Хулиганские побуждения

Юридическая помощь: почему она важна

Самостоятельная защита от уголовного преследования при отсутствии серьезных познаний в области права чревата негативными последствиями. Учитывая это, в случае привлечения к уголовной ответственности, следует в скорейшем порядке позаботится об адвокатской защите. Это позволит:

  • не допустить при производстве расследования незаконных действий со стороны работников правоохранительных органов и иных лиц;
  • объективно оценить доказательства, в том числе свидетельскую базу;
  • вызвать свидетелей;
  • оспорить в нужный момент неправомерные действия;
  • потребовать совершения определенных следственных действий;
  • составить необходимый социальный и психологический портрет подозреваемого.

Все перечисленные моменты позволят грамотному адвокату повернуть ход дела в пользу своего клиента, предотвратить вынесение необъективного приговора суда, уменьшить возможное наказание путем переквалификации преступления.

По всем вопросам, связанным как с рассмотренными, так и иными преступлениями, вы всегда можете обратиться по телефону 8 (495) 505-24-50. Записавшись на консультацию к адвокату Мурзаковой Е.М., вы сможете получить внятные и полные ответы на любые интересующие вопросы, а также заручиться поддержкой опытного специалиста в уголовном праве.

Пленум Верховного Суда России о «хулиганстве» и «хулиганских побуждениях»

Мы публикуем текст постановления Пленума Верховного Суда России, направленное на обеспечение правильного и единообразного применения законодательства об уголовной ответственности за хулиганство и иные преступления, совершенные из хулиганских побуждений. Постановление это содержит целый ряд позиций, на которые нам хотелось бы обратить внимание наших читателей (см. раздел «Противодейсвите радикальному национализму»). Текст воспроизводится по публикации, размещенной на официальном сайте Верховного суда России.
Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 45 от 15 ноября 2007 г.
О судебной практике по уголовным делам о хулиганстве и иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений
В целях обеспечения правильного и единообразного применения законодательства об уголовной ответственности за хулиганство и иные преступления, совершенные из хулиганских побуждений, Пленум Верховного Суда Российской Федерации постановляет дать судам следующие разъяснения:
1. В соответствии с законом уголовно наказуемым хулиганством может быть признано только такое грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, которое совершено с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, либо по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы.
При решении вопроса о наличии в действиях подсудимого грубого нарушения общественного порядка, выражающего явное неуважение к обществу, судам следует учитывать способ, время, место их совершения, а также их интенсивность, продолжительность и другие обстоятельства. Такие действия могут быть совершены как в отношении конкретного человека, так и в отношении неопределенного круга лиц. Явное неуважение лица к обществу выражается в умышленном нарушении общепризнанных норм и правил поведения, продиктованном желанием виновного противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное отношение к ним.
Суду надлежит устанавливать, в чем конкретно выражалось грубое нарушение общественного порядка, какие обстоятельства свидетельствовали о явном неуважении виновного к обществу, и указывать их в приговоре.
2. Под применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, следует понимать умышленные действия, направленные на использование лицом указанных предметов как для физического, так и для психического воздействия на потерпевшего, а также иные действия, свидетельствующие о намерении применить насилие посредством этого оружия или предметов, используемых в качестве оружия.
3. При квалификации действий лица по пункту «а» части 1 статьи 213 УК РФ судам следует при необходимости на основании заключения эксперта устанавливать, является ли примененный при хулиганстве предмет оружием, предназначенным для поражения живой или иной цели. При наличии к тому оснований действия лица, применившего при совершении хулиганства оружие, должны дополнительно квалифицироваться по статье 222 УК РФ.
Под предметами, используемыми в качестве оружия при совершении хулиганства, понимаются любые материальные объекты, которыми, исходя из их свойств, можно причинить вред здоровью человека.
В случаях, когда в процессе совершения хулиганства лицо использует животных, представляющих опасность для жизни или здоровья человека, содеянное с учетом конкретных обстоятельств дела может быть квалифицировано по пункту «а» части 1 статьи 213 УК РФ.
4. Применение в ходе совершения хулиганства незаряженного, неисправного, непригодного оружия (например, учебного) либо декоративного, сувенирного оружия, оружия-игрушки и т.п. дает основание для квалификации содеянного по пункту «а» части 1 статьи 213 УК РФ.
5. При квалификации действий виновного как хулиганство, совершенное группой лиц по предварительному сговору, суды должны исходить из требований, предусмотренных частью 2 статьи 35 УК РФ. При решении вопроса о квалификации таких действий по части 2 статьи 213 УК РФ, судам следует иметь в виду, что предварительная договоренность должна быть достигнута не только о совершении совместных хулиганских действий, но и о применении оружия или предметов, используемых в качестве оружия, либо о совершении таких действий по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы любым из соучастников. Для квалификации содеянного не имеет значения, всеми ли лицами, договорившимися о совершении такого преступления, применялись оружие или предметы, используемые в качестве оружия.
В случае, если одно лицо в ходе совершения совместных противоправных действий при отсутствии предварительного сговора с другими участниками преступления применило оружие или предметы, используемые в качестве оружия, либо продолжило хулиганские действия по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, содеянное им при наличии к тому оснований подлежит квалификации по соответствующему пункту части 1 статьи 213 УК РФ (статья 36 УК РФ).
Действия других участников, не связанных предварительным сговором и не применявших оружие или предметы, используемые в качестве оружия, а также не совершавших преступные действия по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, не образуют состава указанного преступления. При наличии к тому оснований такие действия могут быть квалифицированы как мелкое хулиганство (статья 20.1 КоАП РФ).
6. В случае, если лицо вовлекло несовершеннолетнего в совершение преступления, предусмотренного статьей 213 УК РФ, его действия подлежат квалификации по совокупности преступлений, предусмотренных соответствующей частью статьи 213 УК РФ и частью 4 статьи 150 УК РФ (за вовлечение несовершеннолетнего в преступную группу).
7. Как хулиганство, связанное с сопротивлением представителю власти либо иному лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка или пресекающему нарушение общественного порядка (часть 2 статьи 213 УК РФ), следует квалифицировать действия виновного в том случае, когда сопротивление оказано непосредственно во время совершения уголовно наказуемых хулиганских действий.
В тех случаях, когда сопротивление представителю власти оказано лицом после прекращения хулиганских действий, в частности в связи с последующим задержанием, его действия подлежат квалификации по совокупности преступлений, предусмотренных частью 1 статьи 213 УК РФ и соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса РФ, предусматривающей ответственность за совершенное преступление (например, по статье 317 или статье 318 УК РФ).
8. Под сопротивлением представителю власти или иному лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка, следует понимать умышленные действия лица по преодолению законных действий указанных лиц, а также действий других граждан, пресекающих нарушение общественного порядка, например, при задержании лица, совершающего хулиганство, его обезоруживании, удержании или воспрепятствовании иным способом продолжению хулиганских действий.
9. Хулиганские действия, связанные с сопротивлением представителю власти, в ходе которого применено насилие, как неопасное, так и опасное для жизни и здоровья, надлежит квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных частью 2 статьи 213 УК РФ и соответствующей частью статьи 318 УК РФ.
Если лицо при сопротивлении лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка или пресекающему нарушение общественного порядка, умышленно причинило ему тяжкий или средней тяжести вред здоровью либо совершило его убийство, содеянное при наличии к тому оснований следует квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных частью 2 статьи 213 УК РФ и соответственно пунктом «а» части 2 статьи 111 УК РФ, пунктом «б» части 2 статьи 112 УК РФ или пунктом «б» части 2 статьи 105 УК РФ, как совершение указанных преступлений в отношении лица в связи с осуществлением им служебной деятельности или выполнением общественного долга.
10. К лицам, исполняющим обязанности по охране общественного порядка, следует относить военнослужащих, лиц, осуществляющих частную детективную и охранную деятельность, привлекаемых к охране общественной безопасности и общественного порядка, должностных лиц органов местного самоуправления, которые по специальному полномочию органа местного самоуправления осуществляют функции по охране общественного порядка. Под иными лицами, пресекающими нарушение общественного порядка, понимаются лица, хотя и не наделенные какими-либо полномочиями, однако участвующие в пресекательных действиях по собственной инициативе.
11. Имея в виду, что состав преступления, предусмотренный статьей 213 УК РФ, не содержит такого признака объективной стороны преступления, как применение насилия (причинение вреда здоровью человека различной степени тяжести), и с учетом того, что при хулиганстве умысел направлен на грубое нарушение общественного порядка, в случаях, когда в процессе совершения хулиганства потерпевшему, а также лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка либо пресекающему хулиганские действия, нанесены побои или причинен вред здоровью различной степени тяжести из хулиганских побуждений, содеянное надлежит квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных соответствующей частью статьи 213 УК РФ и частью (пунктом части) соответствующей статьи Особенной части Уголовного кодекса РФ, предусматривающей ответственность за преступление против личности.
12. Судам следует отграничивать хулиганство, ответственность за которое предусмотрена статьей 213 УК РФ, от других преступлений, в том числе совершенных лицом из хулиганских побуждений, в зависимости от содержания и направленности его умысла, мотива, цели и обстоятельств совершенных им действий.
Под уголовно наказуемыми деяниями, совершенными из хулиганских побуждений, следует понимать умышленные действия, направленные против личности человека или его имущества, которые совершены без какого-либо повода или с использованием незначительного повода. При этом для правильного установления указанных побуждений в случае совершения виновным насильственных действий в ходе ссоры либо драки судам необходимо выяснять, кто явился их инициатором, не был ли конфликт спровоцирован для использования его в качестве повода к совершению противоправных действий. Если зачинщиком ссоры или драки явился потерпевший, а равно в случае, когда поводом к конфликту послужило его противоправное поведение, лицо не подлежит ответственности за совершение в отношении такого потерпевшего преступления из хулиганских побуждений.
Причинение вреда здоровью человека различной степени тяжести или совершение убийства по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы при отсутствии иных признаков преступления, предусмотренного статьей 213 УК РФ, следует квалифицировать по соответствующим статьям, частям и пунктам Уголовного кодекса РФ, предусматривающим ответственность за преступления против личности (например, по пункту «е» части 2 статьи 112 УК РФ).
13. С учетом того, что субъективная сторона хулиганства характеризуется прямым умыслом, оскорбления, побои, причинение вреда здоровью человека различной степени тяжести, совершенные в семье, в отношении родственников, знакомых лиц и вызванные личными неприязненными отношениями, неправильными действиями потерпевших и т.п., при отсутствии признаков преступления, предусмотренного частью 1 статьи 213 УК РФ, должны квалифицироваться по статьям Особенной части Уголовного кодекса РФ, предусматривающим ответственность за преступления против личности.
14. Умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества, совершенные из хулиганских побуждений и повлекшие причинение значительного ущерба, следует квалифицировать по части 2 статьи 167 УК РФ.
В тех случаях, когда лицо, помимо умышленного уничтожения или повреждения имущества из хулиганских побуждений, совершает иные умышленные действия, грубо нарушающие общественный порядок, выражающие явное неуважение к обществу (например, с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия в отношении физического лица), содеянное им надлежит квалифицировать по части 2 статьи 167 УК РФ и соответствующей части статьи 213 УК РФ.
При решении вопроса о том, причинен ли потерпевшему значительный ущерб, судам следует исходить из стоимости уничтоженного имущества или стоимости восстановления поврежденного имущества, значимости этого имущества для потерпевшего, его материального положения.
15. Вандализм, совершенный по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, следует отличать от хулиганства, совершенного по тем же мотивам. При вандализме нарушается не только общественный порядок, но и причиняется вред имуществу путем осквернения зданий и иных сооружений, порчи имущества на транспорте или в иных общественных местах. В тех случаях, когда наряду с вандализмом (статья 214 УК РФ) лицо совершает хулиганство, ответственность за которое предусмотрена статьей 213 УК РФ, содеянное следует квалифицировать по совокупности названных статей Уголовного кодекса РФ.
16. Рекомендовать судам при установлении в ходе судебного разбирательства дел о хулиганстве, а также об иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений, обстоятельств, способствовавших совершению преступлений, и нарушений прав и свобод граждан реагировать на эти обстоятельства путем вынесения частных определений (постановлений), обращая внимание соответствующих организаций и должностных лиц на указанные обстоятельства и факты нарушения закона, требующие принятия необходимых мер (часть 4 статьи 29 УПК РФ).
Председатель Верховного Суда Российской Федерации
В.М. Лебедев
Секретарь Пленума, судья Верховного Суда Российской Федерации
В.В. Демидов

Уголовная ответственность за хулиганство и иные преступления, совершенные из хулиганских побуждений. Отличия хулиганского мотива от иных мотивов преступлений



Уголовная ответственность за хулиганство ииные преступления, совершенные из хулиганских побуждений. Отличия хулиганского мотива от иных мотивов преступлений

Кулясова Юлия Алексеевна, студент

Владимирский государственный университет имени Александра Григорьевича и Николая Григорьевича Столетовых

Данная статья посвящается таким проблемам уголовного права и криминологии, как правильная квалификация некоторых преступлений, связанных с хулиганством. Правильная квалификация преступлений — это как правильно поставленный диагноз врача, который очень влияет на результат.

Ключевые слова: хулиганство, хулиганские побуждения, мотивационная сфера, мотивация преступлений, причинение тяжкого и среднего вреда здоровью

Данная статья посвящается таким проблемам уголовного права и криминологии, как правильная квалификация некоторых преступлений, связанных с хулиганством. Правильная квалификация преступлений — это как правильно поставленный диагноз врача, который очень влияет на результат. Неправильно квалифицированное преступление может привести на незаслуженное наказание, а это, свою очередь, может привести к несправедливости. А справедливость является одним из главных принципов юриста .

Многие исследователи делают акцент на детерминистической характеристике мотивов противоправной деятельности, рассматривая субъективную сторону преступления как внутреннюю, психологическую причину его совершения, а в самой субъективной стороне такую причину видят в мотиве (П. С. Дагель) , либо подчеркивают главным образом отражательную природу мотивационной сферы, глубину и уровень ее осознания субъектом преступной деятельности (Б. С. Волков) .

Наиболее оптимальной теорией, разъясняющей сущность социального содержания преступных мотивов, как мне думается, является не утратившая своей актуальности до настоящего времени теория, предложенная В. В. Лунеевым .

С точки зрения указанного автора, наиболее рельефно особенности мотивационной сферы правонарушителей проявляются в ее содержании, а именно в том, как соотносится в иерархии основных побуждений:

1) общественное и личное;

2) социальное и биологическое,

3) социальное и индивидуальное,

4) объективное и субъективное,

5) естественное (витальное) и культурное,

6) материальное и духовное,

7) внешнее и внутреннее,

8) должное и потребностное,

9) ситуативное и устойчивое,

10) сиюминутное и перспективное,

11) эмоциональное и рациональное,

12) сознательное и бессознательное,

13) реальное и мнимое,

14) главное и второстепенное .

Каждое из соотношений, отражая свой специфический срез мотивационной сферы, может частично совпадать, пересекаться или соподчиняться по объему с другими соотношениями.

Изучение мотивационной сферы личности правонарушителей по этим срезам позволяет выявить взаимосвязанную совокупность отклонений, которыми они отличаются от законопослушных граждан. Под отклонениями в данном случае имеется в виду превалирование одних, и вполне определенных, сторон отношений над другими, например, личного над общественным, субъективной над объективным, эмоционального над рациональным т. д. Эти отклонения, естественно, не абсолютны, те. свойственны только преступникам. Но у последних более взаимосвязаны и системны, чем у «непреступников» .

Отличие точек зрения и специфичность метода к изучению мотивационной сферы порождают обсуждение вопроса и обоюдную критику между научных работников, занятых данной задачей. Думается, впрочем, собственно, что оппоненты, обвиняя друг друга в неправильном выделении такого или же другого нюанса мотивационной сферы, в конечном счете, считаются союзниками.

Стремясь раскрыть отдельные стороны и грани сложного социально-психологического механизма, каждый из них вносит определенный вклад в разработку проблемы мотивации преступной деятельности.

В первую очередь это моменты, препятствующие увеличению значительности социального сознания в будничной общественной практике и социально-психологическому комфорту людей государства. У конкретной части людей доминируют простые необходимости, сиюминутные интересы и нежелание прилагать старания по улучшению собственного материального положения и близких. Изменение мировоззренческих установок, идейных ориентаций. Осуждаемая ранее частнособственническая психология преобразуется в признанную систему взглядов и ценностей.

В итоге, данная деформация культурного облика нашего общества под влиянием внешней среды, включая печатные издания, телевидение и интернет, особенно в подростково-молодежной среде привела к тому, что стали признаваться социально одобряемыми некоторые формы аморального, антиобщественного, даже преступного поведения (проституция, сводничество, уклонение от воинской службы, вымогательство и т. д.). В глазах многих граждан перестали быть позорными судимость, привлечение к уголовной ответственности, тунеядство, злостное пьянство, наркомания . Кроме того, в отдельных жанрах искусства (кино, эстрада, театр и т. д.) имеет место снижение профессионализма, исполнительского мастерства, подмена духовных ценностей низкопробной продукцией, тиражируется мало конкретных образов, отвечающих высоким идеалам, которые могли бы быть восприняты для подражания.

Повышенные психические нагрузки способствуют накоплению негативных эмоций, которые наряду с иными разносторонними раздражителями и стимулами достигают предельного напряжения и приводят к криминальным срывам.

В раскрытии социально-психологического содержания и функций мотивационной сферы преступной деятельности нет, видимо, и не может быть единства и единодушия .

Хулиганские побуждения в условиях отсутствия их легального и психологического определения являются, пожалуй, самым неопределенным мотивом преступления, который рассматривается в свете антисоциальной направленности личности, грубости, цинизма, самоутверждения, демонстративности, озорства и даже беспричинности . Судебно-доктринальное понимание хулиганских побуждений раскрывается через признаки «грубого нарушения общественного порядка», «явного неуважения к обществу», «стремления противопоставить себя обществу», «показать свою удаль и превосходство над окружающими», «использования незначительного повода для совершения преступления» .

Хулиганские побуждения являются самыми часто встречающимися обстоятельствами среди отягчающих обстоятельств, умышленного причинения тяжкого вреда (п. «д» ч.2 ст.111 УК РФ) и средней тяжести вреда (п. «д» ч.2 ст.112 УК РФ) здоровью. Это преступление совершается на почве явного неуважения к обществу и общепринятым моральным нормам, когда поведение виновного является открытым вызовом общественному порядку и обусловлено желанием противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное к ним отношение. Характерными для этого преступления являются не личные, а хулиганские мотивы, т. е. побуждения, которые указывают на явное пренебрежение правилами общежития и элементарными нормами морали .

Хулиганские мотивы выражаются в противопоставлении своего поведения социальному порядку, публичным интересам, продемонстрировать свое пренебрежение к находящимся вокруг, показать цинизм, безжалостность, грубость, учинить буйство и безобразие, продемонстрировать дерзкую мощь, отомстить кому-либо за малозначительную обиду, правильное замечание о недостойном поведении в социальном пространстве и т. п.

Нередко такие преступления совершаются без повода либо из желания использовать незначительный повод как предлог для умышленного причинения вреда здоровью .

Хулиганство относится к формальным деяниям, в связи с чем его субъективная сторона характеризуется умыслом в самом общем его виде, т. е. сознанием преступником общественно опасного характера своих действий. Умышленное причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью же из хулиганских побуждений является преступлением материальным, и его субъективная сторона характеризуется умыслом прямым и косвенным, т. е., сознавая общественно опасный характер своих действий, виновный предвидит причинение вреда здоровью потерпевшего как их результат и желает либо сознательно допускает его наступление. Все это важно подчеркнуть, так как некоторые теоретики и практики, исходя из посылки о том, что хулиганство с косвенным умыслом невозможно, делают ошибочный вывод и о том, что умышленное причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью из хулиганских побуждений не может быть совершено с косвенным умыслом . Между тем если бы даже приведенная посылка была правильной, это не исключало бы косвенного умысла при данном виде преступления, т. к. хулиганство и умышленное причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью из хулиганских побуждений — преступления очень различные прежде всего по характеру последствий, что определяет и различие их субъективных сторон.

Впрочем, как мы отметили выше, дело обстоит немного легче. Хулиганству, как и любому формальному злодеянию, не присущ ни прямой, ни косвенный умысел, а просто умысел в общей его форме, который означает понимание виновным общественно опасного характера своих собственных поступков.

Итак, умышленное причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью из хулиганских побуждений возможно как с прямым, так и с косвенным умыслом.

Если оно совершается с прямым умыслом, то причинение вреда здоровью потерпевшего является целью, на достижение которой направлены действия виновного, а при косвенном умысле такая цель отсутствует. Нередко умышленное причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью из хулиганских побуждений совершается в отношении лиц, ранее не знакомых виновному, и обычно в ответ на замечание потерпевшего о недостойном поведении виновного. Примером может служить дело гражданина Симонова. Гражданин Симонов примерно 21.00 возвращался домой с работы и когда зашел в подъезд своего дома, увидел там, как его соседка Нефедова ссорилась с незнакомым человеком (потерпевшим Кобзовым) из-за того, что Кобзов в нетрезвом состоянии буянил сначала в квартире, где снимала комнату Нефедова, а потом на лестничной площадке. Симонов сделал замечание Кобзову, что некрасиво так ввести себя с женщиной и шуметь в подъезде. Но потерпевший ответил ему нецензурными словами и тогда Симонов попросил его выйти на улицу для выяснения отношений. Но Кобзов начал драться рукой и Симонов тоже бил его головой один раз и он упал с лестницы и сломал кости лба и головы. Октябрьский суд г. Владимира признал Симонова виновным по п.»д» ч.2 ст.111 УК РФ, и приговорил его к 6 годам лишения свободы. По-моему мнению, суд неправильно квалифицировал содеянное Симоновым. У него не было хулиганских мотивов, он просто заступился за женщину. Поэтому правильно было бы квалифицировать его деяние по ч.1 ст.111 УК РФ.

Учитывая выше сказанные, хочу предложить следующее: когда умышленное причинение тяжкой или средней тяжести вреда здоровью совершается 1) в ссоре или драке на почве неприязненных отношений; 2) из мести; 3) из ревности; 4) на почве имущественной ссоры; 5) из-за неправомерного или аморального поведения потерпевшего; 6) из-за уступки лиц, находящихся в беспомощном состоянии, деяние квалифицировать не так, как из хулиганских побуждений, а по ч.1 ст. 111 УК РФ или как данное преступления без отягчающих и смягчающих обстоятельств. Такая определенность (какое действие квалифицировать как отягчающее обстоятельство, а какие действия не являются таковыми) существует в ст.105 УК РФ.

Как видно из некоторых примеров, никакие иные мотивы, кроме стремления излить на ком-нибудь свою пьяную злобу, не руководят гражданами. Именно этот мотив, реализация которого возможна только путем грубого попирание норм поведения в обществе, дает полное основание говорить, что преступление в данном случае совершено из хулиганских побуждений.

Таким образом, в завершение хочу отметить следующее.

  1. Мотивация преступления осуществляется не только в момент формирования мотива, а на всех стадиях волевого акта, вплоть до достижения преступного результата, когда речь идет об умышленных преступлениях.
  2. В качестве факторов мотивации выступают прежде всего личность преступника как единство социального и биологического, специфика предпреступной ситуации и обстановка совершения преступления. Эти факторы, как правило, выступают в единстве, а в отдельных случаях решающее значение может иметь каждый из них. Практическое значение учета особенностей мотивации преступлений для нужд уголовного права и криминологии велико .
  3. Хотелось бы отметить два направления применения учета особенностей мотивации преступлений:

1) реализация принципов законности и социальной справедливости в процессе применения уголовно-правовых норм, главным аспектом в которых является всесторонний учет степени вины лица, совершившего преступление;

2) проблемы частного и общего предупреждения преступлений, поскольку своевременное устранение ряда криминальных обстоятельств способно нейтрализовать решимость лица совершить преступление, либо предотвратить более тяжкие последствия из числа возможных.

Литература:

  1. Аманмухаммедова Д. Т. Вопросы квалификации преступлений, связанных с хулиганством // Молодой ученый. — 2012. — № 6. — С. 294–297.
  2. Волков Б. С. Мотивы преступлений. Уголовно-правовое и социально-психологическое исследование. — Казань: Изд-во Казан. ун-та, 1982. — с. 46.
  3. Дагель П. С. Неосторожность. Уголовно-правовые и криминологические проблемы. — М., Юридическая литература, 1977. — с. 19.
  4. Лунеев В. В. Мотивация преступного поведения. — М.: Наука, 1991. — с. 119.
  5. Мальцев Г. В. Понимание права: подходы и проблемы // Право и образование. — 2012. — № 3. — с. 79.
  6. Тоболкин П. С. Социальная обусловленность уголовно-правовых норм. — Свердловск: Сред.-Урал. КН. Изд-во, 2013. — с. 7.
  7. Хут М. А. Об актуальности исследования вопросов уголовно-правовой квалификации хулиганства (ст. 213 УК РФ) // Молодой ученый. — 2015. — № 9. — С. 899–901.