Государство как участник инвестиционных отношений

Представленный на рисунке 1 инвестиционный механизм оценки эффективности проектов ГЧП позволяет сделать вывод о формировании отдельных оценок проектов ГЧП для публичного инвестора и отдельной оценки для частного инвестора. При этом данные оценки дифференцированы. В частности, для публичного инвестора речь не может идти о текущей стоимости бизнеса, как следствие, используется приведенная оценка денежных потоков для бюджета, которая строится, как и NPV, с учетом дисконтированных денежных потоков, но позволяет оценить стоимость проекта ГЧП для бюджета.

Специфика инвестиционного механизма ГЧП для публичного партнера проявляется и в оценке рисков. Для частного инвестора это, в любом случае, ставка дисконта, причем оценивать данную ставку частный инвестор может с учетом выбора наиболее обоснованного для него способа. В то же время, для публичного инвестора это, по существу, безрисковая ставка. Согласно п. 25.1 Методики оценки экономической эффективности проектов ГЧП, данная ставка рассчитывается аналогично WACC, но, в общем виде, стоимость «капитала» оценивается по безрисковой ставки для бюджета того уровня, из которого ведется финансирование проекта ГЧП .

В целом, с подобным подходом можно согласиться, поскольку безрисковая ставка учитывает неспецифические риски, как следствие, принимаемый риск характерен именно для публичного партнера, что соответствует пп. 5 ст. 4 Закона «О ГЧП» .

В плане окупаемости проекта действуют, преимущественно, публичные начала, поскольку, в силу пп. 4 п. 2 ст. 6 Закона «О ГЧП», на период реализации проекта ГЧП, который, в любом случае, должен совпадать с горизонтом данного проекта, собственность с обременением относится на частного инвестора. В силу пп. 4 п. 3 ст. 6 Закона «О ГЧП», по завершении проекта объект передается публичному инвестору . Иначе говоря, срок окупаемости совпадает со сроком реализации проекта, получение поступлений от продажи объекта (реверсии) частным инвестором невозможно, но и затрат по его свертыванию частная сторона не несет. Данные отличия, в результате, не предполагают использования в оценках эффективности проектов ГЧП показателя MIRR (модифицированной внутренней доходности), а само предположение о совпадении ликвидации проекта и завершения договора без дополнительных затрат и поступлений у частного инвестора носит публичный характер. Тем не менее, поскольку данное положение реализуется, хотя и с участием публичного инвестора, оно может быть отнесено на специфику инвестиционного механизма ГЧП.

Доходность проекта для публичного инвестора также специфична, поскольку частный инвестор оценивает ее по PI, в то время как для публичного инвестора проект ГЧП является затратным, поэтому принимается kVFM как показатель сопоставления затрат по альтернативным вариантам реализации проекта, позволяющий на практике реализовать положения о сравнительном преимуществе по альтернативным способам удовлетворения общественных интересов за счет проекта.

При этом реальная доходность для частного инвестора выражается IRR, но для публичного инвестора проект ГЧП является, по существу, затратным, а не доходным, требуется, с учетом сравнительных преимуществ, реализовать его с наименьшими затратами. Поэтому реальная эффективность проекта должна, вероятно, оцениваться через RPV с учетом п. 26.1 Методики оценки проектов ГЧП . По существу, это такой же показатель реальной эффективности проекта, без учета альтернатив проекта, как и показатель внутренней доходности для частного инвестора.

Следовательно, инвестиционный механизм оценки проектов ГЧП учитывает экономическую специфику реализации проектов для каждого из их участников. При этом конкретные методы оценки проектов отвечают экономическому механизму проектов ГЧП в целом, поскольку для частного инвестора проект ГЧП является доходным, а для публичного инвестора это затратный механизм, призванный удовлетворить общественные интересы с наименьшими затратами публичной стороны.

Поскольку инвестиционный механизм ГЧП охватывает не только затратное участие публичного инвестора в реализации проекта, но и доходный проект для частного инвестора, он также является механизмом привлечения инвестиций в конкретный регион. При этом данный механизм позволяет с достаточной эффективностью учитывать специфику экономики региона. Данное положение реализовано с учетом п. 1 ст. 2 Закона «О ГЧП», которым к элементам регулирования ГЧП отнесено также региональное законодательство о ГЧП . С учетом данных положений, можно говорить об инвестиционном механизме ГЧП с точки зрения привлечения инвестиций в экономику региона, который позволяет наиболее эффективно выстраивать взаимодействие власти и бизнеса с учетом конкретных ресурсов, которыми располагает регионы для удовлетворения общественных интересов, а также общей инвестиционной привлекательности региона. Поэтому, учитывая общую инвестиционную составляющую в формирования инвестиционного механизма ГЧП, на региональном уровне данный механизм как способ привлечения инвестиций может быть представлен в виде рисунка 2.