Источники антимонопольного права

Источники конкурентного права. Экстерриториальный характер антимонопольного законодательства

Понятие и виды монополий.

Понятие конкуренции.

Метод правового регулирования конкурентных отношений.

Предмет конкурентного права как отрасли законодательства.

Предметом КП являются две группы отношений: отношения, связанные с конкуренцией и отношения в сфере монополии.

Первая группа включает отношения конкурирующих хозяйствующих субъектов на рынке и отношения между хозяйствующими субъектами, органами власти и антимонопольными органами.

Вторая группа включает деятельность субъектов естественных монополий и регулирование государственных (легальных) монополий.

Нормы антимонопольного законодательства носят комплексный характер (т.е. включают нормы частного и публичного права), поэтому при регулировании конкурентных правоотношений используются оба метода в сочетании, т.е. сочетание императивного и диспозитивного регулирования (диспозитивное регулирование – метод координации, а императивное – метод субординации).

Приоритетным является диспозитивное регулирование. Метод характеризуется следующими основными чертами: юридическое равенство хозяйствующих субъектов, свобода договора (для многих ограничено в КП), дозволение, запреты, обязательное предписание.

Конкуренция — соперничество хозяйствующих субъектов, при котором самостоятельными действиями каждого из них исключается или ограничивается возможность каждого из них в одностороннем порядке воздействовать на общие условия обращения товаров на соответствующем товарном рынке.

Монополия – ситуация на рынке, при которой на рынке присутствует только один продавец.

Монополия — исключительное право на осуществление какого-либо вида деятельности, предоставляемое только определенному лицу, группе лиц, государству.

Виды:

Естественная монополия – сфера экономики, где по объективным причинам иное состояние рынка, кроме монополии, невозможно или нецелесообразно. Чаще всего, естественные монополии — это фирмы, управляющие трудоёмкими инфраструктурами, повторное создание которых другими фирмами экономически неоправданно или технически невозможно (например: системы водоснабжения, системы электроснабжения, железные дороги).

Государственная монополия — монополия, созданная в соответствии с законодательством т официально защищенная от конкуренции.

Искусственная монополия – соглашение хозяйствующих субъектов.

К источникам антимонопольного законодательства относятся Конституция Российской Федерации, Гражданский кодекс Российской Федерации, Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях, Федеральный закон от 26.07.2006 № 135 «О защите конкуренции» (далее – Закон о защите конкуренции), Федеральный закон от 17.08.1995 № 147-ФЗ «О естественных монополиях», указы Президента Российской Федерации, постановления Правительства Российской Федерации; а также нормативные правовые акты, принимаемые антимонопольным органом в установленной сфере деятельности и др.

Принцип экстерриториальности — распространение нормативных актов правотворческого органа за пределы территории его юрисдикции.

Закон имеет экстерриториальный характер, т.е. применяется в тех случаях, когда действия, совершенные за пределами Российской Федерации, влекут отрицательные последствия на товарных рынках Российской Федерации.

Закон не распространяется на отношения, связанные с объектами исключительных прав. Здесь имеет место так называемый конфликт между антимонопольным и патентным законодательством. Вместе с тем из этого правила есть исключение, когда деятельность обладателей исключительных прав, занимающих доминирующее положение, касается предметов вещного права (например, изделий, в которых воплощены запатентованные изобретения).

Соотношение конкурентного и антимонопольного права в аспекте универсальных ценностей конкуренции и интересов потребителей: сравнительный анализ

Казачкова Земфира Мухарбиевна, кандидат экономических наук, доктор юридических наук, профессор.

В статье рассматриваются в сравнительно-правовой плоскости актуальные проблемы конкурентного права.

Ключевые слова: конкуренция, конкурентное право, антимонопольное регулирование, права потребителей.

Z.M. Kazachkova

The article overviews the important issues of competition law in comparative manner.

Key words: competition, competition law, antitrust regulation, consumer interest

В 2011 г. исполнилось двадцать лет с принятия первого российского Закона о конкуренции (Закон РСФСР от 22 марта 1991 г. N 948-1 «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках»), который впервые в российской истории акцентировал внимание на необходимости правового регулирования и поддержки конкуренции.

Президент РФ Д.А. Медведев в 2008 г. на расширенном заседании Госсовета рассматривал задачу поддержки конкуренции в одном ряду с развитием инновационных технологий и производств, поощрения инновационно ориентированного предпринимательства. Такой подход выражен также и в «Концепции социально-экономического развития страны до 2020 года», которая в настоящее время последовательно реализуется.

В этом контексте знаковое значение имеет сама идея издания журнала «Конкурентное право», ибо во всех цивилизованных странах имеются подобные издания, поддерживаемые не только ассоциациями юристов, но и представителями бизнеса, заинтересованными в цивилизованном развитии рыночных отношений. Конкурентное право давно уже превратилось из академической в жизненно важную проблему, интерес к которой проявляют не только юристы и экономисты, но и представители широких кругов общественности.

В Конституции РФ установлен запрет монополизации и недобросовестной конкуренции. Конституционный уровень запрета монополизации и недобросовестной конкуренции объясняется тем, что ограничения злоупотребления свободой предпринимательства тесно граничат с самой этой свободой, а также со стремлением законодателя подчеркнуть особую опасность этих злоупотреблений для национальной экономики. Злоупотребления, связанные с доминирующим положением на рынке и нарушением этических правил конкуренции, губительны для граждан и всего общества. Отсутствие конкуренции задерживает экономический и технологический прогресс, подавляет активность мелкого и среднего бизнеса, снижает качество товаров, ведет к поддержанию высоких цен, ущемляет право многих людей на свободную экономическую деятельность. Статья 34 Конституции РФ говорит о недобросовестной конкуренции, противопоставляя ей конкуренцию добросовестную как желательную и поощряемую. Поэтому под конкуренцией, о поддержке которой говорится в ст. 8 Конституции, следует понимать только добросовестную конкуренцию.

Конкуренция, ее миссия, экономико-правовые параметры, защита и поддержка конкуренции, конкурентное право и политика — далеко не полный перечень ключевых аспектов понимания ценностей феномена, на котором базируется динамичное воспроизводство рыночных отношений, инновационное развитие, прорывы во всех сегментах общественных отношений. Собственно, само конкурентное право демонстрирует в развитых рыночных правопорядках серьезную динамику. Так, вопросы слияний, государственного контроля в данной предметной области изначально не регулировались Актом Шермана, но в последующем в США был принят Акт Клейтона. Более того, вопросы горизонтальных и вертикальных слияний неоднократно рассматривались в совместно выработанных документах двух антимонопольных ведомств США, Федеральной торговой комиссии и Антимонопольного отдела Министерства юстиции США.

Проконкурентный подход характеризует деятельность Федеральной антимонопольной службы (ФАС РФ), защита конкуренции является «альфой и омегой» современного российского антимонопольного законодательства. Словарь терминов и фраз американской и английской юриспруденции, включающий древние и современные выражения, содержит несколько толкований конкуренции <1>.

<1> Black’s Law Dictionary With Pronunciations. Abridged Sixth Edition. Centennial Edition (1891 — 1991). St. Paul, Minn. West Publishing CO, 1991. P. 195.

Интересно отметить, что в этом же ряду составители Словаря рекомендуют обратить внимание на значения таких конструкций, как комбинации в ограниченной торговле, фиксирование цен, недобросовестная конкуренция.

Но это только юридико-грамматический компонент горизонта понимания конкуренции. Посмотрим, как он преломляется в правоприменительной деятельности Федеральной торговой комиссии США (ФТК), которая без малого целый век занимается правовой защитой конкуренции.

В американской доктрине элементами регулирования конкурентного процесса являются проблемы устранения барьеров вхождения на рынок, предотвращения недобросовестной конкуренции, установления надлежащего порядка наименования товаров и мест их происхождения, предотвращения практики злоупотребления доминирующим положением, охраны секретов производства, защиты авторских и патентных прав.

Такой многообразный и сложный спектр проблем предопределяет необходимость выстраивания системы приоритетов для специализированных агентств, осуществляющих конкурентную политику.

Так, в годовом отчете ФТК о деятельности данного агентства в 2010 г. обращает на себя внимание спектр контрольной деятельности данного агентства, которое концентрировало свои усилия на рынке медицинских и фармацевтических услуг, защите потребителей и исследовании рынка информационных услуг <2>.

<2> The FTC in 2010. Federal Trade Commission Annual Report, April 2010. The Report is available at www.ftc.gov/ os/ 2010/ ChairmansReport.2010.pdf.

В ходе реализации положений административной реформы российское антимонопольное ведомство не только переведено из министерского ранга в разряд федеральных служб, но, что в большей степени обескураживает, утратило полномочия по защите прав потребителей.

Парадоксально, но в этом же временном ряду приоритетной целью российского антимонопольного закона стала защита конкуренции, что отразилось на ребрендинге антимонопольного закона.

Право против ограничения конкуренции, обычно называемое просто антимонопольным (картельным) правом, является наряду с правом против недобросовестной конкуренции самостоятельной областью так называемого конкурентного права <3>.

<3> Понятие конкурентного права не так давно начало использоваться в отечественной научно-учебной литературе. См.: Тотьев К.Ю. Конкурентное право. М., 2000; Конкурентное право Российской Федерации: Учеб. пособие для вузов / Под ред. Н.И. Клейн, Н.Е. Фонаревой. М., 1999.

Недобросовестную конкуренцию как вид конкуренции, не допускаемой в обычной честной хозяйственной практике, следует отличать от тех конкурентных приемов, которые составляют действия, направленные на монополизацию рынка и доминирующее положение на нем.

Общая цель всех составных конкурентного права и всех моделей национального конкурентного права заключается в охране конкуренции как таковой.

При первом приближении очевидно различие двух основных моделей антимонопольного (конкурентного) регулирования: американской и европейской <4>. Это деление не является в полной мере тождественным принятому в сравнительном правоведении разделению правовых систем мира на крупные правовые семьи. Американская система антитрестовского права строится на принципе «формального запрещения монополии» и предполагает в основном судебную форму правоприменительного процесса. Европейская система (к ней в данном случае относится и английское законодательство о монополиях и честной торговле) делает упор на принцип «контроля за монополистическими объединениями и ограничения их злоупотреблений» <5>.

<4> Тотьев К.Ю. Конкуренция и монополии: Правовые аспекты регулирования: Учеб. пособие. М., 1996. С. 18; Дойников И.В. Предпринимательское (хозяйственное) право. М., 1997. С. 169.
<5> Мозолин В., Кулагин М. Гражданское и торговое право капиталистических стран. М., 1980. С. 96; Hovencamp Herbert. Federal Antitrust Policy. Hornbook Series. West Publishing CO. St. Paul. Minn., 1994. P. 140 — 533.

Можно предложить более развернутую классификацию моделей (типов) регулирования конкуренции и монополии с учетом развития доктринальных положений в этой сфере и появления унифицированных антимонопольных норм. За основу классификации примем критерий доминирования норм, регулирующих определенную группу конкурентных отношений, с возможным выделением их в самостоятельную отрасль.

В европейской модели акцент с самого начала делался на конкурентных отношениях, соответствующих обычаям гражданского оборота и традициям честного бизнеса. Наиболее полноценно данный тип регулирования реализовался в тех национальных системах, где очевиден дуализм частного права и проведена кодификация коммерческого (торгового) права.

Специализация коммерческого права с продолжительным по времени накоплением обычаев и закреплением их в нормативных актах и практике правоприменения позволяет проще определять недобросовестную конкуренцию <6>. Под недобросовестной конкуренцией будет пониматься все, что принципиально противоречит принятым «честным» обычаям ведения бизнеса и методам конкуренции.

<6> Коммерческое право зарубежных стран: Учебник / Под ред. В.Ф. Попондопуло. СПб.: Издательство СПГУ, 2005. С. 449.

Так, законодательство Германии против недобросовестной конкуренции, например, не только запрещает «недобросовестные» действия в непосредственном смысле этого слова, оно также может запрещать по превентивным и регулятивным соображениям иные действия в области конкуренции. Примером может служить действующий во многих странах, в том числе и в Германии, запрет выдачи премий, т.е. бесплатного предоставления побочного товара в случае приобретения определенного основного товара (например, украшенной кофейной чашки как подарка при покупке килограмма кофе). В основе этого запрета находится знание того, что реклама в виде премий, особенно в условиях усиленной конкуренции, используется в очень широком объеме, что может привести к превышению оферт и дестабилизации рынка. Однако эти премии нельзя просто так отнести к недобросовестным средствам. Таким образом, «недобросовестные» конкурентные действия являются только определенной частью «неразрешенных» действий.

В немецкой литературе в качестве основных форм недобросовестной конкуренции называются: неприемлемое воздействие на принятие клиентом решения путем обмана и иными методами (как, например, присылка незаказанных товаров, навязчивые формы рекламы и т.д.); воспрепятствование конкуренту в свободном доступе на рынок (например, бойкотирование определенного конкурента); предосудительная эксплуатация результатов чужого труда (например, точное копирование технических изделий конкурента, чтобы недобросовестно использовать их хорошую репутацию); получение преимуществ в конкуренции путем нарушения законов (например, несоблюдение норм безопасности изделий с целью более дешевого производства, чем у предприятий-конкурентов) <7>.

<7> Нойффер И.Т. Основы законодательства против недобросовестной конкуренции // Основы немецкого торгового и хозяйственного права. М., 1995. С. 77 — 78.

Лишь одно это перечисление наглядно показывает, что задачей законодательства против недобросовестной конкуренции, помимо защиты интересов самих конкурентов, также является защита интересов потребителей. Значение этого аспекта существенно возросло за последние тридцать-сорок лет. В новейшем законодательстве о недобросовестной конкуренции явно его сближение с отраслью законодательства, появившейся сравнительно недавно во всех экономически развитых странах, — о защите прав потребителей. Фигура потребителя практически приравнена к конкурирующим субъектам по объему предоставленных им прав в области защиты от недобросовестной конкуренции. Потребитель из-за своей незащищенности перед лицом профессиональных торговцев и изготовителей продукции превращается в ключевую фигуру, субъект всего «права конкуренции». Если принятый в начале столетия германский Закон о недобросовестной конкуренции рассчитан на отношения, возникающие между конкурирующими субъектами, то современное законодательство распространяется и на потребителей, которые прямо в конкуренции не участвуют, но выступают в качестве объекта конкурентной борьбы.

Кроме интересов потребителей в более узком смысле этого слова законодательство против недобросовестной конкуренции также защищает интересы всех лиц, каким-либо образом связанных с рынком, т.е. всего общества в целом.

В тех странах, где утвердился монизм частного права, дела о пресечении недобросовестных конкурентных приемов ведутся обычно на основе общих норм гражданского права, исходя чаще всего из общих начал деликтной ответственности, и на базе мер защиты, разработанных судебной и административной практикой. Например, в английском праве понятие «недобросовестная конкуренция» является частью более общего понятия — «нарушение интересов бизнеса». Возмещение ущерба, причиненного нарушением интересов бизнеса, регулируется деликтным правом. Общей особенностью английской системы является квалификация конкретных действий как того или иного вида деликта в зависимости от конкретных обстоятельств и от усмотрения суда, поскольку такого специального деликта, как «нарушение интересов бизнеса», не существует.

Кроме того, в ряде стран Западной Европы до определенного периода в основном поощрительно относились к картелям и синдикатам, в реальной экономической действительности органично сосуществовали и монопольные, и конкурентные силы. Например, в отличие от США в Германии самостоятельное антимонопольное право возникло сравнительно поздно. В прошлом картели были широко распространенным явлением, особенно в тяжелой промышленности. Во время Второй мировой войны принудительное вмешательство государства в экономику привело к дальнейшей ее концентрации. Только после войны декартелизационные законы союзников привели к общему запрету картелей. Произошла определенная унификация по американскому образцу подходов различных стран к альтернативе монополия — конкуренция. Выбор был сделан в пользу поощрения конкуренции и борьбы с монополистическими ограничениями. Именно в связи с этим в странах Запада резко снизилась роль легальных картелей и особенно синдикатов. В Германии принятие Закона о картелях в 1957 г. положило начало национальному регулированию в данной области.

Борьба с монополизмом на Западе строится на так называемом антимонопольном законодательстве и проводится на его основе. Родина антимонопольного (антитрестовского) законодательства — США. В других развитых странах к настоящему времени также сложилось антимонопольное законодательство, хотя и под разными названиями.

При этом в отличие от права тех стран, где отношения, обусловленные недобросовестной конкуренцией, и антимонопольные отношения урегулированы параллельно и соответствующие группы норм могут быть отделены друг от друга, в США нормы о нечестных методах конкуренции входят составной частью в федеральное антитрестовское законодательство. Речь в данном случае идет о более тесной взаимосвязи указанных двух видов правоотношений, о подчиненности первого их вида второму.

В последние десятилетия различия между этими двумя моделями антимонопольного права существенно нивелируются. Принятые в последние десятилетия в ряде стран законодательные акты, регулирующие конкурентные отношения, как правило, являются комплексными и включают как нормы антимонопольного характера, так и правила о пресечении недобросовестной конкуренции.

Ярким примером служит французский Закон от 2 июля 1986 г. N 86-793 «О конкуренции». Но все же в отличие от антимонопольного законодательства, представленного во Франции данным Законом и ордонансом от 1 декабря 1986 г. N 86-1234 «О свободе цен и свободе конкуренции», законодателем выделены не только конкретные нарушения, но и предложен механизм регулирования рыночных отношений через Совет по конкуренции, недобросовестная конкуренция не подпадает под какой-либо отдельный закон. Она анализируется судами (чаще всего коммерческими) исходя из сложившейся судебной практики и получает защиту на основе правил Гражданского кодекса <8>.

<8> См. об этом: Вилкова Н. Регламентирование недобросовестной конкуренции в праве Франции // Хозяйство и право. 1995. N 4, 5.

О возможности сочетания элементов различных систем регулирования конкуренции свидетельствовал и российский Закон 1991 г. «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках».

Как известно, в настоящее время действует несколько иная модель, синтезированная в конструкции «защита конкуренции». Такой подход является вполне рациональным, охватывающим широкий спектр административного усмотрения. Однако самым уязвимым местом отечественной модели защиты конкуренции является, на наш взгляд, некоторая оторванность, изолированность антимонопольной, конкурентной политики от целей защиты прав потребителя. Ссылки на то, что интересы законодателем не забыты, есть специальный закон, институциональные усилия, не могут быть достаточными. Ибо сама логика защиты конкуренции подразумевает ключевую фигуру потребителя, во имя которого разоблачаются картели, преследуются знаменитые фирмы-инноваторы, ограничиваются монопольно высокие цены, расследуются сложнейшие гражданско-правовые сделки при слиянии на предмет их безупречности, предпринимаются беспрецедентные усилия по расследованию новейшей проблематики антитреста на рынке новейших информационных услуг, средств программного обеспечения.

Обратимся снова к прошлогоднему отчету ФТК, к разделу, посвященному защите прав потребителей. Усилия административного агентства охватывают сферу поддержания потребителей в кризисной экономике, в сфере ипотечных и залоговых отношений, в сегменте организации надомного труда, анализа юридической безупречности деятельности банковских и финансовых институтов, охраны персональных данных, компьютерной безопасности, соблюдения прав ребенка в контексте сетевой безопасности <9>.

<9> The FTC in 2010. Federal Trade Commission Annual Report, April 2010. The Report is available at www.ftc.gov/ os/ 2010/ ChairmansReport.2010.pdf. О защите прав потребителей как ключевом компоненте и цели американской модели антимонопольного регулирования см. подробнее: Robert H. Bork. The Antitrust Paradox. A Policy at War With Itself. The Free Press. A Division of Macmillan, Inc. New York, 1993. P. 50 — 90.

Мы видим, что организационное и институциональное укрепление административного агентства проявляется в растущей защите прав потребителей, в ломке традиционных стереотипов об узости рамок защиты конкуренции, обычно ассоциируемых рамками товарного рынка.

Таким образом, можно выделить несколько групп стран с доминированием тех или иных норм регулирования конкурентных отношений.

К первой группе относятся страны, где преобладают нормы недобросовестной конкуренции и оценки причинения вреда исходя из канонов гражданского права: Великобритания, Швейцария, Чехия, Греция, Португалия, Австралия, Новая Зеландия, ЮАР.

Ко второй группе мы отнесли страны с акцентом в специальном антимонопольном законодательстве на нормы монополизации рынка и доминирующего положения на нем отдельных субъектов хозяйствования: США, Канада, Япония, Южная Корея, Аргентина. Однако и в этой группе стран защита прав потребителей является ключевой целью антимонопольного законодательства. Преследование антимонопольными ведомствами самых передовых фирм, включая знаменитую Майкрософт, которая позиционирует себя в качестве социально ответственной фирмы, было обусловлено в известной мере необходимостью защиты прав потребителей.

Наконец, в третьей группе нашли себе место страны со смешанным типом и комплексом конкурентных и антимонопольных норм: Германия, Франция, Болгария, Венгрия, Финляндия, Украина, Беларусь. К этой группе относится и Россия в силу смешанных норм Закона о защите конкуренции.

Во всех этих юрисдикциях в той или иной мере выражен акцент защиты потребителей как ключевого аспекта правовой защиты конкуренции. Полагаем, что для целей совершенствования российского конкурентного законодательства этот параметр является жизненно важным.

Постепенно совершенствующееся антимонопольное законодательство оформилось в ряде стран в специфическую отрасль права со своими принципами, инструментарием, институциональными формами, обладающими относительной устойчивостью и автономностью и вместе с тем подвижностью, направленностью на повышение эффективности бизнеса.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что нормы о недобросовестной конкуренции, имея собственные генетические истоки, могут существовать как самостоятельная отрасль, могут действовать параллельно с антимонопольными нормами или входить составной частью в антимонопольное законодательство.

Английский юрист Клайв Шмиттгофф отмечает, что антимонопольные законодательства различных стран мира столь разнообразны, а деловые обычаи и обыкновения столь пестры, что трудно строить какие-либо модели, попытки теоретизирования могут быть и неудачны <10>.

<10> Шмиттгофф К.М. Экспорт: право и практика международной торговли. М., 1993. С. 186 — 187.

И все же существует ряд стран, опыт которых следует учитывать, несмотря на национальную специфику в условиях открытости систем, роста числа международных сделок. В Европе это опыт Германии по развитию антикартельного законодательства <11>, а в Америке это опыт антитреста США.

<11> См.: Альфред Биндельс. Основные черты германского и европейского антимонопольного права // Основы немецкого торгового и хозяйственного права. М.: БЕК, 1995. С. 63 — 76.

В условиях расширения и углубления международного сотрудничества государств, на фоне тенденции к единообразию норм национального права в современном мире все более заметной становится унификация норм в области антимонопольного и конкурентного регулирования.

Сущность унификации не сводится лишь к выработке единообразных норм, рассчитанных на сходные отношения. Процесс унификации шире, сложнее, поэтому правильнее представляется говорить об унификации как о своеобразной науке обобщения и единения структур механизма правовой регламентации <12>.

<12> См.: Ансель М. Сравнительное право и унификация права // Очерки сравнительного права. М., 1981. С. 199.

По мнению некоторых авторов, унификация имеет двуединую направленность: с одной стороны, выработка общих предписаний по тем или иным сходным проблемам социального развития, а с другой — грамотная технико-формализованная обработка уже принятых унификационных положений, т.е. систематизация <13>.

<13> Сенякин И.Н. Проблемы специализации и унификации российского законодательства // Государство и право. 1993. N 5. С. 25.

Опыт международного сотрудничества государств находит выражение в разных формах унификации регулирования отношений между ними.

В целом в эволюции национальных антимонопольных законодательств четко прослеживается такая тенденция: при сохранении его антимонопольной направленности происходит существенное смещение оценок самоценности и безусловной полезности конкуренции как таковой. Конституируется основной принцип антимонопольного законодательства, в соответствии с которым признаком монополии признаются не крупные размеры компании сами по себе и даже не большая доля контролируемого ею рынка, а наличие у фирмы монополистических намерений и достаточной власти для их осуществления. Так, сразу после Второй мировой войны под воздействием резко возросшей экономической и политической роли США в Германии произошла определенная унификация подхода к проблеме монополизма на основе американских образцов <14>. Однако с течением времени в Германии был восстановлен исключительно высокий уровень концентрации производства.

<14> См.: Городецкий А., Павленко Ю., Френкель А. Демонополизация и развитие конкуренции в российской экономике // Вопросы экономики. 1995. N 11. С. 57.

Особое значение имеет Европейский суд. Он является решающей инстанцией для толкования европейского права и, следовательно, европейского антимонопольного права. Для разгрузки Европейского суда недавно был создан дополнительный суд первой инстанции, занимающийся в первую очередь вопросами конкуренции.

В области антимонопольного (картельного) права в ЕС, как и в США, исключая отдельные отрасли (прежде всего сельское хозяйство), базовым унифицированным принципом служит запрет всех видов картелей с установлением разрешения их деятельности в особых условиях.

В мире существуют уже унифицированные правила конкурентной политики ЮНКТАД (UNCTAD), к которым начиная с 1991 г. постепенно приближается законодательство многих стран. ЮНКТАД распространил в 1979 г. модельный закон среди правительств развивающихся стран, производя корректировку его версий в течение нескольких последующих лет. В 1980 г. Генеральная Ассамблея ООН одобрила документ, подготовленный ЮНКТАД и названный с добрым предзнаменованием Положением о многостороннем соглашении о беспристрастных принципах и Правилах контроля ограничительной практики бизнеса.

Начиная с этого момента ЮНКТАД поддерживал усилия для придания регулярного характера диалогу со странами по данному направлению, а с 1986 г. эта организация распространила документ, выполняющий как бы роль путеводителя по антимонопольному законодательству, который обобщал конкурентные законы нескольких стран. Кроме того, под эгидой ООН проводились семинары и конференции по данной тематике.

Наконец, можно выделить большую группу стран, в национальном законодательстве которых уже реализованы унифицированные нормы модельного закона ЮНКТАД: Бразилия, Венесуэла, Индия, Перу, Зимбабве, Замбия, Гана.

Таким образом, унификация норм антимонопольного права, связанная с выработкой модельного антимонопольного закона, уже дает значительный эффект и способствует более интенсивному совершенствованию национального антимонопольного законодательства во многих странах. Одним из ключевых аспектов данного процесса является защита прав потребителей в широком контексте понимания и уважения этих прав.

Решение задачи развития конкуренции путем приватизации памятников: проблемы теории
Картели и их влияние на экономику государства: анализ российского законодательства