Дифференциация уголовной ответственности

Понятие и способы дифференциации уголовной ответственности

уголовный правовой политика индивидуализация

Как уже отмечалось в предыдущем параграфе, дифференциация уголовной ответственности является одним из методов уголовно-правовой политики. Он заключается в учете характера и типовой степени общественной опасности деяния и типовой степени общественной опасности личности совершившего преступление.

Указание в доктринальном определении дифференциации уголовной ответственности на типовую степень общественной опасности деяния и типовую степень общественной опасности личности преступника означает, что общественная опасность должна быть обобщенно сформулирована в уголовном законе. Именно типовой характер разграничивает дифференциацию от индивидуализации уголовной ответственности, поскольку при индивидуализации вопрос о том, применять или нет, например,освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием или в связи с примирением с потерпевшим, решается судом в зависимости от обстоятельств конкретного дела.

В науке сформировалось два подхода к дифференциации ответственности, согласно первому дифференциация ответственности является уголовно-правовой категорией Адоевская О.А. Дифференциация ответственности за кражу по уголовному праву России: дис. … канд. юрид. наук. — Самара, 2007. — С. 29..

Сущность такого подхода состоит в закреплении как в Общей, так и в Особенной частях Уголовного кодекса различий в тяжести последствий, то есть вида и размера наказания, смягчающих и отягчающих обстоятельств.

Второй подход относит дифференциацию ответственности к общеправовым категориям. В рамках такого подхода дифференциация ответственности проводится между отраслями права, и внутри каждой отрасли. Такой подход требует от законодателя создания комплексной системы согласованных между собой норм различных отраслей права.

По нашему мнению, второй подход более адекватно отражает юридическую действительность, поскольку ни одна отрасль права не существует отдельно от других отраслей. В идеале, они должны представлять собой единую систему, лишенную внутренних противоречий. Кроме того, даже в настоящее время, при наличии юридических коллизий, существует значительное количество примеров связанности между собой норм различных отраслей права, устанавливающих юридическую ответственность за совершение правонарушений. Кроме того, первый подход вписывается в рамки второго поскольку ни в чем не противоречит ему, то есть наряду с общеправовой дифференциацией ответственности существует и непосредственно дифференциация уголовной ответственности.

Несмотря на то, что данная работа ставит своей целью изучение дифференциации уголовной ответственности за мошенничество, в некоторых случаях необходимо обратить внимание и на межотраслевую дифференциацию. Примером такой дифференциации служит существование статьи 7.27 Кодекса об административных правонарушениях, устанавливающей административную ответственность за совершение хищений, предусмотренных несколькими статьями Уголовного кодекса, в случае если стоимость похищенного имущества составляет тысячу или менее рублей и отсутствуют признаки квалифицированных составов преступления . Даже диспозиция статьи 7.27 КоАП РФ является бланкетной и отсылает к соответствующим статьям УК РФ, в которых содержатся требуемые составы преступлений.

Также, нередко называемым способом межотраслевой дифференциация является административно-правовая преюдиция, которая позволяет разграничить административные правонарушения от преступлений Костылева О.В. Криминализация как метод уголовно-правовой политики: теория и практика принятия законодательных решений // Закон. — 2015. — № 8. — С. 60 — 71.. Административно-правовая преюдиция заключается в следующем: совершение деяния в первый раз влечет административную ответственность, при повторном совершении того же деяния наступает уголовная ответственность.

Непосредственно в уголовном праве дифференциация ответственности проявляется как в Общей части, так и в Особенной. В каждой части законодателем используются свои способы.

В Общей части прежде всего содержится основание дифференциации — классификация преступлений на преступления небольшой тяжести, средней тяжести, тяжкие и особо тяжкие (статья 15 УК РФ). Классификация преступлений оказывает серьезное влияние на такие институты как рецидив преступлений, освобождение от уголовной ответственности, освобождение от наказания, условное осуждение, досрочное снятие судимости. Во всех вышеуказанных институтах, отнесение преступления к конкретной категории является условием, улучшающим положение подсудимого или осужденного (в случае если преступление небольшой тяжести) или ухудшающим (в случае соверешния тяжкого или особо тяжкого преступления)

Институты неоконченного преступления, множественности преступлений и соучастия также являются способами дифференциации уголовной ответственности.

Дифференциация ответственности за неоконченные преступления основывается на классификации преступлений. Уголовную ответственность влечет только приготовление к тяжкому или особо тяжкому преступлению (статья 30 УК РФ). Кроме того, согласно статье 66 Уголовного кодекса, наказание назначается в сниженном размере (не более половины за приготовление и не более трех четвертей за покушение) «Уголовный кодекс Российской Федерации» от 13.06.1996 № 63-ФЗ // СЗ РФ. — 1996. — № 25. — Ст. 2954..

Некоторые способы дифференциации из Общей части находят свое дальнейшее развитие в Особенной. Так, например, закрепленные в Общей части понятия группы лиц по предварительному сговору и организованной группы являются одними из наиболее распространенных оснований выделения квалифицированных составов преступлений.

Дифференциация в Особенной части выражается в установлении квалифицированных и привилегированных составов преступлений, а также выделении специальных составов по отношению к общим.

Квалифицированные и привилегированные составы конструируются законодателем путем добавления к основному составу квалифицирующих признаков (в отношении привилегированных составов иногда используется термин «привилегирующие признаки» Кругликов Л.Л., Васильевский А.В. Дифференциация ответственности в уголовном праве. СПб., 2002. — С. 180.). Такие признаки свидетельствую о существенно отличающейся (повышенной или пониженной) типовой степени общественной опасности деяния.

Квалифицирующие признаки позволяют различить преступления одного вида, то есть отражают внутривидовые различия. Например, квалифицированный состав мошенничества сохраняет признаки основного состава мошенничества, но к ним добавляются квалифицирующие, которые и позволяют отграничить основной состав от квалифицированного.

Связь квалифицированных составов с основными подтверждаются следующим обстоятельством: если квалифицирующий признак, который был вменен обвиняемому, не находит своего подтверждения, он исключается, но деяние остается преступным и переквалифицируется на основной состав.

В случае выделения нескольких квалифицированных составов по отношению к одному основному, это означает, что каждый следующий состав (например, часть 4 определенной статьи Особенной части по отношению к части 2 той же статьи) характеризуется существенно более высокой общественной опасностью.

Возможна ситуация, когда совершенное деяние содержит признаки сразу несколько квалифицирующих признаков, в том числе содержащихся в разных частях статьи, то есть относящихся к разным квалифицированным составам. В таком случае квалификация осуществляется по части, содержащий наиболее тяжкий квалифицирующий признак, однако в приговоре и иных актах содержится указание на все квалифицирующие признаки.

Привилегирующие признаки в уголовном законе встречаются намного реже квалифицирующих. Это связано с тем, что как правило, наименее общественно опасное деяние криминализуется в основном составе, в то время как дальнейшие повышения степени общественной опасности описываются в квалифицированных составах с помощью квалифицирующих признаков.

Помимо существенного повышения типовой степени общественной опасности, для введения квалифицированных составов необходимо соблюсти еще некоторые условия. Их можно разделить на две группы: характеризующие содержание и характеризующие форму Кругликов Л.Л., Васильевский А.В. Дифференциация ответственности в уголовном праве. СПб., 2002. — С. 182..

Первым из условий является типичность обстоятельств, указываемых как квалифицирующий признак, для данного вида преступлений. Примером могут служить квалифицирующие признаки, связанные с размером, применительно к различным формам хищений. Поскольку хищение всегда связано с причинением материального ущерба, и общественная опасность несомненно возрастает при увеличении размера хищения, данный признак используется в качестве квалифицирующего.

Второе условие служит противовесом первому: обстоятельство, используемое в качестве квалифицирующего признака должно быть нехарактерно для большинства преступных посягательств такого вида. То есть, теоретически должно быть больше случаев привлечения к уголовной ответственности за совершение деяний, подпадающих под основной состав, чем под квалифицирующий. На практике данное условие не всегда соблюдается, поскольку, например, для многих преступлений характерно совершение их группой лиц по предварительному сговору, однако это обстоятельство указывается в качестве квалифицирующего признака во множестве статей Уголовного кодекса.

Следующее условие — это обязательность резкого изменения общественной опасности деяния в зависимости от наличия или отсутствия квалифицирующего признака. Примером также может служить размер хищения, стоимостное выражение которого указано в примечании к статье 158 УК РФ, и которое не изменялось с 2003 года. Данные положения неоднократно подвергались критике, в том числе экспертами Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Обращение эксперта Совета В.В. Осечкина к Председателю Комитета Государственной Думы ФС РФ по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству П.В. Крашенинникову // Официальный сайт Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека. URL: http://president-sovet.ru/documents/read/247/ (дата обращения 25 апреля 2016 г.)., поскольку в связи с изменением экономической ситуации они перестали отражать общественную опасность деяний, и их следовало бы пересмотреть.

Четвертое условие представляет собой однозначную направленность влияния квалифицирующих (привилегирующих) признаков на вид и размер санкции. Это означает, что данное обстоятельство должно либо всегда повышать, либо понижать строгость ответственности и не должно зависеть от каких-либо подверженных изменению обстоятельств Кругликов Л.Л., Васильевский А.В. Дифференциация ответственности в уголовном праве. СПб., 2002. — С. 184..

Последнее условие, связанное с содержанием, это возникновение обстоятельств, указываемых в качестве квалифицирующего признака, до момента окончания преступления.

Следующая группа условий — это условия, связанные с формой описания квалифицирующих признаков в уголовном законе. Данные условия могут быть также названы приемами юридической техники, и несмотря на их неочевидное значение, их несоблюдение законодателем может затруднить понимание нормы правоприменителем, или даже нарушить логику и исказить смысл нормы.

Поскольку квалифицирующие признаки являются признаками состава преступления, они могут быть закреплены только в диспозиции нормы Особенной части. В уголовном законодательстве советского периода встречалась иная ситуация: квалифицирующие признаки указывались в санкции, что приводило к неоднозначности в отграничении квалифицированного состава от основного.

Квалифицированные составы должны располагаться в отдельных частях статьи (часть 2, часть 3 и т.д.). Указание квалифицирующих признаков в части 1 нарушает логику законодательства, поскольку смешивает основной состав с квалифицированным.

Также не следует помещать в части, следующие за первой, самостоятельные составы преступления. Примером такой ситуации в настоящее время служит статья 212 УК РФ, в которой каждая из трех частей представляет собой самостоятельный состав преступления.

Выделение квалифицированных составов в отдельные статьи аналогичным образом нарушает логику изложения норм уголовного права. В настоящее время примеров такого расположения норм нет, однако они имелись в советский период. Однако, выделение привилегированных составов в отдельные статьи имеет под собой разумные основания: если указывать их в частях той же статьи, которая устанавливает основной состав, они могут быть смешаны с квалифицированными составами, которые располагаются в частях, следующих за первой. Более, того у привилегированного состава может быть собственный квалифицированный состав, что и происходит, например, в случае статьи 107 «Убийство, совершенное в состоянии аффекта». Именно поэтому, привилегированные составы традиционно размещаются в отдельных статьях Особенной части.

Таким образом, указание квалифицированных составов в отдельных частях свидетельствует об их отличии от основного, в то же время, указание в рамках одной статьи подчеркивает их схожесть.

Следующим условием, связанным с формой, является способ формулирования диспозиции квалифицированного состава. В большинстве статей Уголовного кодекса используется формулировка «то же деяние» или «деяние, предусмотренное частью первой или второй». Однако в некоторых случаях квалифицированные составы полностью или частично повторяют диспозицию основного. Чаще всего это происходит тогда, когда диспозиция основного состава может быть сформулирована несколькими словами, например, «грабеж» или «причинение смерти по неосторожности».

Последним условием, определяющим форму описания квалифицированных составов, следует назвать возможность краткого указания на конкретный квалифицирующий признак. Это обеспечивается буквенным обозначением и используется следующим образом: «деяние, предусмотренное п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ». Непонятно, чем руководствовался законодатель, указывая квалифицирующие признаки путем простого перечисления, как, например, это сделано в статье 159 УК РФ. Такая формулировка затрудняет указание конкретного квалифицирующего признака в приговоре и иных актах, поскольку требуется указывать его словесное описание.

Выделение специальных составов преступления также служит одним из способов дифференциации уголовной ответственности в Особенной части. Данный способ дифференциации отмечается как в теории, так и в практике правотворческой деятельности Пояснительная записка к проекту Федерального закона № 53700-6 «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и иные законодательные акты Российской Федерации» // Официальный сайт Государственной Думы Российской Федерации. URL: http://asozd2.duma.gov.ru/main.nsf/(ViewDoc)?OpenAgent&work/dz.nsf/ByID&83FE3BBFEBB18FDB432579DF0038AF5E (дата обращения: 25 апреля 2016 г.).. Специальные составы, так же как и квалифицированные, выделяются по отношению к другому составу (основному в случае квалифицированного, и общему в случае специального). Специальный состав отличается от общего степенью общественной опасности деяния Уголовное право Российской Федерации. Общая часть: учебник для вузов / Н.Н. Белокобыльский, Г.И. Богуш, Г.Н. Борзенков и др.; под ред. В.С. Комиссарова, Н.Е. Крыловой, И.М. Тяжковой. — М., 2012. 879 с.. Как правило, специальные составы отличаются от общего по объекту преступления, то есть общий состав охватывает более широкую сферу общественных отношений, в то время как специальный характеризуется более узким объектом.

В рамках данной контрольной работы были рассмотрены способы дифференциации уголовной ответственности, используемые законодателем в Общей и Особенной частях УК РФ. Квалифицированные составы как основной способ дифференциации в Особенной части были исследованы более подробно. Сформулированы условия (или правила) составления квалифицированных составов, как относительно содержания, так и в отношении формы (то есть приемы юридической техники), рассмотрено понятие специальных составов.

Данная работа своего рода предварительной частью исследования дифференциации уголовной ответственности за мошенничество. Прежде всего был проведен анализ уголовной политики и ее основного элемента уголовно-правовой политики, поскольку дифференциация ответственности это один из методов уголовно-правовой политики. Несмотря на множество различных подходов к понятию и к содержанию, мы пришли к выводу о том, что основная суть этого явления содержится в каждом из подходов. Была определена природа такого явления как дифференциация ответственности, выделены средства дифференциации.

Право/ 5. Уголовное право и криминология

А.А. Байбарин

Аспирант кафедры уголовного права Курского Государственного Технического университета

Дифференциация уголовной ответственности

Под дифференциацией понимается расчленение, различение отдельного и частного при рассмотрении, изучении чего-либо . Данное определение демонстрирует установление различий между составными частями единого целого или чего-то, что может быть объединено более общим понятием.

В доктрине уголовного права отсутствует единый подход к определению сущности и значения дифференциации уголовной ответственности.

Г.Л. Кригер, рассуждая о дифференциации ответственности, пишет: «Дифференциация ответственности заключается в определении форм ответственности и их классификации применительно к целым группам (видам) социально типичных антиобщественных проступков. … Это, по сути дела, есть конкретизация пределов ответственности на базе и в рамках единого основания ответственности. … Дифференциация ответственности … является исключительной прерогативой законодателя, который определяет в более или менее типизированном виде объем и пределы соответствующей юридической ответственности, связывая их с определенными критериями и признаками, закрепленными непосредственно в законе» .

Т.А. Лесниевски-Костарева рассматривает данное понятие как градацию, разделение, расслоение уголовной ответственности в уголовном законе, в результате которого законодателем устанавливаются различные уголовно-правовые последствия в зависимости от типовой степени общественной опасности преступления и типовой степени общественной опасности личности виновного . По нашему мнению, данное определение немного неточно, — прежде всего, из-за включения термина «градация», который подразумевает последовательность, постепенность, переход от одного к другому, от низшей ступени к высшей, или наоборот» , т.е. изменение, происходящее в какой-либо одной плоскости. Дифференциация же происходит в нескольких различных измерениях: по формам, видам и объему.

П.В. Коробов понимает под дифференциацией установление государством в уголовном законе различного объема неблагоприятных уголовно-правовых последствий для лиц, совершивших преступления, основанное на учете характера и степени общественной опасности содеянного, личности и степени общественной опасности виновного . На наш взгляд, приведенное определение заслуживает критики: во-первых, кроме объема, стоило бы отдельно указать на форму и вид таких последствий; во-вторых, о степени общественной опасности можно вести речь только применительно к личности субъекта преступления, а не к субъекту как таковому; в-третьих, автор говорит только о неблагоприятных уголовно-правовых последствиях, однако среди последних в рамках дифференциации уголовной ответственности можно выделить и такие, которые сложно отнести к неблагоприятным (ст.ст.75, 76 УК РФ).

Положительной чертой, общей для приведенных выше дефиниций, является их развернутость, позволяющая отразить не только ее сущность, но и свойства дифференциации как явления, а также ее основания.

С.Г. Келина предлагает более лаконичное определение: «Дифференциация заключается в разработке на уровне закона такого разнообразия мер уголовно-правового характера, которое в наибольшей мере соответствовало бы разнообразию типов преступлений и лиц, их совершающих» .

Е.Е. Пухтий определяет дифференциацию уголовной ответственности как «осуществляемое законодателем разделение уголовной ответственности, изменение ее пределов на основании указанных в уголовном законе обстоятельств путем выделения различных ее форм, видов и размеров» .

И.Ф. Дедюхина подразумевает под дифференциацией ответственности «выделение законодателем условий и обстоятельств, при которых возможно или необходимо изменение объема и вида уголовной ответственности» . Приведенное определение имеет, на наш взгляд, серьезный недостаток: автор не рассматривает с позиций дифференциации возможность освобождения от уголовной ответственности.

А.В. Васильевский трактует рассматриваемое понятие как закрепление различий в уголовном законе ее вида, размера и характера .

Таким образом, все без исключения авторы приведенных определений едины в том, что уголовная ответственность дифференцируется законодателем на стадии конструирования норм уголовного закона.

В уголовно-правовой литературе имеют место и такие точки зрения, авторы которых отождествляют дифференциацию ответственности с другими уголовно-правовыми институтами. В частности, ряд ученых не проводит различий между индивидуализацией и дифференциацией ответственности . Другие рассматривают данное понятие излишне широко, полагая, что индивидуализация ответственности и наказания охватываются понятием дифференциации . Третьи вообще не используют рассматриваемый термин, говоря об индивидуализации ответственности (наказания) в законе и в суде .

Представляется, однако, что дифференциация и индивидуализация ответственности могут и должны быть четко разграничены по следующим основным признакам: 1) по субъекту: дифференциация ответственности устанавливается только законодателем, в то время как индивидуализацию осуществляет правоприменитель, квалифицируя деяние и устанавливая обстоятельства его совершения; 2) по времени осуществления: дифференцируется уголовная ответственность в процессе создания уголовно-правовых норм, а индивидуализируется — после совершения конкретного преступления и применительно к конкретному лицу; 3) по пределам: индивидуализация ответственности осуществляется правоприменительным органом в тех «границах усмотрения», которые были установлены законодателем при ее дифференциации.

Таким образом, дифференциация уголовной ответственности выступает объективной предпосылкой для индивидуализации.

Некоторые ученые не разграничивают между собой дифференциацию и классификацию уголовной ответственности по признаку общественной опасности деяний . Между тем, при дифференциации происходит выделение из одного общего понятия нескольких составляющих, тогда как классификация представляет собой обратный процесс: отдельные явления упорядочиваются по признакам, образуя единую систему. По понятной причине классификация зачастую преследует иные, несвойственные дифференциации цели. Взаимосвязь же данных уголовно-правовых институтов, по мнению большинства ученых, сводится к тому, что классификация деяний в уголовном законе выступает основой для дифференциации уголовной ответственности .

В исследованных нами определениях понятия дифференциации уголовной ответственности авторы, закрепляя в большинстве случаев основания дифференциации, определяют их различно.

Под «основанием» в русском языке понимается «опорная часть, основа; существенный признак, по которому распределяются явления, понятия» . Существует множество различных мнений по поводу того, что же относится к числу оснований дифференциации уголовной ответственности, какие существенные для целей дифференциации признаки предусмотрены в уголовном законе.

Так, Н.М. Кропачев указывает на общественную опасность преступления как основание дифференциации уголовной ответственности . С приведенной точкой зрения сложно согласиться, поскольку в общепринятом понимании, общественная опасность деяния является основанием для его криминализации, а последняя не отражает процесса дифференциации в рамках уголовного закона .

Г.Л. Кригер основанием дифференциации ответственности называет характер и степень общественной опасности преступления; А.И. Коробеев, помимо указанных выше, выделяет личность преступника . А.В. Васильевский занимает аналогичную позицию, называя в качестве основания дифференциации характер и степень общественной опасности деяния и личности, а также ряд других обстоятельств . Подобное определение, по нашему мнению, не совсем корректно, так как характер общественной опасности служит основанием установления уголовной ответственности, а не ее дифференциации.

На наш взгляд, следует согласиться с позицией, высказанной Т.А. Лесниевски-Костаревой и поддержанной другими авторами, в соответствии с которой основанием дифференциации уголовной ответственности признается типовая степень общественной опасности содеянного и типовая степень опасности лица, совершившего преступление .

Ю.Б. Мельникова под основанием подразумевает характер и степень общественной опасности преступления, личность виновного и обстоятельства, смягчающие и отягчающие ответственность . Подобная позиция вызывает ряд возражений. Во-первых, как нами было указано выше, характер общественной опасности не может выступать основанием для ее дифференциации. Во-вторых, как обоснованно замечают Л.Л. Кругликов и А.В. Васильевский, «конкретные данные, характеризующие личность, … важны в плане индивидуализации уголовной ответственности и наказания» . В-третьих, смягчающие и отягчающие наказание обстоятельства учитываются в процессе индивидуализации наказания, и рассматриваться в контексте дифференциации, таким образом, не должны. К слову, в соответствии со ст. 37 ныне недействующего УК РСФСР 1960г., указанные обстоятельства именовались смягчающими и отягчающими ответственность, однако подлежали учету только при назначении наказания.

В рамках же дифференциации ответственности, как представляется, следует рассматривать квалифицирующие и привилегирующие признаки состава, отражающие в законе типовую степень общественной опасности преступления, а также предусмотренные законом случаи освобождения от ответственности. В науке уголовного права их принято считать не основаниями, а средствами дифференциации уголовной ответственности; условиями применения указанных средств дифференциации выступают определенные дифференцирующие обстоятельства .

Вызывает возражения позиция, сторонники которой к числу средств дифференциации относят смягчающие и отягчающие наказание обстоятельства, считая их «самостоятельным дифференцирующим уголовную ответственность институтом, который наиболее полно применяется при индивидуализации ответственности и способствует реализации принципов справедливости и гуманизма» . А.В. Васильевский, в частности, указывает: «Институт смягчающих и отягчающих обстоятельств … это самостоятельный институт, который выполняет резервную функцию дифференциации уголовной ответственности» . Некоторые авторы идут еще дальше, уравнивая в значениях отягчающие и смягчающие наказание обстоятельства и квалифицирующие и привилегирующие признаки состава преступления , что представляется нам недопустимым.

Обстоятельства, предусмотренные в ст.ст.60-63 Общей части УК РФ, подлежат учету при назначении наказания, и не могут рассматриваться ни как средства дифференциации, ни как факторы индивидуализации уголовной ответственности. Что же касается квалифицирующих и привилегирующих признаков, содержащихся в статьях Особенной части УК РФ, то данный институт имеет прямое отношение к дифференциации ответственности; кроме того, соответствующие признаки подлежат учету при индивидуализации ответственности в рамках конкретного уголовного дела.

Что касается норм, регламентирующих освобождение от уголовной ответственности, то они, как правильно замечает Г.Л. Кригер, являют собой компромисс между субъектом преступления и государством, который заключается в «освобождении от ответственности в обмен на совершение поступков, способствующих борьбе с преступностью, устраняющих вредные последствия преступления, обеспечивающих законную защиту прав и интересов потерпевших» .

Дифференцирующие обстоятельства весьма разнообразны по частоте применения, формулировкам, иным характеристикам; многие из них принадлежат к уголовно-правовым институтам, не призванным дифференцировать уголовную ответственность, однако сами эти обстоятельства в других институтах применяются в качестве дифференцирующих . Это крайне усложняет их классификацию. В целом, можно обобщить указанные обстоятельства в 2 группы: 1) объективные, влияющие на уголовную ответственность; 2) субъективные, обусловленные целями уголовной ответственности и наказания. К первой группе можно отнести пол, возраст и психофизическое состояние потерпевшего от преступления, наличие предварительного сговора на совершение преступления, форму вины относительно совершенного деяния и наступивших последствий, обстоятельства прекращения преступных действий, особые обстоятельства совершения преступления (например, состояние необходимой обороны, осуществление задержания лица, совершившего преступление) и т.д. Ко второй — возраст субъекта преступления, его особое эмоциональное состояние, «устойчивость преступной установки» (совершение лицом преступления небольшой или средней тяжести впервые), и др. Приведенная классификация в известной мере условна, ибо преимущественная часть дифференцирующих обстоятельств с равным успехом может быть отнесена к каждой из выделяемых нами групп.

Таким образом, рассмотрев институт дифференциации ответственности через призму ее оснований, средств и дифференцирующих признаков, можно сделать вывод, что под дифференциацией уголовной ответственности следует понимать обусловленное типовой степенью общественной опасности деяния и типовой степенью общественной опасности личности субъекта преступления разделение в уголовном законе форм, видов и объема уголовной ответственности путем установления различных уголовно-правовых последствий для лиц, совершивших преступления.

Литература:

1. Бабаев М.М. Индивидуализация наказания несовершеннолетним. — М., 1968.

2. Беляев Н.А. Уголовно-правовая политика и пути ее реализации. — Л., 1986.

3. Васильевский А.В. Дифференциация уголовной ответственности и наказания в Общей части уголовного права: Автореферат дисс. … канд. юр. наук. — Н.Новгород, 2000.

4. Васильевский А.В. Дифференциация уголовной ответственности и наказания в Общей части уголовного права. Дисс. … канд. юрид. наук. — Ярославль, 2000.

5. Дедюхина И.Ф. Дифференциация уголовной ответственности с учетом возраста потерпевшего // Общество, право и государство: ретроспективы и перспективы. Материалы 51-й ежегодной научно-методической конференции преподавателей и студентов «Университетская наука — региону». — Ставрополь: Сервисшкола, 2006. – С. 199-122.

6. Женило М.Ю., Юрченко Е.С. Словарь иностранных слов. — Ростов н/Д., 2001.

7. Карпец И.И. Индивидуализация наказания в советском уголовном праве. — М., 1961.

8. Келина С.Г. Некоторые направления совершенствования уголовного законодательства //Советское государство и право. — 1987. — №5. – С. 65-71.

9. Коробеев А.И. Советская уголовно-правовая политика. — Владивосток, 1987.

10. Коробеев А.И., Усс А.В., Голик Ю.В. Уголовно-правовая политика: тенденции и перспективы. — Красноярск, 1991.

11. Коробов П.В. Дифференциация уголовной ответственности и классификация уголовно-наказуемых деяний. Дисс. … канд. юрид. наук. — М., 1983.

12. Коробов П.В. Классификация преступлений как основа дифференциации уголовной ответственности //Преступность и уголовное законодательство: реалии, тенденции, взаимовлияние: сборник научных трудов /Под ред. Н.А. Лопашенко. — Саратов, 2004. – С. 161-166.

13. Коробов П.В. Понятие дифференциации уголовной ответственности /Дифференциация формы и содержания в уголовном судопроизводстве. — Ярославль, 1995.

14. Костарева Т.А. Дифференциация уголовной ответственности //Журнал российского права. — 1998. — №9. – С. 54-64.

15. Кропачев Н.М. Общие вопросы применения мер ответственности за преступления /Уголовное право на современном этапе: Проблемы преступления и наказания. — СПб., 1992.

16. Кригер Г.Л. Дифференциация ответственности в современном российском уголовном праве //Уголовное право России: проблемы и перспективы /Под ред. д.ю.н., проф. С.В. Бородина, д.ю.н., проф. С.Г. Келиной. – М., 2004.

17. Кригер Г.Л. Дифференциация ответственности и индивидуализация наказания /Совершенствование мер борьбы с преступностью в условиях научно-технической революции /Отв. ред. В.Н. Кудрявцев. — М., 1980.

18. Кругликов Л.Л., Васильевский А.В. Дифференциация ответственности в уголовном праве. — СПб., 2002.

19. Лебедев В.М., Побегайло Э.Ф., Скуратов Ю.И. Вступительная статья /Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации /Под ред. В.М. Лебедева и Ю.И. Скуратова. 4-е изд., перераб. и доп. — М., 2002.

20. Лесниевски-Костарева Т. А. Дифференциация уголовной ответственности. Теория и законодательная практика. — 2-е изд., перераб и доп. — М., 2000.

21. Малеин Н.С. Неотвратимость и индивидуализация ответственности //Советское государство и право. — 1992. — №11. – С. 50-58.

22. Мельникова Ю.Б. Дифференциация ответственности и индивидуализация наказания. — Красноярск, 1989.

23. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. — М., 1994.

24. Пухтий Е.Е. Преступления против семьи и несовершеннолетних: вопросы техники конструирования составов и дифференциации ответственности: Автореферат дисс….канд. юр. наук. — Казань, 2004.

25. Сидоренко Э.Л. Отрицательное поведение потерпевшего и уголовный закон. — СПб., 2003.

26. Тер-Акопов А.А. Основания дифференциации ответственности за деяния, предусмотренные уголовным законом //Советское государство и право. 1991. — №10. – С. 71-78.

27. Яковлев А.М. Принцип социальной справедливости и основания уголовной ответственности //Советское государство и право. — 1982. — №3. – С. 88-94.