Источники правового регулирования несостоятельности банкротства

Правовое регулирование несостоятельности (банкротства) индивидуальных предпринимателей Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

УНИВЕРСИТЕТА

O.E. Кугафина (МПОА)

Татьяна Петровна ШИШМАРЕВА,

кандидат юридических наук, доцент, доцент кафедры предпринимательского и корпоративного права Университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА) tpshi@mail.ru 125993, Россия, г. Москва, ул. Садовая-Кудринская, д. 9

ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТИ (БАНКРОТСТВАJ ИНДИВИДУАЛЬНЫХ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕЙ

Аннотация. В статье анализируются источники правового регулирования несостоятельности (банкротства) индивидуального предпринимателя, виды и содержание применяемых процедур, основания и условия их введения. Среди процедур банкротства, применяемых к индивидуальному предпринимателю, указаны реструктуризация долга, реализация имущества, мировое соглашение, процедура несостоятельности наследственной массы. В качестве основания признания предпринимателя несостоятельным рассматривается его неплатежеспособность, факт которой должен быть доказан заявителем при его обращении в суд. Сделан вывод о тождественности оснований введения процедур для индивидуального предпринимателя и потребителя. Выделены особенности правового регулирования несостоятельности индивидуального предпринимателя на стадии подачи заявления в арбитражный суд, при продаже его имущества в процедуре реализации имущества, правовых последствий признания предпринимателя несостоятельным в сфере предпринимательской деятельности. Исследованы дискуссионные вопросы, в частности, о понятии должника в процедуре несостоятельности наследственной массы, сделан вывод о приеме юридической фикции при наделении принявшего наследство наследника правами и обязанностями должника. Проанализирована судебная практика применения норм о несостоятельности (банкротстве) индивидуального предпринимателя. Ключевые слова: индивидуальный предприниматель, несостоятельность (банкротство), неплатежеспособность, процедуры несостоятельности (банкротства), наследственная масса, должник.

DOI: 10.17803/2311-5998.2018.43.3.218-224

© Т. П. Шишмарева, 2018

«Т^ЕСТНИК

/LD УНИВЕРСИТЕТА

à-Ф имени О. E, Кутафина (МГЮА)

Шишмарева Т. П.

Правовое регулирование несостоятельности (банкротства) индивидуальных предпринимателей

План

1. Источники правового регулирования несостоятельности (банкротства) индивидуальных предпринимателей.

2. Основания признания индивидуального предпринимателя несостоятельным банкротом.

3. Процедуры несостоятельности (банкротства), применяемые для индивидуальных предпринимателей.

Источники правового регулирования несостоятельности (банкротства) индивидуальных предпринимателей

Правовое регулирование несостоятельности (банкротства) индивидуальных предпринимателей осуществляется ст. 25 ГК РФ, Федеральным законом от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»1, АПК РФ. Нормы § 2 главы X Закона о банкротстве являются специальными, предусматривая особенности несостоятельности (банкротства) индивидуального предпринимателя. Кроме того, несостоятельность (банкротство) индивидуального предпринимателя с учетом особенностей, установленных § 2 и ст. 213.1, регулируют нормы § 1.1 главы X Закона о банкротстве. Наряду с § 1.1, 2 главы X Закона о банкротстве, при отсутствии в них специальных правил применяются нормы глав I—Ш.1, VII, VIII, § 7 главы IX, § 2 главы XI. В случае смерти индивидуального предпринимателя подлежат применению нормы § 4 главы X Закона о банкротстве. Особо следует выделить правила несостоятельности (банкротства) глав крестьянских (фермерских) хозяйств (§ 3 главы X), для этой категории должников не используются положения § 1.1 главы X Закона о банкротстве.

1 СЗ РФ. 2002. № 43. Ст. 4190.

и

К Ц

И

П □

П р

Б Л m

ПТ

ПИ

рк

□П

шр □А

Хш

тШ НО ИГ Я^

БИЗНтПА

к

220 ВЕКТОР ЮРИДИЧЕСКОЙ НАУКИ / /_J ) УНИВЕРСИТЕТА

L-—^ и мени O.E. Кугафина (МПОА)

Основания признания индивидуального предпринимателя несостоятельным (банкротом)

В соответствии со ст. 214 Закона о банкротстве предприниматель может быть признан банкротом при наличии признака неплатежеспособности2. При этом законодатель использует тождественные понятия неплатежеспособности в § 1.1 и § 2 главы X Закона о банкротстве, применяемые для потребителей и индивидуальных предпринимателей. Наряду с неплатежеспособностью, в п. 2 ст. 213.4 Закона о банкротстве указана также недостаточность имущества в случае наделения должника правом на обращение с заявлением в суд. Юридический факт неплатежеспособности должен быть доказан при обращении с заявлением конкурсного кредитора, уполномоченного органа, при этом требования к должнику должны составлять не менее 500 тыс. руб., а просрочка — не менее 3 месяцев (п. 2 ст. 213.3 Закона о банкротстве). При этом законодатель использует презумпции неплатежеспособности, перечень которых содержится в абз. 3—6 п. 3 ст. 213.6.

Следует разграничивать право и обязанность должника на обращение в суд с соответствующим заявлением. Должник обязан обратиться в суд при наличии у него признака неплатежеспособности, если его долги составляют не менее 500 тыс. руб., а просрочка исполнения — не более 30 дней. Должник вправе обратиться в суд с заявлением о признании его банкротом, если он докажет свою неплатежеспособность или неоплатность, при этом законодатель не устанавливает каких-либо размеров долга и просрочки. Индивидуальный предприниматель, конкурсный кредитор обязаны предварительно уведомить о своем намерении обратиться в суд посредством включения этих сведений в Единый федеральный реестр сведений о фактах деятельности юридических лиц (абз. 9 п. 2 ст. 213.5, п. 2.1 ст. 213.4 ).

Процедуры несостоятельности (банкротства), применяемые для индивидуальных предпринимателей

В 2015 г. введены ранее неизвестные российскому законодательству процедуры: процедура реструктуризации долгов гражданина и процедура реализации имущества гражданина. Как и ранее, между должником и его кредиторами может быть заключено мировое соглашение. К индивидуальному предпринимателю может быть применена упрощенная процедура отсутствующего должника, если он отсутствует в месте постоянного жительства. Для цели введения процедуры не требуется предварительно признавать должника безвестно отсутствующим.

По долгам индивидуального предпринимателя вводится единая процедура, даже если имеется задолженность, не связанная с осуществлением предпринимательской деятельности (абз. 3 п. 2 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 13 октября 2015 г. № 453). Указанные процедуры применяются и для бывших индивидуальных предпринимателей.

2 Предпринимательское право. Правовое сопровождение бизнеса : учебник для магистров / отв. ред. И. В. Ершова. М. : Проспект, 2017. С. 272—274.

3 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 13 октября 2015 г. № 45 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие процедур, применяемых в делах о несостоятельности (банкротстве) граждан» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2015. № 12.

Шишмвревв Т. П оэ1

\ уц^ВЕРСИТЕТА Правовое регулирование несостоятельности 2С|

/ имени o.e. кугафина(мгюА) (банкротства) индивидуальных предпринимателей

Введение процедуры реструктуризации долгов, в отличие от процедуры наблюдения, является обязательным для юридических лиц, только если судом установлена возможность восстановления платежеспособности предпринимателя, а сам предприниматель имеет источник постоянного дохода. Реабилитация должника может быть произведена в процедуре реструктуризации: а) исполнением плана реструктуризации; б) заключением мирового соглашения.

Процедура реструктуризации долгов позволяет учесть интересы как должника, так и его кредиторов.

При наличии условий, установленных п. 1 ст. 213.13 Закона о банкротстве, судом утверждается план реструктуризации долгов, предварительно одобренный собранием кредиторов. План может быть утвержден судом и без одобрения собрания кредиторов в случаях, установленных законом (п. 4 ст. 213.17 Закона о банкротстве). План должен быть одобрен должником письменно или устно (в ходе судебного заседания, что должно быть отражено в его протоколе), а в исключительных случаях допускается его утверждение судом при отсутствии согласия должника при квалификации действий должника в качестве злоупотребления правом (абз. 3 п. 30 постановления Пленума Верховного Суда РФ № 45). Суд вправе при наличии оснований, предусмотренных ст. 213.18 Закона о банкротстве, отказать в утверждении плана реструктуризации.

Законом установлен срок реализации плана, который по общему правилу не может превышать три года (п. 2 ст. 213.14 Закона о банкротстве). При исполнении должником плана судом выносится определение о завершении процедуры.

На основе плана реструктуризации гражданин может восстановить свою платежеспособность, произвести расчеты с кредиторами и вернуться в гражданский оборот в качестве его полноценного участника. Причем цель восстановления платежеспособности признается достигнутой, если должник способен осуществлять расчеты с кредиторами, а не удовлетворить требования кредиторов в полном объеме (п. 34 постановления Пленума Верховного Суда РФ № 45). Такой подход представляется вполне оправданным, поскольку предприниматель в дальнейшем т

способен производить расчеты по долгам. Ц

Отсутствие условий для утверждения плана или его неисполнение влечет при- И

менение другой процедуры — реализации имущества гражданина, что позволяет ^

должнику, освободившись от имеющихся долгов посредством продажи имущества, □

возобновить по истечении 5-летнего срока предпринимательскую деятельность. р

Целью этой процедуры является удовлетворение требований кредиторов □

и освобождение предпринимателя от долгов при недостаточности имущества Л

с сохранением необходимого ему имущества. М

В. В. Витрянский считает, что процедура реализации имущества по своим П^

признакам полностью совпадает с процедурой конкурсного производства, хотя и имеет иное название4. Представляется, что по своей сущности указанная про- О □

цедура весьма близка процедуре конкурсного производства. Шр

Индивидуальный предприниматель, признанный решением арбитражного суда Ж>

несостоятельным (банкротом), утрачивает статус индивидуального предпринима- дш

тШ

НО

4 Витрянский В. В. Банкротство граждан, не являющихся индивидуальными предприни- ЯШ

мателями // Хозяйство и право. 2015. № 4. С. 16. БИЗНЕСА

) УНИВЕРСИТЕТА

L-—имени О. Е. Кутафи на (МПОА)

теля. В процедуре реализации имущества индивидуальный предприниматель не вправе заниматься предпринимательской деятельностью, поскольку он утратил статус предпринимателя, аннулированы его лицензии на занятие предпринимательской деятельностью.

Распоряжение имуществом, входящим в состав конкурсной массы, осуществляет финансовый управляющий от имени собственника (абз. 1 п. 5 ст. 213.25 Закона о банкротстве).

Обращение взыскания может быть произведено на любое имущество должника, за исключением указанного в ст. 446 ГПК РФ. Установление имущественного (исполнительского) иммунитета позволяет обеспечить несостоятельному должнику и находящимся на его иждивении лицам условия достойного существования (п. 3.1 постановления Конституционного Суда РФ от 14 мая 2012 г № 11-П5).

Поскольку имущество несостоятельного должника может быть объектом общей совместной собственности, постольку законом установлены особенности обращения взыскания на общее имущество. В пункте 7 ст. 213.26 Закона о банкротстве предусмотрена продажа общего имущества супругов и включение в конкурсную массу части денежных средств от продажи общего имущества супругов в соответствии с долей супруга-должника. Такой подход представляется неверным, поскольку положения Закона о банкротстве противоречат ст. 35 Конституции РФ, ст. 255 ГК РФ, ст. 45 СК РФ. Между тем в судебной практике суды используют конструкцию обращения взыскания на общее имущество супругов6.

Продажа имущества производится по таким же правилам, как и для юридического лица.

Очередность удовлетворения требований кредиторов установлена ст. 213.27 Закона о банкротстве.

Требования кредиторов, не удовлетворенные в ходе процедуры реализации имущества, признаются погашенными, в том числе и требования, не заявленные кредиторами в процедурах реструктуризации долгов и реализации имущества, а должник после завершения расчетов с кредиторами освобождается от их дальнейшего исполнения (п. 3 ст. 213.28 Закона).

В Законе о банкротстве освобождение должника от не исполненных им обязательств зависит:

а) от его добросовестности;

б) личного характера обязательств;

в) момента возникновения обязательств.

Российский законодатель впервые при освобождении от долгов учитывает недобросовестные действия должника, перечисляет, в каких случаях при недобросовестном поведении должника он не освобождается от исполнения обязательств.

5 Постановление Конституционного Суда РФ от 14 мая 2012 г. № 11-П «По делу о проверке конституционности положения абзаца второго части первой статьи 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан Ф. Х. Гу-меровой и Ю. А. Шикунова» // Вестник Конституционного Суда. 2012. № 4.

6 Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 24 февраля 2016 г. № 07АП-1045/2015, 07АП-1045/15(3) по делу № А27-17970/2013 // СПС «Консультант-Плюс».

Шишмврввв Т. П ОО-Э

\ уц^ВЕРСИТЕТА Правовое регулирование несостоятельности / имени o.e. кугафина(мгюА) (банкротства) индивидуальных предпринимателей

После окончания процедуры реализации имущества к должнику могут быть предъявлены не исполненные им обязательства и обязанности. После завершения процедуры реализации имущества гражданина на неудовлетворенные требования кредиторов, от которых он не освобожден, суд в установленном законодательством Российской Федерации порядке выдает исполнительные листы.

В § 4 главы X Закона о банкротстве введена процедура несостоятельности (банкротства) наследственной массы, известная римскому праву и правопо-рядкам романо-германской правовой системы.

Процедура несостоятельности наследственной массы имеет свои корни в римском праве, в котором существовала сепаратная процедура конкурсного права, позволяющая производить разделение между наследством и собственным имуществом наследника и ограничивать его ответственность по долгам наследодателя пределами наследственной массы7.

Вопрос о том, кто является должником при введении процедуры банкротства наследственной массы, является дискуссионным. Законодатель указывает, что права и обязанности должника осуществляют принявшие наследство наследники (п. 4 ст. 231 Закона о банкротстве). В судебной практике в качестве должника называют наследодателя и признают его несостоятельным (банкротом)8, хотя умерший не может быть субъектом правоотношений. В пункте 48 постановления Пленума Верховного Суда РФ № 45 наследники не признаны должниками.

Е. Ю. Петров считает, что наследник является не должником, а представителем наследственной массы9. На наш взгляд, наследник не может быть представителем, поскольку после принятия наследства он становится собственником имущества, входящего в состав наследственной массы. Должником в силу юридической фикции становится наследник, поскольку наследственная масса не может быть персонифицирована. Именно так следует толковать в Законе о банкротстве положения о наделении наследника правами и обязанностями должника. Признаки банкротства при введении процедуры должны быть выявлены у наследственной массы, а не у наследника. Е

Целью процедуры несостоятельности наследственной массы является охрана Ц

прав кредиторов наследодателя и соразмерное распределение наследственной И

массы между ними. Отсутствие такой процедуры в законодательстве не позволяет ^

соразмерно и пропорционально распределить имущество наследодателя между □

его кредиторами. Разделение имущественных масс — наследства и собственного р

имущества наследника позволяет защищать права кредиторов наследодателя, □

сохраняя его имущество как обособленную имущественную массу от возможно- Л

го взыскания со стороны кредиторов наследника, который также может отвечать ^

пТ

7 BreuerW. Insolvenzrecht. Eine Einführung. 3 völlig überarb. und erw. Auflage. München, 2011.

S. 275. 0 □

8 Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 24 октября 2016 г. № Ф01- Шр 3759/2016 по делу № А82-15597/2015 ; постановление Арбитражного суда Московского ^ В округа от 31 октября 2017 г. № Ф05-16090/2017 по делу № А41-52344/16 // СПС «Кон- ДШ сультантПлюс». НШ

9 Актуальные вопросы наследственного права / под ред. П. В. Крашенинникова. М. : Ста- ЯШ

тут, 2016. С. 64 (автор главы — Е. Ю. Петров). БИЗНЕСА

) УНИВЕРСИТЕТА

L-—имени О. Е. Кутафи на (МПОА)

признакам несостоятельности (банкротства) и в отношении имущества которого в таком случае должна быть введена отдельная процедура.

Объектом взыскания в этой процедуре выступает наследственная масса, а иное имущество наследника не включается в конкурсную массу.

Следует разграничивать случаи продолжения процедуры несостоятельности (банкротства), если смерть индивидуального предпринимателя произошла в период производства по делу о несостоятельности, и введение процедуры несостоятельности наследственной массы после смерти индивидуального предпринимателя или признания его умершим, когда с заявлением о признании его несостоятельным (банкротом) в арбитражный суд управомоченные субъекты не обращались.

Исходя из смысла Закона о банкротстве анализируемая процедура не является самостоятельной, а в случае смерти индивидуального предпринимателя вводится процедура реализации имущества, в ходе которой должны быть учтены некоторые особенности производства по делу о несостоятельности (банкротстве).

Мировое соглашение может быть заключено должником с его кредиторами в любой процедуре. Решение о заключении мирового соглашения принимает должник, а со стороны кредиторов — собрание кредиторов.

Мировое соглашение распространяется на требования конкурсных кредиторов и уполномоченных органов, включенных в реестр требований кредиторов на дату проведения собрания кредиторов, принявшего решение о заключении мирового соглашения.

После утверждения арбитражным судом мирового соглашения прекращается производство по делу о банкротстве гражданина, не подлежит исполнению план реструктуризации долгов и не действует мораторий, если соглашение заключено в процедуре реструктуризации долгов.

Должник погашает долги кредиторам в соответствии с условиями заключенного мирового соглашения.

В случае неисполнения мировое соглашение может быть расторгнуто, что влечет возобновление производства по делу о банкротстве на стадии реализации имущества гражданина (п. 7 ст. 213.31 Закона о банкротстве). Закон о банкротстве допускает и возможность взыскания непогашенных требований без расторжения мирового соглашения и возобновления производства по делу на основании выдачи исполнительного листа арбитражным судом, рассматривавшим дело о банкротстве (п. 1 ст. 167).

БИБЛИОГРАФИЯ

1. Актуальные вопросы наследственного права / под ред. П. В. Крашенинникова. — М. : Статут, 2016. — 112 с.

2. Витрянский В. В. Банкротство граждан, не являющихся индивидуальными предпринимателями // Хозяйство и право. — 2015. — № 4. — С. 3—29.

3. Предпринимательское право. Правовое сопровождение бизнеса : учебник для магистров / отв. ред. И. В. Ершова. — М. : Проспект, 2017. — 848 с.

Повышение оригинальности

1. Роль судебной практики в правовом регулировании отношений
в сфере предпринимательской деятельности
Функции судебной власти закреплены законодательно, и в первую очередь в Конституции РФ. Основной функцией судебной власти является осуществление правосудия при разрешении социально-правовых конфликтов посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства (ст. 118 Конституции РФ ). Принятые новые федеральные законы, в частности, Гражданский процессуальный кодекс РФ и Арбитражный процессуальный кодекс РФ свидетельствуют, что данная функция получила свое дальнейшее развитие на основе конституционных принципов. Другие функции судебной власти не менее значимей первой, поскольку они также получили свое закрепление в Конституции РФ. Это конституционный контроль нормативных актов, официальное толкование Конституционным Судом РФ Конституции РФ и дача высшими судебными инстанциями разъяснений по вопросам судебной практики (ст. 125, 126, 127 Конституции РФ).
Значимость функций определяется в процессе их реализации, однако Конституция РФ содержит только общие положения. Сам текст Конституции РФ содержит указания на необходимость принятия федеральных законов, чье действие будет способствовать развитию закрепленных в ней в общей форме положений общей формы и соответственно положений, касающихся функций судебной власти и механизма их реализации.
В условиях «застывшей», хоть и рыночной, экономики и низкой степени урегулированности предпринимательских отношений потребность в судебной практике как в дополнительном регуляторе невысока. И чем выше деловая активность в стране, объемы производства различных по своему характеру и потребительским свойствам товаров, работ и услуг, тем более усложняется характер экономических отношений, все большее количество субъектов вовлекается в предпринимательскую деятельность, возрастает не только количество заключаемых предпринимательских договоров, но и усложняется сам характер экономических отношений между субъектами предпринимательской деятельности, частноправовые интересы начинают все чаще пересекаться с публично-правовыми и нередко вступать с ними в противоречие. И чем выше потребность в более совершенном правовом регулировании предпринимательской деятельности, тем выше количество принимаемых государством нормативно-правовых актов. И следовательно, усиливается регулятивная роль судебной практики в форме постановлений Пленумов высших судебных инстанций, поскольку законодательство в принципе не может досконально урегулировать все многообразие динамично изменяющихся экономических условий, в нем имеются дисбаланс публичных и частных интересов, многочисленные пробелы и противоречия, в самих формулировках законов присутствуют неточности и неясности.
Все увеличивающееся количество законов, принимаемых в сфере экономики, неизбежно рано или поздно по различным причинам может привести и на практике иногда приводит к тому, что некоторые законы или их отдельные положения в ряде случаев вступают в противоречие с Конституцией, что, в свою очередь, приводит к постановке вопроса об их конституционности. Именно при большом количестве законов и иных нормативно-правовых актов в сфере предпринимательской деятельности возможны недостатки в правовом регулировании на уровне противоречий с Конституцией РФ, что опять же приводит к возрастанию роли актов Конституционного Суда РФ в данной сфере .

Возникает еще одна проблема — проблема стабильности правового регулирования имущественного оборота. Стабильность имущественного оборота, в свою очередь, предполагает такой правовой режим, когда возникшие договорные отношения в сфере предпринимательства носят устойчивый характер, отношения собственности надежно защищены законом и обеспечены правоприменительными органами, а в случае причинения вреда или неосновательного обогащения обеспечивается справедливое восстановление в правах.
Представляется, что на современном этапе развития экономики, в условиях федеративного государства намного полнее, чем прежде, раскрываются возможности правового регулирования предпринимательских отношений, осуществляемого в том числе посредством судебной практики в виде актов Конституционного Суда РФ и разъяснений Пленума Верховного Суда РФ и (или) Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ по вопросам применения законодательства.
Не случайно в научной литературе помимо отмечаемой роли данных форм судебной практики высказываются предложения официально признать правотворческую роль высших судебных инстанций и перейти к системе прецедентного права в нашей стране, в том числе закрепив в Федеральном конституционном законе «О судебной системе Российской Федерации» положения, согласно которым постановления Конституционного Суда РФ, Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ по вопросам формулирования правоположений, в случае отсутствия нормы права или закона, являются источником права (судебным прецедентом) и обязательны для применения судами.
Возрастание регулятивной роли судебной практики отмечается не только в России, но также и в других развитых странах, традиционно относящихся к романо-германской правовой семье.
Как справедливо отмечается в литературе, теория права стала проявлять все большую терпимость к идее предоставления суду нормотворческих функций, поскольку предпринимательские отношения развиваются нередко вопреки традиционным жестким схемам, которых придерживаются противники судебной практики как источника права даже в качестве вспомогательного. Правовая стабильность гражданского оборота признается одной из основополагающих ценностей и в странах романо-германской правовой семьи, и в странах общего права. Не случайно в странах континентальной Европы наблюдается тенденция к повышению роли высших судов, поскольку судебная власть выступает одним из средств обеспечения такой стабильности .
Так, нормотворческая роль судебной практики при толковании закона и восполнении пробелов в законе закреплена за Кассационным судом Франции. Э. Серверэн отмечает, что конечной целью судебной власти является гарантированность прав и применение существующих норм, а не правотворчество само по себе. Тем не менее, по мнению ученого, в правовых системах демократических стран признается, что суды вносят вклад в формирование прецедентов и создание норм. Некоторые суды (конституционные суды) могут непосредственно влиять на само существование нормы, они могут препятствовать введению ее в действие, способствовать признанию нормы недействующей или не подлежащей применению (прямое воздействие). С другой стороны, одна или несколько высших судебных инстанций наделяются правом контролировать, не оказывая непосредственного воздействия как на саму норму, так и на иерархию норм, интерпретацию норм права обычными судами в процессе рассмотрения конкретных дел (косвенное воздействие). При этом косвенное воздействие судебной деятельности на нормы права после их вступления в силу состоит в оценке соответствия нормы и ее применения законодательству (контроль за конституционностью нормы) и, с другой стороны, в толковании нормы в процессе ее применения. В соответствии со ст. 4 Гражданского кодекса Франции судья, отказавшийся выносить решение под предлогом умолчания, неясности или недостаточности закона, может преследоваться в судебном порядке по обвинению в отказе в правосудии. Поскольку во Франции вместе с тем обязательная сила прецедента не только не признается, но и вообще запрещена, формирование судебной практики предстает в виде результата деятельности высших судебных инстанций.
О.Н. Садиков, например, отмечает, что в государствах Европы законодательное регулирование гражданско-правовых отношений разработано и обширно, но судебная практика считается дополнительным к законодательству источником права при наличии пробелов в актах действующего законодательства.
Таким образом, в национальных правовых системах стран европейского континента, относящихся к романо-германской правовой семье, созданы условия для функционирования и развития судебной практики в определенных ее формах как вспомогательного к закону источника права.
В современной России также создаются условия для развития судебной практики и усиления ее роли в правовом регулировании предпринимательских отношений. Особенно это относится к актам Конституционного Суда РФ и постановлениям Пленумов высших судебных инстанций по вопросам применения законодательства. После принятия вышеуказанных федеральных конституционных законов, регулирующих деятельность судебной власти в Российской Федерации, в некоторые из них в последующем были внесены существенные изменения и дополнения. В частности, Федеральным конституционным законом от 15 декабря 2001 г. N 4-ФКЗ внесены изменения и дополнения в Федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде Российской Федерации», в результате чего возросло юридическое …….
Список использованной литературы
1. Конституция Российской Федерации (принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993 года) // Российская газета. 1993. 25 декабря.
2. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24.07.2002 N 95-ФЗ (ред. от 08.12.2011) // Собрание законодательства РФ. 2002. N 30. Ст. 3012.
3. Дойников И.В. Предпринимательское (хозяйственное) право. — М.: Брандес, 2008. — 539с.
4. Жилинский С.Э. Правовая основа предпринимательской деятельности (предпринимательское право): Курс лекций. — М.: НОРМА-ИНФРА-М, 2007. — 944с.
5. Круглова Н.Ю. Хозяйственное право. Учебное пособие. — М.: Издательство РДЛ, 2008. — 560с.