История наследственного права

История возникновения и развития наследственного права

Вопрос наследования имущества является очень важным и затрагивает интересы абсолютно каждого физического и юридического лица, а также государства в целом. Именно поэтому институт наследования является одним из древнейших общественных институтов. Упоминания о нем можно встретить уже в первых письменных источниках, дошедших до нашего времени, а именно в египетских папирусах.
В зависимости от жизни социума, его политических и экономических условий, получало свое развитие и наследственное право. Так во времена первобытнообщинного строя ему очень сложно было появиться, потому что наследовать еще было практически нечего. Те примитивные орудия охоты и рыболовства, которые уже существовали, передавались от отца к сыну. Но оставались они в пределах рода не в силу норм права, а в силу традиций и по сложившемуся многовековому укладу жизни. Осуществлялась такая передача не по государственному принуждению, а по воле более авторитетных членов группы и из-за боязни гнева богов. Того, кто нарушал установившийся обычай, изгоняли из общины, тем самым обрекая на верную смерть. По существующим сегодня гипотезам в первобытном обществе главенствующее положение занимала женщина, то есть устанавливался матриархат. Это означает, что наследство доставалось сородичам по материнской линии. При этом самые ценные личные вещи хоронились вместе с телом их хозяина.
По настоящему наследственное право могло появиться только после перехода от собственности общинной к собственности частной. И случилось это в 7 — 5 веке до нашей эры. Этот период еще в научной литературе называют неолитической революцией.
Можно выделить несколько основополагающих принципов, с которыми связано данное появление. Во-первых, осуществляется переход к товарному производству. Во-вторых, исчезает уравнительная система распределения ценностей. В-третьих, община теряет часть своей значимости в пользу семьи, которая становится новой ячейкой формирующегося общества.
С этого же времени начинает свое развитие право собственности на недвижимое имущество. Здесь тоже выделяются свои причины. И главной из них можно назвать переход от кочевого образа жизни к оседлости.Следствием чего стало формирование постоянных поселений. Развивающееся земледелие и скотоводство требовало наличия у семьи постоянных пахотных земель и пастбищ для скота.
В 5 – 4 веках до нашей эры зачатки своего развития получает классовое общество. Наследственное право в это время представляет собой абсолютное правопреемство. Это означает, что наследовалась вся совокупность как имущества, так и долгов.
Для этого времени выделяются свои факторы, которые в большей мере оказали свое влияние на развитие института наследования. Так с появлением государственности зарождается и особый институт, который поддерживает силу закона через нормы права. Получает свое окончательное закрепление социальное расслоение общества. Еще достаточно сильны религиозные верования в связь живых и мертвых, поэтому долговые обязательства умершего родственника свято исполнялись.
Если посмотреть на свод законов Вавилонии, который является по некоторым данным первым письменным источником права, то там невозможно найти упоминаний о наследовании по завещанию. Однако в нем оговаривается, что отец может передать одному из сыновей большую долю по сравнению с другими в порядке дарения. В статье 168 также говорится, что отец мог и совсем лишить своего сына наследства, если мог доказать наличие необходимых для этого оснований. В законах Хаммурапи в первую очередь наследовали сыновья, которые получали одинаковые доли и должны были обеспечить достойную жизнь своих сестер. И только при отсутствии сыновей наследовать разрешалось дочерям. Жена умершего считалась стоящей на одной ступени наследственной лестницы с сыновьями. Она наследовала наравне с ними, но помимо этого получала назад еще и свое приданное. Внуки становились наследниками только в том случае, если на тот момент не осталось в живых их отцов.
Есть еще один любопытный источник права, в котором отводится место описанию порядка наследования и завещания. Это свод законов Древних Афин, написанный в 6 веке до нашей эры царем Солоном. В нем оговаривается ограничение на право завещания. Завещать было дозволено лишь тем, у кого не было живых сыновей. Женщины составлять завещание не имели права.
Если рассматривать все законодательство рабовладельческого периода, то наиболее проработанным представляется римское право. Идеалы и ценности семейной жизни в Древнем Риме прошли долгий путь развития.
Первым источником римского права считают законы 12 таблиц. В них была закреплена общность всего имущества, которое принадлежало семье. В целом римское право о наследовании подразделяют на 4 периода развития: цивильное наследование, наследование по преторскому эдикту, наследование по императорскому доюстиниановскому законодательству и наследование по юстиниановскому законодательству.
Сегодня в большинстве стран мира наследственное право включают в отрасль частного права. Его рассматривают как совокупность норм, регулирующей порядок передачи прав и обязанностей покойного человека другим лицам. Но наследование все же становится больше способом приобретения прав.
В последние полвека законодательство в области наследования претерпело ряд существенных изменений. Это очень важно отметить, так как эта отрасль права считалась всегда одной из самых инертных. На основе анализа произошедших изменений можно выявить ряд общих тенденций.
Главным изменением стало расширение сферы государственного участия в наследовании имущества. Это стало возможно благодаря увеличению налога на наследство, а также ограничению количества наследников по закону. Следовательно, государство имеет теперь больше возможностей получить выморочное имущество. Из менее значимых изменений можно отметить увеличение прав пережившего супруга, усыновленных и внебрачных детей. Так права усыновленных и внебрачных детей были приравнены к правам законнорожденных.
Между практикой наследования разных стран существуют значительные различия. Так в США, например, все имущество, оставшееся после смерти человека, переходит сначала к его личному представителю. А наследники получают только его часть, которая осталась после погашения всех долговых обязательств покойного.
Нормы, регулирующие вопросы наследственного права, чаще всего включаются в кодексы гражданского права. Правда есть некоторые особенности. В Америке эта правовая отрасль полностью отдана под юрисдикцию штатов. И во многих из них законы, регулирующие правоотношения в области наследственного права, включены в местные своды законов. Интересен в данном отношении пример штата Луизианы. Здесь по сей день действует французская правовая система. Различие законов в различных штатах вызывает ряд проблем. Поэтому в последние годы был разработан проект унифицированного закона. Правда принят он еще далеко не во всех штатах.
На сегодняшний день в абсолютном большинстве стран главным источником возникновения наследственных отношений являются закон и завещание умершего.
Отношения в области наследования и завещания имущества, так же как и все другие общественные отношения, испытывают на себе влияние религии. С этой точки зрения интересен пример ислама. По законам шариата человек должен прожить свою жизнь так, чтобы не оставить после себя никаких долгов. Если состояние здоровья не позволяет погасить долговые обязательства, то человек должен оставить распоряжение о том, чтобы из оставшегося после него имущества это сделали наследники. Это обязанность возлагается на старшего сына. Если же нет у покойного родственников, то исполнителем воли может быть назначен посторонний человек. Его услуги оплачиваются из средств умершего. Ислам запрещает полное лишение родственников права на наследство. Нельзя лишить наследства и одного из обязательных наследников в пользу другого. Отец не может завещать все одному из своих детей, если их в семье несколько.
Развитие наследственного права в России носило неоднозначный характер. Так во времена первого славянского свода законов «Русской Правды» наследовать могли только члены семьи. Имущество одиноких людей переходило в руки того, кто олицетворял общественную власть.
Ситуация начинает меняться к 16 веку. К этому времени расширяется круг возможных наследников. Завещать свое имущество теперь может любой член семьи.
В 1714 году производится унификация общих принципов данной сферы общественной жизни. Завещать теперь разрешалось только старшему сыну. Дочерей допускали к наследованию только при отсутствии сыновей. Если человек не успел оставить завещания, то действовали по тому принципу, что недвижимое имущество доставалось старшему сыну, а движимое делилось между остальными.
В начале 19 века наследование стало производится по степени родства. При отсутствии первоочередных наследников к наследованию привлекаются родственники боковой линии. Если же близких не оставалось совсем, то имущество переходило в ведение губернии.
В 1918 году институт наследования был упразднен. Признали его необходимость только после вступления в силу Гражданского кодекса 1922 года. Снова устанавливалось, что наследовать могли близкие родственники. Но большое значение теперь отводилось и для иждивенцев, находящихся на попечении умершего. Они получали все имущество, если остальные претенденты на наследство были работоспособными. В пользу посторонних лиц составить завещание было невозможно. А в 1928 году было официально разрешено завещать свое имущество государству.
В 1945 году были закреплена очередность наследования. К первоочередным наследникам относились дети, супруг, нетрудоспособные родители и иждивенцы. Трудоспособные родители относились уже ко второй очереди наследования. В третью очередь входили братья и сестры покойного. Было разрешено составлять завещание в пользу посторонних лиц, но только при отсутствии перечисленных выше наследников.
В СССР нормы наследственного права всегда сильно отличались от общемировых. Причиной этого было то, что была объявлена скорая победа социализма. Это вызвало бы и отмирание частной собственности.
Тотальный переворот в законодательстве в 90-х годах был связан с изменением курса развития страны, ориентацией его на рыночную экономику. Изменения затронули и гражданское право.

История развития законодательства о наследовании

Изучение истории зарождения и развития положений о составе наследственного имущества в отечественном законодательстве Х — начале ХХI вв., анализ закономерностей изменения круга объектов наследственного преемства под влиянием экономических и политических преобразований позволили автору разработать ряд теоретических положений и практических рекомендаций по совершенствованию регулирования отношений наследования в современном законодательстве.

Одной из задач исследования являлся анализ возникновения норм о наследственном имуществе в отечественном законодательстве, раскрытие понятия и содержания наследственной массы. Ее решение достигнуто на основе изучения договоров Руси с Византией, различных списков Русской Правды, духовных грамот, а также научной литературы. Автор пришел к выводу, что Русская Правда еще не знала принципа единства состава наследства, в ее нормах нет единого подхода к пониманию наследства в целом, разных его частей, в частности; наследственное имущество этого периода носило исключительно материальный характер.

В нормах Псковской судной грамоты прослеживается принципиально новое понимание природы наследственного преемства, когда смерть человека уже не могла рассматриваться в качестве основания для прекращения вещных и обязательственных прав. Наследство времен Псковской судной грамоты мыслится уже как неделимый имущественный комплекс, идея универсальности преемства при наследовании пронизывает многие его положения. Изучение содержания московских Судебников свидетельствует о появлении новых объектов наследования (вотчин и поместий), связанных с развитием земельных отношений, углублением феодальных отношений в Русском централизованном государстве по сравнению с предшествующим периодом.

Анализ источников русского права свидетельствует, что за период с X до конца XVI в. эволюция правового регулирования наследственного преемства шла в двух направлениях, а именно: сохранение традиции, обычая — с одной стороны, и новые явления как реакция на изменения в экономической и социальной сферах, а также политическом строе — с другой. Первое направление наиболее ярко проявлялось в сохранении семейного начала в наследовании. Второе направление характеризовалось движением к универсальному правопреемсву, изменениям в составе наследственного имущества, расширением круга наследников и усилением влияния сословной принадлежности на характер наследственного преемства.

Проведенный историко-правовой анализ законодательного регулирования наследственной массы в законодательстве XVII — начала XX вв. свидетельствует о значительных изменениях в наследственном праве России под влиянием экономических и политических преобразований. Значительный шаг в развитии законодательного регулирования наследственной массы в отечественном праве был сделан в XVII в. с созданием Соборного Уложения 1649 г., которое почти двести лет выступало в качестве основного источника права. Если законодательное закрепление наследования в актах предыдущего периода было обусловлено в основном развитием вещного права, то правовое регулирование в Соборном уложении связано с более широким кругом отношений и институтов гражданского права (прежде всего, обязательственного права). Дальнейшее развитие получило положение об ответственности наследников по долгам наследодателя. В отличие от Псковской судной грамоты это правило распространялось на все категории населения и имело действие на территории всего государства, что не только обеспечивало имущественные интересы отдельных кредиторов, но и способствовало стабильности гражданского оборота в целом.

Анализ норм Уложения приводит автора к выводу, что идея универсальности преемства при наследовании еще не имела прочных оснований в виде наработанной практики и развитого уровня правовой мысли. Однако элементы универсального преемства достаточно четко прослеживаются в формулировках многих его статей, при чем свидетельствуют о существовании неразрывной связи «актива» наследства с его «пассивной» составляющей.

Порядок наследования в России не претерпел серьезных изменений вплоть до издания Петром I указа «О порядке наследования в движимых и недвижимых имуществах» (1714 г.). Прежде всего, указ установил единый правовой статус вотчин и поместий, определил круг недвижимых вещей, к которым отнес, кроме земельных владений, дворы и лавки. Кроме того, указ установил различный режим перехода по наследству движимого и недвижимого имущества. Однако указ, предполагавший коренные преобразования в порядке наследования, на наш взгляд, выпадал из общей тенденции закономерного поступательного развития института наследования в русском праве. Если в законодательных актах XVII в. долги наследодателя были юридически привязаны к активу наследства, а ответственность наследников по обязательствам наследодателя была обусловлена принятием наследства и ложилась на всех наследников одновременно, что обеспечивало целостность состава наследственного имущества, то в указах Петра I порядок наследования, сложившийся в результате вековых эволюционных преобразований, был отвергнут. Преемство при наследовании в петровскую эпоху, по нашему мнению, утратило характер универсальности.

Комплексное изучение нормативных актов и материалов правовой практики второй половины XVII — первой половины XVIII вв. свидетельствует, состав наследства не ограничивался лишь материальными объектами (движимым и недвижимым имуществом), в него входили и обязательства наследодателя, причем активного типа (долги) и пассивного (права требования по купчим и закладным крепостям). Анализ духовных грамот, то есть правовой практики второй половины XVII — первой половины XVIII вв. показывает, что универсальность преемства при наследовании наиболее ярко проявилась в завещательном праве.

Социальные и экономические преобразования второй половины XVIII вв., связанные с ужесточением крепостного права и усилением сословных различий, сопровождались повышенным интересом законодателя к институту родовой собственности. При Екатерине II в законодательство вновь вернулось, отмененное Петром I, разделение имущества на благоприобретенное и родовое. Если в отношении благоприобретенного имущества закон не устанавливал никаких ограничений по наследственной передаче, то в отношении родового — по-прежнему действовал принцип сохранения его в пределах рода наследодателя.

Анализ законодательных положений в отечественном праве периода после издания Соборного Уложения и до принятия Свода законов Российской империи, свидетельствует, что под влиянием интенсификации гражданского оборота, усложнения договорных отношений расширился круг наследников, сложилось правило о наследовании всего комплекса долговых обязательств умершего, независимо от размера «актива» наследства, а ответственность наследников по этим обязательствам приобрела характер неограниченной.

Вопрос о наследственном преемстве в отечественном дореволюционном праве наиболее полно был разработан в Своде законов Российской империи (1832 г.). На наш взгляд, в отношении преемства по Своду законов более точной является позиция дореволюционных юристов — И.А. Покровского, Г.Ф. Шершеневича, признававших его универсальность. Позиция же современных исследователей ( Л.Ю. Грудницына, С.А. Копеина), по представлению которых русское дореволюционное издательство не рассматривало наследственное имущество как единое целое, по-нашему мнению, не совсем верна. Действительно, закон не запрещал составлять завещания и в отношении и родового имущества, хотя устанавливал для него очень узкие пределы, а в отношении благоприобретенного имущества существовала полная свобода завещания. Кроме того, в пользу универсальности наследственного преемства и единства состава наследственной массы свидетельствует и тот факт, что ответственность по долговым обязательствам наследодателя ложилась на всех наследников одновременно, и закон при этом не устанавливал никаких исключений для наследников родового имущества. О господстве принципа универсальности преемства свидетельствуют и материалы судебной практики того периода. Изучение статей Свода законов позволило автору выявить специфику наследственного перехода отдельных составных частей наследственной массы, а именно: литературной и художественной собственности, заповедных имений и другие. Автор проследил некоторые особенности наследования различных видов имущества у различных категорий населения на разных этапах развития наследственного законодательства, а также закономерности исторического развития правовых норм в наследовании.

Особое внимание автор уделил порядку наследования у крестьян, который определялся нормами обычного права. Анализ материалов волостных судов и Сенатской судебной практики по вопросам наследования у крестьян, дал основание автору сделать следующие выводы: наследственное имущество было основано в большей степени на трудовых, экономических началах, нежели на кровном родстве; в имущественных отношениях крестьянского сословия, в особенности в области семейных и наследственных, ключевое значение имел личный труд крестьянина; кроме того, обычай применялся только в отношении тех объектов наследственного преемства, которые имели хозяйственное значение и использовались в крестьянском быту; переход в порядке преемства земли был существенно ограничен и контролировался общиной.

Изучение трудов ученых-правоведов показывает критическое отношение к состоянию гражданского права вообще и наследственного, в частности в этот период. Они видели противоречия в законодательстве и отставание норм о преемстве при наследования от потребностей бурно развивающей экономики, товарно-денежных отношений, перемен в государственном строе, изменений в социальной структуре империи во второй половине XIX в. Многие недостатки устранял разработанный проект Гражданского уложения, и как кодифицированный акт был высоко оценен современниками. Однако проект Уложения так и не был принят.

Перерыв постепенности в развитии российской государственности и права с установлением советской власти не мог не отразиться на праве наследования и особенно на составе наследственного имущества. Теоретической основой советского наследственного права послужили положения марксизма об уничтожении частной собственности, об отмене права наследования. Эти программные положения повлияли на оценку исследователями советских законов о наследовании, особенно первых лет. Автор исследовал содержание норм об объектах наследственного преемства в первых декретах советской власти. Анализ декрета «Об отмене наследования» позволил автору аргументировать несогласие с преобладающей в научной литературе до настоящего времени точкой зрения, что декрет был направлен на принципиальное уничтожение института наследования. Такая трактовка, по мнению автора, не в полной мере отражает содержание декрета и не учитывает особенностей становления права первых лет советской власти, когда интенсивность его развития не сопровождалась оточенностью юридической техники. Следствием этого были внутренние противоречия законодательных актов. Автор считает , что статья 9 названного декрета представляет собой как раз такое противоречие общему тексту, ибо ею признавалось в ограниченном виде право наследования, хотя и не называлось таковым.

По мнению автора, несмотря на неточность формулировок, отсутствие внутренней логики и противоречивость, декреты ВЦИК от 27 апреля 1918 «Об отмене наследования» и от 20 августа 1918 г. «Об отмене права частной собственности на недвижимости в городах» послужили фундаментом для дальнейшего регулирования наследственных правоотношений. Особое место в их развитии занимал ГК РСФСР 1922 г., нормы которого применялись более сорока лет. Вместе с тем, на протяжении действия ГК объем и состав наследственной массы, допускавшиеся законодательством, не были одинаковыми. В отличие от дореволюционного законодательства первый советский ГК не содержал легального определения наследования. Не перечисляя конкретных объектов наследования, Кодекс устанавливал, что «допускается наследование по закону и по завещанию… в пределах общей стоимости имущества не свыше 10000 золотых рублей, за вычетом долгов умершего». По мнению автора, такой подход законодателя к ограничению переходящего в порядке наследования имущества не только не имел аналогов в других странах, но и существенно отличался от наследования по дореволюционному законодательству. Анализ работ ученых советского периода, исследовавших характер наследования в постреволюционной России, показывает, что оценки с позиций классового подхода не дают полного точного понимания проблемы. По-нашему мнению, подход законодателя к определению состава наследственного имущества в период с 1917 г. до конца 1950-х гг. в значительной степени был обусловлен потребностями государства, особенно в первые годы советской власти. Однако в последующие годы расширение круга наследников по закону, установление большей завещательной свободы в распоряжении личным имуществом напрямую не была направлена на изменение объектной составляющей наследственных отношений, однако в значительной степени способствовали формированию идеи об универсальности правопреемства при наследовании в качестве основного начала социалистического наследственного права.

Значимое место в работе занял анализ характера правового регулирования наследования имущества во второй половине XX в., когда сложилось двухуровневая система законодательства (общесоюзное и республиканское). В рассматриваемый период, несмотря на отсутствие законодательной дефиниции, понятие о наследственном имуществе было разработано достаточно полно на доктринальном уровне. Наука советского наследственного права освободилась от представлений об институте наследования как инструменте искоренения частной собственности и капиталистических элементов. Укоренился взгляд на наследование как на один из фундаментальных институтов советского права, социальное назначение которого заключалось в укреплении личной собственности, семейно-правовых и родственных связей. Наследственное законодательство этого периода характеризовалось стабильностью и отражало зависимость круга объектов наследственного преемства от подхода законодателя к регулированию отношений права собственности. Пределы наследования по количеству и стоимости были обусловлены исключительно ограничениями в праве личной собственности граждан и её потребительским характером. ГК РСФСР 1964 г. регулировал особенности наследования отдельных видов имущества (предметов обычной домашней обстановки и обихода, имущества колхозного двора, денежных вкладов) и однозначно указывал на включение долгов наследодателя в состав наследства, закрепляя таким образом единство наследственного имущества и универсальность правопреемства при наследовании.

Достижение цели настоящего исследования потребовало решения такой задачи как изучение направлений трансформации законодательства об объектах наследственного преемства в современной России. В связи с этим, автор проследил предпосылки кардинальных перемен в наследственном праве в 1980-е гг. Развитие законодательства о наследовании с середины 80-х гг. XX в. до начала XXI в. шло по пути сохранения стабильности норм наследственного права, сохранения силы раздела ГК РСФСР 1964 г. о наследовании.

Вместе с тем, положения о наследственном преемстве наполнились новым содержанием под влиянием изменений в экономических отношениях и политико-правовой сфере. Именно в этот период расширилось представление о составе наследственной массы, поскольку были сняты ограничения и запреты с права собственности граждан, что, в свою очередь, создало возможность включения в наследство недвижимого имущества (земельных участков, жилых помещений, предприятий), акций, имущественных прав, связанных с иными ценными бумагами и интеллектуальной собственностью. Возникла ситуация несоответствия «буквы закона его духу».

Это состояние российского наследственного права было преодолено в Гражданском кодексе Российской Федерации 2002 г. Впервые в истории отечественного наследственного права само понятие наследования получило легальное закрепление. Анализ статей ГК РФ показывает, что в нем абсолютно точно и исчерпывающе определены признаки универсальности правопреемства, но и новаторство законодателя в его трактовке. Универсальность правопреемства подтверждается тем, что к наследникам имущество умершего переходит как единый комплекс, принадлежащих ему при жизни прав и обязанностей в состоянии, существовавшем на день открытия наследства.

Автор анализирует понятия «наследственная масса», «наследственное имущество», «наследство», которые по своей правовой природе являются идентичными. Это в свою очередь порождает существование различных подходов к определению понятия наследства, а главное к его составным элементам, что имеет существенное значение в правоприменительной практике. Изучение материалов судебной и правоприменительной практики в настоящее время существуют не до конца решенные моменты в наследовании. Так, пока не выработано единого подхода по вопросу о включении в состав наследства обязанности по компенсации морального вреда.

Комплексное изучение современного этапа развития гражданского законодательства, позволило автору сделать следующие выводы: наследственная масса представляет собой единый имущественный комплекс, а ее состав можно определить двумя критериями: во-первых, правовой сущностью отдельных вещей, прав и обязанностей; во-вторых, принадлежностью их наследодателю на день его смерти. Так, принимая во внимание первый критерий, в наследственную массу не включаются имущественные права и обязанности, тесно связанные с личностью наследодателя, невыплаченные наследодателю суммы, предоставленные в качестве средств к существованию, вместе с тем в наследственную массу входят категории, находящиеся на пути следования от правоспособности к субъективному праву (приватизируемая квартира), а также некоторые личные неимущественные права, в частности право на обнародование произведения (данная возможность установлена п.3 ст.1268 ГК РФ). В соответствии со вторым критерием в наследственную массу не включаются страховые суммы, подлежащие выплате по договору личного страхования, а также суммы, выплачиваемые в соответствии с законодательством об обязательном социальном страховании. Изучение теоретических взглядов на сущность правопреемства при наследовании свидетельствует о наличии в отечественном законодательстве традиции и новаторства.