ФЗ об арбитраже

Комментарий к Федеральному закону «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации» (постатейный, научно-практический)

Авторский коллектив

Список сокращений

АААС – асимметричное альтернативное арбитражное соглашение; ААС – апелляционный арбитражный суд;

АПК, АПК РФ – Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации;

АРС – альтернативное разрешение споров;

АС – арбитражный суд;

ВАС, ВАС РФ – Высший Арбитражный Суд Российской Федерации;

ВС, ВС РФ – Верховный Суд Российской Федерации;

ГК, ГК РФ – Гражданский кодекс Российской Федерации;

ГПК, ГПК РФ – Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации;

ЕГРИП – Единый государственный реестр индивидуальных предпринимателей;

ЕГРЮЛ – Единый государственный реестр юридических лиц;

ЕСПЧ – Европейский Суд по правам человека;

Закон № 409-ФЗ – Федеральный закон от 29 декабря 2015 г. № 409-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившим силу пункта 3 части 1 статьи 6 Федерального закона «О саморегулируемых организациях» в связи с принятием Федерального закона «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации»»;

Закон о банкротстве – Федеральный закон от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»;

Закон о медиации – Федеральный закон от 27 июля 2010 г. № 193-ФЗ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)»;

Закон о МКА – Закон РФ от 7 июля 1993 г. № 5338-I «О международном коммерческом арбитраже»;

Закон о статусе судей – Закон РФ от 26 июня 1992 г. № 3132-I «О статусе судей в Российской Федерации»;

Закон о третейских судах – Федеральный закон от 24 июля 2002 г. № 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации»;

Закон об арбитраже – Федеральный закон от 29 декабря 2015 г. № 382-ФЗ «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации»;

Закон об исполнительном производстве – Федеральный закон от 2 октября 2007 г. № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве»;

Информационное письмо № 96 – информационное письмо Президиума ВАС РФ от 22 декабря 2005 г. № 96 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов, об оспаривании решений третейских судов и о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов»;

коммент. ст. – комментируемая статья;

КС, КС РФ – Конституционный Суд Российской Федерации;

МКАС при ТПП РФ – Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате Российской Федерации;

НК, НК РФ – Налоговый кодекс Российской Федерации;

НКО – некоммерческая организация;

Нью-Йоркская конвенция – Конвенция о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений (Нью-Йорк, 10 июня 1958 г.);

ПДАУ – постоянно действующее арбитражное учреждение;

ПДТС – постоянно действующий третейский суд;

Постановление № 10-П – Постановление Конституционного Суда РФ от 26 мая 2011 г. № 10-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 1 статьи 11 Гражданского кодекса Российской Федерации, пункта 2 статьи 1 Федерального закона «О третейских судах в Российской Федерации», статьи 28 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», пункта 1 статьи 33 и статьи 51 Федерального закона «Об ипотеке (залоге недвижимости)» в связи с запросом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации»;

Президиум ВАС РФ – Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации;

РСПП – Российский союз промышленников и предпринимателей;

СААС – симметричное альтернативное арбитражное соглашение;

Типовой закон ЮНСИТРАЛ – Типовой закон ЮНСИТРАЛ 1985 г. о международном торговом арбитраже;

ТПП РФ – Торгово-промышленная палата Российской Федерации;

УПК, УПК РФ – Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации;

ФАС – федеральный арбитражный суд.

Вступительное слово

Задача регулирования третейского разбирательства на качественно новом уровне была поставлена в Послании Президента РФ Федеральному Собранию РФ 12 декабря 2012 г. и конкретизирована ровно через год – в следующем Послании Президента. Поручение, сформулированное Президентом, состояло в том, чтобы устранить несоответствие российских механизмов разрешения хозяйственных споров лучшим мировым практикам и добиться повышения авторитета третейских судов.

Состоявшееся обновление законодательства о третейских судах продиктовано весьма важными обстоятельствами, прежде всего необходимостью повысить доверие бизнеса и граждан к третейским судам, сделать этот институт гражданского общества, выполняющий значимые публичные функции, более действенным и весомым в рамках правовой системы и более востребованным и уважаемым в деловой среде.

Инициатива реформы, которая была активно поддержана федеральными органами власти, исходила именно от ведущих предпринимательских объединений – ТПП РФ, а также РСПП, члены которых указывали на проблемы в этой сфере и предлагали различные пути их решения.

Указанная инициатива была направлена на совершенствование законодательного регулирования, во-первых, вопросов компетенции третейских судов и, во-вторых, самой процедуры разбирательства. В-третьих, требовалось уточнить и дополнить положения, касающиеся содействия третейским судам со стороны государственных судов и выполнения последними контрольных функций в этой сфере. И наконец, назрела реальная потребность создать нормативно-институциональные механизмы, лишающие недобросовестных лиц возможности использовать третейское разбирательство для неблаговидных целей, возвести эффективную преграду для осуществления соответствующей деятельности лицами, не подготовленными должным образом и в силу этого во многих случаях не знающими и нарушающими положения законодательства и принципы разбирательства споров, которые должны соблюдаться в любой цивилизованной юрисдикции.

Результатами законодательной части реформы стали два федеральных закона: Закон об арбитраже и сопустствующий ему Федеральный закон, которым были внесены изменения в Закон о МКА, АПК РФ, ГК РФ, УПК РФ и в некоторые иные нормативные правовые акты.

Закон об арбитраже базируется на нормах Типового закона ЮНСИТРАЛ, который был рекомендован Генеральной Ассамблеей ООН для использования государствами в качестве национального закона. Это привело к текстуальному сближению нового «внутреннего» арбитражного Закона с Законом о МКА.

Законом об арбитраже вводится детальное регулирование вопросов, связанных с заключением арбитражного соглашения, устанавливается презумция его действительности и исполнимости.

Наряду с регламентацией процедуры арбитража, требований к арбитрам, Закон об арбитраже в отдельном разделе регулирует порядок создания постоянно действующих арбитражных учреждений в Российской Федерации. В нем, в частности, предусмотрено образование в Российской Федерации арбитражных учреждений исключительно при НКО. Право на создание такого учреждения в случае соответствия арбитражного учреждения определенным критериям предоставляет Правительство РФ по рекомендации Совета по совершенствованию третейского разбирательства, формируемого в основном из представителей гражданского общества, в том числе предпринимателей.

Определена позиция законодателя в отношении споров, которые могут быть переданы на рассмотрение третейского суда (арбитрабельных споров), с одновременным формулированием закрытого перечня споров, которые не могут быть переданы на рассмотрение третейского суда (неарбитрабельных споров). Подобное регулирование касается как споров, подведомственных арбитражным судам, так и споров, относящихся к ведению судов общей юрисдикции.

11 июля Верховный Суд вынес Определение № 305-ЭС18-2312 по делу № А40-165680/2016, которым оставил без изменения решения нижестоящих судов, признавших арбитрабельность споров о корпоративных закупках.

В 2013 г. АО «Мосинжпроект» и АО «Мостеплосетьстрой» заключили договор по выполнению комплекса строительно-монтажных работ. Договор содержал третейское соглашение о разрешении всех споров по договору в соответствующем третейском суде. В 2016 г. Мостеплосетьстрой обратился с иском к заявителю в третейский суд, который вынес решение о взыскании денежных сумм с Мосинжпроекта в пользу истца.

Так как ответчик в добровольном порядке не исполнил решение, истец обратился в арбитражный суд с заявлением о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда. Арбитражный суд г. Москвы удовлетворил требования Мостеплосетьстроя, а арбитражный суд Московского округа оставил это решение без изменения.

Мосинжпроект обратился с кассационной жалобой в ВС РФ, в которой указал, что договор был заключен спецсубъектом в рамках Закона о закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц (№ 223-ФЗ) в публичных интересах (100% акций Мосинжпроекта принадлежат г. Москве). Кроме того, работы по договору были оплачены бюджетными средствами в рамках соответствующей госпрограммы города. Все эти обстоятельства, по мнению Мосинжпроекта, не позволяют рассмотреть данный спор в рамках третейской процедуры вследствие конфиденциальности последней.

В силу неопределенности законодательства в части арбитрабельности данной категории споров Верховный Суд направил в Конституционный Суд запрос о проверке конституционности положений АПК РФ, а также Закона о закупках товаров, Закона о третейских судах и Закона об арбитраже. Однако, как ранее писала «АГ», КС вынес Определение № 865-О/2018 об отказе в принятии жалобы к рассмотрению, отметив, что в данном случае речь, скорее, идет не о неопределенности правовых норм, а об отсутствии единообразия судебной практики, находящейся в компетенции ВС РФ.

Возвращаясь к рассмотрению дела, ВС РФ пришел к выводу, что при осуществлении корпоративных закупок юрлица действуют как юридически равноправные, а споры, возникающие из договоров, заключенных в результате закупки в рамках Закона № 223-ФЗ, в целом являются гражданско-правовыми.

Общим критерием арбитрабельности является гражданско-правовой характер отношений, а перечень неарбитрабельных споров прямо перечислен законодателем; споры, возникающие из отношений, регулируемых законодательством о закупках товаров, в данном перечне не указаны, не признаны они и в качестве условно арбитрабельных. Следовательно, указал Суд, к таким отношениям применимы общие нормы об арбитрабельности гражданско-правовых споров, пока федеральным законом не установлено иное, а значит, такие споры могут рассматриваться в порядке арбитража.

В комментарии «АГ» генеральный директор Российского института современного арбитража Андрей Горленко отметил, что определение Суда поставило точку в вопросе о том, могут ли разрешаться в порядке арбитража гражданско-правовые споры из договоров, заключенных в рамках корпоративных закупок. «Эта позиция, особенно с учетом арбитражной реформы, будет способствовать развитию и популяризации добросовестного арбитража в России», – подчеркнул он.

Верховный Суд, по мнению эксперта, также окончательно признал, что сам факт того, что спор вытекает из контракта, заключенного в соответствии с процедурой Закона № 223-ФЗ, не означает, что решение по такому спору противоречит публичному порядку. Основанием для нарушения публичного порядка в данном деле возможным могло бы считаться нарушение порядка затраты бюджетных средств, но не сам факт их использования для оплаты работ по договору.

Старший партнер Группы правовых компаний ИНТЕЛЛЕКТ-С Роман Речкин считает определение ВС РФ разумным и взвешенным. По его словам, Мосинжпроект, являясь заказчиком, заключил с Мостеплосетьстроем обычный гражданско-правовой договор подряда на выполнение строительно-монтажных работ, при этом они не находились в отношениях подчинения и выступали в гражданском обороте как равные субъекты.

По мнению эксперта, то, что 100% акций АО «Мосинжпроект» принадлежит публичному собственнику, а также возможное бюджетное финансирование работ не меняют гражданско-правовой природы договора подряда, поэтому вывод ВС РФ об арбитрабельности таких споров абсолютно разумен и соответствует закону.

Роман Речкин особо отметил, что спор разрешался на фоне параллельно проводимой арбитражной реформы, инициированной в целях ликвидации «карманных» третейских судов. «Сложившаяся система третейских судов, кроме нескольких арбитражей типа МКАС при ТПП РФ, в значительной степени дискредитировала себя, выступая инструментом легализации различных нарушений закона, вплоть до рейдерских захватов. Должник в полной мере использовал этот негативный для третейских судов фон для затягивания разрешения спора, указывая на якобы бюджетное финансирование работ и возможное нарушение публичных интересов», – пояснил он.

Юрист также отметил, что, хотя этот факт и не нашел отдельного отражения в определении ВС РФ, при заключении договора подряда АО «Мосинжпроект», очевидно, не возражало против включения в него арбитражной оговорки. «Более того, не выдвигало возражений против арбитрабельности спора при обращении подрядчика в третейский суд. То есть доводы о якобы бюджетном финансировании работ и возможном нарушении публичных интересов были заявлены заказчиком только при рассмотрении вопроса о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, через значительное время после наступления обязанности по оплате работ, видимо, исключительно в целях уклониться от оплаты работ», – отметил Роман Речкин.

С учетом этого, по его словам, можно только приветствовать подход Верховного Суда, который «пресек схему очевидного и явного злоупотребления правом со стороны заказчика». При этом Роман Речкин добавил, что позиция ВС РФ помешает заказчикам в отношениях, осложненных публичным элементом, «вспоминать» об этом публичном элементе на стадии, когда нужно исполнять свое обязательство по оплате товаров, работ или услуг.

Управляющий партнер АБ «Бартолиус», к.ю.н., член Совета АП г. Москвы Юлий Тай также полностью поддержал подход ВС РФ. «Вслед за позицией, высказанной ранее КС РФ, судьи сформулировали единственно правильный подход: “все, что федеральный законодатель не посчитал необходимым исключить из юрисдикции третейских судов, должно быть арбитрабельным”. Причем все запреты и ограничения должны быть сформулированы внятно, определенно и не иметь двойных толкований», – указал он. Эксперт выразил надежду, что в правоприменительной практике наступит единообразие, поскольку ранее суды занимали противоположные взгляды по данной правовой проблеме.

Процесс создания, функции и регламент деятельности учреждений, занимающихся рассмотрением и урегулированием споров между носителями гражданских прав и обязанностей, сегодня описывает новый закон «Об арбитраже (третейском разбирательстве)» под номером 382. Он стал альтернативой закону № 102 от 2002 г. Рассмотрим его положения более подробно.

Общие положения 382 ФЗ

Новый закон о третейских судах действует с конца 2015 года. Его принятие Госдумой прошло 15 декабря, а одобрение Совфедом состоялось через 10 дней. Однако вступление ФЗ в силу датируется 1.09.2016.

Структура законодательного акта № 382

Гл. 1

  • Практическое использование основ ФЗ 382;
  • Лексика, терминология акта;
  • Регламент приема документации;
  • Возможность опротестования решений и отказ от него в границах права;
  • Лимиты на интервенцию судебной инстанции;
  • Список органов, занимающихся поддержкой и надзором над третейскими судами.

Гл. 2

Объясняет смысл «арбитражного соглашения» как компромисса вовлеченных в него сторон, соглашающихся на перенаправление возникших разногласий в третейскую инстанцию.

Основные положения об арбитраже:

  1. Договор оформляется строго в письменном виде;
  2. Письменный вид подразумевает не только бумажные документы, но и электронные и процессуальные. Закон позволяет это, если удается подтвердить, что автором документа является другая сторона;
  3. Допускается оформление соглашения по арбитражу посредством его интеграции в безналичные расчеты или биржевые торги;
  4. Предполагается разъяснение возникших сомнительных толкований разного рода в пользу актуальности и непременного исполнения;
  5. Резолюция по спору автоматически переносится на весь спектр сделок, заключаемых сторонами в отношении договора, если обратное не было обговорено заранее;
  6. Когда в процессе заключения сделки происходит замена кредитора или должника, условия соглашения также переносятся на них;
  7. Основным ориентиром являются установленные правила арбитража, а не правила сторон;
  8. П. 7 гл. 2 описывает регламент принятия соглашений арбитража с участием юридических лиц.

Другие пункты гл. 2 упоминают порядок передачи иска и срочные временные судебные меры.

Гл. 3

Показана структура третейского суда. Описан ход выбора арбитров, причины для отвода и его порядок, приостановка функций и процесс замены посредника.

Гл. 4

Права единоличного третейского судьи и коллегии посредников.

Гл. 5

Регламент проведения регулирования споров в третейском суде, а именно:

  • Базовые правила, ход и место для осуществления данной процедуры;
  • Предотвращение утечки информации об арбитраже;
  • Структура и сегрегация издержек;
  • Иск – регламент подачи и отзыва;
  • Предоставление подтверждений;
  • Этапы по рассмотрению и разбирательству;
  • Порядок действий в случае неявки стороны и назначение эксперта;
  • Компетентная помощь судебной инстанции для добывания доказательств.

Гл. 6

  • Соглашение по арбитражу – совершение и прекращение, их этапы;
  • Регламент споров;
  • Итоговый пакт о завершении судебного спора посредством обоюдного соглашения сторон;
  • Процессы выноса судебного декрета и приостановки арбитража;
  • Поправки и объяснения касательно вынесенного заключения, оформление дополнительного соглашения. Возобновление арбитражной процедуры;
  • Регулирование правил хранения вынесенных решений и документов, составляющих содержание дела.

Гл. 7

Опротестование резолюции третейского суда. Возможность и невозможность его отмены.

Гл. 8

Объяснение принципов претворения арбитражного решения в действительность. Важный момент – своевременность процесса в рамках установленного срока и его обязательная актуализация. Арбитражное решение как непреложное юридическое постановление и отказ его выполнения. Опциональные поправки в реестре на основе распоряжений третейского суда не предусматриваются.

Гл. 9

Приводится правовое регулирование функционирования заведений арбитража в России. Указываются правила по организации данных заведений, регламент их деятельности и порядок осуществления функций. Подчеркивается невозможность присутствия конфликта интересов для перманентной активной работы третейского суда. Описан этап ликвидации арбитражной организации.

Гл. 10

Арбитраж и медиативное урегулирование разногласий: корреляция.

Гл. 11

Понятие ответственности для посредников и НКО, в чьих рамках функционируют арбитражные учреждения.

Гл. 12

Заключения по приведенному закону, его актуализация.

ФЗ о третейском арбитраже определяет назначение идентичной правовой силы для терминов «арбитраж» и «третейское разбирательство». Однако арбитражное решение нельзя считать основанием для интеграции данных в государственные реестры (ст. 43 гл. 8).

Последние поправки, внесенные в закон об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации

Так как ФЗ 382 является относительно новым проектом в отечественной системе законов, корректура в его текст пока не была внесена. Один из ключевых акцентов в законе направлен на выделение прав и мер ответственности для арбитражных учреждений и самих посредников.

Скачать закон об арбитраже (третейском разбирательстве) в РФ

Согласно данным статистики официального сайта Федеральных арбитражных судов РФ, зарегистрированным последний раз в 2013, число исков, поступивших в суды первой инстанции, составляло 1,37 млн. Из них были возвращены 63,9 тысячи заявлений, что составило 4,7% от общего количества. Это цифра показывает, что в обществе имеется большой интерес и существенная необходимость в услугах третейских судей, поэтому изучение ФЗ об арбитраже будет полезным для всех.

Федеральный закон «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации» от 29.12.2015 N 382-ФЗ можно найти по ссылке.

>Федеральный закон «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации» от 29.12.2015 N 382-ФЗ (ред. от 03.08.2018)

29 декабря 2015 года N 382-ФЗ