Этническая преступность в России

Уголовно-правовая статистика в криминологических исследованиях этнической преступности Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

ВОПРОСЫ УПРАВЛЕНИЯ

УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ СТАТИСТИКА В КРИМИНОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЯХ ЭТНИЧЕСКОЙ ПРЕСТУПНОСТИ

Кузьмина Н.В.

кандидат юридических наук, доцент, доцент кафедры уголовного права, процесса и криминалистики юридического факультета, Костромской государственный технологический университет (Россия), 156011, Россия, г.Кострома, ул. Малышковская, 4, crimelaw.@kstu.edu.ru

УДК 343.9

ББК 67.408.1

Цель: исследование направлено на выявление слабых сторон порядка учета в уголовно-правовой статистике преступлений, совершенных по мотиву политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды, либо мотиву ненависти и вражды в отношении какой-либо социальной группы.

Методы: исследование основано на использовании статистических группировок, анализе криминологических показателей этнической преступности, правовом анализе материалов уголовных дел и обзоров судебной практики.

Результаты и область применения: в настоящее время криминологический анализ этнической преступности возможно проводить по перечням преступлений экстремистской направленности и преступлений террористического характера в соответствие с Приложением к указанию Генеральной прокуратуры Российской Федерации и Министерства внутренних дел Российской Федерации от 11.09.2013 N 387-11/2. В результате изучения было выявлено, что указанные перечни не обоснованы и отражают преступления этнического характера лишь частично. В статистике представлено общее число преступлений экстремистской или террористической направленности без определения структурного соотношения тех или иных конкретных видов преступлений (составов). Другие преступления, образующие криминологическое явление этнической преступности, в данные перечни не попадают. Во многих случаях не ясна реальная квалификация преступления, т.к. в юридической практике возникают большие трудности при квалификации преступлений экстремистской направленности. В итоге из анализа уголовной статистики становится неясным, каким оказался результат расследования преступлений и какой приговор вынес суд.

Научная новизна: в исследовании выявлено, что существующая система формирования уголовно-правовой статистики об этнической преступности не отвечает требованиям научности. Для более полного и объективного отражения рассматриваемых преступлений в статистике предлагается внести некоторые изменения в Уголовный кодекс РФ и изменить сам порядок их учета.

Ключевые слова: уголовно-правовая статистика, перечень преступлений, экстремизм, терроризм, этническая преступность, ненависть, кровная месть, криминологический показатель, статистический отчет.

Kuzmina N.V.

CRIMINAL LAW STATISTICS IN ETHNIC CRIME CRIMINOLOGICAL RESEARCH

И МЕСТНОЕ САМОУПРАВЛЕНИЕ Кузьмина Н.В.

Криминологам хорошо известно, что в современных условиях уголовная статистика не учитывает целый ряд криминологических явлений. Например, профессиональную преступность приходится изучать по основным статистическим показателям рецидивной преступности. Большие трудности возникают при изучении этнической преступности. Приходится констатировать, что, исходя из данных статистики, нельзя в полной мере представить криминологическую картину преступлений, совершаемых по мотиву политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды, либо мотиву ненависти и вражды в отношении какой-либо социальной группы.

Этническая преступность — это весьма сложное криминологическое явление, которое не охватывается каким-либо определенным перечнем составов преступлений, предусмотренных Уголовным кодексом РФ. К этнической преступности следует отнести терроризм, преступления экстремистской направленности, преступления против личности, экономические преступления и преступления против государственной власти, совершаемые, как правило, организованными этническими преступными группами. Исходя из анализа правоприменительной практики, можно сделать вывод, что любое преступление может быть совершено по мотиву ненависти или розни.

В целом, этническую преступность можно определить как массовое, исторически изменчивое, социально-правовое, антиобщественное явление, слагающееся из совокупности действий, запрещенных уголовным законом (преступлений), совершаемых на определенной территории в тот или иной период времени по линии этнической общности . При выяснении содержания понятия «этническая преступность» следует учитывать абсолютно правильный, на наш взгляд, подход М.П. Клейменова, который считает, что «во-первых, … «этническая преступность» — условный (операциональный) термин, охватывающий криминологическую реальность, которая связана с этническим фактором и проявляется в механизме преступной деятельности, в формировании криминальных объединений, непосредственно в совершении преступлений. Иными словами, эта дефиниция ни в коем случае не утверждает наличия криминального этноса, генетически

«запрограммированного» на совершение преступлений, но указывает на гипотетическое существование корреляций (положительных и отрицательных) между этническими признаками и преступным поведением. Ключевыми здесь являются особенности этнической криминальной психологии.

Во-вторых, понятие этнической преступности фиксирует противоречия во взаимоотношениях между представителями различных этносов, которые реализуются в криминальной форме, например, в виде массовых беспорядков, погромов, поджогов и т.п.

В-третьих, этническая преступность выражает патологию отношений внутри этноса, когда жертвами преступлений становятся соплеменники правонаруши-телей».

Этническая преступность как криминологическое явление не находит своего полного отражения в уголовно-правовой статистике. Характеристика состояния преступности в Российской Федерации за январь — декабрь 2013 года, представленная МВД РФ, показывает лишь отдельные проявления этнической преступности.

В январе — декабре 2013 года органами внутренних дел рассмотрено 28,35 млн. заявлений (сообщений) о преступлениях, об административных правонарушениях, о происшествиях, что на 7,5% больше, чем за двенадцать месяцев 2012 года. Организованными группами или преступными сообществами совершено 16,6 тыс. тяжких и особо тяжких преступлений (-4,3%), их удельный вес в общем числе расследованных преступлений этих категорий остался на уровне аналогичного периода прошлого года (5,7%).

Становится неясным, каков структурный состав этих групп и сообществ, есть ли среди них группы, сформированные по этническому признаку?

Иностранными гражданами и лицами без гражданства на территории Российской Федерации совершено 47 тыс. преступлений, что на 10,2% больше, чем за январь — декабрь 2012 года, в том числе гражданами государств-участников СНГ — 40,3 тыс. преступлений (+8,0%), их удельный вес составил 85,8%.

В январе — декабре 2013 года субъектами учета преступлений выявлено 661 преступление террористического характера, 896 преступления экстремистской

ГОСУДАРСТВЕННОЕ УПРАВЛЕНИЕ И МЕСТНОЕ САМОУПРАВЛЕНИЕ Кузьмина Н.В.

направленности. Предварительно расследованы субъектами учета 454 преступления террористического характера, 743 преступления экстремистской направленности^].

Какие выводы можно сделать, анализируя указанные статистические показатели? Насколько объективно отражены в статистике преступления, совершаемые по линии этнической общности?

В этническую преступность в криминологическом контексте, как уже подчеркивалось, целесообразно включать целый ряд предусмотренных статьями Особенной части УК РФ преступлений, которые совершенны по мотиву политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды, либо мотиву ненависти и вражды в отношении какой-либо социальной группы. В настоящее время ряд статей УК РФ имеет квалифицирующий признак, который отображает именно совершение преступления по данному мотиву (убийство, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, хулиганство и др.).

Однако законодатель пока еще не дополнил другие статьи квалифицирующими признаками, указывающими на мотивы политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды, либо мотивы ненависти и вражды в отношении какой-либо социальной группы. По мнению некоторых ученых, данным признаком следует дополнить следующие статьи Уголовного кодекса РФ: ст. 110 УК РФ (доведение до самоубийства); ст. 125 УК РФ (оставление в опасности); ст. 126 УК РФ (похищение человека); ст. 127 УК РФ (незаконное лишение свободы); ст. 128.1 УК РФ (клевета); ст. 131 УК РФ (изнасилование); 132 УК РФ (насильственные действии сексуального характера); 167 УК РФ (умышленное уничтожение или повреждение имущества); ст. 243 УК РФ (уничтожение или повреждение объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации, включенных в единый государственный реестр объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации, выявленных объектов культурного наследия, природных комплексов, объектов, взятых под охрану государства, или культурных ценностей); ст. 277 УК РФ (посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля).

В уголовную статистику все эти преступления не попадают даже как экстремистские преступления, а проходят по другим перечням преступлений.

Следует отметить, что в 2013 году изменился порядок учета преступлений исходя из принятия новых перечней статей Уголовного кодекса Российской Федерации, используемых при формировании форм статистической отчетности .

Данные перечни представляются не до конца

продуманными. В соответствие с Перечнем №20 преступлений экстремистской направленности, к таковым отнесен достаточно ограниченный круг преступлений.

Без дополнительных условий сюда отнесены преступления, предусмотренные п. «е» ч. 2 ст. 111, п. «е» ч. 2 ст. 112, п. «б» ч. 2 ст. 115, п. «б» ч. 2 ст. 116, п. «з» ч. 2 ст. 117, ч. 2 ст. 119, п. «б» ч. 1 ст. 213, ст. 280, 282, 282.1, 282.2, 357 УК РФ. С дополнительным условием (при возбуждении уголовного дела, начиная с 12.08.2007 года и позднее) к экстремистским отнесено убийство, совершенное по п. «л» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

К экстремистским преступлениям деяние также может быть отнесено в том случае, если в статистической карточке присутствует дополнительная отметка о совершении преступления по мотивам ненависти либо вражды идеологической, политической, расовой, национальной, религиозной, в отношении какой-либо социальной группы и зависит от даты возбуждения уголовного дела, а именно: п. «л» ч. 2 ст. 105 (возбуждение уголовного дела до 12.08.2007 года), ст. 141 (при возбуждении уголовного дела, начиная с 12.08.2007 года и позднее), ст. 142 (при возбуждении уголовного дела, начиная с 12.08.2007 года и позднее), ст. 142.1 (при возбуждении уголовного дела, начиная с 12.08.2007 года и позднее), ч. 4 ст. 150 (при возбуждении уголовного дела, начиная с 12.08.2007 года и позднее), ст. 213 (возбуждение уголовного дела до 12.08.2007 года), ст. 214 (возбуждение уголовного дела до 01.06.2007 года), ст. 278 (при возбуждении уголовного дела, начиная с 12.08.2007 года и позднее), ст. 279 УК РФ (при возбуждении уголовного дела, начиная с 12.08.2007 года и позднее).

Перечень № 20 преступлений экстремистской направленности не включает убийство, совершенное по мотиву кровной мести (п. «е.1» ч.2 ст. 105 УК РФ). Данное положение дел выглядит полностью не обоснованным.

Сегодня мотив кровной мести выделен в отдельный квалифицирующий признак убийства. Тем самым подчеркивается особая общественная опасность данного внеправового обычая. Ненависть и вражда являются теми существенными признаками, которые присущи именно экстремистским преступлениям в соответствие с примечанием 2 ст. 282.1 УК РФ, а также исходя из философско-правовых и иных теоретических подходов к пониманию экстремизма. Месть, на наш взгляд, является одним из проявлений ненависти или вражды, и в целом носит экстремистский характер. Подчеркнем, что до настоящего времени не выработано единого научно-обоснованного определения понятия «кровная месть». Это затрудняет понимание законодателем и правоприменителем сущности данного «внеправового обычая», и соответственно его отображения в стати-

И МЕСТНОЕ САМОУПРАВЛЕНИЕ Кузьмина Н.В.

стике.

Кровная месть — обычай, сложившийся при родовом строе как универсальное средство защиты рода. В отдельных современных энциклопедических словарях отмечается, что кровная месть состоит в обязанности родственников убитого отомстить убийце или его родным .

Кровная месть и вообще нанесение ответного ущерба на ранней стадии исторического развития общества было суровой необходимостью. Ведь когда община теряла человека, то изменялось соотношение сил в пользу той, члены которой совершили убийство. Если оставить убийство безнаказанным, то это откроет дорогу для новых такого же рода действий, что, в конце концов, может привести к гибели общины, не нашедшей силы для ответного удара.

Хотя кровная месть имеет древние истоки, этот обычай сохранился до наших дней. До сих пор убийства, совершаемые по мотиву кровной мести, встречаются во многих странах, например, в Греции, Албании, Сербии, Италии, на Корсике, Японии, Йемене. Этот древний обычай общинно-родового строя бытует на территории Туркмении, Таджикистана, Киргизии, Казахстана, Грузии, Абхазии, Азербайджана. Как показало изучение судебно-следственной практики, случаи убийств по мотиву кровной мести сохранились и на территории России, преимущественно среди народов Северного Кавказа: Адыгеи, Дагестана, Ингушетии, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии, Северной Осетии, Чечни.

В качестве яркого примера можно привести Дагестан. По данным МВД Республики Дагестан в современный период количество убийств и ранений в Дагестане, совершенных на почве кровной мести, превысило дореволюционный период и составило 1015 процентов от общего числа зарегистрированных в Республике Дагестан преступлений.

На древний обычай кровомщения (например, туркменский, дагестанский, чеченский, ингушский) оказал большое влияние шариат.

Считается, что по шариату право на кровомще-ние дается ближайшим наследникам, как умышленно убитого человека, так и такого, смерть которого последовала от умышленно нанесенных ран. Однако, исследователи шариата, опираясь на Коран, считают, что Священное писание не поощряет кровную месть .

Объектом кровомщения по шариату может быть только настоящий убийца (туркменский обычай в этом случае отступает от шариата: у туркмен убивали родственников убийцы и даже одноплеменников), а потому, если убийство совершено по подкупу, отвечает не подкупивший, а учинивший убийство. Считалось, что кровомщение по шариату может иметь место, если

убийца: а) совершеннолетний, б) в полном присутствии разума и в) умышленно совершил убийство или поранение. За увечье частей тела имеющему право на кровомщение шариатом разрешается произвести увечье в равной степени по длине, ширине и глубине причиненного увечья, но не более.

По шариату кровомщение не может быть совершено имеющим на то право самовольно; для этого требуется разрешение муфтия — высшего духовного лица, начальника казиев.

Шариатом установлено вознаграждение на тот предмет, если бы имеющий право за убийство или членовредительство на кровомщение взамен этого захотел получить вознаграждение.

Сегодня наблюдается трансформация обычая «кровной мести». Так, если первоначально объектом кровной мести на Кавказе являлись те лица, на ком «лежит кровь рода», то позднее кровомщение стало ответной мерой на оскорбление женщины, захват земли, тяжкое оскорбление словом или действием. Теперь кровомщение распространяется и на лиц, свидетельствующих против преступников, в частности, на участников организованных преступных групп, сотрудничающих с правоохранительными органами или отказавших в предоставлении помощи преступной группировке, выплате «дани» и т.п.

Х.М. Мусаева, в своем исследовании отмечает совершение насильственных действий, носящих характер мести, в отношении конкретных государственных и общественных деятелей. В частности, 27 августа 2003 г. в результате взрыва в автомобиле был убит министр по национальной политике, информации и внешним связям Республики Дагестан Магомед-Салих Гусаев. Основным мотивом убийства считается месть ваххабитов, поскольку погибший был одним из идеологов борьбы с ваххабизмом и постоянно заявлял о необходимости искоренения этой разновидности террористов. Еще одним примером является убийство в начале сентября 2002 г. начальника 6-го управления по борьбе с экстремизмом и уголовным терроризмом МВД Дагестана Ахбердилава Акилова. Основной версией убийства является кровная месть ваххабитов.

Следует особо подчеркнуть, что в настоящее время в районах распространения ислама в Российской Федерации сохраняется ряд норм адатов (адат — обычное право у мусульман в противоположность религиозному праву — шариату), выступающих формой взаимодействия местных обычаев с предписаниями шариата. Некоторые такие нормы (например, предусматривающие кровную месть, захват имущества в обеспечение долга или допускающие полигамию) противоречат действующему законодательству РФ. В отдельных районах Северного Кавказа (например, в Ингушетии и Чечне) обсуждается возможность законодательного за-

И МЕСТНОЕ САМОУПРАВЛЕНИЕ Кузьмина Н.В.

крепления отдельных положений адатов.

Активизацию обычая кровной мести ряд авторов называют причиной возможных будущих конфликтов в чеченском обществе в начале XXI вв. По мнению М.М Сайдулаева, внутренний вооруженный конфликт в Чечне с 1994 по 2003 гг. привел к таким жертвам и к таким человеческим трагедиям, несправедливостям, которые стихийно привели к возрождению института «кровной мести».

На основании вышеизложенного считаем, что преступление, предусмотренное п. «е.1» ч.2 ст. 105 УК РФ, следует внести в Перечень № 20 преступлений экстремистской направленности для отражения данных преступлений в уголовно-правовой статистике как экстремистских.

Анализ включенных в Перечень № 22 статей УК РФ, предусматривающих преступления террористического характера, дает основание для признания этого перечня неполным. Кроме заявленных здесь преступлений, непосредственно связанных с террористической деятельностью, следовало бы включить и ст. 210 УК РФ. Анализ материалов уголовных дел свидетельствует о том, что сегодня в значительной степени основой деятельности преступных сообществ является экономика.

За период с января по декабрь 2013 г. всего выявлено 141,2 тыс. преступлений экономической направленности, удельный вес которых в общем числе зарегистрированных преступлений составил 6,4%. Материальный ущерб от указанных преступлений (по оконченным уголовным делам) составил 229,86 млрд руб. Тяжкие и особо тяжкие преступления в общем числе выявленных преступлений экономической направленности составили 57,8%. Подразделениями органов внутренних дел выявлено 130 тыс. преступлений экономической направленности, их удельный вес в общем массиве преступлений экономической направленности составил 92,0% .

По мнению Л.С. Арутюнова, на 2004 г. в России существовало более двух тысяч преступных группировок, созданных по национальному «неславянскому» признаку, т.е. в их состав до 95% входили лица одной национальности (неславянской). Преступления, совершенные членами этих группировок, составляли в 2004 г. около 64 % от общего числа совершенных преступлений. Общая численность этих группировок составляет, по приблизительным оценкам, около 7500 человек .

Таким образом, криминологический анализ этнической преступности, исходя из исходя из Приложения к указанию Генеральной прокуратуры Российской Федерации и Министерства внутренних дел Российской Федерации от 11.09.2013 N 387-11/2, возможно проводить по перечням преступлений экстремистской направленности и преступлений террористического

характера, которые не представляются в полной мере обоснованными и отражают лишь частично преступления, совершенные по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды, либо по мотиву ненависти и вражды в отношении какой-либо социальной группы.

Кроме этого, в статистике представлено лишь общее число преступлений экстремистской или террористической направленности без определения структурного соотношения тех или иных конкретных видов преступлений (составов).

Во многих случаях не ясна реальная квалификация преступления, т.к. в юридической практике возникают большие трудности при квалификации преступлений экстремистской направленности. В итоге из анализа уголовной статистики становится неясным, каким оказался результат расследования преступлений и какой приговор вынес суд.

Существующая система формирования уголовно-правовой статистики об этнической преступности не отвечает требованиям научности. Статистические показатели не дают точного представления о количестве пострадавших от экстремизма, терроризма, этно-экономической преступности, о динамике позитивных (негативных) результатов расследования уголовных дел, а также о реальном результате работы следователей и судов.

Литература:

1. См.: Кузьмина Н.В. Этническая преступность как предмет криминологического и уголовно-правового изучения: вопросы становления теории// Российский следователь. 2010. № 5. С. 25-28.

2. Клейменов М.П. Криминология: учебник. М.: Норма, 2008.

3. Краткая характеристика состояния преступности в Российской Федерации за январь — декабрь 2013 года . URL: http://mvd.ru/ Delj atelnost/staüsücs/reports/item/1609734/ (дата обращения 02.03.2014)

4. Ревина В.В. Экстремизм в российском уголовном праве: автореф. дис…канд юрид. наук. Москва, 2010.

5. Приложение к указанию Генеральной прокуратуры Российской Федерации и Министерства внутренних дел Российской Федерации от 11.09.2013 № 38711/2 . Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

6. Большой энциклопедический словарь (сост. Е.Ю. Сверчков), 2003 . URL: http: //bbs.ogo.ru/book/BESLOV01.HA; http: //bbs.ogo.ru/ book/BESLOV02.HA (дата обращения 02.03.2014)

7. Годовой отчет МВД Республики Дагестан на 1 ян-

И МЕСТНОЕ САМОУПРАВЛЕНИЕ Кузьмина Н.В.

варя 2001 г. // Текущий архив МВД РД (Махачкала, 2000).

8. См.: Сюкияйнен Л.Р. Шариат, обычай, закон: координаты правового бытия российского мусульманина // Человек и право: Книга о Летней школе по юридической антропологии (Звенигород, 22 — 29 мая 1999 г.) /Отв. ред. Н.И. Новикова, В.А. Тиш-ков. М.: Институт этнологии и антропологии РАН, 1999. С. 82-92.

9. Сюкияйнен Л.Р. Мусульманское право. Вопросы теории и практики. М., 1986.

10. Зюков А.М. Кровная месть: внеправовой обычай и государственно-правовая политика. Влади-мир,2009.

11. Сайгитов У Т. Влияние традиций и обычаев на преступность в Республике Дагестан // Журнал российского права. 2004. № 3.

12. Цит. по: Мусаева Х.М. Проблемы борьбы с преступностью на Северном Кавказе: региональный аспект: дис. канд. юр. наук: 12.00.08. М.: РГБ, 2005.

13. Сайдулаев М.М. Чеченский конфликт: истоки, движущие силы, пути урегулирования (этнополитиче-ский аспект): монография. М., 2003.

14. Приложение к указанию Генеральной прокуратуры Российской Федерации и Министерства внутренних дел Российской Федерации от 11.09.2013 # 387-11/2 . Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

15. Краткая характеристика состояния преступности в Российской Федерации за январь — декабрь 2013 года . URL: http://mvd.ru/Del-jatelnost/statistics/reports/item/1609734/ (дата обращения 02.03.2014)

16. Арутюнов Л. С. О некоторых причинах возникновения и развития этнической преступности . URL: http://web. archive.org/ web/20071012011102/http: //kgti.org/dxct8bsifq/up-loads/Arutyunov.pdf. (дата обращения 02.03.2014)

17. См.: Кузьмина Н.В. Установление мотивов при квалификации преступлений экстремистской направленности: проблемы практики правоприменения // Российский следователь. 2010. № 24. С. 18-22.

2. Kleymenov M.P. Criminology: the textbook. М.: Norma, 2008.

item/1609734/ (access date 02.03.2014)

9. Sukiyanen L.R. Muslim law. Theory and Practice. M., 1986.

10. Zukov A.M. Vendetta: extralegal custom and statelegal policy. Vladimir,2009.

13. Saydulaev M.M. ^Chechen conflict: origins, driving forces, ways of resolving (ethno-political aspect): Monograph. M., 2003.

Этнические преступные группировки России. Что мы о них знаем?

В МВД России признают: за последние годы национальные мафии значительно усилили своё влияние и уже пытаются контролировать разные сферы российской экономики. Об этом, в частности, в конце 2013 года заявил замминистра МВД Игорь Зубов. В результате МВД активизировало свою работу по борьбе с этническими организованными преступными группировками, раскрыв в 2014 году вдвое больше совершённых ими преступлений, нежели в 2013-м.

Последним примером стала операция, проведённая в начале июня текущего года столичными полицейскими: с 4 по 10 июня была пресечена деятельность 39 этнических преступных групп, задержано 227 активных членов ОПГ, проведено 446 обысков, в ходе которых изъято 3,5 килограмма наркотических средств и 63 единицы огнестрельного оружия. Тем не менее говорить о победе над национальными ОПГ всё же рано. Преступники существуют в каждой национальности. В статье мы будем обсуждать лишь преступников, предупреждая всех от навешивания ярлыков на порядочных людей вне зависимости от их происхождения. «Наша Версия» составила свой вариант «путеводителя» по российской этнической преступности.

Преступники с Кавказа контролируют проституцию и торговлю золотом

Во всех кавказских ОПГ (кроме армянской) отношения построены на кланово-родовом принципе, что обеспечивает эффективность их деятельности. Другим фактором успешности кавказских ОПГ является подбор людей с обострённым восприятием («звериным чутьём»), острой рефлекторной реакцией, жизненной интуицией, хорошим здоровьем. Такие люди живут не логикой, а скорее эмоциями. Они мнительны и обидчивы – обида для них очень сильное болезненное впечатление, нарушающее психоэнергетический баланс, поэтому они мелочны и мстительны, никогда ничего не забывают и не прощают. Также для них очень важно иметь психологическое превосходство, они буквально «питаются» страхом противника. Если добавить к этому стремление кавказских преступников к лёгким видам заработка, неуважение к обычаям и традициям народов, среди которых они живут, то получим типичный портрет члена кавказской ОПГ.

На сегодня наиболее подверженными влиянию этнической преступности остаются Центральный и Приволжский федеральные округа. Так, в ЦФО в 2014 году ликвидировано 424 этнических ОПГ численностью 997 человек, а в ПФО ликвидировано 57 групп численностью 221 участник.

У кавказских группировок есть исторически сложившаяся «специализация». Так, азербайджанские ОПГ (их насчитывается более 30) сейчас почти полностью переключились на «крышевание» рынков, реализацию наркотиков и контрафактную продукцию. Также они контролируют торговлю цветами и фруктами. Места их концентрации – крупные города, городские рынки и гостиницы при них. Эти ОПГ, как правило, состоят из выходцев из определённого региона Азербайджана, название которого носят. По оценкам экспертов, примерный суммарный оборот азербайджанских группировок составляет 25 млрд долларов.

Иное дело армянские группировки, которые нынче уходят от прямого криминала. Нынешние их интересы лежат в сферах распределения строительных подрядов, конвертации валюты и выводе денег за рубеж. При этом значительная часть средств идёт на коррупционные связи. Двенадцать из проживающих в Москве воров в законе – армяне.

По теме890

Иностранные СМИ наперебой нахваливают Чемпионат мира по футболу, который прошел в России. И это при том что перед мундиалем в зарубежной прессе публиковали настоящие «страшилки», призывавшие бойкотировать спортивный турнир, проводящийся в российских городах.

Намного больше «законников» имеют грузинские и абхазские группировки. Возглавляемые ими ОПГ промышляют квартирными кражами (40% от общего количества преступлений), угонами автомобилей, грабежами, уличными кражами, торговлей наркотиками, вымогательством и финансовыми аферами. Любопытный факт: от остальных кавказских группировок грузинские ОПГ отличает более частое присутствие в их рядах людей с высшим образованием.

Особняком от других стоят чеченские ОПГ. Они отличаются железной дисциплиной и беспрекословным подчинением лидеру группировки, а также жёсткой привязкой к своему тейпу (роду). Чеченцы обязаны помогать людям из своего тейпа, отказ расценивается как нанесение кровной обиды. При этом младший из членов тейпа обязан беспрекословно выполнить любое (даже противозаконное) поручение старшего. У многих чеченских ОПГ имеются связи в органах власти. Традиционно они контролировали банковские операции, контрабанду автомашин, букмекерскую и коллекторскую деятельность, а также занимались незаконной торговлей нефтью, низкокачественным бензином, наркотиками и «крышеванием» проституции. Однако, по свидетельствам правоохранителей, последние годы активность чеченских ОПГ в Москве и других городах России резко снизилась – в связи с улучшением экономической ситуации в ЧР многие активные члены группировок вернулись на родину.

За Колю-киргиза ФБР обещает миллион долларов

Двери центральноазиатских ОПГ полностью закрыты для представителей других этносов – берут только своих. Тем более что из-за нищеты на родине дефицита в кадрах нет. Многие из группировок вообще работают «вахтовым методом»: из Центральной Азии приезжают «новобранцы», совершают серию преступлений и возвращаются домой, а на смену им приезжают другие. Отрыв от дома и нахождение в чуждой культурной среде привели к тому, что членов центральноазиатских ОПГ отличает отсутствие каких-либо нравственных ограничений. Среди азиатов считается доблестью «кинуть» славянскую женщину или ребёнка.

Последнее время всё больше хлопот полиции доставляют представители таджикской и киргизской оргпреступности. ОПГ из Таджикистана специализируются на торговле наркотиками. В 90-е годы произошло сращивание этнической афганской (в первую очередь пуштунской), таджикской и цыганской наркомафий, разделивших между собой производство, крупно- и среднеоптовую транспортировку, розничную и мелкооптовую торговлю героином, морфием (морфином) и опием (опиумом). Гастарбайтеры, приезжающие в Россию, ради лёгкого заработка легко соглашаются на транспортировку героина. Также таджикская мафия занимается разбоями в отношении предпринимателей, имеющих отношение к рынку «Садовод» и ТЦ «Москва» в Люблине. За ней же – уличные грабежи, изнасилования и т.д. Таджикские группировки отличаются дерзостью и жестокостью. Многие члены ОПГ участвовали в боевых действиях в Афганистане, потому прекрасно обращаются со многими видами оружия, владеют навыками планирования операций. В особо сложных случаях они порой

за большие деньги нанимают чеченцев, которые приезжают вместо них на «разборки».

Управление киргизской преступностью сосредоточил в руках вор в законе Камчбек Кольбаев (Коля-киргиз), похоже, единственный этнический киргиз – вор в законе. Киргизская преступность концентрируется на строительных рынках и «крышевании» киргизских кафе, но главные доходы эти ОПГ получают от наркотрафика из Афганистана в Россию и далее по миру. Насколько широко простирается власть Коли-киргиза, можно судить по тому факту, что американские власти предлагают вознаграждение в миллион долларов за помощь в поимке Кольбаева. По данным Госдепа США, преступная сеть Кольбаева базируется в Центральной Азии и занимается кроме контрабанды наркотиков торговлей оружием и людьми, а также вымогательством и другими преступлениями. В свою очередь, она (сеть) является частью более широкого круга транснациональной преступной организации «Братский круг», состоящей из руководителей и членов нескольких евразийских преступных групп.

По теме824

Отечественная авиакомпания «Россия» опровергла информацию о том, что у самолета, на борту которого находились футболисты сборной Саудовской Аравии, в воздухе загорелся двигатель. Там уточнили, что в двигатель попала птица, но возгорания не последовало.

Китайские и вьетнамские ОПГ свою деятельность в России сосредоточили внутри соплеменников, и местных жителей они, как правило, не тревожат. Их бизнес лежит в теневой экономике и заключается прежде всего в поставке и производстве контрафактных товаров народного потребления. В Сибири и на Дальнем Востоке китайские ОПГ занимаются контрабандным вывозом золота, цветного металла, леса, рыбы и сельхозпродукции. Из Хабаровского края они вывозят даже чернозём. Значительная часть китайского бизнеса осуществляется под контролем организованных группировок – триад. В Центральной России китайские ОПГ занимаются нелегальной переправкой рабочей силы из КНР в Европу и Америку, организацией проституции (по некоторым данным, до 15 тыс. россиянок находятся сейчас в сексуальном рабстве в Китае) и т.д. Также китайские ОПГ являются основными поставщиками в РФ синтетических наркотиков и ингредиентов для их изготовления. При этом есть данные, что китайские ОПГ поддерживаются у себя на родине спецслужбами и помимо криминала занимаются ещё и ведением разведки. Китайские сообщества очень закрыты, что усложняет раскрытие их возможной противоправной деятельности.

Мнение

Михаил Пикельный, заместитель начальника отдела по борьбе с этническими организованными группами и преступными сообществами ГУУР МВД России:

– За последние годы по этнической преступности удалось нанести серьёзный удар. Однако есть ряд проблем, которые мешают бороться с ней более эффективно. Например, совершенно очевидно, что нужно объединять базы данных и дать возможность любому сотруднику спецслужб пользоваться ими. Не дело, когда мы пишем письма в ФСКН или миграционную службу, или таможенникам, или пограничникам и неделями ждём ответа. Есть вопросы по взаимодействию с ФМС. На мой взгляд, давно следовало бы ввести дактилоскопию всех въезжающих в Россию, поскольку доходит до смешного: мы высылаем преступника, а он меняет паспорт и вновь едет в Россию. Или как вам нравится такое: за разрешением на проведение оперативно-разыскных мероприятий, затрагивающих конституционные права граждан, все оперативники всех субъектов оперативно-разыскной деятельности, территория оперативного обслуживания которых включает в себя, например, Московскую область, вынуждены ездить к специально назначенному судье, который ведёт приём в помещении Московского областного суда только три раза в неделю и в строго обозначенные часы с обязательным перерывом на обед. И все сидят и ждут. Есть и проблема с наличием специалистов, которые жили среди этих этносов и владеют языками, на которых общаются представители этнических ОПГ. Ведь только, например, в Дагестане насчитывается более 160 языков и наречий.

У нас сейчас налажено сотрудничество с силовыми структурами бывших советских республик, и это приносит свои плоды. Как пример – не так давно была пресечена торговля девушками из Узбекистана, которых продавали в бордели Израиля, Италии и других европейских стран. Девушек приглашали на сбор винограда и апельсинов, отбирали у них узбекские паспорта, по которым они въезжали в РФ, и выдавали им новые – российские, на другое имя, но с их фотографией. По этим документам их вывозили за границу. В состав преступной группы входили граждане Израиля, Молдавии и нескольких европейских стран, а разработали схему действующие сотрудники силовых ведомств. Паспорта для девушек, по которым их вывозили из России, принадлежали жительницам Ивановской, Владимирской и других среднерусских областей, которых через СМИ приглашали для работы в модельных агентствах и на время просили оставить паспорта у организаторов. Раскрыть сеть удалось, запустив по нелегальному маршруту нескольких негласных сотрудников. Им удалось обратиться в итальянскую полицию и передать информацию, по которой МВД и спецслужбы в Европе стали находить и арестовывать преступников (в Италии это были выходцы из Албании). Всего таким образом из Узбекистана было вывезено около 300 девушек, и за каждую из них преступники получали до 5 тыс. евро.

Сейчас МВД резко активизировало борьбу с ЭОПГ, и, думаю, победа будет за нами. Было бы хорошо, чтобы к этой деятельности подключились все граждане, всё общество. Мы будем благодарны за любое сообщение о преступных деяниях ЭОПГ, оставлять эту информацию можно на сайте МВД. Ведь спокойствие граждан находится и в их руках тоже.

КСТАТИ

Отдельная тема для разговора – цыганские преступные группировки. Правоохранители утверждают: более криминализованную диаспору найти сложно. Они занимаются розничным сбытом героина, а теперь и синтетических наркотиков. Именно мафия «ромал» ещё в советские времена прокладывала героиновый трафик в Сибирь и на Дальний Восток, а также в Подмосковье (Подольский район) и Черноземье (Воронеж, Липецк). Родственные и клановые связи позволяют цыганам уходить от полиции. В клане каждый член выполняет строго определённые функции: добытчик – перевозчик – сбытчик. Розничной торговлей героином занимаются только женщины. Сбыт осуществляется либо на дому, либо через местных жителей нецыган. Цыганский криминал хочет больших и быстрых денег, поэтому кроме наркоторговли они занимаются незаконными операциями с золотом, валютой, автомобилями. В этой деятельности могут быть задействованы все члены цыганских семейств. В этих цыганских сообществах управление жёстко централизовано через выборных «баронов».

Близкие чеченским ОПГ по крови ингушские занимают свою нишу в криминальном бизнесе, занимаясь незаконной торговлей золотом. Вот характерная информация из криминальной хроники: «В Иркутской области задержаны братья-ингуши с 11 килограммами золота с приисков Бодайбо», «у двоих депутатов Народного собрания Ингушетии ФСБ по Московской области обнаружено большое количество золота в слитках». Ингушские ОПГ действуют в местах добычи золота, незаконно скупая металл у старателей. Падение объёмов золотодобычи в России, отмечавшееся в последние годы, связывают как раз с массовыми хищениями. В конце 90-х магаданский губернатор Валентин Цветков перекрыл кислород ингушским ОПГ, после чего объёмы добычи золота поднялись с 20 до 33 тонн в год. Вскоре Цветков был убит выстрелом в затылок в центре столицы. Заказчики и мотивы убийства до сих пор не раскрыты.

Незаконно купленное золото уходит за рубеж. Особенно хорошо протоптана тропа в Турцию, которая, кстати, является одним из крупнейших поставщиков в Россию ювелирных изделий. На деньги от продажи золота в Россию часто идут оружие и наркотики. Сейчас легализовавшиеся ингушские мафиози вкладываются в строительный бизнес, они уже перехватили часть этого бизнеса в столице.

Также ингушские ОПГ пробавляются похищением «под заказ» дорогих иномарок. Кража «Гелендвагена» у Михаила Жванецкого – дело их рук. На него напали неподалёку от его дачи в Серебряном Бору, когда он садился в машину. Преступники избили немолодого писателя-сатирика, отобрали документы на автомобиль и деньги, а также сумку с записями. Через полтора часа на глухом пустыре в другом конце Москвы его выбросили из машины и скрылись.

> Статистика сексуальных преступлений мигрантов

Статистика сексуальных преступлений
мигрантов

Вглядитесь в эти лица: те, кто нагло смотрят на вас с фотографии,
по всей вероятности являются носителями синдрома Шиффера-Кантора.

22 октября на портале АнАгА был опубликован материал
Мигранты из Средней Азии – угроза нашим детям,
после чего многие читатели попросили подкрепить положения этого материала
статистическими данными.
Начнём с того, что в период с января по сентябрь 2013 года
иностранными гражданами и лицами без гражданства на территории Российской Федерации
совершено 36,1 тыс. преступлений, что на 10,3% больше, чем за январь – сентябрь 2012 года,
в том числе гражданами государств-участников СНГ – 31 тысяча. преступлений (+7,4%).
Количество зарегистрированных изнасилований и покушений на изнасилование
за первые девять месяцев 2013 года составило 3312 случаев.
1202 (36,3%) из этих случаев было направлено против несовершеннолетних.
2996 из 3312 эпизодов было раскрыто.
Из этих 2996 раскрытых сексуальных преступлений 2276 совершены иностранными гражданами
и лицами без гражданства, что составляет 75,9% от общего числа сексуальных преступлений,
а не «более половины», как уклончиво утверждается в прессе.

При этом, правда, не указано, какая часть из оставшихся 34,1% таких преступлений совершена
выходцами из Средней Азии и с Кавказа, уже получившими гражданство Российской Федерации,
а также теми нацменами, которые таковое имели с рождения.
При этом представители МВД в частных разговорах подтверждают,
что статистика преступлений по национальностям в министерстве ведётся,
но для публикации в открытых источниках она не предназначена.

Между тем, высокий процент насильников-педофилов среди выходцев из Мавераннахра
– исторической области в Центральной Азии, включающей Узбекистан, запад Таджикистана
и Киргизии и восточную часть Туркмении
– объясняется не только национальными традициями,
как было рассказано в вышеуказанном материале, но и генетическими факторами.
Дело в том, что среди узбеков и таджиков распространено наследственное заболевание
– синдром Шиффера-Кантора, отличающее их от нормальных людей:
у них снижено количество серого вещества в вентральном стриатуме и орбитофронтальной коре.
Кроме того, это заболевание вызывает дефицит белого вещества в правом дугообразном
и верхнем затылочно-лобном пучках волокон.
Нехватка серого вещества в указанных областях вызывает несрабатывание социальных тормозов,
и вожделение оказывается сильнее моральных ограничений и страха наказания.
Нехватка же белого вещества, которое соединяет различные структуры мозга в одну нейронную сеть,
вызывает неадекватные реакции.
Так, если у нормального человека при виде ребёнка должен возникать инстинктивный порыв
его защитить, то у страдающего синдромом Шиффера-Кантора возникает сексуальный инстинкт.
Томографическое обследование насильников-педофилов, отбывающих заключение в Канаде,
выявило у 62 из 65 обследованных наличие синдрома Шиффера-Кантора.

По оценкам учёных синдромом Шиффера-Кантора могут страдать
14% турков, в основном из Восточной Анатолии,
11% азербайджанцев,
16% таджиков
и целых 25% узбеков.

Дело в том, что ещё до прихода в этот край индоевропейцев и задолго до прихода монголов
эти места населяли народы дравидской языковой семьи – носители редкой сейчас гаплогруппы L.
Редкой эта гаплогруппа стала вследствие того, что при завоевании этих территорий арийцами
мужское население почти поголовно уничтожалось.
Однако завоеватели забрали себе местных женщин, в результате чего возникли смешанные народы.
Ген же, обусловливающий наличие синдрома Шиффера-Кантора,
передаётся именно по женской линии.

Однако в наших полицейских участках задержанным насильникам-педофилам
компьютерную томографию мозга, естественно, никто не делает,
как не делают её и на контрольно-пропускных пунктах,
через которые мигранты въезжают в нашу страну.

Сегодня на территории России находятся около 12 миллионов нелегальных мигрантов,
среди которых имеется около 600 тысяч рецидивистов,
склонных к совершению повторных сексуальных преступлений.
Из тех же мигрантов, кто совершил сексуальное преступление в России,
58% уже совершали подобные преступления у себя на родине
и многие из них прибыли сюда не столько для того, чтобы подзаработать,
сколько для того, чтобы скрыться от уголовного преследования на родине
и, главное, от гнева родственников своих жертв.

Средний возраст российских детей, ставших жертвами сексуальных преступников,
ежегодно уменьшается от 16 лет в 1990 году к сегодняшним 14 годам,
а 17% жертв сексуальных домогательств со стороны выходцев из мусульманских республик
не успевает достичь 9-летнего возраста.

Смотрите по теме:

Мигранты из Средней Азии – угроза нашим детям

Этнические преступные группировки в России

Иностранными гражданами и лицами без гражданства на территории Российской Федерации совершается бесчисленное количество преступлений.

В России существуют сложившиеся этнические преступные группировки. По официальным данным, на 2004 год в России существовало более двух тысяч преступных группировок, состоящих из людей одной этнической принадлежности, то есть сформированных на этнической основе. Преступления, совершённые членами этих группировок, составляли в 2004 году около 64 % от общего числа совершённых преступлений. Общая численность этих группировок составляет, по приблизительным оценкам, около 7500 человек. С 1998 года в инициативном порядке, а с 2001 года — официально в структуре департамента МВД по борьбе с организованной преступностью существуют подразделения по борьбе с этнической преступностью, то есть факт существования этнических преступных группировок юридически признан на уровне подзаконных актов РФ.

Согласно информации Главного управления исполнения наказаний, по числу совершенных преступлений в столице (до 70 %) лидируют украинцы, молдаване, выходцы из Азербайджана и Таджикистана. Выходцами с Северного Кавказа совершено 449 преступлений, из которых на долю чеченцев приходится 44 преступления. За 9 месяцев 2004 года в Москве было разработано и выявлено 516 преступных групп, всего около двух тысяч человек. На криминальном учёте в МВД состоят примерно 500 азербайджанцев и 300 чеченцев. Глава ГУВД Москвы в 2005 году сообщил, что правонарушители из Таджикистана и Узбекистана в основном занимаются наркобизнесом, из Грузии — квартирными кражами, из Казахстана — мошенничеством.

По сведениям аналитиков Департамента по борьбе с оргпреступностью МВД России в 2005 году наиболее значительными были проявления организованной преступности в таких этнических средах:

  • «Азербайджанские» ОПГ (их было около 30 в Москве в 2005 году) контролируют наркобизнес, занимаются мошенничеством с обменом валюты, угоном и перепродажей машин.
  • «Армянские» ОПГ занимаются заказными убийствами, гостиничным и игорным бизнесом, а также разбойными нападениями с угоном машин и кражами.
  • «Грузино-абхазские» ОПГ имели наибольшее число «воров в законе» и специализировались на грабежах, кражах, вымогательствах, разбоях, финансовых аферах.
  • «Чеченская» преступная группировка не признаёт «воровских законов», характеризуется наибольшей сплочённостью и действует «беспредельно». Ее деятельность включает вымогательства, похищения людей, торговля оружием и наркотиками, контроль над банками, гостиницами, казино и развлекательными центрами, рынками. Эту ОПГ отличает наибольшая сплоченность. В сентябре 1999 года глава МВД РФ Владимир Рушайло заявил, что чеченские преступные группировки «контролируют свыше одной тысячи объектов экономики, в том числе 72 коммерческих банка, причем восемь из них в Москве».
  • «Русские» преступные группировки занимаются убийствами и грабежами по национальному признаку, финансовыми махинациями (сокрытие налогов, откаты), оптовой кражей автомобилей, контролируют проституцию и игорный бизнес, крупно-оптовые поставки наркотиков, контрабанду оружия.

Наркоторговля

Главным поставщиком героина в Москву является афгано-таджикская преступная группировка, которая занимается оптовыми поставками и налаживанием каналов таких поставок. Розничным сбытом в Москве занимаются азербайджанская преступная группировка и цыганская преступная группировка. По словам Александра Тарасенко, борьба с такими этническими преступными группировками осложняется тем, что в них все отношения построены на родово-клановом признаке, а также тем, что все взаимоотношения внутри этих группировок ведутся на языках, отличных от русского, а сотрудников милиции, знающих эти языки, в Управлении по борьбе с наркотиками достаточно мало.

Мнение властей

Владимир Путин на Прямой линии сказал:

Этнические преступные сообщества существуют, существовали и в Советском Союзе, и в России существуют, и борьба с ними ведется давно.

Александр Буксман, заместитель Генерального прокурора РФ:

Этническая преступность давно сложилась в новейшей российской истории; значительная часть организованных преступных групп носит этнический оттенок, создается по земляческому принципу. И надо сказать, что такой принцип создания делает их более устойчивыми, не связанными круговой порукой, и бороться с такой преступностью особенно сложно.

Критика понятия и негативная роль СМИ

Действия преступных группировок, точнее, действия сплочённых групп, состоящих из лиц определённой этнической принадлежности, поддерживаемые СМИ, формируют среди обывателей негативный образ, направленный не только на отдельных представителей определённого этноса, состоящих в данной преступной группировке, но и на всех представителей данного этноса. В сознании обычных людей формируется ошибочный образ о том, что тот или иной этнос в целом преступен. Большую роль в создании таких образов играют СМИ и заявления руководителей силовых структур.

Так, например, сложился ошибочный образ цыган: в российском обществе распространен стереотип, что цыгане — типичные мошенники, занимаются торговлей наркотиками, воровством и похищением детей.

Критики указывают, что распространение ярлыков в отношении определенных народов нередко является необоснованным и особенно опасно в многонациональных странах, в том числе и России, т.к. термин используется только в отношении национальных меньшинств и автоматически исключает существование русских преступных группировок на территории РФ, хотя в некоторых регионах русские не являются титульным народом.