Функции коррупции в обществе

Роль гражданского общества в противодействии коррупции

Роль гражданского общества в противодействии коррупции

Рафиев Руслан Бахрузович, студент

Российский экономический университет имени Г. В. Плеханова

Гражданское общество — это общество с развитыми экономическими, культурными, правовыми и политическими отношениями, независимое от государства, но взаимодействующее с ним, общество граждан высокого социального, политического, культурного и морального статуса, создающих совместно с государством развитые правовые отношения.

Ключевым понятием гражданского общества являются институты. Институты гражданского общества — совокупность негосударственных структур и создаваемых ими учреждений, которые в своем единстве характеризуют гражданскую жизнь общества. Другими словами, институты гражданского общества — это политические партии, общественные организации, неправительственные, некоммерческие организации и другие виды объединения граждан. Каким образом данные формы объединения могут влиять на коррупцию в стране?

Прежде всего, стоит рассмотреть, что же представляет из себя гражданское общество не только в теории, но и в практике. Грубо говоря, можно сказать, что гражданское общество — это люди, которым не все равно. Это люди, которых волнуют проблемы, возникающие в различных сферах жизни, будь то политика, наука, экология и т. д. Одной из существенных проблем наших дней является коррупция. Так как гражданское общество уделяет внимание существующим проблемам, то и коррупцию оно не может обойти стороной. Государство и гражданское общество — это взаимосвязанные структуры. Иногда институты гражданского общества могут создаваться в противовес государству. Но зачастую государство само способствует созданию различных институтов, для того, чтобы способствовать решению важных вопросов. Однако, как показывает практика, созданием государством антикоррупционных структур, выступающих в роли институтов гражданского общества, заканчивается тем, что эти институты также начинают плодить коррупцию. В итоге данные организации не решают никаких проблем, а просто существуют за счет государственных средств. Поэтому, скорее, в условиях тех, стран, где коррупция появляется с разрешения государства, институты гражданского общества должны создаваться ему в противовес.

Также нужно отметить, что роль гражданского общества в борьбе с коррупцией также заключается в помощи государству, которое действительно борется с взяточничеством и хищениями. Например, статистика показывает, что если россиянам для получения тех или иных результатов требуется дать взятку, то 47 % респондентов соглашались преступить закон. Это означает, что задачи гражданского общества не просто отдельными группами людей создавать организации для активного противодействия коррупции, но и заниматься просвещением, образовательной деятельностью, для того, чтобы у всего населения была четкая антикоррупционная политика.

Сейчас и на национальном и на региональных и на мировом уровне существует множество законов, которые устанавливают наказание за коррупцию. Если будет много людей, готовых сидеть и, допустим, мониторить госзакупки, а потом “давить на власть общественным мнением” и найдя факты хищения не оставлять дело на попечительство властей, а следить за расследованием, то уровень коррупции существенно понизится. Но главное, что для этого необходимо — это небезразличное к проблеме коррупции общество, готовое регулярно задавать неудобные для власти и правоохранителей вопросы, требовать результатов и доведения расследований до конца. Если задающих вопросы будет не 20–30 человек, а критическое количество, ситуация с коррупцией кардинально изменится.

Успех борьбы против коррупции будет зависеть от того, сумеет ли гражданское общество активнее заниматься этими проблемами, будет ли оно обладать достаточным техническим потенциалом, финансовым ресурсами и доступом к информации, и будет ли ему обеспечено политическое пространство, необходимое для выполнения этой важнейшей роли по надзору и защите прав.

В конце октября 2003 года Генеральная Ассамблея ООН приняла Конвенцию Организации Объединенных Наций против коррупции, которая вступила в силу в декабре 2005-го. Россия присоединилась к этой конвенции в 2006 году. Однако 20ая статья данной конвенции ратифицирована не была. Данная статья посвящена незаконному обогащению, т. е. каждый чиновник должен объяснять происхождение своих доходов. Отказ от принятия данной статьи был объяснен тем, что придется переделывать множество законов, а на это уйдет слишком много времени. Однако данная конвенция представляет интерес и с другой стороны. Год назад российская несистемная оппозиция взялась за раскручивание этого проекта. Они начали проводить различные акции и в интернете и за его пределами, для того, чтобы рассказать людям о том, что это за статья и почему ее не хотят принимать. Борцы за ратификацию 20ой статьи конвенции предлагали ввести уголовное наказание для тех чиновников, у которых имеющиеся активы значительно превышали получаемые ими доходы.

Данное предложение было оформлено на сайте Российской общественной инициативы (РОИ). Данная инициатива за полгода набрала порядка 20 тысяч голосов. Даже учитывая, что не все население сидит в интернете, такой результат голосования является очень низким. Возникает вопрос: если все опросы и исследования однозначно показывают, что россияне считают, что коррупция во власти есть, и с ней необходимо бороться, то почему такой низкий процент голосования за инициативу, которая может реально побороться с коррупцией. Возможно два варианта ответа на данный вопрос. Первый — никто просто не верит в то, что эта инициатива может что- то изменить. Второе- люди в принципе не привыкли к подобным проявлениям гражданской активности.

82 миллиона Россиян пользуются интернетом. Для того, чтобы проект представленный на РОИ, был рассмотрен в Государственной думе необходимо 100 тысяч голосов, что составляет примерно 1 % от людей, пользующихся интернетом. Если, как показывает практика, борьбу с коррупцией поддерживает минимум 60 %, то почему не набралось и 1 %? Ответом является неразвитость гражданского общества. Невозможно сказать, как бы отреагировало Федеральное собрание, если бы за инициативу проголосовало 30 миллионов человек. Но вряд ли они смогли бы ее так легко отвергнуть. Так в чем проблема, если есть эти условные 30 миллионов, которые против коррупции, есть механизм общения этих 30 миллионов с властью, так почему же они не голосуют? Невозможно дать точный ответ на этот вопрос, но, по моему мнению, он кроется как раз в неразвитости гражданского общества.

Подытожив вышесказанное можно прийти к выводу, что люди как порождают коррупцию в ряде случаев, так и способны бороться с ней. Для того, чтобы была система противостояния людей и хищения чиновниками, необходимо гражданское общество. Его организация — это сложный процесс, потому, что его создание означает сложные институциональные преобразования. Сформированное гражданское общество, во- первых, само не будет поощрять коррупцию, во — вторых, будет упорно с ней бороться. Власть может бороться с коррупцией, а может и нет, все зависит от того, что ей выгодно. Но людям, живущим в стране, коррупция не будет выгодна никогда и именно поэтому они должны стремиться делать все, чтобы с ней бороться. Поэтому, на мой взгляд, основная проблема России заключается не в госслужащих, которые воруют, так как это вполне естественно и объясняемо, а проблема в людях, которые все понимают, но вместе с тем не хотят приложить даже минимальные усилия для того, чтобы хоть что- то изменить.

Литература:

  1. Обществознание http://humanitar.ru/page/bilet_number13
  2. Основы права http://bibliotekar.ru/osnovy-prava-1/102.htm
  3. Антикоррупционный журнал http://askjournal.ru/materialy/item/grazhdanskoe-obshchestvo-protiv-korruptsii-idei-i-vozmozhnosti
  4. II DIGITAL http://iipdigital.usembassy.gov/
  5. Российская общественная инициатива https://www.roi.ru/397/

Роль гражданского общества в противодействии коррупции обсудили в Общественной палате РД

Роль гражданского общества в противодействии коррупции обсудили в Общественной палате РД 17 декабря совместно с ДРОО «Поддержка курса Главы РД».

Открывая заседание, председатель Общественной палаты РД Абдухалим Мачаев отметил, что противодействие коррупции — важнейшая задача государства и общества.Коррупция является одной из самых горячих тем во всех странах мира. «Люди реально понимают, что для государства в нынешней ситуации опасен не столько внешний враг, сколько внутренний, демонтирующий экономику, мораль и нравственность. Коррупция разъедает общество изнутри, выступает как одна из самых тревожных угроз безопасности», — сказал председатель палаты.

— Взаимодействие государства и общества на основе взаимного доверия, ответственности и партнерства, формирование в обществе антикоррупционного мировоззрения и правового сознания позволят искоренить такое социальное зло, как коррупция, — начал свое выступление зам. председателя Комиссии ОП РД по обеспечению общественного контроля, осуществлению экспертной деятельности Тагир Магомедов.

Важно отметить, что в государствах с развитым гражданским обществом нетерпимость к коррупции гораздо выше, чем в других, таким образом, отсутствие конфронтации интересов государства и института гражданского общества является показателем эффективности государственного управления.

Как отметил Тагир Магомедов, общественный контроль необходим как превентивная мера по профилактике коррупционных действий. Весьма необходимым элементом общественного контроля в таких условиях должен быть мониторинг и общественная экспертиза решений и действий органов государственной и муниципальной власти и их должностных лиц.

Кроме того, необходимо включить представителей институтов гражданского общества в состав комиссий по урегулированию конфликта интересов, созданных в государственных структурах.

«Однако для нас характерна особенность, заключенная в отчуждении большинства населения от активного участия в решении общих проблем, в связи с чем деятельность НКО должна быть направлена и на корректировку системы ценностей, изменение общественной культуры», — заключил Магомедов.

— В целях взаимодействия по борьбе с коррупцией ДРОО «Поддержка курса Главы РД» заключены соглашения почти со всеми министерствами, ведомствами и муниципальными образованиями республики. Активисты нашей общественной организации входят в состав комиссий противодействия коррупции министерств и ведомств РД, — сообщил председатель правления ДРОО «Поддержка курса Главы РД» Ахмед Абдуразаков.

По словам Абдуразакова, создание сильного института гражданского общества — это процесс долгий, он должен иметь постоянный характер, при этом быть гибким и иметь тенденцию к постоянному расширению, включению все большего числа людей в общественную жизнь, тем самым повышая уровень удовлетворенности своим положением, повышая уровень жизни в целом каждого социально активного члена общества.

По мнению председателя Комиссии ОП РД по обеспечению общественного контроля, осуществлению экспертной деятельности Наби Ахадова факторами, способствующими коррупции являются:

— назначаемость судей, приведшей к зависимости судебной системы от исполнительной и представительной власти;

— монополизм одной партии, отсутствие реальной оппозиции и конкуренции в политической среде;

— наличие конфликта интересов во всех структурах власти, также и в религиозных (культовых) организациях и объединениях;

— слабость гражданского общества, отсутствие системы эффективного общественного контроля за деятельностью органов исполнительной власти и местного самоуправления;

-исключение влияния граждан на процесс формирования власти, отсутствие эффективных механизмов учета общественного мнения при выработке решений органами государственной власти и местного самоуправления в сфере противодействия коррупции;

— отсутствие эффективного парламентского контроля за деятельностью правоохранительных органов и структур, не подотчетность их местному самоуправлению;

— отсутствие эффективной системы проверки достоверности деклараций государственных и муниципальных служащих.

Начальник отдела Управления Администрации Главы и Правительства РД по вопросам противодействия коррупции Алибек Гасанов отметил, что необходимо активизировать работу общественных организаций в противодействии коррупции. «Всех призываю перестать молчать. Основанием для нашей проверки является любое ваше обращение о коррупционных фактах. Мы принимаем меры по каждому из них, отвечаем на все письма», — заверил Гасанов.

По итогам обсуждения участники круглого стола приняли резолюцию, согласно которой наиболее важными направлениями деятельности по профилактике, предупреждению и противодействию коррупции являются:

— обеспечение открытости и публичности деятельности исполнительных органов государственной власти и органов местного самоуправления муниципальных образований Республики Дагестан;

— широкое вовлечение жителей региона и представителей институтов гражданского общества в эту деятельность;

— привлечение внимания общественности к проблеме коррупции, формированию антикоррупционного мировоззрения граждан и воспитанию у граждан нетерпимого отношения к коррупционному поведению.

Продолжить совместную работу Правительства Республики Дагестан, органов местного самоуправления муниципальных образований Республики Дагестан, Общественной палаты, Уполномоченного по противодействию коррупции в Республике Дагестан, прокуратуры Республики Дагестан, УМВД России по Республике Дагестан по взаимодействию в сфере противодействия коррупции.

Поддержать предложение Главы Республики Дагестан Васильева В.А. о проведении глубокого социологического исследования среди населения с целью выяснения ситуации о масштабах коррупции в Республике Дагестан.

Министерствам и ведомствам, а также муниципальным образованиям РД:

1. Дополнить официальные сайты организаций информационными разделами: «Антикоррупционная деятельность», «Внебюджетные денежные средства, поступившие в организацию»;

— обеспечить возможность посетителей сайтов анонимно сообщать о фактах коррупции.

2. Организовать внедрение в организациях практики раскрытия на их официальных сайтах следующей информации:

— о движении (поступлении и расходовании с указанием целей и затрат) привлечённых организациями внебюджетных средств;

— о суммах и назначении средств, выделяемых из бюджетов всех уровней Российской Федерации.

3. Организовать разработку руководителями министерств и ведомств, а также муниципальных образований планов по противодействию коррупции. Данные планы опубликовать на сайтах.

5. Разработать систему антикоррупционного просвещения, обеспечивающую регулярное информирование общественности о мерах и результатах борьбы с коррупцией.

6. Использовать современные формы работы с молодёжью по формированию нетерпимого отношения к проявлениям коррупции.

Руководителям телевизионных, печатных и электронных СМИ систематически проводить информационные компании антикоррупционной направленности, создавать и размещать информационно-разъяснительные и информационно-имиджевые материалы, создающие в обществе атмосферу нетерпимости в отношении коррупции во всех её проявлениях.

Руководителям исполнительных органов государственной власти и органов местного самоуправления муниципальных образований Республики Дагестан разработать систему государственной поддержки всех общественных институтов, осуществляющих деятельность в сфере профилактики коррупции; использовать для активизации обратной связи с населением возможности личных каналов в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет».

Совету ректоров вузов Республики Дагестан:

1. Рассмотреть вопрос о создании при Совете ректоров Комиссии по противодействию коррупции; утверждённое положение о Комиссии по противодействию коррупции опубликовать на сайтах вузов.

2. Рассмотреть вопрос и оказать содействие создании в вузах студенческих антикоррупционных комиссий;

3. Принять меры по сокращению коррупционных проявлений при проведении зачётно-экзаменационных сессий.

4. Рассмотреть вопрос о создании на сайтах вузов разделов, посвящённых вопросам антикоррупционной деятельности. Обеспечить возможность посетителям сайтов анонимно сообщать о фактах коррупции.

Жителям республики беспощадно бороться с проявлениями коррупции, незамедлительно информировать о фактах злоупотребления со стороны чиновников любого уровня, консолидировать усилия в борьбе с данным социальным злом.

> Понятие, содержание и причины возникновения коррупции и возникновение коррупции в России

Понятие коррупции

Слово коррупция сложилось из сочетания латинских слов согеi — несколько участников в обязательном правоотношении по поводу единственного предмета спора и rumреге — нарушить что-либо, в частности, рассматривается нарушение индивидами сложившихся этических норм для получения выгоды. Как социально-негативное явление в обществе коррупция известна давно.

По Никколо Макиавелли, коррупция — это использование публичных возможностей в личных интересах.

Данное понятие по-разному раскрывается и в словарях и энциклопедиях. В частности, в Словаре русского языка коррупция определяется как подкуп взятками, продажность должностных лиц, политических деятелей.

В Политическом словаре понятие коррупция — обозначает разложение экономической и политической систем в государстве, выражающееся в продажности должностных лиц и общественных деятелей.

В политике понятие коррупция используется для характеристики морального состояния общества в целом. В этом контексте коррупция рассматривается как социальная болезнь, преграда на пути экономического прогресса или угроза легитимной политике, обусловленная доступом к власти преступных элементов.

В Большой советской энциклопедии слово коррупция толкуется как прямое использование должностным лицом прав, предоставленных ему по должности, в целях личного обогащения, а также подкуп должностных лиц, их продажность.

В науке также нет единого понимания феномена коррупции.

М. Вебер ввел функциональный подход к исследованию коррупции. Он сделал вывод о функциональности и приемлемости коррупции при условии, что она усиливает позицию элит, гарантирующих ускорение происходящих в обществе изменений. Согласно воззрениям сторонников такого подхода, выполнив свои политические и экономические функции, коррупция исчезает. Экономические функции коррупции сводятся к стимулированию инвестиций и предпринимательства за счет устранения или снижения бюрократических препятствий. Другой сторонник функционального подхода — Г. Мюрдаль, наоборот, признает негативную сторону коррупции. По его мнению, она является препятствием для модернизации общества и его развития.

Сторонники институционального подхода (С. Хантингтон, Я. Тарковски) исследуя модернизацию развивающихся стран, видят в коррупции единственное средство постепенного создания институтов, необходимых для демократического развития общества. По их мнению, индустриализация создает новые источники богатства и власти, а также социальные и политические требования, которые постоянно меняются. Эти трансформации не позволяют осуществлять политическую институционализацию. Следовательно, по их утверждению, коррупция является не результатом отклонения поведения от норм, а несоответствием между нормами и устанавливающимися моделями поведения».

Определенный вклад в дело прояснения феномена коррупции внес итальянский ученый Д. Делла Порта, который ввел понятие политический бизнесмен. Он приходит к выводу, что в настоящее время расширение коррупции обусловлено кризисом традиционных политических партий, в результате которого происходит понижение барьеров нелегального поведения, а также замещение политического класса, руководствовавшегося преимущественно идеологией, индивидами, рассматривающими политику прежде всего как бизнес.

Среди нелиберальных теорий следует назвать теорию поручения, теорию прав собственности и теорию общественного выбора. Сторонники теории общественного выбора строят модель коррупционного рынка, опираясь на теории поиска ренты и поручения, и рассматривают коррупцию как особую форму ренты. Они объясняют индивидуальные неблаговидные действия стремлением индивида к достижению главной цели — максимализации благосостояния в мире ограниченных ресурсов. При этом ни моральные соображения, ни общественное давление не оказывают никакого влияния на его поведение, а единственным существенным фактором является страх наказания.

Американский ученый С. Рауз-Аккерман подразделяет коррупцию на политическую, связанную с процессом принятия закона, и на административную, обусловленную их применением. Ученый отмечает, что для предотвращения коррупции должна применяться система адекватных наказаний: наказание для фирмы должно соотноситься с размером ее прибыли, а для бюрократов — с размером полученной взятки. По его мнению, эффективность антикоррупционной политики определяется не только тяжестью санкций, но и структурой рынка фирм, организованными формами администрации, а также точностью распоряжений правительств.

Пытаясь разобраться в многообразии формулировок коррупции, многие исследователи предлагают различные схемы классификации существующих определений. Так, профессор Ж. Картье-Брессон разделяет все используемые в социальных науках термины на три категории.

В первую входят определения, опирающиеся на понятие обязанностей администрации; во вторую — на понятие общественного интереса; в третью включаются экономические определения, базирующиеся на неолиберальных макроэкономических теориях.

М. Джонстон выделяет три группы определений коррупции: бихевиористские, основывающиеся на объективных или субъективных критериях; вписывающиеся в модель шеф — агент — клиент и неоклассические.

В соответствии с бихевиористским определением коррупция — это злоупотребление общественной должностью, полномочиями или ресурсами в целях получения личной выгоды. В связи с этим возникает вопрос о поиске объективных критериев для определения понятий злоупотребление, общественное и личное. Сторонники этого направления (т.е. бихевиористского) ссылаются либо на то, что такие критерии содержатся в конкретных законах или инструкциях, либо на понятие общественный интерес. В качестве одного из способов оценки масштабов коррупции они предлагают критерии, связанные с общественным мнением или культурными нормами и стандартами, т.е. пытаются исходить из того, в какой степени тот или иной акт коррупции вызывает реакцию общества или отдельных его слоев.

Большинство из имеющихся объективных определений коррупции концентрируется вокруг одной из трех категорий: бюрократический аппарат, рынок и общественный интерес. Примером определения первой категории служит толкование коррупции, предложенное Дж.С. Наемом: Коррупция — это поведение, отклоняющееся от того, которое предписано должностному лицу имеющимися правилами, и обусловленное желанием получить материальные или статусные преимущества для себя, своей семьи или связанной с собой узкой группы лиц, а также нарушающие ограничения на вмешательство по личным мотивам в отправление должностных функций.

К определениям, ориентированным на специфику рыночного механизма, относится формулировка, предложенная Дж. Ван Клавереном, писавшим, что коррумпированный чиновник рассматривает свою службу как частное предприятие, прибыльность которого следует максимально повысить. Должность становится, таким образом, орудием извлечения максимальной прибыли. Ее размеры зависят от рыночной конъюнктуры и его (чиновника) способностей найти оптимальную точку на кривой общественного спроса.

К бихевиористским определениям, основанным на понятии общественный интерес, относится, например, определение А. Рогоу и Д. Лассвелла, которые пишут, что акт коррупции нарушает ответственность по отношению к системе общественного или гражданского порядка и, следовательно, разрушителен для этих систем. Поскольку для последних общественный интерес выше частного, нарушение общественного интереса для извлечения личной выгоды представляет собой акт коррупции.

Определения коррупции, опирающиеся на схему шеф — агент — клиент, концентрируют внимание не на предварительном составлении каталога коррупционных нарушений, а дают ей косвенное толкование через анализ внутренних взаимодействий бюрократического аппарата. Здесь чиновник, исполняющий оперативные функции (агент), фигурирует не сам по себе, а в системе рабочих отношений между лицом, облеченным властными полномочиями (шефом), и частным лицом, с которым он общается (клиент).

Одно из первых определений коррупции в рамках модели шеф — агент — клиент принадлежит Э.К. Бэнфилду, считающему, что коррупция становится возможной, когда существуют три типа экономических агентов: уполномоченный, уполномочивающий и третье лицо, доходы и потери которого зависят от уполномоченного. Уполномоченный подвержен коррупции в той мере, в какой он может скрыть коррупцию от уполномочивающего. Он становится коррумпированным, когда приносит интересы уполномочивающего в жертву собственным, нарушая при этом закон.

Однако хотя определения, опирающиеся на эту модель, достаточно полно описывают коррупцию в бюрократической среде, они практически неприменимы к формам коррупции, выходящим за ее рамки (коррупция в рыночном обращении, блат). В неоклассическом варианте коррупция определяется как злоупотребление такого рода, которое воспринимается в этом качестве на основании нормативов правового и общественного характера, составляющих систему общественного порядка.

В докладе межрегионального семинара по коррупции в правительстве, организованного ООН в 1989 г., коррупция определяется как злоупотребление государственной властью и полномочиями в целях получения личной и групповой выгоды В отчете Всемирного банка, посвященном роли государства в современном мире, коррупция определяется как злоупотребление государственной властью ради личной выгоды.

В проекте Закона РФ О борьбе с коррупцией, под правонарушениями, связанными с коррупцией, понимается противоправное деяние, совершенное лицом, обеспечивающим исполнение полномочий государственного органа или полномочий органа местного самоуправления, либо приравненным к нему лицом, заключающееся в незаконном получении материальных благ и преимуществ с использованием своего должностного положения или статуса органа (учреждения), в котором оно замещает государственную должность Российской Федерации, государственную должность субъекта Российской Федерации, выборную муниципальную должность, должность государственной или муниципальной службы, либо статуса иных органов (учреждений).

Анализ международно-правовых актов показывает, что коррупция выходит за пределы взяточничества. Данное понятие включает в себя и взяточничество, и покровительство на основе личных связей, и незаконное присвоение государственных средств для личного использования.

В рамках Совета Европы принято более широкое понятие коррупции. Коррупция представляет собой взяточничество и любое другое поведение лиц, которым поручено выполнение определенных обязанностей в государственном или частном секторе и которое ведет к нарушению обязанностей, возложенных на них по статусу государственного должностного лица, частного сотрудника, независимого агента, или иного рода отношений. Другими словами, субъектом коррупционных деяний может быть не только должностное лицо. Понятие охватывает и лиц, занятых в частном секторе.

Несмотря на вполне объяснимое отсутствие надежных статистических данных о масштабах коррупции и какого-либо базового эталона, позволяющего их точно измерить, большинство аналитиков отмечают ее резкий рост в последние два десятилетия.

Различают верхушечную и низовую коррупцию. Первая охватывает политиков, высшее и среднее чиновничество и сопряжена с принятием решений, имеющих высокую цену (формулы законов, госзаказы, изменение форм собственности и т.п.). Вторая распространена на среднем и низшем уровнях, и связана с постоянным, рутинным взаимодействием чиновников и граждан (штрафы, регистрации и т.п.).