образовательный уровень, обладают познаниями, позволяющими им скрывать истинный характер своей деятельности в течение довольно продолжительного времени .

Некоторые субъекты обладают специальными знаниями о приемах и методах доказывания, значении отдельных фактов для установления действительных обстоятельств, характера и участников исследуемого события, способах оказания противодействия предварительному расследованию и правосудию.

Значительная часть субъектов преступлений рассматриваемого вида обладают хорошо развитыми коммуникативными качествами. Многие из коррупционеров весьма наблюдательны, знают психологию, что позволяет им вовлекать в коррупционную деятельность других участников. Должностные лица, как правило, способны быстро оценить сложившуюся ситуацию, принять решение в соответствии с условиями реальной обстановки, а также обладают другими свойствами развитого логического мышления .

Большинство коррупционных деяний совершается группами лиц. Иногда

коррупционные связи между ними устанавливаются еще до совершения преступлений с использованием субъектами своего должностного или служебного положения. Они представляют собой отношения, устанавливаемые и поддерживаемые чиновником для выполнения им в необходимый момент должностных, служебных действий в пользу конкретных лиц, которые противоречат интересам службы.

Коррупционные связи можно разделить на явные и тайные, скрываемые. По продолжительности они могут дифференцироваться на непродолжительные и долгосрочные. По характеру связи могут быть прямыми и опосредованными, по структуре — простыми и сложными. Под последними понимаются отношения между несколькими участниками, выполняющими разные функции. Использование таких связей зачастую не требует личного контакта заинтересованных лиц и субъектов, обладающих должностными либо служебными полномочиями. Коррупционные возможности реализуются по специальному сигналу, заранее разработанному плану или через посредников — участников такого рода связей. Среди анализируемых связей возможно выделение отношений, поддерживаемых только между чиновниками, а также между ними и иными лицами .

Объединения, совершающие коррупционные деяния, как и другие криминальные формирования, подразделяются напростые и организованные группы,атакже преступные сообщества. В структуре некоторых формирований выделяются группы коррупционеров, выполняющих свои функции автономно, в целях создания благоприятных условий для осуществления преступной деятельности других участников либо обеспечения их безопасности. Некоторые объединения состоят только из субъектов, совершающих преступления с использованием своих должностных и служебных полномочий. В этих случаях роли отдельных участников преступной деятельности, их положение в составе формирования иногда соответствует их официальному статусу. Это означает, что руководитель является таковым и в преступной организации.

Необходимо различать роль субъекта в создании и функционировании криминального формирования, а также в совершении отдельных преступлений, представляющих собой элементы единой противоправной, общественно опасной деятельности. Должностные лица — организаторы преступных групп обладают способностью оценивать сложившиеся условия как благоприятные для извлечения личной выгоды. Некоторые из них разрабатывают весьма изощренные схемы совершения преступлений, приносящие значительный доход. При этом используются оригинальные подходы к решению технологических, экономических и иных задач.

Перечисленные особенности обстановки и свойств личности субъектов коррупционных преступлений обусловливают специфику структуры и содержания способов их совершения.

Анализ существенных признаков личности коррупционера, причинно связанных с преступным поведением, дал основания выделить наиболее характерные их типы и образы действия. Поэтому, исходя из различий по уровню и устойчивости коррупционной направленности личности преступника, типизируем ее следующим образом:

1. Инициативный (внеситуативный тип). Коррупционера данного типа отличают деформация морального сознания, убеждение во вседозволенности и допустимости

использования любых средств обеспечения личного благополучия, что придает его поведению целенаправленный, устойчивый характер, значительно повышая его общественную опасность .

Поэтому он имеет изначальную настроенность на использование своей работы в корыстных и иных личных интересах, для реализации которых специально создает ситуации, провоцирующие действия физических и юридических лиц по даче ему вознаграждений. Преступная деятельность инициативного коррупционера носит длительный характер. Коррупция рассматривается им как органическая и естественная часть жизни общества, оправданием для которой служит эффективное решение возникающих у населения проблем. По этой причине вполне обоснованным и просто необходимым зачастую считает афиширование своих нелегальных доходов и других социально-экономических успехов.

2. Конформный. Коррупционер конформного типа подстраивается под социально-психологическую обстановку, существующую в коллективе, руководствуется принятыми в ведомстве нормами коррупционного поведения, вследствие чего изначально не замышляющий совершать преступление служащий, из-за страха быть низвергнутым или уничтоженным сложившейся в обществе системой, постепенно втягивается в орбиту коррупционных взаимоотношений, признаваемых сослуживцами нормальным явлением .

Конформный коррупционер не имеет собственного мнения и легко подчиняется окружающим. Ранее не имея антиобщественных установок, работник, попадая в соответствующий коллектив, терпит и подстраивается под существующую на работе атмосферу, даже если она его не устраивает, либо перенимает общепринятое коррупционное поведение и внутренне соглашается с ним. Корыстный мотив у такой личности может вообще отсутствовать или быть очень слабо выраженным. Частота и степень общественной опасности совершаемых им преступлений зависят от «правопорядка», царящего в коллективе .

3. Вынужденный (ситуативный). Коррупционер вынужденного типа в силу присущего ему низкого уровня правовых знаний или боязни быть разоблаченным, не имея коррупционных установок, под решающим влиянием провоцируемой физическим или юридическим лицом ситуации совершает требуемое деяние и получает за него вознаграждение .

Вынуждение к совершению желательных для взяткодателя деяний корруптером нередко осуществляется с использованием сильного психического воздействия, шантажа, заставляющего служащего между позором и предлагаемыми благами выбирать последнее. В условие повышенной зависимости коррупционера можно ставить незнание и неиспользование прав, указанных в примечаниях к статьям УК РФ о даче взятки и об обстоятельствах, исключающих общественную опасность деяний (например, крайней необходимости). Корыстный мотив у вынужденного коррупционера отсутствует. К совершению преступления его побуждает осознание возможных неприятностей, неудобств, наказаний, которые могут последовать в случае невыполнения требования корруптера. Повышенная опасность преступной деятельности такой личности выражается в возможности многократного характера вынужденных коррупционных

преступлений, так называемой «посадки на взятку» .

Бесспорно, выделение любых типов преступников носит условный характер. Вместе с тем приведенная типология показывает степень развития криминогенных свойств личности коррупционера определенного типа, их стойкости или возможности изменения в положительную сторону, что, в свою очередь, представляет собой незаменимую информацию для целенаправленной и эффективной профилактики коррупционного поведения, в частности в процессе кадровой политики.

Таким образом, представленные криминологический портрет личности современного коррупционера и характеристика ее социальных типов, различаемых по уровню и устойчивости коррупционной направленности, могут быть использованы в антикоррупционной политике государства при разработке конкретных мер профилактики преступного коррупционного поведения.

Литература

1. Волконская Е.К. Типология личности преступника-коррупционера // Российский следователь. — 2013. — № 14.

2. Жажина Ю.А., Петрушина Н.В. Анализ личности коррупционного преступника // IX Державинские чтения в Республике Мордовия. — Саранск, 2013.

3. Закирова Я.М. Личностные особенности лиц с коррупционным поведением // Актуальные проблемы экономики и права. — 2012. — № 4 (24).

4. Овчинников И.В. Характеристика личности коррупционера // Вопросы юридической науки: взгляд молодых ученых: сборник статей. — Барнаул: Изд-во ААЭП, 2012.

5. Рамазанов Р.А. Об особенностях характеристики личности преступника по коррупционным преступлениям // Закон и право. — 2013. — № 10.

Криминологические особенности личности коррупционного преступника Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

Вестник Челябинского государственного университета. 2012. № 37 (291). Право. Вып. 34. С. 54-57.

ПРОБЛЕМЫ УКРЕПЛЕНИЯ ЗАКОННОСТИ И ПРАВОПОРЯДКА

О. Р. Абрамовская, А. В. Майоров

КРИМИНОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ЛИЧНОСТИ КОРРУПЦИОННОГО ПРЕСТУПНИКА

Дается личностная характеристика субъектов коррупционной преступности, анализируются их социально-демографические признаки и нравственно-психологические свойства. На основе анализа статистических данных выделены общие признаки преступников-коррупционеров.

Ключевые слова: преступность, личность преступника, коррупция, должностное лицо, коррупционные преступления, демографические характеристики, нравственно-психологические свойства, профилактика преступлений.

В современных условиях преступность определяется различными криминогенными факторами, имеющими свою социальную природу и проявляющимися в виде отдельных противоречий разных сторон бытия. Эти факторы оказывают на формирование личности преступника активное воздействие1. Внимание ученых сосредоточивается, главным образом, на правонарушителе, его социально-психологической структуре, на различных свойствах и качествах его личности и поведения. Под этим углом зрения, в основном, и рассматриваются причины правонарушений и условия, им способствующие, осуществляется поиск лучших путей профилактики преступлений.

Изучение личности правонарушителя имеет большое научное и практическое значение, поскольку без определения специфических характеристик лиц с асоциальным поведением, а также механизмов его формирования вряд ли можно эффективно предупреждать и пресекать противоправные акты, организовывать борьбу как с отдельными видами правонарушений, так и с преступностью в целом. Психологи, социологи и криминологи разных юридических школ дают примерно одинаковые определения понятию «личность» — это социальное лицо человека, т. е. то, кем он стал в процессе социального развития. Из этого определения личности следует, что под личностью преступника надо понимать социальное лицо человека, совершившего противоправное деяние (преступление)2.

При изучении личности преступника криминологи ставят своей целью раскрытие закономерностей преступного поведения, детерминации преступности. Здесь и возникает важная для криминологии задача: исследовать факторы, которые на индивидуальном уровне формируют

установки на противоправное поведение либо способствуют их реализации.

Традиционно коррупцией считают преступную деятельность в органах государственной власти, выражающуюся в использовании должностными лицами своих властных полномочий и служебного положения в целях личного обогащения.

Однако в России коррупция в силу своего характера и масштабов — это не просто отдельное, локальное явление в области политики и государственного управления. Это система отношений, которая пронизывает все структуры нашего государства и общества.

Одной из самых распространенных и опасных форм проявления коррупции является взяточничество. Отличительной чертой взяточничества является то, что оно совершается специальным субъектом, должностным лицом. Понятие должностного лица раскрывается в прим. 1 к ст. 285 УК РФ. Ими признаются лица, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителя власти либо выполняющие организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, а также в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации.

Таким образом, закон очень четко выделяет две группы лиц, подпадающих под понятие должностного лица:

1) лица, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителя власти;

2) лица, выполняющие организационно-распорядительные или административно-хозяйствен-

ные функции в государственных органах, органах местного самоуправления.

Совокупность индивидуальных качеств и субъективных свойств, характеризующих роль личности в совершении коррупционных преступлений, оказывает заметное влияние на уяснение структуры личности преступника, ее роли в совершении рассматриваемых нами преступных деяний.

Анализ изучения уголовных дел коррупционной направленности, в частности, по ст. 290 УК РФ (Получение взятки), ст. 285 УК РФ (Злоупотребление должностными полномочиями), ст. 292 УК РФ (Служебный подлог) за период с 2005 по 2009 г. по Челябинской области позволяет отметить некоторые особенности, присущие личности такого рода правонарушителей.

К социально-демографическим признакам относят пол, возраст, образование, профессиональную принадлежность, семейное положение, принадлежность к городскому и сельскому населению, материальное положение и др. Эти признаки сами по себе не имеют явного криминологического значения, так как характеризуют конкретного человека, однако в статистическом выражении применительно к лицам, совершившим преступления, они содержат ценную информацию, которая важна как для науки, так и для практики.

С точки зрения демографических характеристик, среди субъектов коррупционных преступлений преобладают мужчины (их около 80 %). На основании изучения уголовных дел о преступлениях, предусмотренных указанными статьями УК РФ, осужденные лица распределились по полу следующим образом (табл. 1).

Таблица 1

Распределение лиц, осужденных по ст. 285, 290, 292 УК РФ по половому признаку, с 2005 по 2009 г., %

Год Мужчины Женщины

2005 74,3 25,7

2006 83,2 16,8

2007 78,0 22,0

2008 79,1 20,9

2009 81,4 18,6

Можно отметить, что среди руководящих работников, совершивших коррупционные преступления, однозначно преобладают мужчины, и это напрямую связано с их абсолютным преобладанием в управленческом звене.

Возрастная структура осужденных по ст. 290, 285, 292 УК РФ выглядит следующим образом (табл. 2).

Таблица 2

Распределение лиц, осужденных по ст. 285, 290, 292 УК РФ по возрасту, с 2005 по 2009 г., %

Возраст, лет %

21-25 2,4

26-30 12

31-40 62

41-50 18,4

Старше 50 5,2

Анализ статистических данных говорит о том, что 62 % лиц — в возрасте 31-40 лет, они и составляют основную возрастную группу. Следом за ними идет группа лиц в возрасте 41-50 лет, их удельный вес составляет 18,4 %. Иначе говоря, коррупционные преступления совершаются главным образом людьми более зрелого возраста, занимающими определенные должности, уже имеющими значительный трудовой стаж и жизненный опыт.

Учитывая вполне зрелый возраст, уже малопродуктивно устанавливать непосредственную связь между «недостатками семейно-школьного воспитания», с одной стороны, и их криминальным поведением, с другой. Безусловно, представления и понятия этих людей были сформированы в юношеском возрасте, но в течение жизни произошла определенная переоценка понятий, в результате которых сложились устойчивые убеждения и, прежде всего, стремление к власти из корыстных соображений3.

Среди анализируемой категории лиц довольно-таки невелика доля тех, кто не состоял в браке и не имел семьи на момент совершения преступления — удельный вес таковых составляет 10 %. Удельный вес лиц, имеющих семью, достигает 74 %, а находящихся в разводе — 16 %.

Важной характеристикой личности преступника, совершающего коррупционные преступления, является уровень образования. Более высокий образовательный уровень субъектов коррупционных преступлений, по сравнению с другими преступниками, объясним тем, что более 86 % из них имеют высшее образование, и этот факт закономерен, поскольку аппарат органов власти и управления комплектуется квалифицированными специалистами (см. рисунок).

Сотрудники правохр анительных органов — 59 %

Государственные служащие (кроме сотрудников ПО) — 13 %

Муниципальные служащие — 28 %

Распределение лиц, осужденных с 2005 по 2009 г. по ст. 285, 290, 292 УК РФ, по профессиональной деятельности

Анализ диаграммы — информации об указанных лицах с точки зрения их профессиональной принадлежности — позволил сделать следующие выводы: из общей массы лиц, совершивших коррупционные преступления, число государственных служащих составило 13 %, муниципальных служащих — 28 %, сотрудников правоохранительных органов — 59 %.

Давая характеристику уголовно-правовых свойств таких лиц, необходимо отметить следующее. Более 80 % субъектов коррупционных преступлений не привлекались ранее ни к дисциплинарной, ни к административной ответственности.

Доля ранее судимых среди коррупционных преступников, в том числе и тех, у кого судимость снята или погашена, относительно невелика и составляет около 6 %. Однако следует отметить, что между судимостью и коррумпированностью чиновников нет прямой связи. Большинство чиновников, которые берут взятки, формально чисты перед законом, поскольку к ответственности не привлекались. Данное обстоятельство связано также с тем, что в свете активной борьбы с коррупцией к лицам, совершившим коррупционные преступления, в качестве дополнительного наказания назначается в соответствии со ст. 47 УК РФ лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью. Можно предположить, что данная цифра в дальнейшем будет иметь тенденцию к снижению.

С точки зрения нравственно-психологических свойств личности преступников стоит отметить, что им присущи такие качества, как корыстолюбие, проявление властности, неуважение к закону и пренебрежение обязанностью соблюдать

его.

По мнению многих авторов, характерной чертой мотивации большинства осужденных за указанные преступления является наличие устойчивых мотивов корыстной направленности. Укреплению этих мотивов у отдельных лиц способствуют, по нашему мнению, недостатки системы правосудия, а в частности, случаи освобождения преступников, не вставших на путь исправления.

На основе полученных данных можно выделить следующие общие признаки:

— преобладание в общей массе преступников лиц мужского пола;

— с точки зрения возрастных характеристик — это лица старше 30 лет;

— высокий образовательный уровень лиц;

— низкий показатель лиц, ранее судимых, в том числе тех, у кого судимость снята или погашена;

— наличие устойчивых мотивов корыстной направленности;

— преобладание таких качеств, как корыстолюбие, проявление властности, неуважение к закону.

Подводя итог в рассмотрении вопроса о личностной характеристике субъектов коррупционной преступности, нужно отметить, что данная тема, безусловно, заслуживает более пристального внимания. Бороться с коррупционной преступностью в целом можно, только изучив это явление изнутри, а это не представляется возможным без обращения к проблематике изучения личности преступника.

Известная в настоящее время ограниченность возможностей профилактики и ее недостаточная эффективность, помимо других причин,

объясняется также и тем, что интерес практиков в области борьбы с преступностью концентрируется, главным образом, на преступном акте. Изучению же личности правонарушителя практические работники правоохранительных органов, к сожалению, до сих пор должного внимания не уделяют.

Примечания

1 Золотухин, С. Н. Уличная насильственная преступность и ее предупреждение (по материалам Уральского региона) : дис. … канд. юрид. наук. Челябинск, 2000. С. 81.

2Майоров, А. В. Типичные особенности личности преступников, совершающих карманные кражи // Материалы Всерос. науч.-практ. конф. «Актуальные проблемы противодействия преступности в современных условиях». Челябинск : Челяб. юрид. ин-т МВД России, 2007. С. 105.

3 Воронин, Ю. А. Коррупционная преступность в системе государственной и муниципальной службы // Борьба с коррупционной преступностью в системе государственной и муниципальной службы. Екатеринбург : Урал. акад. гос. службы, 2006. С. 15.