Гонорар успеха

Недействительность условия о «гонораре успеха»

Этот подход основан на позиции Конституционного суда РФ, которую он высказал в постановлении от 23 января 2007 г. № 1-П. В нем судьи столкнулись с условием договора возмездного оказания услуг, которое ставило размер оплаты в зависимость от решения суда.

Конституционный суд РФ сделал вывод, что действующее правовое регулирование (положения гражданского законодательства) не допускает подобных условий (п. 3.3 постановления от 23 января 2007 г. № 1-П).

В итоге многие суды, руководствуясь статьей 168 Гражданского кодекса РФ, стали признавать условия о «гонораре успеха» ничтожными.

Так, например, Арбитражный суд Поволжского округа привел целый ряд аргументов в пользу недействительности условия о «гонораре успеха»:

  • «достижение конкретного результата… не входит в предмет договора возмездного оказания услуг… Между тем подобная цель — получение благоприятного судебного решения, не может рассматриваться как отвечающая требованиям, вытекающим из содержания главы 39 ГК РФ…»;
  • «включение… условия о выплате вознаграждения в зависимости от самого факта принятия в пользу заказчика положительного для него решения суда нарушают основы конституционного строя и публичного правопорядка, принципы самостоятельности и независимости судебной власти, которая не может быть предметом частноправового регулирования»;
  • «исходя из необходимости защиты особо значимых охраняемых законом публичных интересов в сфере осуществления правосудия, отсутствие в Гражданском кодексе Российской Федерации явно выраженного запрета необходимо расценивать как императивное требование о недопустимости установления «гонорара успеха»» (причем этот вывод сделан со ссылкой на п. 3 постановления от 14 марта 2014 г. № 16 «О свободе договора и ее пределах»).

(Постановление от 23 января 2015 г. № Ф06-19062/2013 по делу № А65-9814/2014, определением Верховного суда РФ от 9 июня 2015 г. № 306-КГ15-4120 отказано в передаче данного дела в Судебную коллегию по экономическим спорам Верховного суда РФ для пересмотра в порядке кассационного производства).

Арбитражный суд Северо-Кавказского округа также сослался на позицию Конституционного суда РФ и пришел к выводу: «…предусмотренное соглашением условие, поставившее оплату оказанных услуг в зависимость от судебных актов…, противоречит существу обязательств возмездного оказания услуг, а потому является ничтожным и в силу статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации, не порождающим правовых последствий» (постановление от 20 февраля 2016 г. № Ф08-406/2016 по делу № А32-5921/2014).

Условие о «гонораре успеха» действительно

Возможность такого подхода вызвана тем, что высшие судебные инстанции ни в одном из своих актов прямо не объявили «гонорар успеха» недействительным.

Так, например, Президиум ВАС РФ в абзаце 3 пункта 2 информационного письма от 29 сентября 1999 г. № 48 указал лишь на то, что суд не удовлетворит требование о выплате вознаграждения, если истец его обосновывает условием о «гонораре успеха». В таком случае размер вознаграждения определяется в порядке пункта 3 статьи 424 Гражданского кодекса РФ. Позднее Президиум ВАС РФ подтвердил этот подход в пункте 6 информационного письма от 5 декабря 2007 г. № 121.

Верховный суд РФ повторил эту позицию в определении от 17 февраля 2015 г. № 14-КГ14-19: «…требование исполнителя о выплате вознаграждения, если данное требование истец обосновывает условием договора, ставящим размер оплаты услуг в зависимость от решения суда или государственного органа, которое будет принято в будущем, не подлежит удовлетворению. В этом случае размер вознаграждения должен определяться в порядке, предусмотренном статьей 424 ГК РФ с учетом фактически совершенных исполнителем действий (деятельности)». Также суд указал, что «дополнительные суммы… признаются своего рода премированием адвокатов. Сумма указанной премии зависит от достигнутого сторонами договора… соглашения» (определение от 26 февраля 2015 г. № 309-ЭС14-3167, см. также определение Верховного суда РФ от 25 мая 2015 г. № 302-КГ15-2312).

То есть формально ничто не мешает сделать вывод, что ВАС РФ и Верховный суд РФ признали такое обязательство исполнителя натуральным. То есть условие о «гонораре успеха» является действительным, но не имеет судебной защиты. Исполнитель не может понудить заказчика его исполнить, но добровольное исполнение будет считаться законным.

Многие суды пришли к такому выводу и со ссылкой на принцип свободы договора (ст. 421 ГК РФ) стали признавать «гонорар успеха» законным.

Так, Арбитражный суд Волго-Вятского округа отметил: «Законодательство Российской Федерации не устанавливает каких-либо специальных требований к условиям о выплате вознаграждения исполнителю в договорах возмездного оказания услуг. Следовательно, стороны договора возмездного оказания услуг вправе согласовать выплату вознаграждения исполнителю в различных формах (в зависимости от фактически совершенных исполнителем действий или от результата действий исполнителя), если такие условия не противоречат основополагающим принципам российского права (публичному порядку Российской Федерации)» (постановление от 10 марта 2015 г. № Ф01-103/2015 по делу № А43-27320/2013, см. также постановления Арбитражного суда Уральского округа от 30 марта 2016 г. № Ф09-1737/16 по делу № А34-3174/2015, Арбитражного суда Северо-Западного округа от 6 ноября 2014 г. по делу № А56-6239/2014).

Арбитражный суд Московского округа также указал: «Учитывая принципы свободы договора, содержащиеся в ст. 421 Гражданского кодекса, стороны в соглашении определили единое денежное обязательство заказчика по оплате услуг (цену исполнения договора в соответствии со ст. 424 Кодекса), но состоящее из двух составляющих: фиксированного вознаграждения и окончательного вознаграждения» (постановление от 14 апреля 2016 г. № Ф05-3743/2015 по делу № А40-108576/14).

В другом деле этот же суд со ссылкой на пункт 1 статьи 779 и пункт 1 статьи 781 Гражданского кодекса РФ указал: «Из буквального толкования положений упомянутых норм материального права вытекает не общий запрет условий об оплате услуг за выигрыш дела, а лишь ограничение возможностей по принудительному взысканию расходов на выплату таких вознаграждений с проигравшей стороны» (постановление от 29 июля 2015 г. № Ф05-8658/2015 по делу № А40-84044/14).

Читайте в рекомендации Системы Юрист

  • Условие о «гонораре успеха»: законность, формулировка, преимущества и недостатки для исполнителя по договору возмездного оказания услуг

СУДЬБА «ГОНОРАРА УСПЕХА» В РОССИЙСКОЙ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКЕ

При разрешении судебных споров обе стороны предельно заинтересованы в положительном для них исходе дела, для чего предпринимают все способы повышения вероятности вынесения итогового решения в их пользу, включая и материальное стимулирование судебных представителей. Институт судебных издержек никогда не терял своей актуальности в процессуальных отраслях российского права. Одним из составных и наиболее дискуссионных элементов данного института является так называемый «гонорар успеха».

Так, Титаева Н. под «гонораром успеха» обозначает «условие в договоре возмездного оказания юридических услуг, которое ставит сумму оплаты оказанных услуг полностью или частично в зависимость от содержания судебного решения».

Накушнова Е. В. определяет его как «соглашение между юристом и клиентом, размер вознаграждения в котором ставится в зависимости от результата, которого пытается добиться клиент, прибегнув к помощи профессионального помощника».

«Гонорар успеха» представляет собой выплату вознаграждения судебному представителю при условии вынесения судом положительного решения относительно требований представляемого, при этом данная выплата может быть как единственным вознаграждением за оказание юридических услуг, так и дополнительным к другим (за составление и направление иска, за собственно представительство и т.д.).

История данного вопроса взяла свой старт еще с конца ХIХ в. Уже тогда российское правовое сообщество относительно данной проблемы стало биполярным. Санкт-Петербургский Совет присяжных поверенных считал допустимым и необходимым применение данного условия при оказании правовых услуг, Московский Совет – напротив. В 1913г. московский адвокат А.Н. Марков составил и издал свод профессиональных правил, назвав его «Правила адвокатской профессии», содержавший пункт, который запрещал ставить размер вознаграждения в зависимость от решения суда. Необходимо заметить, что в большинстве речь велась о гонорарах защитников при уголовном судопроизводстве. В советский период данный аспект правовых отношений по процессуальному представительству отпал в силу долгого становления и развития новой системы адвокатуры, необходимости воспитания на основе коммунистической идеологии нового поколения юристов и императивного характера регулирования адвокатской деятельности.

После распада Советского Союза уже в современной российской судебной практике проблема этичности и целесообразности в области гонорарной политики была поднята в п. 2 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 29 сентября 1999 г. № 48, который напрямую запрещал «удовлетворять требования исполнителя о выплате вознаграждения, если договором факт выплаты гонорара был поставлен в зависимость от будущего решения суда или иного органа». Обоснованием данного решения являлось противоречие данного условия положениям ст. ст. 779 и 781 ГК РФ, расширявшим предмет договора оказания услуг.

В связи с изданием вышеназванного постановления все в дальнейшем возникающие споры о взыскании «гонорара успеха» завершались отказом в удовлетворении иска, в частности такие решения содержат:

— Постановление Президиума ВАС РФ от 01.08.2000 № 8851/99 по делу № А54-1600/99-С6;

— Постановление Президиума ВАС РФ от 19.12.2000 № 3853/00 по делу № А40-48903/99-8-474;

— Постановление Президиума ВАС РФ от 02.12.2003 № 11406/03;

В 2007г. ВАС РФ частично признал возможность взыскания «гонорара успеха», однако взыскиваться он должен был с проигравшей дело стороны в составе судебных расходов в «разумных пределах». Смягчение позиции высшей арбитражной инстанции в данном отношении привело к расхождению судебной практики: одни суды обязывали проигравшую сторону к оплате условного вознаграждения, другие отказывали в этом. Кроме того, как показывала практика, возмещение данных расходов было весьма затруднительное.

Неоднозначным стало вынесенное 18.02.2015Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ по кассационной жалобе Максимой М.Н. на определение Арбитражного суда Свердловской области от 07.03.2014.ВС РФ не позволил взыскать суммы за положительный исход дела с Максимой в составе судебных расходов, но в то же время не подверг критике положения договора об оказании юридических услуг, устанавливавшие «гонорар успеха» и непосредственно процитированные в тексте определения. Это дало надежду многим практикующим юристам на легитимизацию «гонорара успеха».

При этом определением Судебной коллегии. ВС РФ от 25.05.2015 №302-КГ15-2312, указавшим на недопустимость взыскания «гонорара успеха», установленного договором оказания услуг, с процессуального оппонента, который стороной договора не является, по сути было установлена допустимость его включения в договор об оказании услуг представителя в судебном процессе.

«Главным препятствием на пути его признания выступает правовая позиция Конституционного суда РФ относительно невозможности положительного судебного решения быть объектом гражданских прав либо предметом гражданско-правового договора».

Решения Конституционного Суда РФ в силу их общеобязательного характера как для субъектов законотворческой, так и для правоприменительной деятельности оказывают значительное влияние на совершенствование правовой системы России, обеспечивают режим конституционной законности».

Вопрос о «гонораре успеха» крайне противоречив и не может быть сведен к единому знаменателю. Мнение многих правоведов и практикующих адвокатов о том, что позиция судов нелогична и необоснованна, слишком критична. Как мы знаем, деятельность суда направлена на установление истины в процессе судебного разбирательства, а его решение есть в некотором роде акт выражения истины, следовательно, ставить вознаграждение представителя в зависимость от данного факта тождественно пари. Конечно, однозначное отношение к данному аспекту сводит функцию процессуального представителя на нет.

В защиту условного вознаграждения можно сказать, что оно стимулирует деятельность представителя и обеспечивает доступность юридических услуг всем слоям населения. Однако данное стимулирование может привести к поиску внеправовых методов воздействия на принятие решения судом.

Представляется наиболее целесообразным и этичным допущение включения условия о «гонораре успеха» при представительстве интересов как одного из стимулирующих активную деятельность представителя условий, а также в целях повышения уровня доступности квалифицированной юридической помощи. Однако при этом выплата данного условного вознаграждения должна осуществляться представляемым лицом. Таким образом, судебная практика на настоящий момент выработала, по нашему мнению, наиболее логичный и целесообразный механизм данного распределения данного вида судебных издержек.

Казаков А.А.,

студент ЧОУ ВО «Западно-Уральский институт экономики и права»

люблю пиццу. Я люблю пиццу. Я Научный руководитель Фахрутдинова Г.Н.,

старший преподаватель ЧОУ ВО «Западно-Уральский институт экономики и права»

Подлежит ли взысканию «гонорар успеха»



Для начала определим, что понимается под гонораром успеха — это форма оплаты услуг (вознаграждение), которые включается в договор или соглашение, между сторонами. Суть гонорара успеха закачается в том, что в случае положительного исхода по делу, одна сторона (клиент) обязана выплатить другой стороне (адвокат или представитель) вознаграждение в твердой денежной сумме или в процентном соотношении.

В силу статьи 106 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации к судебным издержкам относятся расходы на оплату услуг адвокатов и иных лиц, оказывающих юридическую помощь (представителей), и другие расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в связи с рассмотрением дела в арбитражном суде.

В силу ч. 1 ст. 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судебные расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в пользу которых принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом со стороны.

В соответствии с ч. 2 ст. 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при распределении судебных расходов суд компенсирует их лицу, в пользу которого принят судебный акт, в разумных пределах. Для возмещения судебных расходов стороне, в пользу которой принят судебный акт, значение имеет единственное обстоятельство: понесены ли соответствующие расходы.

Судебная практика очень неоднозначна. Началом можно привести пример, что в 1999 году Высший арбитражный суд РФ заявил, что нельзя удовлетворять исковые требования исполнителя, если договором были предусмотрены условия о гонораре успеха (п. 2 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 29 сентября 1999 г. № 48) .

Смягчение позиций по вопросу о возможности включения условий о вознаграждении в случае успешного завершения дела нашло свое отражение и в практике.

К наиболее резонансным делам можно отнести дело N А40–35715/10–141–305 по заявлению «Арудж Холдингз Лимитед» о взыскании с общества с ограниченной ответственностью «Билла» судебных расходов (судьи ВАС РФ вынесли определение об отказе в передаче спора на рассмотрение Президиума ВАС РФ, тем самым подтвердив законность взыскания условного гонорара).

Определение от 26.02.2015 по делу № А60–11353/2013 . Верховный суд подтвердил допустимость соглашения о гонораре успеха, охарактеризовав его премией за услуги адвоката. Также суд отнес его в категорию судебных расходов, но отметил, что гонорар успеха не может быть взыскан с проигравшей стороны .

Согласно правовой позиции, изложенной в Определении Верховного Суда Российской Федерации от 26.02.2015 N 309-ЭС14–3167, в качестве судебных расходов нельзя взыскать премию, которая выплачивается представителю стороны, выигравшей спор, только за положительный итог рассмотрения дела (гонорар успеха). Под такой премией в данном случае понимаются отдельные компенсации, выплата которых представителям (адвокатам) поставлена в зависимость исключительно от того, рассмотрено ли дело в пользу клиента (представляемого), и не обусловлена оказанием новых услуг в дополнение к тем, что уже предоставлены и оплачены. Результат такого соглашения клиента и представителя не может быть взыскан в качестве судебных расходов с процессуального оппонента клиента, который стороной указанного соглашения не является.

Если по условиям договора на оказание юридических услуг организация-ответчик уплачивает юридической организации вознаграждение в процентном соотношении от взыскиваемой суммы, в отношении которой судом отказано в удовлетворении иска, такое вознаграждение (гонорар успеха) выплачивается не за совершение исполнителем определенных действий или осуществление определенной деятельности, а за принятие судом выгодного для заказчика решения, и не может быть взыскано с проигравшей стороны в качестве судебных расходов.

На сегодняшний день практика идет следующим образом. Верховный суд РФ в определении от 20.04.2017 № 305-ЭС16–20063 утвердил мировое соглашение между истцом — акционерным обществом “Пассажирское автотранспортное предприятие № 1” и ответчиком — акционерным обществом “Регион Финанс” по делу, в котором истец требовал вернуть гонорар успеха после поворота исполнения. При этом нижестоящие инстанции не признали в этом деле гонорар успеха неосновательным обогащением, как требовал истец, фактически признав его законность.

Таким образом, «гонорар успеха» представляет собой вознаграждение необусловленное оказанием дополнительных услуг представителем и не подлежит удовлетворению, при этом, указанные дополнительные суммы по существу являются вознаграждением, уплачиваемым за уже оказанные и оплаченные услуги, то есть признаются своего рода премированием адвокатов.

В заключение хочется сказать, что все-таки точка в данном вопросе о «гонорара успеха» окончательна, еще не поставлена, поскольку нет четкой и сформированной правовой позиции.

Литература:

  1. Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 29.09.1999 N 48 «О некоторых вопросах судебной практики, возникающих при рассмотрении споров, связанных с договорами на оказание правовых услуг»/ http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_24669/ дата обращения 06.05.2018.
  2. . Определение Верховного суда РФ от 26.02.2015 по делу № А60–11353/2013, https://www.eg-online.ru/document/adjudication/274683/,
  3. Вадим Лютенков «Верховный суд легитимировал «гонорар успеха»/ Журнал Закон.
  4. Определение Верховного суда от 20.04.2017 «Об утверждении мирового соглашения по делу № А40–212975/2015 Арбитражного суда города Москвы по иску акционерного общества «Пассажирское автотранспортное предприятие № 1» к акционерному обществу «Регион Финанс» о взыскании неосновательного обогащения»/ https://kad.arbitr.ru/PdfDocument/e64c7d2f-58e9–4f9a-b2cc-4533cbc34baa/A40–212975–2015_20170420_Opredelenie.pdf (дата обращения 06.05.2018).
  5. Арбитражный процессуальный кодекс РФ (от 24 июля 2002 г. № 95-ФЗ) // СЗ РФ 2002 г.№ 30. Ст. 3012. СПС «Консультант Плюс».

Цитата:

Сообщение от Александр В из бюджета Межгосударственного фонда через его агента — Российскую компанию

а какой по тексту договор заключен между фондом и рос.компанией. с какой формулировкой по банковским документам приходят деньги из фонда на р/с рос.компании ? какие четко обязанности агента по договору с фондом .
Добавлено через 1 минуту 57 секунд
договор с артистом заключает рос.компания от своего лица? или есть ссыль на договор между фондом и рос.компанией?
Добавлено через 6 минут 7 секунд
Вопрос: Организация является собственником морских рыболовецких судов, которые ходят под Государственным флагом РФ. Специфика работы морских судов такова, что суда могут находиться вне территории РФ (на промысле в 12-мильной зоне или в ремонте) более 183 дней в течение 12 следующих подряд месяцев, что подтверждается соответствующими документами, в частности судовой ролью. Заработная плата экипажу начисляется за каждый месяц работы в рейсе и выплачивается ежемесячно путем перечисления на лицевой счет в банк РФ.
Согласно ст. 209 НК РФ объектом налогообложения НДФЛ признается доход, полученный налоговыми резидентами РФ как от источников в РФ, так и от источников за пределами РФ, а для физических лиц, не являющихся налоговыми резидентами РФ, — только от источников в РФ.
Налоговый статус членов экипажей морских судов определяется в общем порядке в соответствии с п. 2 ст. 207 НК РФ. При этом пп. 6 п. 3 ст. 208 НК РФ предусмотрено, что вознаграждение за выполнение трудовых или иных обязанностей, выполненную работу, оказанную услугу, совершение действия за пределами РФ для целей налогообложения относится к доходам, полученным от источников за пределами РФ, вне зависимости от источника выплаты такого дохода, т.е. при определении источника дохода в виде вознаграждения за выполнение трудовых или иных обязанностей учитывается место осуществления деятельности, за выполнение которой производится вознаграждение.
Согласно ст. 67 Конституции РФ территория РФ включает в себя территории ее субъектов, внутренние воды и территориальное море, воздушное пространство над ними. Таким образом, пространство за пределами 12-мильной зоны не является территорией РФ. Следовательно, свои трудовые обязанности, предусмотренные трудовым договором, члены экипажей морских судов выполняют в иностранных государствах, выплачиваемая им заработная плата за каждый месяц нахождения в рейсе относится к доходам, полученным от источников за пределами РФ.
Облагается ли НДФЛ заработная плата членов экипажей морских судов? Если да, то по какой ставке?
Ответ:
МИНИСТЕРСТВО ФИНАНСОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ПИСЬМО
от 14 июня 2011 г. N 03-04-06/6-139
Департамент налоговой и таможенно-тарифной политики рассмотрел письмо ООО по вопросу обложения налогом на доходы физических лиц выплат, производимых сотрудникам организации — членам экипажей морских судов, и в соответствии со ст. 34.2 Налогового кодекса Российской Федерации (далее — Кодекс) разъясняет следующее.
Согласно п. 2 ст. 209 Кодекса объектом обложения налогом на доходы физических лиц признается доход, полученный налоговыми резидентами Российской Федерации как от источников в Российской Федерации, так и от источников за пределами Российской Федерации, а для физических лиц, не являющихся налоговыми резидентами, — только от источников в Российской Федерации.
Определение налогового статуса членов экипажей морских судов и источника их доходов производится в общем порядке в соответствии с п. 2 ст. 207 Кодекса и ст. 208 Кодекса.
При этом пп. 6 п. 3 ст. 208 Кодекса предусмотрено, что вознаграждение за выполнение трудовых или иных обязанностей, выполненную работу, оказанную услугу, совершение действия за пределами Российской Федерации для целей налогообложения относится к доходам, полученным от источников за пределами Российской Федерации, вне зависимости от источника выплаты такого дохода.
Таким образом, при определении источника дохода в виде вознаграждения за выполнение трудовых обязанностей учитывается место осуществления деятельности, за выполнение которой производится вознаграждение.
Если свои трудовые обязанности, предусмотренные трудовым договором, члены экипажей морских судов выполняют в иностранных государствах, выплачиваемая им заработная плата за период нахождения за пределами Российской Федерации относится к доходам, полученным от источников за пределами Российской Федерации.
В случае если такие работники не будут признаваться налоговыми резидентами Российской Федерации в соответствии с положениями п. 2 ст. 207 Кодекса, их доходы, полученные от источников за пределами Российской Федерации, не подлежат налогообложению в Российской Федерации.
Если работники организации будут признаны налоговыми резидентами Российской Федерации, их доходы, полученные от источников за пределами Российской Федерации, подлежат налогообложению по ставке 13 процентов.
При этом выплаты, не являющиеся вознаграждением за выполнение трудовых обязанностей, производимые российской организацией, относятся к доходам от источников в Российской Федерации.
Заместитель директора
Департамента налоговой
и таможенно-тарифной политики
С.В.РАЗГУЛИН
14.06.2011
Добавлено через 11 минут 22 секунды
как вариант- можно сделать запрос в Минфин :
ст. 208 НК РФ п. 4. Если положения настоящего Кодекса не позволяют однозначно отнести полученные налогоплательщиком доходы к доходам, полученным от источников в Российской Федерации, либо к доходам от источников за пределами Российской Федерации, отнесение дохода к тому или иному источнику осуществляется Министерством финансов Российской Федерации. В аналогичном порядке определяется доля указанных доходов, которая может быть отнесена к доходам от источников в Российской Федерации, и доля, которая может быть отнесена к доходам от источников за пределами Российской Федерации.
Добавлено через 12 минут 12 секунд
копии текстов договоров без цифр сможете дать посмотреть ?
Добавлено через 21 минуту 16 секунд
Вопрос: Филиал российской организации заключил с физическим лицом — гражданином Азербайджана договор на оказание услуг на территории Азербайджана. Данное физическое лицо не является налоговым резидентом РФ. Облагаются ли его доходы НДФЛ?
Ответ:
УПРАВЛЕНИЕ ФЕДЕРАЛЬНОЙ НАЛОГОВОЙ СЛУЖБЫ
ПО Г. МОСКВЕ
ПИСЬМО
от 20 июля 2010 г. N 13-11/076208
Согласно статье 209 НК РФ объектом налогообложения налогом на доходы физических лиц признается доход, полученный налоговыми резидентами РФ как от источников в РФ, так и от источников за пределами РФ, а для физических лиц, не являющихся налоговыми резидентами, — только от источников в РФ.

В соответствии с пунктом 2 статьи 207 НК РФ налоговыми резидентами признаются физические лица, фактически находящиеся в РФ не менее 183 календарных дней в течение 12 следующих подряд месяцев. Период нахождения физического лица в РФ не прерывается на периоды его выезда за пределы РФ для краткосрочного (менее шести месяцев) лечения или обучения.
Подпунктом 6 пункта 1 статьи 208 НК РФ определено, что вознаграждение за выполнение трудовых или иных обязанностей, выполненную работу, оказанную услугу, совершение действия в РФ относится к доходам, полученным от источников в РФ.
При этом согласно подпункту 6 пункта 3 статьи 208 НК РФ вознаграждение за выполнение трудовых или иных обязанностей, выполненную работу, оказанную услугу, совершение действия за пределами РФ относится к доходам, полученным от источников за пределами РФ.
Таким образом, из положений подпункта 6 пункта 1 и подпункта 6 пункта 3 статьи 208 НК РФ следует, что при определении источника дохода в виде вознаграждения за выполнение трудовых или иных обязанностей учитывается место осуществления деятельности, за осуществление которой производится вознаграждение.
В соответствии с пунктом 2 статьи 226 НК РФ исчисление сумм и уплата налога производятся в отношении всех доходов налогоплательщика, источником которых является налоговый агент, за исключением доходов, в отношении которых исчисление и уплата НДФЛ осуществляются в соответствии со статьями 214.1, 227 и 228 НК РФ с зачетом ранее удержанных сумм налога.
На основании пункта 1 статьи 207 НК РФ физические лица, не являющиеся резидентами РФ, не признаются плательщиками НДФЛ по доходам, полученным от источников за пределами РФ с начала налогового периода.
В данном случае филиал российской организации заключил с физическим лицом — гражданином Азербайджана договор на оказание на территории указанного государства услуг. Это физическое лицо не является налоговым резидентом РФ.
Поскольку физическое лицо оказывает услуги, предусмотренные заключенным договором, за пределами РФ, то вознаграждение за их оказание относится к доходам, полученным от источников за пределами РФ. Следовательно, физическое лицо, не являющееся налоговым резидентом РФ и получающее доходы от источников за пределами РФ, не признается плательщиком НДФЛ. Таким образом, на момент выплаты дохода организация не производит исчисления и удержания НДФЛ.
Заместитель
руководителя Управления
государственный советник 3-го класса
Е.А. Останина
Добавлено через 23 минуты 2 секунды
Вопрос: Российская организация выплачивает вольнонаемным гражданам — резидентам Республики Молдова вознаграждение за работу в воинских формированиях, дислоцированных за пределами Российской Федерации. Должна ли организация удерживать с указанного вознаграждения НДФЛ?
Ответ:
УПРАВЛЕНИЕ ФЕДЕРАЛЬНОЙ НАЛОГОВОЙ СЛУЖБЫ
ПО Г. МОСКВЕ
ПИСЬМО
от 24 декабря 2009 г. N 20-20/3/3508
В соответствии со статьей 207 НК РФ плательщиками НДФЛ признаются физические лица, являющиеся налоговыми резидентами Российской Федерации, а также физические лица, получающие доходы от источников в РФ, не являющиеся налоговыми резидентами Российской Федерации.

Налоговыми резидентами признаются физические лица, фактически находящиеся в Российской Федерации не менее 183 календарных дней в течение 12 следующих подряд месяцев.
Физические лица, не находящиеся в Российской Федерации в течение указанного срока, за исключением отдельных случаев, перечисленных в пункте 3 статьи 207 НК РФ, не являются налоговыми резидентами России.
В подпункте 6 пункта 3 статьи 208 НК РФ установлено, что вознаграждения за выполнение трудовых или иных обязанностей, выполненную работу, оказанную услугу, совершение действия за пределами Российской Федерации относятся к доходам, полученным от источников за пределами России.
Поскольку вольнонаемные граждане различных государств, работающие в воинских формированиях ОГРВ, получают вознаграждение за работу на территории иностранного государства, то такие доходы относятся к доходам от источников за пределами Российской Федерации.
Таким образом, указанные граждане, не являющиеся налоговыми резидентами Российской Федерации, получают вознаграждение за работу в воинских формированиях, дислоцированных за пределами Российской Федерации, не относящееся к доходам от источников в России.
Следовательно, данные физические лица не являются плательщиками НДФЛ в России.
Между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Молдова действует Соглашение об избежании двойного налогообложения доходов и имущества и предотвращении уклонения от уплаты налогов от 12.04.96.
Согласно Соглашению доходы резидентов Республики Молдова от работы по найму в данных республиках могут облагаться только в Республике Молдова.
Следовательно, российская организация, выплачивающая доход вольнонаемным гражданам, не являющимся налоговыми резидентами России, за выполнение работ за пределами Российской Федерации, не обязана исчислять, удерживать и перечислять налог с таких доходов. Налогообложение указанного дохода осуществляется в соответствии с законодательством страны пребывания.
Заместитель
руководителя Управления
государственный советник 3-го класса
Е.А. Останина
Добавлено через 37 минут 27 секунд
из ПРОТОКОЛА СНГ от 15 мая 1992 годаОБ УНИФИКАЦИИ ПОДХОДА И ЗАКЛЮЧЕНИЯ
СОГЛАШЕНИЙ ОБ ИЗБЕЖАНИИ ДВОЙНОГО НАЛОГООБЛОЖЕНИЯ ДОХОДОВ И ИМУЩЕСТВА
(там Армения, Беларусь, Азейбарджан,Казахстан, Кыргыстан) :
Статья 13
Независимая личная деятельность
1. Доход, получаемый лицом с постоянным местожительством в одном Договаривающемся Государстве от оказания профессиональных услуг или другой независимой деятельности, осуществляемой в другом Договаривающемся Государстве, может облагаться налогом в этом другом Договаривающемся Государстве.
2. Термин «профессиональные услуги» включает независимую научную, литературную, артистическую, образовательную или преподавательскую деятельность, а также независимую личную деятельность врачей, юристов, инженеров, архитекторов, стоматологов и бухгалтеров.
Статья 17
Работники искусств и спортсмены
1. Несмотря на положение статей 12 и 13 настоящего Соглашения, доход, получаемый лицом с постоянным местожительством в одном Договаривающемся Государстве в качестве работника искусств, такого, как артист театра, кино, радио или телевидения, или музыканта, или в качестве спортсмена от его личной деятельности как таковой, осуществляемой в другом Договаривающемся Государстве, может облагаться налогом в этом другом Договаривающемся Государстве.
2. В случае, когда доход в отношении личной деятельности, осуществляемой работником искусств или спортсменом в таком его качестве, начисляется не самому работнику искусств или спортсмену, а другому лицу, этот доход может, несмотря на положение статей 5, 12 и 13 настоящего Соглашения, облагаться налогом в том Договаривающемся Государстве, в котором осуществляется деятельность работника искусств или спортсмена.
3. Несмотря на положение пунктов 1 и 2, доход, получаемый работниками искусств или спортсменами, которые являются лицами с постоянным местожительством в одном Договаривающемся Государстве, от деятельности, осуществляемой в другом Договаривающемся Государстве в рамках Соглашения о культурном обмене между Правительствами обоих Договаривающихся Государств, освобождается от налогообложения в этом другом Договаривающемся Государстве.
Мой вывод такой :
из Протокола следует , что НДФЛ может облагаться в России , но , согласно НК РФ ( все что было выше в этой «ветке») облагаются НДФЛ доходы нерезидентов только если они получены от источников в РФ . Согласно писем УПРАВЛЕНИЯ ФЕДЕРАЛЬНОЙ НАЛОГОВОЙ СЛУЖБЫ ПО Г. МОСКВЕ т 20 июля 2010 г. N 13-11/076208 и от 24 декабря 2009 г. N 20-20/3/3508 : Поскольку физическое лицо оказывает услуги, предусмотренные заключенным договором, за пределами РФ, то вознаграждение за их оказание относится к доходам, полученным от источников за пределами РФ. следовательно — НДФЛ в данном случае не начисляется .
давайте еще проанализируем статью 208 НК
Добавлено через 40 минут 43 секунды
3. Для целей настоящей главы к доходам, полученным от источников за пределами Российской Федерации, относятся:
6) вознаграждение за выполнение трудовых или иных обязанностей, выполненную работу, оказанную услугу, совершение действия за пределами Российской Федерации.
т.е. что это доход полученный от источников за пределами РФ доказали?

Арбитражный суд Центрального округа вынес постановление по делу № А 09-15610/2016, в котором указал, что так как законодательством РФ не устанавливаются какие-либо специальные требования к условиям о выплате вознаграждения исполнителю по договорам возмездного оказания услуг, то стороны вправе согласовать размер премии в различных формах, если такие условия не противоречат основополагающим принципам российского права.

Как следует из материалов дела, между консалтинговой компанией и строительным предприятием был заключен договор об оказании юридических услуг от 4 февраля 2015 г., согласно которому исполнитель обязался оказать юридические услуги по представлению интересов общества в Арбитражном суде Брянской области по иску о взыскании задолженности по муниципальному контракту. В п. 4 договора указывалось, что при достижении положительного результата, связанного со взысканием задолженности, доверитель выплачивает исполнителю премию в размере 50% от суммы, взысканной сверх суммы основного долга, за исключением судебных издержек.

Арбитражный суд Брянской области удовлетворил исковые требования истца и взыскал в пользу строительной компании более 2,5 млн руб., в том числе около 2 млн руб. долга и 351 тыс. руб. процентов за пользование чужими денежными средствами, а также 35 тыс. руб. расходов на оплату госпошлины и 40 тыс. руб. расходов на оплату услуг представителя. Таким образом, размер премии консалтинговой компании составил 175 тыс. руб., однако общество отказалось выплачивать вознаграждение. Юрфирма обратилась в суд.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что условие п. 4 договора не может считаться согласованным сторонами, так как экземпляр договора, находящийся у общества, не был закреплен подписью обеих сторон. Суд посчитал, что в качестве доказательства консалтинговая фирма представила проект договора, который не был утвержден.

В ходе рассмотрения апелляционной жалобы стороны давали отличные друг от друга пояснения относительно места, обстоятельств и количества подписанных договоров, в связи с чем апелляция не согласилась с выводами суда первой инстанции. Суд апелляционной инстанции, руководствуясь ст. 309, 310, 421, 779, 782 ГК РФ, оценив представленные в материалы дела доказательства по правилам ст. 71 АПК РФ, установил, что ответчик свои обязательства по п. 4 договора на оказание юридических услуг не выполнил надлежащим образом, в связи с чем пришел к выводу о наличии правовых оснований для взыскания с общества долга по оплате оказанных услуг в заявленном размере.

Не согласившись с этим, общество обратилось в кассационную инстанцию. Рассмотрев дело, суд округа пояснил, что в данном случае обязательства сторон возникли из договора, являющегося по своей правовой природе договором возмездного оказания услуг и в силу ст. 307 ГК РФ дающего кредитору право требовать от должника исполнения обязательства.

Кассационный суд отметил, что в п. 4 договора стороны предусмотрели выплату исполнителю премии, при этом факт оказания юрфирмой услуг в полном объеме обществом не оспаривается. Суд указал, что дополнительная сумма по существу является вознаграждением, уплачиваемым за уже оказанные и оплаченные услуги представительства, а ее размер зависит от достигнутого сторонами договора соглашения.

Кроме того, кассационная инстанция указала, что так как законодательством РФ не устанавливаются какие-либо специальные требования к условиям о выплате вознаграждения исполнителю по договорам возмездного оказания услуг, то стороны вправе согласовать размер премии в различных формах, если такие условия не противоречат основополагающим принципам российского права. Таким образом, суд округа оставил в силе решение апелляционного суда.

Комментируя решение кассационной инстанции, управляющий партнер «Пепеляев Групп» Сергей Пепеляев пояснил, что это первое дело после длительного периода, когда суд принял решение в пользу юристов, так как позиции ВАС РФ в 1999 г., КС РФ в 2007 г., а также ВС РФ были иными.

Эксперт отметил, что последние годы данная тема обсуждается достаточно активно. Он указал на мнение о том, что гонорар успеха в России – единственное средство обеспечить малоимущим гражданам право на судебную защиту. «В условиях дуалистической системы, когда у нас есть адвокаты и юристы-неадвокаты, гонорар успеха – единственная возможность гарантировать качество работы», – пояснил Сергей Пепеляев.

«Первая положительная весточка была на съезде адвокатов в 2013 г., когда было предусмотрено в КПЭА право адвокатов предусматривать такие условия. В прошлом году в июле были внесены изменения в Закон о банкротстве, где предусматривалось, что до 30% средств конкурсной массы, поступившей в результате разрешения споров с должниками и т.д., могут быть использованы на оплату услуг тех, кто эти споры вел. По сути, это признание гонорара успеха на законодательном уровне. Наконец, в этом году на Столыпинских чтениях председатель Совета судей РФ Виктор Момотов сказал, что кое-что изменилось в гражданском законодательстве: появился принцип добросовестности, появилась возможность заключать договоры под условием наступления каких-то событий в будущем, и все это не учитывал Конституционный Суд в 2007 г., в связи с чем есть основания вновь вернуться к обсуждению вопроса о гонораре успеха», – рассказал эксперт.

По мнению Сергея Пепеляева, этого сигнала от ВС РФ уже достаточно, чтобы суды начали менять свою практику, и рассматриваемое дело – первый пример ее изменения. Сергей Пепеляев считает, что в дальнейшем такой процесс пойдет активнее. Он также указал на внесенный в Госдуму законопроект, предусматривающий ряд изменений в Закон об адвокатуре, в котором отмечается, что гонорар успеха – нормальная практика и, соответственно, условия адвокатов и доверителей о «гонораре успеха» должны защищаться судами, как и все прочие соглашения сторон.

Старший партнер АБ «Бартолиус» Дмитрий Проводин указал, что считает позицию суда по данному делу крайне прогрессивной, возвращающейся к одному из лучших начинаний ВАС РФ в виде устранения препятствий свободному установлению условий договора между клиентом и юристом.

Он пояснил, что последняя практика Президиума ВАС РФ исходила из возможности взыскания «гонорара успеха», однако экономическая коллегия ВС РФ почти с самого начала ее существования его отрицала, а вслед за ней и нижестоящие суды. «Причем, суды не отрицали возможности определения размера гонорара в процентном отношении от цены иска», – указал Дмитрий Проводин.

Эксперт отметил, что в целом «гонорар успеха» существенно упрощает жизнь и юристам, и доверителям. «Во многих случаях на время начала оказания услуг у доверителя есть нарушенное право, но нет денег или степень восстановления права на дату начала его защиты не очевидна (например, спор о взыскании компенсации за нарушение авторских прав, спор о взыскании убытков). При отсутствии денег юрист, по сути, кредитует клиента своей работой. При этом может сложиться ситуация, когда инвестором будет третье лицо или профессиональный участник рынка финансирования судебных процессов, имеющий намерение получить часть гонорара успеха за свои инвестиции. Таким образом, по моему глубокому убеждению, признание судебной защиты за гонораром успеха откроет новые направления по защите прав лиц, в том числе по коллективным искам, и сделает защищенными “трудовые” инвестиции юристов в ведение дел клиентов», – заключил Дмитрий Проводин.