Экспертиза до возбуждения уголовного дела

Реально ли в настоящее время производство экспертизы до возбуждения уголовного дела? (Грачев С.А.)

Принятый в 2001 г. УПК РФ разрешил до возбуждения уголовного дела, помимо осмотра места происшествия и освидетельствования, назначать экспертизу. Буквальное толкование Закона позволяло утверждать, что следователь и дознаватель вправе были вынести лишь постановление о назначении экспертизы без возможности ее дальнейшего проведения на этой стадии процесса. Именно таким образом и складывалась следственная практика — до возбуждения уголовного дела выносилось постановление о назначении экспертизы, а ее производство осуществлялось после возбуждения дела.
В сложившихся условиях органы предварительного расследования проводили исследования для получения достаточных данных, указывающих на признаки преступления. В ходе расследования на основании проведенных исследований назначались экспертизы, что порождало необоснованное дублирование фактически одних и тех же познавательных действий, увеличивало временные и финансовые затраты. На это обстоятельство неоднократно обращалось внимание в литературе и научных исследованиях <1>.
———————————
<1> См., например: Наумов А. Уголовное преследование в стадии возбуждения уголовного дела // Законность. 2005. N 3. С. 50 — 51; Бахтадзе Г. Процессуальные проблемы назначения и производства судебных экспертиз в стадии возбуждения уголовного дела // Уголовное право. 2006. N 5. С. 92; Рылков Д.В. Проведение отдельных следственных действий до возбуждения уголовного дела: за и против // Российское право в Интернете. URL: // http://www.rpi.msal.ru/prints/200905_42rylkov.html; и др.
В дальнейшем право назначения экспертизы вовсе исчезло из Кодекса и лишь 4 марта 2013 г. Федеральным законом N 23-ФЗ <2> вновь было возвращено в перечень следственных действий, производство которых возможно на этапе возбуждения уголовного дела.
———————————
<2> О внесении изменений в статьи 62 и 303 Уголовного кодекса Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации : Федеральный закон от 04.03.2013 N 23-ФЗ. СПС «КонсультантПлюс».
Памятуя об имевшей место ошибке, законодатель не только разрешил проводить экспертизу до возбуждения уголовного дела, но и усилил это предписание, наделив должностных лиц правом получать заключение эксперта в разумный срок. Чтобы у правоприменителя исчезли вообще какие-либо сомнения на этот счет, рассматриваемое предписание было продублировано в ст. 195 УПК РФ, где прямо закреплена возможность назначения экспертизы до возбуждения уголовного дела.
В данном случае остается не совсем понятным содержание права следователя (дознавателя) получать заключение эксперта в разумный срок, поскольку, подготовив заключение, эксперт намеренно не будет затягивать его направление инициатору производства экспертизы.
Что же имелось в виду? Возможно, законодатель хотел подчеркнуть право органа расследования не только назначать экспертизу, но и получать заключение эксперта на этапе доследственной проверки. Однако указанное право прямо закреплено в ч. 4 ст. 195 УПК РФ. Вместе с тем незавершенность экспертного исследования не может повлиять на возможность продления предельного срока стадии возбуждения уголовного дела в 30 суток. Таким образом, упоминание разумного срока в части получения заключения эксперта никак не влияет на сущность отношений в стадии возбуждения уголовного дела, а значит, эта норма неэффективна.
Итак, согласно ч. 1 ст. 144 УПК РФ в настоящее время должностное лицо, имеющее в своем производстве материал проверки по сообщению о преступлении, вправе назначать экспертизу, присутствовать при ее производстве и получать заключение эксперта в разумный срок. Однако на практике применение этой нормы вызывает трудности.
Они заключаются в том, что УПК РФ регламентирует не все вопросы, касающиеся производства экспертиз. Значительная их часть регулируется Федеральным законом от 31 мая 2001 г. N 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» <3> и ведомственными Инструкциями <4>. Это касается порядка регистрации в экспертном учреждении поступивших постановлений о назначении экспертизы, сроков проведения экспертизы и некоторых других вопросов.
———————————
<3> О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации : Федеральный закон от 31.05.2001 N 73-ФЗ (ред. от 25.11.2013) // СПС «КонсультантПлюс».
<4> См., например: Об организации производства судебных экспертиз в экспертных подразделениях органов федеральной службы безопасности : Приказ ФСБ РФ от 23.06.2011 N 277 // СПС «КонсультантПлюс»; Об утверждении Инструкции по организации и производству судебных экспертиз в судебно-экспертных учреждениях и экспертных подразделениях федеральной противопожарной службы : Приказ МЧС РФ от 19.08.2005 N 640 // СПС «КонсультантПлюс»; и др.
При внесении изменений в УПК РФ другие нормативные акты своевременному изменению, как правило, не подвергаются, в связи с чем активное применение вновь созданных правил не всегда возможно.
Например, Инструкция по организации производства судебных экспертиз в экспертно-криминалистических подразделениях органов внутренних дел Российской Федерации <5> устанавливает, что экспертизы проводятся по уголовным делам и делам об административных правонарушениях (п. 2), что не предполагает проведение экспертиз до возбуждения уголовного дела. Кроме того, срок производства экспертизы согласно Инструкции, как правило, не должен превышать 15 суток (п. 12), что ставит под сомнение возможность ее проведения в стадии возбуждения уголовного дела, которая не должна превышать трех суток. Несмотря на возможность продления этого срока сначала до 10, а затем и до 30 суток, ситуация практически не меняется.
———————————
<5> Вопросы организации и производства экспертиз в экспертно-криминалистических подразделениях органов внутренних дел РФ : Приказ МВД РФ от 29.06.2005 N 511 (в ред. Приказа МВД России от 15.10.2012 N 939) // СПС «КонсультантПлюс».
Учет экспертиз осуществляется в журнале, в котором должны быть указаны категория дела, его номер и состав правонарушения (п. 65). Каким образом следует заполнять журнал, когда экспертиза назначается до возбуждения уголовного дела, неясно.
Инструкции, регламентирующие проведение экспертиз в экспертных подразделениях других федеральных ведомств, в целом аналогичным образом упорядочивают указанные правоотношения.
Поскольку Инструкции, которыми эксперт должен руководствоваться при проведении экспертизы в стадии возбуждения уголовного дела, не позволяют ему приступить к проведению назначенной экспертизы, в настоящее время следователи и дознаватели в стадии возбуждения по-прежнему проводят исследования. После возбуждения уголовного дела полученным сведениям придают доказательственное значение посредством производства экспертиз по возбужденному делу. Получается, что усилия законодателя по упрощению процесса использования специальных знаний не способствовали устранению проблемы, требующей настоятельного разрешения на протяжении нескольких десятилетий.
Применение указанных новелл имеет и другие проблемные аспекты. Части 1 и 2 статьи 144 УПК РФ содержат нормы, согласно которым полученные в ходе доследственной проверки сведения могут быть использованы в качестве доказательств при условии соблюдения положений ст. 75 и 89 УПК. Если после возбуждения уголовного дела стороной защиты или потерпевшим будет заявлено ходатайство о производстве дополнительной либо повторной судебной экспертизы, то такое ходатайство подлежит удовлетворению. Получается, что указанными новеллами, с одной стороны, законодатель преследует цель придать результатам доследственной проверки безусловное доказательственное значение. Это можно только приветствовать, поскольку материалы, имеющие доказательственное значение (получаемые на этапе возбуждения уголовного дела), стали признаваться доказательствами. Деятельность в стадии возбуждения уголовного дела, которая до этого рядом авторов рассматривалась как непроцессуальная, стала процессуальной по своей сути, поскольку в результате ее осуществления стало возможным получение доказательства. Это в свою очередь должно отменить дублирование познавательных методов, о чем давно говорилось на страницах юридической печати.
Одновременно этими же нормами (ч. 1, 2 ст. 144 УПК РФ) законодатель прямо отрицает возможность достижения рассматриваемой цели, обязывая органы расследования по каждому поступившему в рамках уголовного дела ходатайству сторон проводить повторную или дополнительную экспертизу во всех случаях. Указанные нормы фактически говорят об отсутствии достаточного доказательственного значения экспертизы, проведенной до возбуждения уголовного дела. И если с дополнительной экспертизой ситуация еще более или менее понятна (напомним, она проводится в случаях, когда эксперт не в полной мере ответил на все поставленные вопросы или его выводы недостаточно ясны, с сохранением доказательственного значения результатов первичной экспертизы), то, что именно относительно повторной экспертизы хотел сказать законодатель, понять сложно.
Как известно, повторная экспертиза проводится в случаях, когда результаты первого исследования вызывают сомнения в их достоверности или имеются противоречия в выводах эксперта(ов). Речь идет либо об ошибке эксперта (например, в связи с отсутствием необходимой квалификации), либо о даче им заведомо ложного заключения. Но теперь законодатель формулирует еще одно основание для назначения повторной экспертизы — сам факт проведения экспертизы до возбуждения уголовного дела. Только на этом основании, по мнению законодателя, экспертиза вызывает сомнение, и ее результаты следует перепроверить посредством назначения повторной экспертизы.
Получается, что при рассмотрении полученного от потерпевшего или обвиняемого ходатайства о проведении повторной или дополнительной экспертизы в силу требований ч. 1, 2 ст. 144 УПК РФ следователь может принять необоснованное решение об удовлетворении ходатайства, если оснований полагать, что выводы первоначальной экспертизы вызывают сомнение либо являются неполными, у него не имеется.
Также следует отметить имеющиеся на практике случаи заявления подобных ходатайств обвиняемыми исключительно для того, чтобы затянуть сроки расследования (когда заявляемое ходатайство не обосновывается, а в ответ на предложение следователя уточнить свою позицию относительно существа проблемы обвиняемые ссылаются на ст. 51 Конституции РФ, отказываясь что-либо пояснить).
Полагаем, что конструируя указанную норму, законодатель действовал по аналогии с другой, регламентирующей допрос подозреваемого или обвиняемого в отсутствии защитника (п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК РФ). В УПК РФ она была введена для того, чтобы переломить ситуацию с нарушением права подозреваемого (обвиняемого) на защиту, когда органы предварительного расследования своевременно не предоставляли ему защитника. Эта новелла имела позитивный эффект. Уже до вступления УПК РФ в законную силу следователи и дознаватели были ориентированы на участие защитника подозреваемого или обвиняемого по всем уголовным делам и количество случаев нарушения права на защиту заметно снизилось.
Однако задумка законодателя в части обязательного назначения повторной или дополнительной экспертизы не совсем ясна. С одной стороны, он стремится избавить органы расследования от проведения совпадающих по сути исследований (с целью придания безусловного доказательственного значения заключению эксперта, которое получено до возбуждения уголовного дела). С другой — закрепляет право потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого на инициирование обязательного производства экспертизы (фактически признавая заключение первоначальной экспертизы недопустимым доказательством по сугубо формальным основаниям).
Указанные проблемы являются не единственными применительно к вопросам проведения судебной экспертизы в стадии возбуждения уголовного дела. Специфика рассматриваемого следственного действия состоит в том, что решение о его проведении принимается должностным лицом органа предварительного расследования, а непосредственное проведение осуществляется носителем специальных познаний — экспертом. Анализ норм главы 27 УПК РФ позволяет утверждать, что вопрос о сроках проведения экспертизы не входит в компетенцию следователя, который на длительность проведения экспертного исследования повлиять не может (при всем желании).
Нами уже отмечалось, что процессуальный закон не устанавливает никаких сроков ее производства. Указанные выше Инструкции по-разному регулируют проблемную область: Инструкция МВД устанавливает общий срок 15 суток для производства экспертизы, Инструкция МЧС — 20. В зависимости от условий проведения экспертизы сроки ее производства могут быть увеличены. Предусмотренная Инструкциями длительность производства экспертизы позволяет предполагать, что не всегда эксперт сможет закончить проведение экспертного исследования в установленные временные границы стадии возбуждения уголовного дела. В случае, если решение об отказе в возбуждении уголовного дела органом предварительного расследования будет принято до окончания производства экспертизы, то ее дальнейшее производство будет прямым нарушением закона со стороны эксперта.
Основанием для производства следственных действий до возбуждения уголовного дела является наличие у должностного лица, назначившего экспертизу, материала проверки по сообщению о преступлении. В указанной ситуации производство следственного действия экспертом будет осуществляться в отсутствие предусмотренных законом оснований, поскольку проверка поступившего в правоохранительный орган сообщения о преступлении на этом этапе будет закончена.
Истечение сроков проверки либо предварительного расследования не является для эксперта основанием для окончания экспертизы. По общему правилу экспертиза оканчивается только тогда, когда эксперт провел исследование и сформулировал выводы. В ходе предварительного расследования незаконченность экспертного исследования (других следственных действий) является основанием для продления срока расследования. В стадии возбуждения уголовного дела продление срока проверки сверх предельного 30-суточного срока в связи с незаконченностью экспертного исследования недопустимо.
Для того чтобы не сложилась ситуация, при которой эксперт будет продолжать производство экспертизы после того, как принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела, полагаем необходимым обязать должностное лицо, разрешившее материал проверки по сообщению о преступлении, уведомлять о принятом решении эксперта (если им не закончено производство экспертизы), наравне с заявителем и иными заинтересованными лицами.
Подводя итог изложенному, надо признать, что усилия законодателя по расширению перечня допустимых проверочных действий нельзя оценить однозначно. С одной стороны, внесенные изменения призваны исключить дублирование познавательных методов в досудебном уголовном судопроизводстве, с другой — практическое применение рассмотренных в статье новелл пока весьма затруднительно.
Список литературы
1. Грачев С.А. О «разумных сроках» предварительной проверки сообщения об экономическом преступлении / С.А. Грачев, К.С. Частнов // Следователь (федеральное издание). 2008. N 4. С. 30 — 33.
2. Зайцева Е.А. Правовой институт судебной экспертизы в современных условиях: монография / Е.А. Зайцева. Волгоград, 2003.
3. Сущность и актуальные проблемы стадии возбуждения уголовного дела: монография. 2-е изд., испр. и доп. / отв. ред. И.С. Дикарев. М., 2012.
4. Шашин Д.Г. Некоторые проблемные аспекты производства проверки сообщений о преступлениях / Д.Г. Шашин, А.В. Коршунов // Эксперт-криминалист. 2014. N 1. С. 16 — 19.
5. Шейфер С.А. Следственные действия. Основания, процессуальный порядок и доказательственное значение / С.А. Шейфер. Самара, 2004.

К вопросу о назначении криминалистических экспертиз до возбуждения уголовного дела Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

причин. Учет и объяснение этих причин послужат обоснованием вывода о тождестве»1.

Однако в описательной части аналогичного заключения эксперт может вообще не указать на наличие различающихся признаков, несмотря на их наличие и требование инструкции и методики указывать все вымвленные признаки как совпадающие, так и различающиеся. В этом случае установить этот факт следователю (суду) будет невозможно, хотя данное обстоятельство, может являться следствием не только необоснованности вышода, но и неполного исследования, которое в результате привело к ошибочному вышоду.

Для предотвращения подобный ситуаций при оценке полноты заключения эксперта следователю необходимо уделять внимание не только описательной части заключения, но и иллюстрирующему материалу, который позволит наглядно и более объективно оценить полноту проведенного исследования. Отсутствие же вообще иллюстративного материала с разметкой совпадающих и различающихся признаков в идентификационнык исследованиях можно рассматривать так же, как неполноту отражения хода и результатов исследования.

Оценка полноты проведенного исследования и отражение его в заключении эксперта должны проводиться для проверки вопроса о том, все ли объекты, представленные на экспертизу, были исследованы. Для этого необходимо сопоставить объекты, которые были представлены на исследование, т.е. указаны в постановлении следователя (суда) о назначении экспертизы с теми, которые описаны в вводной части заключения, в исследовательской и в вышодах. Особенно тщательно это необходимо делать в многообъектных исследованиях, например судебно-экономических (судебнобухгалтерских), судебно-почерковедческих, судебно-фоноскопических и т.д. Эти правила оценки полноты заключения эксперта приемлемы и для экспертиз, выполненных автоматизированным способом.

Р.В. Зайцев,

преподаватель Кировского филиала МГЮА

К ВОПРОСУ О НАЗНАЧЕНИИ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИХ ЭКСПЕРТИЗ ДО ВОЗБУЖДЕНИЯ уголовного дела

В течение последних 30 лет перед юристами стоит проблема целесообразности производства судебной экспертизы до возбуждения уголовного дела.

Законодатель, пытаясь разрешить данный вопрос, ввел в диспозицию п. 4. ст. 146 УПК РФ следующую формулировку: «Постановление следова-

1 Аверьянова Т.В. Судебная экспертиза. М., 2006. С. 413.

теля, дознавателя о возбуждении уголовного дела незамедлительно направляется прокурору. К постановлению прилагаются материалы проверки сообщения о преступлении, а в случае производства отдельный следственных действий по закреплению следов преступления и установлению лица, его совершившего (осмотр места происшествия, освидетельствование, назначение судебной экспертизы), — соответствующие протоколы и постановления»1.

Однако, на наш взгляд, такую новеллу законодатель не довел до логического конца, дав возможность для продолжения дискуссии.

Сторонники назначения и производства экспертизы до возбуждения уголовного дела2 учитывают важную роль применения специальных знаний в форме судебной экспертизы до возбуждения уголовного дела. В научном Комментарии к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации3 дано разъяснение о возможности проведения судебной экспертизы, включая составление заключения эксперта, до возбуждения уголовного дела.

В трудах Е.Р. Российской указано, что законодателем сделан первый шаг к решению данного вопроса, однако до конца не разрешена его техническая сторона, а именно: вынесение постановления о назначении судебной экспертизы не допустимо без указания регистрационного номера уголовного дела в соответствующей графе бланка (п. 116 ст. 476 УПК РФ); не ясно, когда может быть произведена судебная экспертиза, если «постановление следователя, дознавателя о возбуждении уголовного дела незамедлительно направляется прокурору»4.

Рассмотрим данную коллизию более подробно. Как представляется, в законе указано на приобщение к материалам дела лишь постановления о назначении экспертизы и ничего не говорится о приобщении к материалам проверки также и заключения эксперта. Принимая решение о назначении экспертизы, должностное лицо вышосит соответствующее постановление, один экземпляр которого с объектами исследования направляет в судебноэкспертное учреждение, а второй приобщает к материалам проверки и с постановлением о возбуждении уголовного дела незамедлительно направляет прокурору, что не исключает возможности проведения в это же время экспертизы. При необходимости прокурор и должностное лицо, назначив-

1 Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. М.: «Омега-Л», 2005. С. 77.

2 ЖогинН.В. Предварительное следствие в советском уголовном процессе. М., 1965; Российская Е.Р. Судебная экспертиза в гражданском, арбитражном, административном и уголовном процессе. М.: Норма, 2005; Белкин А.Р. Теория доказывания в уголовном судопроизводстве. М.: Норма, 2005.

3 Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. Д.Н. Козак, Е.Б. Мизулина. 2-е издание, перераб. и доп. М.: Юристъ, 2004.

4 Российская Е.Р. Судебная экспертиза в уголовном, гражданском, арбитражном процессе. М.: Право и закон. 1996. С. 215.

шее экспертизу, сами могут присутствовать при проведении экспертного исследования. Однако, если же экспертиза была проведена до непосредственного предоставления материалов проверки к прокурору, то лицо, принявшее решение о возбуждении уголовного дела, обязано приобщить к материалам проверки и заключение эксперта.

Основные доводы противников применения этой процедуры 1 можно изложить в 3-х пунктах:

1) проведение экспертизы до возбуждения уголовного дела создает прецедент и порождает бесконтрольность в применении мер, ограничивающих права и интересы личности;

2) при разрешении проведения судебной экспертизы до возбуждения уголовного дела необходимо на тех же основаниях проводить и другие следственные действия;

3) для возбуждения уголовного дела вполне достаточно данных, указывающих на признаки преступления, для установления которыж не требуется проведение экспертизы2.

По нашему мнению, разрешить проблему экспертного исследования объектов до возбуждения уголовного дела возможно в результате применения такой процессуальной процедуры, как назначение судебной экспертизы и проведение назначенной экспертизы.

Проведем анализ доводов наших оппонентов, изложенныгх в начале статьи, и дадим им оценку.

В российском уголовно-процессуальном законодательстве предусмотрена возможность производства осмотра места происшествия до возбуждения уголовного дела (ч. 2 ст. 176 УПК РФ). Данная норма за многолетнюю практику ее применения не привела к бесконтрольности применения мер, ограничивающих права и интересы личности, а напротив, ее применение во многих случаях способствовало своевременному принятию решения о возбуждении (об отказе в возбуждении) уголовного дела и раскрытию преступлений в кратчайшие сроки. Для принятия решения о возбуждении уголовного дела о преступлениях с неустановленным лицом, совершившим преступление, необходимо наличие лишь двух основныгх признаков состава преступления: объекта преступления и объективной стороны преступления. Практика показывает, что в поступивших в ОВД сообщениях о совершенный правонарушениях зачастую содержится недостаточное количество

1 Савицкий В.М. Очерк теории прокурорского надзора. М., 1975; Лившиц Ю.Д., Кудрявцева А.В. Дискуссионные вопросы судебной экспертизы в УПК РФ // Материалы международной научной конференции (К 80-летию со дня рождения Р.С. Белкина). М., 2002. АУ МВД России; Горянов Ю.И. Судебная экспертиза в современном уголовном судопроизводстве: правовое регулирование и правоприменительная практика: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2006.

2 Горянов Ю.И. Указ. соч. С. 93.

объективной информации, позволяющей квалифицировать происшествие или правонарушение как уголовное преступление и принять решение о возбуждении уголовного дела. Во многих случаях такая информация появляется только после проведения осмотра места происшествия и связана с обнаружением, фиксацией и изъятием материальных следов и иных объектов, указывающих на совершение преступления. Однако для того, чтобы материальные следы и объекты, так назышаемыге «немые свидетели», предоставили информацию об обстоятельствах происшествия, нередко требуется проведение экспертного исследования.

Большинство объектов, которые подвергаются судебно-экспертному исследованию в ходе предварительного расследования, изымаются при осмотрах мест происшествий. Следственная практика показывает, что при экспертных исследованиях этих объектов появляются данные, позволяющие более точно охарактеризовать объективную сторону преступления и ориентировать правоохранительные органы на розыск и задержание преступника «по горячим следам». Из этого следует, что наибольшую актуальность имеет назначение и проведение судебной экспертизы до возбуждения уголовного дела по делам, где свойства исследуемого объекта определяют наличие или отсутствие объективной стороны состава преступления; где не установлено лицо, совершившее преступление. В ходе расследования уже возбужденного уголовного дела следователь сможет ознакомить потерпевшего и лицо, подвергаемое уголовному преследованию, с постановлением о назначении экспертизы и заключением экспертизы, и при необходимости они могут ходатайствовать перед следователем о проведении любого вида экспертиз, в том числе и в их присутствии.

Ссышаясь на то, что при разрешении проведения судебной экспертизы до возбуждения уголовного дела необходимо на тех же основаниях проводить и другие следственные действия, Ю.И. Горянов фактически ведет речь о правовом прецеденте. Правовой прецедент не предусмотрен законодательством РФ, а перечень следственных действий, производимыгх до возбуждения уголовного дела в ходе проверки, может быть определен только законодателем, который опирается в принятии такого решения на социальный заказ и Конституцию РФ.

Мы согласны с мнением Е.Р. Российской, указывающей на возможность двоякого и взаимоисключающего толкования формулировок в диспозициях рассматриваемый статей УПК РФ 1.

Анализ рассуждений Е.Р. Российской в отношении регистрационного номера уголовного дела в процессуальный документах, по нашему мнению,

1 Российская Е.Р. Судебная экспертиза в уголовном, гражданском, арбитражном процессе. М.: Право и закон. 1996. С. 215.

приводит к вышоду, что с момента согласования с прокурором решения о возбуждении уголовного дела до момента присвоения данному уголовному делу регистрационного номера недопустимо проводить какие-либо следственные действия, принимать процессуальные решения.

Попытаемся оценить значение регистрационного номера уголовного дела в процессуальных документах. Регистрационный номер присваивается конкретному уголовному делу в отделе статистики правоохранительного органа, проводящего расследование. Основания для проведения проверки появляются после того, как в правоохранительный орган поступает информация о происшествии, о чем дежурным сотрудник делает запись в книге учета сообщений преступлений (КУСП) и присваивает этой записи порядковый регистрационным номер (номер по КУСП). В соответствии с УПК РФ проверка может длиться до 10 суток, после чего должностное лицо исследует собранные материалы, принимает решение о возбуждении уголовного дела, выносит соответствующее постановление и направляет материал прокурору для согласования с ним решения о возбуждении уголовного дела. Получив согласие прокурора, должностное лицо начинает предварительное расследование, в ходе которого проводит следственные действия, принимает процессуальные решения, назначает экспертизы и т. д. Сотрудник отдела статистики присваивает ведомственным регистрационный номер уголовному делу и вносит его в соответствующую графу журнала КУСП. Очевидно, что регистрационным номер может быть присвоен уголовному делу лишь через некоторое время после того, как в отдел статистики будут представлены соответствующие документы. Данным промежуток времени может быть продолжительностью до суток.

По нашему мнению, регистрационный номер имеет не процессуальное, а служебное значение, обеспечивающее задачи уголовной статистики. Так, при движении уголовного дела по подследственности, когда имеет место передача его в правоохранительный орган иного ведомства, данному уголовному делу присваивается новым ведомственный регистрационный номер, связанный с его первичным регистрационным номером. Таким образом:

— регистрационный номер — это «собственное имя» уголовного дела, которое упрощает контроль за расследованием уполномоченными инстанциями;

— регистрационный номер уголовного дела сопряжен с регистрационным номером происшествия по КУСП правоохранительного органа и, по существу, является производным от данного номера. То есть номер по КУСП является основным «именем» материала о происшествии, а регистрационный номер уголовного дела — дополнительным «именем», позволяющим выделить это же самое происшествие в группе возбужденных уголовный дел.

На основании изложенного, мы имеем основания для выводов:

— Е.Р. Российская правильно указывает на необходимость наличия в процессуальный документах номера, то есть «собственного имени уголовного дела», что будет способствовать осуществлению контроля за предварительным расследованием;

— конкретная буквенно-цифровая запись, характеризующая регистрационный номер уголовного дела в бланке процессуального документа, носит лишь формальным характер, и иная форма записи «собственного имени» не может рассматриваться существенным нарушением уголовно-процессуального законодательства.

На практике это может быть реализовано следующим образом. До возбуждения уголовного дела в процессуальных документах следственный действий, проведение которых на данном этапе разрешено УПК РФ, необходимо указывать номер материала проверки о происшествии по КУСП.

Хотелось бы остановиться еще на одном существенном вопросе назначения и производства судебной экспертизы до возбуждения уголовного дела

— важной роли экспертный исследований и выводов экспертов для установления фактических данныгх происшествия и установления круга лиц, имеющих к нему отношение. Сторонники назначения экспертизы указывают на необходимость производства судебных экспертиз для вымвления признаков объективной стороны совершенного деяния (например, ст. 222, 327 УК РФ), что в совокупности с объектом правонарушения дает основание для возбуждения уголовного дела. Кроме того, помимо установления объективной стороны преступления, не стоит забывать и об установлении субъекта преступления. Но ни в одной из дискуссий по данной проблеме мы не увидели задачи, направленной на установление лица, совершившего преступление, что играет немаловажную роль в его расследовании. Для решения данной задачи необходимо указать, что, проанализировав процесс назначения криминалистических экспертиз в УВД Кировской области за 2005 г., можно прийти к выводу, что в 99% случаев до возбуждения уголовного дела назначаются дактилоскопические экспертизы, а 1% остается на долю баллистических, техникокриминалистических экспертиз документов и экспертиз холодного оружия. Причем нужно учитывать, что при назначении в большинстве случаев следующих видов традиционных экспертиз: баллистических, технико-криминалистических, холодного оружия субъекты преступления уже установлены. А при назначении дактилоскопических экспертиз лицо, совершившее преступление, как правило, отсутствует, и круг подозреваемых не определен.

Практика, сложившаяся в правоохранительных органах Кировской области по данной позиции, следующая. Следы рук, изъятые с места происшествия, с постановлением следователя о назначении дактилоскопической экс-

пертизы незамедлительно направляются для ее проведения в экспертно-криминалистические подразделения ОВД, где эксперты отрабатывают следы потерпевших и проверяют «чужие следы» по автоматизированной поисковой дактилоскопической системе «Паппилон» в ЭКЦ УВД. Зачастую в ближайшие часы после поступления следов на экспертизу удается установить личности подозреваемый и ориентировать уголовным розыск на их задержание. При этом уголовное дело, как правило, может быть даже еще не возбуждено.

Так, например, 1 августа 2006 г. неизвестным гражданин с применением насилия затащил на веранду детского садика гражданку О., где, угрожая пустой бутышкой, совершил насильственным половой акт. В результате осмотра места происшествия недалеко от веранды была обнаружена бутылка, указанная потерпевшей как предмет угрозы. В результате обработки экспертом данной бутышки дактилоскопическим порошком были вымвлены1 и изъяты следы пальцев рук и назначена дактилоскопическая экспертиза. Эксперт провел детальное исследование следов, и их изображения отправил на АДИС «Паппилон» в УВД Кировской области. Спустя три часа после осмотра места происшествия, быш установлен и задержан гр. Л., которым признался в совершении еще одного изнасилования.

Таким образом, материальные следы, изъятые с места происшествия, не лежат мертвым грузом, а работают на установление подозреваемых лиц. Причем, как показывает практика, если в дежурные сутки по следам рук дактилоскопические экспертизы не назначаются, то следователи и дознаватели в силу большой загруженности вспоминают о них только лишь к окончанию срока предварительного следствия.

Что же касается других родов криминалистических экспертиз, перечисленный выше, то в большинстве случаев органы дознания и предварительного следствия выносят в основном постановления на проведение предварительных исследований. При этом до назначения экспертизы эксперт проводит исследования, используя только неразрушающие методы, например, при проведении исследования по документу с целью установления способа его изготовления либо установления факта изменения первоначального содержания. Проведение же предварительный исследований по следам рук недопустимо, так как данные следы, изъятые с места происшествия, подлежат упаковке с соблюдением процессуальных правил в присутствии понятых. Поэтому вскрытие упаковки в данном случае не при проведении экспертизы повлечет признание их недопустимыми доказательствами. Процессуально правильно изъятые следы с места происшествия уже являются доказательствами. Соответственно их дальнейшее использование должно идти в рамках процесса расследования и, логически, экспертиза будет являться процессуальным «шагом» их дальнейшего использования.

Также некоторые авторы 1 указывают на то, что прокурор в ряде случаев не дает согласия на начало уголовного преследования на основании полученных сведений, а экспертиза уже назначена и проводится. По мнению Ю.И. Горянова, «рабочее время экспертов и материально-техническая база судебно-экспертныж учреждений расходуется, по сути, впустую»2.

Но не следует забывать о профилактической роли экспертизы. Для примера обратимся снова к дактилоскопической экспертизе. Так, если дело не возбуждается, а по следам рук, изъятым с места происшествия, установлено лицо, причастное к противоправным действиям, то данные результаты применения специальных знаний могут быть использованы в оперативно-розыскной деятельности в отношении данного лица для установления его причастности к совершению других преступлений, а также для принятия мер административно-процессуального характера. Конечно, может возникнуть вопрос, что в данном случае можно бышо провести предварительное исследование. Но в таком случае нарушается упаковка объектов. Прокурор вправе при наличии дополнительных оснований впоследствии возбудить уголовное дело, а, как мы знаем, результаты предварительного исследования доказательством не являются, и назначать экспертизу по данным объектам будет нельзя.

Проанализировав более подробно п. 4 ст. 146 УПК РФ, где говорится о проведении отдельных следственный действий по закреплению следов преступления и установлению лица, его совершившего, таких, как осмотр места происшествия, освидетельствование, назначение судебной экспертизы, мы видим, что законодатель не дал «зеленыш свет» назначению всех судебный экспертиз до возбуждения уголовного дела. Исходя из содержания нормы, экспертиза назначается лишь для установления лица по закрепленным следам преступления, обнаруженным и изъятым с места происшествия. Если таковой факт имеется, то можно назначать судебную экспертизу, если нет, то необходимо дожидаться возбуждения уголовного дела. Под данные правила в криминалистической экспертизе попадают не все традиционные ее роды, а только дактилоскопическая и трасологическая.

Подводя итог вышесказанному, мы предлагаем:

1) Дополнить ст. 195 УПК РФ ч. 5 с диспозицией, имеющей формулировку: «В случаях, не терпящих отлагательства, судебная экспертиза может быть назначена и проведена до возбуждения уголовного дела» (по аналогии с ч. 2 ст. 176 УПК РФ).

2) В п. 116, 118 ч. 1 ст. 476 УПК РФ изменить содержание текстов «по

уголовному делу №_________», имеющихся в вводной части бланков, на тексты

«по уголовному делу_______» с подстрочным текстом «(номер уголовного де-

ла, регистрационный номер книги учета сообщений о преступлениях)».

1 Горянов Ю. И. Указ. соч. С. 97.

2 Там же.

1. Признав необходимым назначение судебной экспертизы, следователь выносит об этом постановление, а в случаях, предусмотренных пунктом 3 части второй статьи 29 настоящего Кодекса, возбуждает перед судом ходатайство, в котором указываются:

1) основания назначения судебной экспертизы;

2) фамилия, имя и отчество эксперта или наименование экспертного учреждения, в котором должна быть произведена судебная экспертиза;

3) вопросы, поставленные перед экспертом;

4) материалы, предоставляемые в распоряжение эксперта.

2. Судебная экспертиза производится государственными судебными экспертами и иными экспертами из числа лиц, обладающих специальными знаниями.

3. Следователь знакомит с постановлением о назначении судебной экспертизы подозреваемого, обвиняемого, его защитника, потерпевшего, его представителя и разъясняет им права, предусмотренные статьей 198 настоящего Кодекса. Об этом составляется протокол, подписываемый следователем и лицами, которые ознакомлены с постановлением.

4. Судебная экспертиза в отношении потерпевшего, за исключением случаев, предусмотренных пунктами 2, 4 и 5 статьи 196 настоящего Кодекса, а также в отношении свидетеля производится с их согласия или согласия их законных представителей, которые даются указанными лицами в письменном виде. Судебная экспертиза может быть назначена и произведена до возбуждения уголовного дела.

Комментарий к Ст. 195 УПК РФ

1. Экспертиза в уголовном процессе — это специальное исследование в области науки, техники, искусства или ремесла, которое назначается дознавателем, следователем или судом по вопросам, разрешение которых имеет значение для дела. Экспертизу в уголовном процессе принято называть судебной независимо от того, в какой стадии она производится.

2. Фактическим основанием для назначения экспертизы является возникшая при производстве по уголовному делу необходимость в специальных познаниях в науке, технике, искусстве или ремесле. Экспертиза не должна назначаться для доказывания фактов, которые могут быть установлены и без специальных познаний самим следователем, дознавателем, прокурором. Судебная экспертиза может проводиться по самым различным вопросам, относящимся к любой отрасли науки и техники, искусства или ремесла. Единственная отрасль знаний, которая является исключением в этом отношении, — правоведение, юриспруденция. Все правовые вопросы, к какой бы отрасли права они ни относились, при производстве по уголовному делу должны разрешаться самим производящим расследование и экспертному исследованию не подлежат.

3. Процессуальным основанием для производства экспертизы является постановление дознавателя, следователя, судьи или определение суда.

4. Назначение экспертизы предполагает последовательное совершение органом расследования следующих процессуальных действий: 1) вынесение постановления о назначении экспертизы; 2) ознакомление с этим постановлением обвиняемого; 3) разъяснение обвиняемому его прав в связи с производством экспертизы. Этим действиям предшествует собирание материалов, необходимых для экспертного исследования, в том числе экспериментальных образцов (см. статью 202 УПК и комментарий к ней).

5. Согласно части четвертой комментируемой статьи экспертиза в отношении потерпевшего и свидетеля производится только с их согласия или согласия законных представителей, за исключением случаев, когда экспертиза нужна для определения характера и степени вреда, причиненного здоровью, когда их психическое или физическое состояние порождает сомнения в способности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела, и давать показания, а также для установления возраста. Данная норма заслуживает критического к себе отношения. Она не отвечает началам публичности уголовного процесса и может препятствовать раскрытию тяжких преступлений, потому что препятствует производству важнейших распространенных в практике экспертиз против воли определенного лица. По ее смыслу получается, например, что, если совершено изнасилование несовершеннолетней и следователь своей властью возбудил уголовное дело, он тем не менее не может назначить судебно-медицинскую экспертизу, потому что родители потерпевшей, не желая огласки, не соглашаются на это, а вопрос о вреде здоровью вообще не стоит.