Эстоппель в международном праве

Принцип эстоппель как новый механизм защиты прав сторон в российском законодательстве (доктрина file wrapper estoppel)

Баталова Марина Владимировна,Курсант, ФГКОУ ВПО «Уральский юридический институт МВД России», г.Екатеринбург.
Batalova_1994@mail.ru
Научный руководитель –Носкова Юлия Борисовнадоцент; к.ю.н. ФГКОУ ВПО «Уральский юридический институт МВД России», г.Екатеринбург. Ju_noskova@mail.ru
Принцип эстоппель, как новый механизм защиты прав сторонв российском законодательстве.(доктрина file wrapper estoppel)
Аннотация. Статья посвящена основным вопросам, связанным с применением принципа эстоппель в рамах отечественного законодательства, в качестве нового механизма защиты прав, участников судебного разбирательства.Ключевые слова: эстоппель, механизм защиты, злоупотребление правом, добросовестность, правовая система.
Современное российское законодательство, так или иначе, берет в основу основополагающие принципы международногоправа. В Конституции РФ в ч. 4 ст. 15 закреплено, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ являются составной частью ее правовой системы. Под общепризнанными принципами международного права следует понимать основополагающие императивные нормы международного права, принимаемые и признаваемые международным сообществом государств, отклонение от которых недопустимо . Одним из таких общепризнанных принципов является принцип «эстоппель». Основные элементы принципа эстоппель были сформулированы английским общим правом, данные элементы были полностью восприняты международным публичным правом, возвысившим эстоппель до нормыпринципа.В настоящее время закон направлен на защиту стороны, выполняющей добросовестно свои обязательства, и, наоборот, ослабляет защиту прав лиц, злоупотребляющих правом. В результате чего, в ГКРФ были внесены ряд изменений и дополнений, касающиеся злоупотребления правом вобход закона.Изменения коснулись п. 6 разд. I и п. 2.2 разд. II Концепции развития гражданского законодательства РФ и нормы ст. 10 ГК РФ.В отечественном правопорядке эстоппель развивается преимущественно в рамках договорного права. Так, в статье446.1 ГК РФуказано, чтосторона, подтвердившая действие договора, не вправе требовать признания этого договора незаключенным, если иное не предусмотрено законом. Еще одним примером применения эстоппеля выступает норма статьи 450.1ГК РФ, где сказано, что при наличии оснований для отказа от договора сторона, имеющая право на такой отказ, подтверждает действие договора, последующий отказ от договора по тем же основаниям не допускается.Последние изменения ГК РФ коснулись статей 431.1, статьи 432, и 450.1, касающиеся недопустимости противоречивого поведения участника сделки.Следует обратить внимание на пункт 1 ст. 10 ГК РФ, который гласит: «Не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом)».
Таким образом,новая редакция ГКРФ законодательно закрепила понятия «злоупотребление правом», под которым понимается недобросовестное осуществление гражданских прав.В правовой системе России в качестве нового метода судебной защиты прав сторонот злоупотребления правами другой стороны был введен принцип эстоппель.Что же такое эстоппель? Эстоппель (estoppel)
это частное проявление, закрепленного в международном праве общепризнанного принципа добросовестности, заключающийся влишении стороны права ссылаться на определенное обстоятельство в качестве возражения против заявленного требования, в ущерб противоположной стороне.
Применение принципа эстоппель нашло значительное отражение в практике применения англоамериканской правовой системы.В английском праве эстоппель выполняет защитную функцию, т.е. он не допускает отказ от обещания воздержаться от использования права, но в то же время не предоставляет возможность требовать исполнения этого обещания. Эстоппель (обязательственный) направлен не на создание новых прав, а на защиту того, кто добросовестно полагается на данное ему обещание не осуществлять права. Действие данного принципа можно проиллюстрировать следующим примером. Продавец доставляет товар по истечении предусмотренного договором срока, полагаясь на ранее данное покупателем обещание принять такую доставку. Если покупатель не принимает товар, то продавец может предъявить к нему иск о нарушении договора, используя при этом обязательственный эстоппель в целях блокирования возражений о доставке товара с просрочкой. Однако продавец не вправе требовать, чтобы покупатель выполнил свое обещание. Основанием иска будет являться неисполнение обязательства из договора, выразившееся в отказе принять товар, а не нарушение последующего обещания принять товар, доставленный с просрочкой.Например, в Германии применение принципа последовательного поведения (эстоппель) можно увидеть в судебной практике по ст.242 Германского гражданского кодекса, устанавливающей обязанность добросовестного поведения. Защита заявителя о непоследовательном поведении другого лица осуществляется на основе возражения nonconceditvenirecontrafactumproprium. Длительная судебная практика в странах англосаксонской правовой семьи произвела классификацию эстоппеля на множество видов.В английской правойсистеме эстоппель подразделяется на следующие разновидности:
эстоппель вследствие позитивного утверждения (positiveassertion);
эстоппель вследствие подразумеваемых полномочий (impliedauthority);
эстоппель вследствие упущения (omission);
эстоппель вследствие небрежности (negligence).В англоамериканском праве, являющемся источником конструкции заверений и гарантий, существует эстоппель именно на случай недостоверных заверений (estoppel by misrepresentation), под которым понимается эстоппель, возникающий в случае, когда одно лицо делает ложное заявление, побуждающее другое лицо поверить во чтолибо, и приводящее к ухудшению положения этого лица вследствие того, что оно полагалось на правдивость такого заявления.В Российской правовой системевпервые этот принцип был сформулирован в постановлении Президиума ВАС N13903/10 от 22.02.2011 по делу NА6062482/2009С7.В указанном деле Президиум рассматривал проблематику процессуального плана: имеет ли сторона право требовать с должника в отдельномсудебном процессе уплаты неустойки, если она не была оговорена при заключении мирового соглашения. Президиум постановил: не может, поскольку отсутствие в мировом соглашении какихлибо дополнительных обязательств означает «соглашение сторон о полном прекращении гражданскоправового конфликта и влечет за собой потерю права сторон на выдвижение новых требований (эстоппель)».Анализируя истоки понятия «эстоппель», известные компаративисты К.Цвайгерт и Х.Кетц отмечают следующее:Современная судебная практика США такова, что ответчику будет отказано в ссылке на отсутствие встречного удовлетворения в свое оправдание, если истец, полагаясь на данное ответчиком обещание, совершал действия, изменяющие собственное положение, а ответчик мог заранее предвидеть подобную реакцию истца.Свод договорного права (второй) 1981г. так формулирует эту доктрину в §90: «Если обещание, которое, по мнению здравомыслящего лица, его дающего, неизбежно должно повлечь за собой действия или отказ от действия со стороны лица, которому это обещание дается, или со стороны третьего лица, то оно будет носить обязывающий характер (даже при отсутствии встречного удовлетворения) при условии, что эти ожидаемые действия или отказ от них будут иметь место вследствие данного обещания, а несправедливости можно будет избежать только путем принудительного исполнения обещания в судебном порядке. Выбор судом средств для восстановления прав потерпевшего в результате нарушенного обещания диктуется интересами справедливости».Сфера применения принципа эстоппель достаточно обширна. Используется не только в материальном, но и в процессуальном праве. Основное назначение данного принципа –защита добросовестных участников гражданского оборота от неожиданных притязаний контрагентов, которые, несмотря на достигнутые договоренности, могут выдвигать свои возражения и требования повторно или же заявлять новые требования. Принцип эстоппель по существу является совершенно новым и эффективным средством правовой защиты, позволяющим отклонить такие притязания без рассмотрения их по существуРассмотрим, в каких случаях допустимо использование данного принципа. В качестве анализа рассмотрим оспоримые сделки. Нередко на практике коммерсанты совершают сделки, которые могут быть признаны недействительными при определенных обстоятельствах. На те или иные спорные аспекты при согласовании условий сделки коммерсанты могут закрыть глаза, поскольку размер выгод от ее совершения является значительным и перевешивает возможные риски. Если недобросовестный контрагент или иное заинтересованное лицо обратится с иском в суд о признании сделки недействительной, использование эстоппеля позволит защититься от предъявленного иска. Данное положение находит отражение в постановлении Арбитражного суда СевероЗападного округа от 07.11.2014 по делу № А5668173/2013, где суд дает разъяснения, что же понимается под недобросовестными действиями сторон, заключивших ранее сделку.Под недобросовестными действиями, понимаются действияучастника сделки, которая вела себя таким образом, что не возникало сомнений в том, что она согласна со сделкой и намерена придерживаться ее условий. Но впоследствии уже после ее исполнения контрагентом обратилась в суд с требованием о признании сделки недействительной, чтобы получить для себя необоснованные выгоды, в то время как никто не вправе извлекать какиелибо преимущества из своего незаконного поведения.Согласно п. 5 ст. 166 ГК РФ заявление о недействительности сделки не имеет правового значения, если ссылающееся на недействительность сделки лицо действует недобросовестно, в частности, если его поведение после заключения сделки давало основание другим лицам полагаться на действительность сделки. В постановлении Арбитражного суда Московского округа от 27.10.2014 по делу № А4015580/13102145 разъяснено, что в качестве действий, которые свидетельствуют о фактическом принятии условий сделки, согласии с ее содержанием, могут рассматриваться: подписание сделки без замечаний, получение исполнения по ней без возражений, оформление сопроводительных документов и другие. В решении Арбитражного суда Республики Марий Эл от 08.04.2015 по делу № А383908/2014 трактуется применение принципа эстоппель. При наличии данных к тому обстоятельств, можно будет отклонить иск о признании сделки недействительной, если он заявлен недобросовестной стороной, которая получила причитающееся ей исполнение, однако от предоставления своего исполнения стремится уйти.Так, например, в одном деле суд отклонил иск о признании недействительным дополнительного соглашения к договору аренды, которое продлевало его срок и в течение длительного периода времени исполнялось сторонами. В постановлении Арбитражного суда СевероКавказского округа от 22.01.2015 по делу № А326342/2014, суд отметил, что в соответствии с действующим законодательством заявление о недействительности сделки не имеет правового значения, если ссылающееся на недействительность сделки лицо действует недобросовестно, в частности, если его поведение после заключения сделки давало основание другим лицам полагаться на действительность сделки.Такимобразом, принцип эстоппель, обеспечивает соблюдение принципа добросовестности сторон, тогда как сам принцип добросовестности заключается в соблюдении субъектами права определенного уровня последовательности действий в их поведении.Принцип эстоппельпозволяет доверившемуся субъекту требовать в установленном законом порядкекомпенсацииза те убытки, которое лицо претерпевает от недобросовестного поведения другой стороны (т.е. в результате отказа стороны от принятой позиции официально заявленной и изложеннойпо какому либо вопросу).При этом стоит отметить, что бремя доказывания лежит на стороне экономически пострадавшей от непоследовательных действий другой стороны, то есть заявителе. Заявитель должен доказать, что:
вопервых, что он понес реальный ущерб (т.е. доказать фактическоеналичие понесенного ущерба посредством потери возможной прибыли, предпринятых им соответствующих действий, выполнения работ, осуществления расходов);вовторых, наличие причинноследственной связи между непоследовательным поведением ответчика и ущербом, понесенным заявителем в результате такого поведения ответчика.Другими словами, заявителю необходимо доказать наличие в деле трех основных элементов эстоппель: представление, доверие и ущерб.Отмечается, что суд может признать наличие ситуации эстоппель только при наличии четырех основных элементов, принятых в практике международного суда.1) Необходимо, чтобы у субъекта права было ясное представление определенной позиции (поведения) другой стороны, по какомулибо вопросу, которая была изменена недобросовестным поведением последней стороны.2) Заявитель сторона, заявляющаяо том, что возникла ситуация эстоппель, в результате которойпричинен вред, принимаетопределенные позитивные действия илидобросовестно воздерживается от них, ссылаясь на поведение стороны, по чьей вине создалась ситуация эстоппель.
3) Наличие самого факта создания ситуации эстоппель, когда сторона значительно изменяет свое поведение по определенномувопросу, относящуюся к одному и тому же событию, что сделало необходимым обращение заявителя к принципу эстоппель;4) Следующим условием является установление факта причинения реального ущерба заявителю, как в форме морального вреда, так и материального и интеллектуального, в результате поведения субъекта права, создавшего ситуацию эстоппель. Тем самым необходимо установить причинноследственную связь между изменяющимся поведением стороны и причиненным заявителю ущербом.В связи с принятием данного инструмента защиты прав лиц, российским судам необходимо учиться использоватьданный механизм защиты, правильно квалифицировать ситуацию эстоппель и устанавливать добросовестность самого заявителя при рассмотрении подобных споров .Стоит отметить, что большое количество вопросов вызывает определение пределов действия принципа эстоппель. Пределы действия принципа эстоппель можно обозначить следующим образом: с одной стороны, использование принципа эстоппель не должно нарушать право на возражениеучастника судебного процесса. Сдругой стороны,право на возражение прекращается тогда, когда одной из сторон возникшего спора создается ситуация эстоппель; В этом случае применение принципа эстоппель является ограничительным механизмом права на возражение, для того, чтобы справедливый баланс интересов каждой из сторон не нарушался.Применение принципа эстоппель при разрешении спора в суде возможно не только при наличии заявления стороны, но и использование принципа эстоппель непосредственно самим судом в целях пресечения злоупотребления сторонами судебного процесса их процессуальными правами. Именно в этом видится баланс между расширением судейской дискреции и проблемой защиты процессуальных прав сторон.Понятие судейской дискреции представляет собой «совокупность полномочий, предоставленных органу правосудия, выраженных в правах, поступать определенным образом в конкретных ситуациях, указанных законодателем, для организации судебного разбирательства, исследования имеющихся в деле доказательств, иного осуществления судопроизводства в каждой из стадий процесса».Проблема защиты процессуальных прав базируется на диспозитивности и состязательности гражданского судопроизводства, т.е. на необходимости соблюдения принципа активного использования принадлежащего лицу субъективного гражданского процессуального права.Считаем, что самостоятельное применение судами принципа эстоппель является одним из способов правового противостояния судебной системы проблеме злоупотребления процессуальными правамиучастников процесса. По поводу этой проблемы имеются многочисленные высказывания и подтверждения, как учеными, так и государственными должностными лицами. Как отмечал председатель ВАС РФ А.А. Иванов: «Массовое злоупотребление процессуальными правами является одной из главных проблем, что является социальным явлением, дестабилизирующим правосудие. Суд не должен становиться инструментом в руках недобросовестных лиц. Наличие злоупотребления правом определяется судом через оценку соответствующего, внешне легитимного действия лица, злоупотребляющего своим правом, с позиций добрых нравов, справедливости и разумности.В заключении хотелось бы отметить, что с учетом того что Россия декларируется правовым государством, институту «эстоппель» должно быть отведено достойное место в системе российского права и правопорядка, в том числе в системе публичного права, регулирующего властные правоотношения
в качестве общепризнанного принципа права.Институт «эстоппель» гарантирует юридическую безопасность, соблюдение субъективных прав и законных интересов граждан и юридических лиц .Благодаря данному институту отношения между субъектами права приобретают характер упорядоченности и предсказуемости. Несомненна роль института «эстоппель» и в повышении уровня правового регулирования в обществе.
Ссылки на источники1. ПостановлениеПленума ВС РФ от 10 октября 2003 г. N 5// Российская газета. 2003. –02 декабря. N 244.2. Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации, одобренная решением Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 7 октября 2009 г. URL: http://www. consultant.ru..3. Федеральный закон от 30 декабря 2012 г. N302ФЗ «О внесении изменений в главы 1, 2, 3 и 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации». URL: http://www.pravo.gov.ru..4. Цвайгерт К., Кетц Х. Введение в сравнительное правоведение в сфере частного права // URL: http://ir.lawnet.fordham.edu/flr/vol44/iss1/4..5. England and Wales Court of Appeal (Civil Division) Decisions // Steria Ltd & Ors v. Ronald Hutchison & Ors EWCA Civ 1551 (24 November 2006). URL: http://www.bailii.org/ew/cases/EWCA/Civ/2006/l551.html; Cite as: EWCA Civ 1551, ICR 445..6. Радченко С.Д. Злоупотребление правом. Какие возможности открывает новая редакция ГК РФ // Арбитражная практика. 2013. N6. 7. Калмыкова Е.А. Виды дискреционных полномочий судав арбитражном процессе // URL: http://www.justicemaker.ru/viewarticle.php?id=1&art=2010..8. Юдин А.В. Злоупотребление процессуальными правами в гражданском судопроизводстве// М.: Норма, 2009.9. Цитата недели // ЭЖЮрист. Российская правовая газета. 2006. N 20. 10.Седова Ж.И., Зайцева Н.В. Принцип эстоппель и отказ от права в коммерческом обороте Российской Федерации // М.: Статут, 2014.

Поезд дальше не идет: применение эстоппеля в арбитражном процессе

«Не противоречь сам себе» – таков смысл эстоппеля, который широко используется, в том числе и в арбитражном процессе. В каком деле его применили впервые и что судебная практика считает злоупотреблением правом, рассказывает адвокат Адвокатского бюро «S&K Вертикаль» Алена Бачинская. В то же время, предостерегает она, недобросовестное поведение надо отличать от обычной процессуальной тактики, которая объясняется особенностями российского судопроизводства.
В последние годы законодательство и правоприменительная практика придают существенное значение принципу добросовестности участников гражданского оборота, стремясь наказать злоупотребляющую своими правами сторону и защитить лицо, действовавшее добросовестно. В целях реализации этого принципа отечественный правопорядок нередко заимствует различные иностранные институты. Одной из таких рецепций явилась доктрина эстоппеля. Эстоппель является традиционным правовым принципом в зарубежных странах. Он зародился в Англии, а затем был воспринят многими правопорядками.

По общему правилу, смысл эстоппеля заключается в утрате лицом права ссылаться на какие-либо факты или обстоятельства в связи со своим предыдущим поведением (отрицанием, утверждением и т. д.). Фактически эстоппель запрещает противоречивое поведение участников оборота.

Эстоппель в практике ВАС и ВС

Впервые в российском правопорядке на принцип эстоппеля прямо сослался Высший арбитражный суд РФ в постановлении Президиума ВАС РФ от 22 марта 2011 года № 13903/10 по делу № А60-62482/2009-С7. В этом деле суд указал, что стороны лишаются права на выдвижение новых требований, вытекающих как из основного, так и из дополнительных обязательств, относительно которых было заключено мировое соглашение. Суд руководствовался тем, что, заключая мировое соглашение, лица стремились прекратить имеющийся спор в полном объеме. И то, что они не предусмотрели в мировом соглашении какие-либо дополнительные обязательства или действия, которые надлежит исполнить той или иной стороне, означает полное окончание гражданско-правового конфликта.

В дальнейшем эстоппель или принцип venire contra factum proprium (никто не может противоречить собственному предыдущему поведению) применялся и в других случаях. При этом суды вплотную подходили к вопросу оценки противоречий в процессуальном поведении участвующего в деле лица с точки зрения добросовестности.

Так в постановлении № 1649/13 по делу № А54-5995/2009 Президиум ВАС РФ применил эстоппель против возражений ответчика относительно подсудности спора. Суд счел, что ответчик признал компетенцию суда, поскольку при длительном рассмотрении дела не указывал суду на неподсудность, а активно участвовал в процессе. Поэтому он утратил право возражать в отношении подсудности. При этом суд прямо признал ответчика лицом, злоупотребившим своими процессуальными правами, и последовательно описал, в чем выразилось такое злоупотребление.

Доктрина эстоппеля также была продемонстрирована и в известном деле ООО «Соллерс-Елабуга» (№ А65-30438/2012) о приведении в исполнение решения международного коммерческого арбитража. В постановлении № 1332/14 Президиум ВАС РФ не согласился с выводом суда первой инстанции о том, что арбитражная процедура существенно нарушена – должника не уведомили об арбитражном разбирательстве. Должник утратил право на выдвижение доводов о ненадлежащем уведомлении об арбитражном разбирательстве, поскольку из его предыдущего поведения следовало, что он признавал полномочия лица, фактически получившего уведомление арбитража (им являлся сотрудник материнской компании по отношению к должнику).

В другом деле ВС РФ применил эстоппель в ответ на заявление ответчика о том, что он является ненадлежащим. Суд расценил это как недобросовестность, поскольку ответчик впервые возразил против своего процессуального статуса лишь после отмены судебных актов, вынесенных в его пользу, и направления дела на новое рассмотрение (Определение ВС РФ от 09 октября 2014 по делу № А51-1943/2011).

Аналогичный подход продемонстрирован и в определении Верховного суда РФ от 13 апреля 2016 по делу № А57-12139/2011. Суд посчитал проявлением недобросовестного поведения довод о неподведомственности спора, заявленный стороной по делу только в суде кассационной инстанции, да еще и на втором круге. Сторона активно участвовала в деле и поначалу одерживала верх, однако только после проигрыша заявила о необходимости прекращения производства по делу в связи с неподведомственностью.

Нормативной основой для применения процессуального эстоппеля является ч. 2 ст. 9 АПК РФ, предусматривающая, что лица, участвующие в деле, несут риск наступления последствий совершения или несовершения ими процессуальных действий. Участники процесса должны добросовестно пользоваться своими процессуальными правами в силу ч. 2 и 3 ст. 41 АПК РФ, а также обязаны заблаговременно раскрывать свои доказательства и аргументы перед другой стороной (ч. 3 и 4 ст. 65 АПК РФ).

Злоупотребление или процессуальная тактика

Все упомянутые дела свидетельствуют о том, что процессуальный эстоппель довольно прочно вошел в правоприменительную практику и в первую очередь касается противоречивого поведения участника на различных стадиях одного процесса или при сопоставлении с его досудебными действиями. Вместе с тем можно отметить, что противоречивое поведение стороны не всегда вызвано желанием злоупотребить правами и получить от этого какие-то выгоды.

Нередко участники дел строят свою правовую позицию с учетом хода процесса и удовлетворения либо отклонения судом тех или иных ходатайств. Процессуальное поведение лица обусловлено возможностью выиграть процесс в текущих обстоятельствах и на основании имеющихся доказательств.

Причиной этого отчасти является специфика отечественного арбитражного процесса. В России судья, как правило, не высказывает по ходу процесса суждения, из которых было бы понятно направление его мысли. Нередко часть заявленных ходатайств разрешается при удалении в совещательную комнату одновременно с принятием решения по делу.

Бывает, что участник дела выбирает в конкретном процессе какой-то один из возможных вариантов поведения или способов защиты своего права. И если результат процесса оказался не в его пользу, лицо может изменить свое поведение, попробовать использовать иной способ защиты права. Такое поведение, конечно, нужно отличать от других случаев, где непоследовательность вызвана совсем иными причинами, далекими от идеи доброй совести.

Безусловно, встает вопрос о добросовестности стороны, которая в ходе рассмотрения дела заявляет о тех или иных фактах и представляет доказательства, а в другом деле утверждает противоположное и вдруг предъявляет совсем другие доказательства. Это может объясняться желанием добиться фактического пересмотра выводов суда по первому делу, сделанных не в пользу такого лица, в обход предусмотренного законом порядка.
С учетом этого судам следует оценить такое процессуальное поведение в рамках различных процессов на предмет добросовестности и применить доктрину эстоппель в случаях очевидного злоупотребления лицом своими правами.

Концепция эстоппеля.

В международном праве концепция эстоппеля или лишения права возражения является развивающейся концепцией. Несмотря на большое разнообразие определений понятия эстоппеля, существующих как в доктрине, так и практике, в настоящее время общепринятой признается необходимость наличия следующих элементов. Сторона, заявляющая о наличии ситуации эстоппеля, предприняла определенные юридически значимые меры или воздержалась от них, положившись на ясную и недвусмысленную правовую позицию (представление) другого государства. Представление должно нанести ущерб законным интересам заявителя, то есть последующее отклонение противоположной (представляющей) стороны от первоначальной позиции должно нанести ущерб государству, добросовестно положившемуся на его позицию, или привести к незаконным преимуществам для представляющего государства.

Характерным следствием доктрины эстоппеля является то, что в соответствии с данным требованием представляющая сторона получает запрет (лишается права) без рассмотрения вопроса по существу выдвигать определенные возражения или заявления, которые явно расходятся с первоначальным поведением. Судья Спендер представил довольно строгую концепцию эстоппеля в деле о храме Преах Вихеар (Камбоджа против Таиланда):

Данный принцип действует для недопущения оспаривания государством в Суде ситуации, противоречащей ясному и недвусмысленному представлению, ранее прямо или косвенно им созданному в отношении другого государства, когда другое государство, с учетом сложившихся обстоятельств, имея право полагаться и фактически полагаясь на указанное представление, предприняла определенные меры, в результате чего другому государству был нанесен ущерб или государство, создавшее его, получило какую-либо выгоду или преимущество.

Развитие концепции эстоппеля.

Концепция эстоппеля берет свое начало в английском общем праве и служит в основном в качестве процессуального приема. Традиционно она встречается в самых разнообразных формах в английском и американском праве (например, estoppel by records или collateral estoppel (лишение права возражения на основании ранее установленного обстоятельства), estoppel by deed (лишение права возражения на основании договора за печатью)). Эстоппель как общий термин международного права наиболее близок к equitable estoppel или estoppel by representation (лишение права возражения на основании ранее созданного представления), как оно определяется в национальном законодательстве. Вполне закономерно, что английские и американские юристы стали призвать к применению концепции эстоппеля в международных судах и арбитражных трибуналах, начиная с середины XIX века.

Тем не менее, международное право не принимало специфический механизм общего права. Оно скорее концентрировалось на базовых понятиях, основанных на принципах добросовестности и справедливости. В международном праве эстоппель обычно принимается, как норма материального права, поэтому некоторые авторы предпочитают использовать в международном праве термин «преюдиция» вместо «эстоппель».

Вследствие этого, некоторые формы эстоппеля вообще не нашли применения в международном праве, например, estoppel by deed, возможно, дополняющий принцип pacta sunt servanda, или collateral или issue estoppel, исключающим новые, но идентичные возражения. Кроме того, promissory estoppel (лишение права возражения на основании данного обещания) еще не сформировался в качестве специфической нормы международных отношениях.

В международном праве ХХ века получило развитие и распространите ограничительное понимание принципа эстоппеля. В Международном Суде тема эстоппеля впервые обсуждалась в деле компании «Барселона Трэкшн» (Бельгия против Испании) (предварительные возражения). Впоследствии, данная тема подробно рассматривалась в деле о храме Преах Вихеар. Однако, наличие нескольких различных точек зрения в этом решении говорит о существовании довольно широкого спектра понимания идеии эстоппеля и нерешенности вопроса о его соотношении с негласным соглашением. Ограничительная концепция эстоппеля получила существенное подкрепление в деле о континентальном шельфе Северного моря (ФРГ против Дании и Нидерландов). Суд пришел к выводу, что без официального присоединения государства к международному соглашению признать его юридическую обязательность будет весьма проблематично, и что «только очень определенный, очень последовательный курс поведения» может иметь обязательные последствия для стороны, не подписавшей соглашение. Международный суд указал на предварительные условия для установления ситуации эстоппеля:

Суду представляется, что только наличие ситуации эстоппеля может быть достаточным условием придания юридического значения … – то есть, ФРГ в настоящее время лишена возможности отказаться от применения конвенционального режима в силу прошлого поведения, заявлений и т. д., которые не только ясно и последовательно свидетельствовали о принятии этого режима, но также привели к тому, что Дания или Нидерланды, принимая в расчет такое поведение, были вынуждены изменить правовую позицию или выстраивать действия с учетом определенных предположений.

Следует отметить, что такая ограничительная концепция эстоппеля применялась также в контексте федерального и межгосударственного права, относящегося к международному праву.

Юридическое основание концепции эстоппеля.

Нет сомнения в том, что принцип эстоппеля является действующей концепции в международном праве. Тем не менее, единого мнения относительно соответствующего источника международного права не существует. Большинство авторов рассматривают концепцию эстоппеля как общий принцип международного права, основанный на принципе добросовестности. Подобное юридическое основание вполне может соответствовать обобщенной концепции эстоппеля. Такие принципы как non licet venire contra factum proprium (не допустимо вступать в противоречие со своим собственным действиям) и allegans contraria non est audiendus (противоречивые заявления не должно слушать) могут быть найдены во всех основных правовых системах. С другой стороны, ограничительная концепция вряд ли может быть истолкована как общепринятая правовая норма; строго говоря, понятие «эстоппель» уходит корнями в английскую и американскую правовую традицию. Как в национальном, так и в международном праве данная норма формируется и применяется главным образом в арбитражном и судебном производстве. Таким образом, эстоппель можно рассматривать как норму международного права, основанную на судебной практике, подтвержденной и развитой Международным Судом. Вопрос о том, в какой мере концепция эстоппеля может полагаться на справедливость как на формирующийся принцип международного права, все еще остается открытым.

Перспективы концепции эстоппеля.

Потенциал эстоппеля, как нормы материального международного права, еще полностью не изучен и не нашел должного применения. Концепция эстоппеля способна сыграть значительную роль для лучшего понимания правовой структуры односторонних актов, соглашений необязательного характера и системы голосования в международных организациях.

В делах о ядерных испытаниях (Австралия против Франции и Новая Зеландия против Франции) Международный суд признал, что французские декларации обладают обязательной силой вследствие публичности и намерения придать им обязательный характер. Концепция эстоппеля может предоставить более убедительную схему для объяснения связующего действия соответствующих утверждений. Было высказано предположение, что указанные декларации были направлены на то, чтобы склонить Суд и другие стороны к определенным действиям, которые, в случае несоблюдения деклараций, могли бы нанести ущерб адресатам. Хотя Суд прямо не ссылался на ситуацию эстоппеля, как это происходило в деле о континентальном шельфе Северного моря, этот подход подкрепляется тем, что Суд особо выделяет добросовестность как «один из основных принципов, регулирующих создание и исполнение правовых обязательств, независимо от их источника». Конечно, можно обходиться без применения установления эстоппеля, если намерение быть связанным соглашением, в конкретном случае полностью установлена. Однако, как правило, очень трудно, если вообще возможно, доказать наличие намерения, представляющего собой субъективный элемент поведения государства.

Американский юрист Оскар Шахтер считает возможным, что не имеющие обязательной силы соглашения, хотя и являются таковыми, за исключением возлагающих ответственность на государства и не подпадающие по сферу применения положений Венской конвенции о праве международных договоров, могут иметь юридические последствия в силу принципа эстоппеля: ожидания, доверие и представления могут препятствовать изменению правовой позиции государства, сформированной на основе документа, не обладающего обязательной силой.

Подобная идея может помочь прояснить правовые последствия голосования в международных организациях. В Консультативном заключении по некоторым видам расходов ООН 1962 года можно найти выводы, подтверждающие подобный подход, в соответствии с которым государство-участник после повторных голосований в поддержку декларации не вправе ссылаться на необязательный характер резолюции, чтобы избежать финансовых последствий (см. отдельное мнение судьи Джеральда Фитцмориса и Перси Спендера).