Коллизия норм права

1. Понятие коллизий норм права.

Коллизия юридическая – это противоречие между правовыми нормами, регулирующими одни и те же общественные отношения Ю.А. Тихомиров юридическую коллизию рассматривает, как противоречие между суще­ствующим правовым порядком и намерениями и действиями по его изменению.

Коллизии в праве могут иметь естественный характер, например, при возникновении противоречий в связи с действием норм во времени или в пространстве, при наличии противоречий в отношениях, регулируемых правом (т. е. при конфликте законных интересов). Коллизии могут быть также вызваны ошибками в правотворчестве, недостатками в кодификационной работе или при формировании системы права.

Юридические коллизии вносят в правовую систему несогласованность, дефектность, создают неудобства в правоприменительной практике, затрудняют пользование законодательством.

Однако не следует рассматривать юридические коллизии как сугубо негативное явление. Дело в том, что они указывают на недостатки, возникшие в правовой системе, свидетельствуют о нормальном процессе развития и функционирования государственно-правовых институтов, могут выражать справедливые притязания на новый правовой порядок или охрану конституционного строя.

Признаки коллизий. Для юридических коллизий свойственны противоречия:

1.в механизме правового регулирования;

2.в регулировании конкретного отношения;

3.в содержании конкретных норм права, регулирующих конкретное отношение;

4.устраняемые правовыми средствами – специальными нормами, нормами-«арбитрами».

Коллизия правовых норм возникает в момент издания противоречивых норм, но проявляет она себя реально при их действии, применении. Различия или противоречия между правовыми нормами могут касаться условий применения нормы, самого правила поведения и, наконец, санкций.

Не исключаются и другие признаки юридической коллизии: законная процедура рассмотрения, использование и оценка доказательств, наличие органа уполномоченного разрешать коллизии, признание обязательной силы решения по данному спору, компенсация ущерба.

От коллизий правовых норм следует отличать их конкуренцию, когда два, три и более не противоречащие друг другу нормы регулируют один и тот же круг родственных общественных отношений только с разной степенью конкретизации, детализации, объема и т. д. Это, как правило, нормы разной юридической силы, уровня, исходящие от неравнозначных правотворческих органов. В таких случаях нормы действительно как бы конкурируют между собой, и, в принципе, это нормально. Негативным же и, безусловно, нежелательным явлением выступают именно коллизии, когда сталкиваются друг с другом не просто не согласующиеся, а противоречащие предписания. И с этим приходится бороться.

Разумеется, чтобы установить коллизию, требуется высокий профессионализм правоприменяющего и правотолкующего лица, точный анализ обстоятельств «дела», выбор единственно возможного или, по крайней мере, наиболее целесообразного варианта решения.

Причины коллизий. Выделяют объективные и субъективные причины юридических коллизий.

К объективным причинам относятся: динамизм общественных отношений, их противоречивость; разнообразие общественных отношений, предполагающее диф­ференцированное их регулирование с применением различных методов.

Объективные причины во многом обусловлены тем, что правоотношения нередко «растянуты» не только во времени, но и в пространстве, следовательно, могут одновременно подпадать под юрисдикцию разных субъектов правотворчества, которые по-разному регулируют эти правоотношений.

Субъективные причины связаны с изъянами в процессе правотворчества, в юридической техники. Субъективные причины очень разнообразны: к ним относят и недостаток опыта законодателя, непоследовательную систематизацию нормативных актов, слабую координация нормотворческой деятельности, низкий уровень правовой культуры, правовой нигилизм, политическую борьбу и пр.

Превентивные меры предотвращения коллизий:

— действие субъектов строго в рамках конституционных установлений, в рамках закона, а также в пределах, закрепленных компетенциями;

— предварительные юридические экспертизы актов и согласования;

— систематизация законодательства;

-периодическая инвентаризация правотворческими органами своей «продукции»;

— анализ эффективности нормативных правовых актов;

— предвидение конфликтной ситуации в нормативном материале.

Виды юридических коллизий. Коллизии правовых норм могут быть самыми разнообразными.

1.Между положениями вступившего в силу для Российской Федерации международного договора и национального права (например, между содержащимися в международных соглашениях по вопросам налогообложения и в российском налоговом праве).

2.Между нормами федеральных законов и законов субъектов РФ (например, между содержащимися в федеральном законе и законе субъекта РФ).

3.Между нормами, содержащимися в актах различной юридической силы (например, в федеральном законе и указе Президента РФ).

4.Между нормами кодифицированных актов, в отношении которых установлен приоритет их норм (например, Гражданского кодекса РФ и Трудового кодекса РФ).

5.Между общими и специальными нормами (например, между нормами Гражданского кодекса РФ и нормами ФЗ «О банках и банковской деятельности»).

6.Между ранее действующей нормой и нормой, принятой позднее, которые содержатся в актах одного уровня (например, при вступлении в силу нового закона без отмены ранее действующего закона, регулировавшего этот вопрос).

7.Между нормами частного и публичного права (например, между нормами Гражданского кодекса РФ и нормами Бюджетного кодекса РФ).

8.Между нормами различных отраслей права (например, гражданского и бюджетного права).

9.Между нормами подзаконных актов организаций, не находящихся в подчинении друг у друга (например, Федеральной налоговой службы и Банка России).

10.Между общеправовыми принципами и нормами права, закрепляющими иные принципы права, либо представительно – обязывающими нормами (т. е. нормами, закрепляющими права и обязанности).

11.Между нормами права, закрепляющими иные принципы права (т.е. не относящиеся к числу общеправовых), и представительно — обязывающими нормами.

12.Между положениями одного акта (например, содержащихся в различных главах Гражданского кодекса РФ).

Для облегчения устранения противоречий в праве существуют коллизионные нормы, которые по своему юридическому содержанию могут быть разделены на четыре основные группы: темпоральные, пространственные, иерхические (субординационные), содержательные.

Темпоральные коллизии имеют в виду расхождение норм права во временных пределах. Они возникают в результате издания в разное время по одному и тому же вопросу двух и более норм, содержащих разные правовые предписания.

Чаще всего эти коллизии возникают из-за ошибок в юридической технике: принята новая норма права, а ранее действующая не отменена. Способом разрешения темпоральных коллизий служит правило, установленное еще римскими юристами, согласно которому позже принятая норма отменяет ранее действующую.

Пространственные коллизии имеют место тогда, когда «вытянутое» в пространстве правоотношение подпадает под юрисдикцию разных субъектов правотворчества.

Иерархические коллизии – это несогласованность норм разной юридической силы. Эти коллизии появляются тогда, когда на регулирование конкретного отношения одновременно претендуют нормы разного уровня, содержащие различные предписания. Данные коллизии разрешаются на основе правила, разработанного римскими юристами, которые отдавали предпочтение нормам более высокого уровня, более высокой силы. Так, ч. 2 ст. 84 УК РФ устанавливает приоритет нормы акта амнистий над нормой УК. Например, лицо, совершившее деяние, содержащее все признаки состава конкретного преступления, освобождается от уголовной ответственности, если это предусмотрено соответствующей нормой акта об амнистии.

Содержательные коллизии имеют место тогда, когда между собой конкурируют общие, специальные и исключительные нормы, обладающие одинаковой юридической силой.

Данного вида коллизии возникают в одном пространстве и в одно и то же время между нормами одинаковой юридической силы. Но различие между ними состоит в объеме регулирования, общая норма призвана регулировать общественные отношения в целом, а специальные нормы – подвид или часть этих отношений. Специальная норма делает как бы изъятие отдельных обстоятельств из действия общих норм.

Другая важная проблема – коллизии между федеральными актами и актами субъектов федерации. И хотя в Конституции РФ закреплен приоритет федеральных актов перед актами субъектов Федерации (кроме актов по вопросам исключительной компетенции субъектов), тем не менее, данного рода коллизии во многом носят политический характер, поэтому разрешаются, главным образом, путем переговоров и достижения компромиссов.

ВИДЫ КОЛЛИЗИЙ В УГОЛОВНОМ ПРАВЕ

В правовой литературе выделяют несколько класси­фикаций коллизий правовых норм в зависимости ог элементов, положенных в их основу.

Рассмотрим ли разновидности и решим, какие из них могут встречаться в уголовном праве и уголовном законодательстве.

1. Прежде всего, коллизии в нраве можно подразде­лить с позиции системы права и системы законодатель­ства. Обычно выделяют межотраслевые и внутриотрас­левые коллизии.

Межотраслевые коллизии представляют собой отно­шения, возникающие между правовыми предписаниями различных отраслей права. В процессе правопримени­тельной деятельности межотраслевые коллизии выли­ваются в проблему выбора правовых норм, расположен­ных в нормативных актах разной отраслевой принадле­жности. Так, с точки зрения предмета нашего исследо­вания, прежде всего следует говорить о межотраслевых коллизиях, возникающих в комплексе отраслей законодательства, регулирующего борьбу с преступностью.

Уголовно-правовые нормы нередко вступают в про­тиворечие с нормами исправительно-трудового, или, как теперь его называют, уголовно-исполнительного зако­нодательства. Весьма остро стоит также проблема со­гласованности материальных уголовно-правовых и про­цессуальных нормативных предписаний. Следователи и другие работники правоприменительных органов доста­точно часто сталкиваются с правонарушениями, нахо­дящимися па стыке уголовного и административного права. Классификация правонарушений со смешанной противоправностью есть не что иное, как преодоление коллизий норм названных отраслей права.

Весьма нередки коллизии уголовно-правовых норм и норм таких отраслей законодательства, которые, каза­лось бы, весьма и весьма удалены от регулирования об­щественных отношений, связанных с преступностью: гра­жданского, гражданско-процессуального, трудового, кон­ституционного права.

Все перечисленные коллизии являются межотрасле­выми. Однако п внутри межотраслевых коллизий мож­но выделить определенную классификацию.

Особое место среди межотраслевых занимают колли­зии норм конституционного права с нормами других от­раслей. Конституция является Основным законом госу­дарства, она обладает высшей юридической силой. Кон­ституционные нормы занимают особое место в право-вон системе. Потому коллизии норм уголовного права и конституционных норм заслуживают самостоятелыю-ю разговора.

Далее, в разделе межотраслевых коллизий следует выделять коллизии регулятивных и охранительных норм. Коллизии этих норм отражают соотношение двух известных в теории права способов правового регулиро­вания: положительного и охранительного. Потому они по степени важности идут вслед за коллизиями консти­туционных и отраслевых норм. Безусловно, к числу меж­отраслевых коллизий следует отнести коллизии охрани­тельных норм различной отраслевой принадлежности. Наконец, важное место занимают коллизии охранитель­ных материальных и процессуальных норм.

Второй разновидностью являются внутриотрасле­вые коллизии, представляющие собой отношения, возникающие между нормативными предписаниями одной от­раслевой принадлежности. И в этом плане все колли­зии, возникающие между уголовно-правовыми нормами, являются отраслевыми. Их изучению посвящена глава V настоящей работы.

С точки зрения системы и структуры права и законо­дательства внутриотраслевые коллизии можно разде­лить па коллизии в рамках одного правового института, либо в рамках нескольких правовых институтов одной отрасли.

Обычно конкуренцию норм в уголовном праве сводят к коллизии, отношению между нормами Особенной час­ти. По нашему мнению, абсолютно прав В. П. Малков, утверждающий, что конкуренцию уголовно-правовых норм нельзя сводить к применению норм Особенной части68.

В зависимости от принадлежности норм к Обшей или Особенной частям Уголовного Кодекса можно раз­личать: 1) коллизии норм Особенной части; 2) коллизии норм Общей части с нормами Особенной; 3) коллизии норм Общей части.

Несомненно, наиболее часто конкуренцию уголовно-правовых норм приходится преодолевать при квалифи­кации преступлений, а, следовательно, при применении норм Особенной части УК. Однако, коллизировать меж­ду собой могут как нормы, относящиеся к Общей части УК, так и нормы Особенной части с нормами Общей ча­сти уголовного права.

С точки зргпия системы права и системы законода­тельства, можно выделить, по нашему мнению, еще од­ну разновидность правовых коллизий: коллизии норм международного права и норм национального (внутри-юсударствепного) уголовного права.

Н. А. Власепко полагает, что рассматриваемые кол­лизии норм международного и внутригосударственного права относятся к разновидности пространственных89. Вряд ли это можно считать правильным. По мненью того же автора, назначение пространственных коллизи­онных правил состоит в устранении конфликтов между нормативно-правовыми предписаниями, действующими в разных пространственных пределах90.

Сфера действия внутригосударственного права дей­ствительно ограничена рамками государственных границ. Однако сфера действия норм международного пра­ва ограничена в большей степени субъектными, а из территориальными признаками. Все нормы междуна­родного права представляют собой правила поведения государств н других субъектов международного права, устанавливаемые и обеспечиваемые ими самими. Совре­менное .международное право имеет универсальный ха­рактер, т. е. является всеобщим правом. Его нормы рас­пространяются па все, пли на множество государств, не­зависимо О1 \ровня развития государства, его полити­ческого и социально-экономического строя. Потому пре­делы действия норм международного права не связаны с какими-либо пространственными пределами. Бот по­чему коллизии норм национального уголовного закона I/ норм международного права никак нельзя сводить к пространственным коллизиям.

В то же время изучаемые коллизии не являются со­держательными. Как известно, содержательные колли­зии возникают между нормами, действующими одно­временно и па одной территории по причине разницы в объеме правового регулирования. Содержательные коллизии — эю коллизии общих и специальных, а так­же общих и исключительных норм.

Нормы национального и международного уголовного права хотя п действуют одновременно, но не на одной территории, они различаются чем угодно, но не объ­емом правового регулирования. Данные нормы принад­лежат не только к разным отраслям законодательства, но и к разным правовым системам.

То обстоятельство, что международное право обла­дает всеми основными признаками права как социаль­ного явления, что оно является особой, специфической, самостоятельной системой права, можно считать обще­признанным в современной доктрине международного права91. Так же общепризнано, что международное право и право внутригосударственное образуют само­стоя 1ельные, авюпомныс относительно друг друга сис­темы права.

Следовательно, коллизии норм международного и на­ционального уголовного права — это совершенно са­мостоятельная разновидность правовых коллизий, вы­деленных е позиций системы права.

К данной классификации правовых коллизий нужно относить н такую разновидность, как коллизии норм национального уголовного нрава с нормами уголовного права иностранных государств. Эту разновидность кол­лизий в }головном нраве выделял, в частности, В. П. Мал ков.

Коллизии между уголовно-правовыми нормами раз­личных государств могут возникать при регулировании преступления с иностранным элементом: либо иностран­ным местом совершения преступления, либо с иностран­ным субъектом преступления. И принцип гражданства, и принцип территории совершения преступления — это вопросы действия уголовных законов в пространстве.

Казалось бы, коллизии норм права различных госу­дарств применительно к уголовному праву есть не что иное, как пространственные коллизии.

Тем не менее, в связи с распадом бывшего единого федеративного государства, каковым был Советский Союз, образованием на его территории самостоятельных независимых государств, пространственные коллизии в уголовном праве прсврашлись в коллизии уголовно-правовых норм, относящихся к правовым системам раз­личных государств. Недаром в международно-правовой литературе наряду с термином «межгосударственные отношения» появился специальный термин, характери­зующий отношения между правовыми системами раз­личных государств: «межправовые отношения»92.

Вот почему в рамках классификации правовых кол­лизий с позиции системы права и законодательства на­ряду с межотраслевыми, внутриотраслевыми коллизи­ями должны запять свое место и межправовые колли­зии.

2. В качестве второго классификационного признака деления коллизий на виды выступают их свойства.

В зависимости от свойств и особенностей коллизии правовых норм подразделяются на темпоральные, про­странственные, иерархические и содержательные.

Темпоральные коллизии представляют собой отноше­ние нескольких правовых норм, возникающее в резуль­тате издания в разное время по одному и тому же вопро­су нескольких законов. Иначе темпоральные коллизии можно определить как временные, или коллизии тран­зитных законов.

В. П. Малков называет темпоральные коллизии конкуренцией норм во времени м. Следует сказать, что п на­уке уголовного права достаточно подробно разработан вопрос о действии уголовных законов во времени и про­блема обратной силы закона. Однако никто и никогда не рассматривал эту проблему с точки зрения темпо­ральных коллизии и возможности создания темпораль­ных коллизионных предписании.

В связи с этим темпоральные коллизии уголовно-пра­вовых норм будут далее (глава V) предметом само­стоятельного изучения.

Пространственные коллизии заключаются в отноше­ниях между нормативно-правовыми предписаниями, действующими в разных пространственных (территори­альных) пределах.

До недавнего времени вопрос о пространственных коллизиях имел два аспекта: коллизии между нацио­нальным уголовным законодательством и уголовным законом иностранных государств, а также коллизии между уголовными законами различных союзных рес­публик.

В большинстве работ по уголовному праву послед­ний аспект чаще именовался как проблема квалифика­ции преступлений, совершенных на территории различ­ных союзных республик. По сути к этой проблеме и сво­дились все пространственные уголовно-правовые кол­лизии норм советского уголовного права, ибо для боль­шинства правоприменителей проблема преодоления кол­лизии норм советского уголовного права с нормами уго­ловного права иностранных государств носила чисто умозрительный характер. Потому и в теоретических ра­ботах лишь один В. П. Малков, да и то схематично, упо­минал об этой разновидности коллизий в уголовном праве.

Изменение государственно-правового статуса быв­ших союзных республик неизбежно потребовало и сме­щения акцентов при изучении пространственных колли­зий. Пространственные коллизии в рамках одной систе­мы права трансформировались в пространственные кол­лизии норм права, принадлежащих к различным наци­ональным правовым системам. Пространственные кол­лизии трансформировались в межправовыс. Вот почем} в главе, посвященной отраслевым коллизиям, про­странственные не рассматриваются.

Иерархические, пли субординационные коллизии во­зникают между нормативными актами различной юри­дической силы. И хотя единственным источником уго­ловного права является закон как нормативный акт, об­ладающий высшей юридической силой, иерархические коллизии имеют место в системе уголовного права.

Пожалуй, наибольшее значение в уголовном праве имеют содержательные коллизии, представляющие собой отношения между общими и специальными правовыми нормами. Именно содержательные коллизии именуются в уголовно-правовой литературе конкуренцией норм.

Н. А. Власенко классифицирует коллизии по таким основаниям как юридическая сила коллнзирующих норм, и объем регулирования правовых предписаний»4.

С точки зрения юридической силы коллизирующих норм он выделяет коллизию норм по горизонтали (меж­ду нормами равной юридической силы) и коллизию норм по вертикали (между нормами разной юридической силы). По нашему мнению, подобная классификация является излишней, ибо предыдущая уже содержит в себе этот классификационный признак. Коллизии норм по вертикали есть ни что иное, как субординационные, иерархические коллизии. Тогда как временные, прост­ранственные и содержательные коллизии являются бе­зусловно горизонтальными коллизиями.

В зависимости от объема регулирования коллизиру­ющих правовых предписаний Ы. А. Власенко выделяет коллизии между общими и специальными юридически­ми предписаниями, а также коллизии между общими, специальными и исключительными нормами.

Нетрудно видеть, что эта классификация полностью охватывается понятием содержательных коллизий. Наконец, возможна классификация коллизий с учетом степени конфликта, столкновения конкурирующих норм:

коллизии — конфликты, в которых состоят нор­

мы, противоречащие друг другу, предлагающие различ­

ные, противоположные правовые предписания по одно­

му и тому же вопросу;

коллизии, выступающие в форме различия, когда

коллизирующис нормы не противоречат друг другу, но

лишь по-разному регулируют одно общественное отно­

шение;

коллизии норм, полностью совпадающие между собой по обьему регулирования (так называемая тож­дественное 1Ь правового регулирования). II. А. Власепко называет это «позитивным столкновением норм»55.

Все рассмотренные классификации коллизий относи­лись к коллизиям правовых норм.

Однако мы уже отмечали, что коллизии правовых норм и правовых предписаний не являются единствен­ным видом коллизий в праве. Следует выделять колли­зии между нормами права и актами толкования, а так­же коллизии между несколькими актами толкования правовых норм.