Аналогия закона в административном праве

Аналогия закона и аналогия права

Гражданский кодекс различает аналогию закона и аналогию права. К ним прибегают, когда определенное отношение прямо не урегулировано нормативными актами или договором. Вначале стремятся применить аналогию закона и лишь при невозможности достичь подобным образом результата, прибегают к аналогии права.

Аналогия закона – решение конкретного юридического дела на основе правовой нормы, регулирующей сходные обстоятельства, отношения.

Аналогия закона применяется в тех случаях, когда входящие в предмет гражданского права общественные отношения не урегулированы законодательством или соглашением сторон и отсутствует применяемый к ним обычай делового оборота, к таким отношениям, поскольку это не противоречит их существу, применяется гражданское законодательство, регулирующее сходные отношения.

Аналогия права – решение на основе общих принципов права.

Аналогия права применяется при невозможности использовать аналогию закона, права и обязанности сторон определяются исходя из общих начал и смысла гражданского законодательства.

Условия применения аналогии закона:

1. Имеет место общественное отношение, которое по своим признакам входит в предмет гражданского права, т.е. является либо имущественным, либо личным неимущественным.

2. Данное общественное отношение не урегулировано нормой гражданского права, соглашением сторон или обычаем делового оборота. При этом правовое регулирование общественного отношения не предусмотрено не только буквальным текстом какого-либо гражданского закона, но и не охватывается его подлинным смыслом, т.е. нельзя урегулировать это общественное отношение путем расширительного толкования какой-либо нормы гражданского права.

3. Имеется норма права, регулирующая сходное общественное отношение.

Условия применения аналогии права:

1. Имеет место общественное отношение, которое по своим признакам входит в предмет гражданского права, т.е. является либо имущественным, либо личным неимущественным.

2. Данное общественное отношение не урегулировано нормой гражданского права, соглашением сторон или обычаем делового оборота. При этом правовое регулирование общественного отношения не предусмотрено не только буквальным текстом какого-либо гражданского закона, но и не охватывается его подлинным смыслом, т.е. нельзя урегулировать это общественное отношение путем расширительного толкования какой-либо нормы гражданского права.

3. Отсутствует норма права, регулирующая сходное общественное отношение.

Широта и сложность регулируемых гражданским правом отношений могут вызвать к жизни ситуации, прямо не урегулированные гражданско-правовыми нормами. Такой пробел, не восполняемый ни условиями заключенного договора, ни обычаями делового оборота, устраняется с помощью аналогии закона (п. 1 ст. 6 Гражданского кодекса Российской Федерации, далее – ГК).

Аналогия закона выражается в том, что к соответствующим отношениям применяются нормы гражданского законодательства, регулирующего сходные отношения. Она допустима при наличии определенных условий.

Во-первых, это существование пробела в законодательстве, не восполняемого с помощью предусмотренных законом средств, включая обычаи имущественного оборота. Во-вторых, наличие законодательного регулирования сходных отношений. Так, трастовые операции банков до принятия специальных правил о договоре доверительного управления имуществом фактически регулировались нормами о сходных договорах — поручения и комиссии, которые и применялись к трастовым договорам при отсутствии в них каких-либо необходимых условий. В-третьих, применение аналогичного закона к регулируемым отношениям должно не противоречить их существу. Нельзя, например, применять общие положения о сделках к большинству личных неимущественных отношений.

Не является аналогией закона отсылка к регламентации сходных отношений, установленная законодательным порядком, — например, распространение правил о статусе обществ с ограниченной ответственностью на общества с дополнительной ответственностью (п. 3 ст. 95 ГК). Ведь здесь речь идет не о пробеле в законе, а об особом юридико-техническом приеме, способе регулирования.

При отсутствии сходного правового регулирования для конкретного отношения может использоваться аналогия права (п. 2 ст. 6 ГК). Смысл ее состоит в определении прав и обязанностей сторон правоотношения на основе не конкретных правовых норм, а общих начал и смысла гражданского законодательства, а также требований добросовестности, разумности и справедливости. Под общими началами гражданского законодательства следует понимать основные принципы гражданско-правового регулирования, а под его смыслом — отраслевые особенности, определяемые спецификой предмета и метода гражданского права. Критерии добросовестности, разумности и справедливости обычно применяются в негативном смысле: имея в виду, что решение, соответствующее началам и смыслу гражданского законодательства, не должно быть вместе с тем недобросовестным, неразумным или несправедливым.

Таким образом, аналогия права допустима при наличии пробела в законе, не восполнимого с помощью аналогии закона (т.е. при отсутствии нормы, регулирующей сходные отношения), а также с соблюдением названных выше критериев. При этом реальное применение аналогии права в судебной практике является крайне редким, исключительным случаем.

Следует подчеркнуть, что правила об аналогии закона и аналогии права используются в гражданском праве только при применении законодательства в строгом смысле слова, т.е. федеральных законов. Они не могут распространяться на действие подзаконных нормативных актов, а имеющиеся в них пробелы не могут восполняться подобным образом.

Страница 6 из 8

§ 2.6. Применение жилищного законодательства по аналогии

Философский словарь определяет термин “аналогия” (от греч. analogia — сходство) как подобие, равенство отношений, а также познание путем сравнения. Согласно российскому энциклопедическому словарю аналогия (в праве) — это разрешение судом какого-либо случая, непосредственно не урегулированного законом, путем применения правовой нормы, регулирующей сходные по характеру отношения (аналогия закона) или на основе общих правовых принципов (аналогия права). В правоприменительной практике иногда возникают ситуации, когда спорное отношение имеет правовой характер, входит в сферу правового регулирования, но не предусмотрено конкретной нормой права. Правоприменитель обнаруживает пробел в законодательстве.
Согласно ч. 1 ст. 7 ЖК РФ если жилищные отношения не урегулированы жилищным законодательством или соглашением участников таких отношений, и при отсутствии норм гражданского или иного законодательства, прямо регулирующих такие отношения, к ним, если это не противоречит их существу, применяется жилищное законодательство, регулирующее сходные отношения (аналогия закона). Под аналогией закона понимается применение к соответствующему отношению закона, регулирующего сходные отношения. Необходимость применения данного приема заключается в том, что решение по юридическому делу обязательно должно иметь правовое основание. Поэтому если нет нормы, прямо предусматривающей спорный случай, то необходимо найти норму, регулирующую сходные со спорным отношения. “Правило найденной нормы” используется в качестве правового основания при принятии решения по делу.
Согласно ч. 2 ст. 7 ЖК РФ при невозможности использования аналогии закона права и обязанности участников жилищных отношений определяются исходя из общих начал и смысла жилищного законодательства (аналогия права) и требований добросовестности, гуманности, разумности и справедливости. Под аналогией права понимается применение к соответствующему отношению общих начал и смысла жилищного законодательства с учетом требований добросовестности, гуманности, разумности и справедливости, которыми должны руководствоваться субъекты жилищного отношения, а также суд, рассматривающий соответствующий вопрос. Аналогия закона имеет приоритет перед аналогией права.
Данные положения корреспондируют норме ст. 6 ГК РФ, устанавливающей применение гражданского законодательства по аналогии. Основанием для применения жилищного законодательства по аналогии является отсутствие нормы жилищного, гражданского или иного законодательства, а также соглашения сторон, прямо регулирующих правоотношение (пробел в законодательстве). Однако необходимо учитывать, что соглашение сторон не является источником права.
В качестве примера применения аналогии закона к жилищным правоотношениям можно привести возможность применения положений о проведении общего собрания собственников помещений в многоквартирном доме, в том числе путем заочного голосования, к общему собранию членов жилищного кооператива, членов товарищества собственников жилья.
Необходимо учитывать, что принцип аналогии может быть применен исключительно к частноправовым отношениям и не может применяться к публичным правоотношениям. Жилищное законодательство представляет собой комплексную отрасль законодательства, включающую в себя не только гражданско-правовые нормы, но и нормы административного права. Принцип аналогии не должен применяться к административным правоотношениям, в противном случае это может привести к произволу органов публичных образований.

научная статья по теме
О ВОЗМОЖНОСТИ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ АНАЛОГИИ В ПРОИЗВОДСТВЕ ПО ДЕЛАМ ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ
Государство и право. Юридические науки

^иссе^^ационные исследования

О ВОЗМОЖНОСТИ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ АНАЛОГИИ

В ПРОИЗВОДСТВЕ ПО ДЕЛАМ ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ

Н.Н. ЦУКАНОВ, начальник кафедры административного права и управления в органах внутренних дел Сибирского юридического института МВД России,

кандидат юридических наук, доцент

У//////////////////////////^^^^

.Аннотация. Автор рассматривает вопрос о возможности практического использования аналогии в производстве по делам об административных правонарушениях. На основе анализа положений общей теории права и правоприменительной практики органов внутренних дел обосновывается вывод о достаточно частом применении аналогии, в том числе в деятельности несудебных органов. Рассматривается вопрос о возможности нормативного закрепления права должностных лиц применять аналогию в производстве по делам об административных правонарушениях.

Ключевые слова и словосочетания: аналогия закона, аналогия права, производство по делам об административных правонарушениях (analogia legis, analogia juris, proceeding on the cases concerning administrative offences).

2У/////////////////////////^^^^

Возможность применения аналогии закона (analogia legis) и аналогии права (analogia juris) при решении материально-правовых вопросов прямо предусмотрена рядом нормативный актов: ст. 6 Гражданского кодекса РФ, ст. 5 Семейного кодекса РФ, ст. 7 Жилищного кодекса РФ.

КоАП РФ подобной нормы не содержит. Более того, принято считать, что применение административной ответственности по аналогии запрещено, т.е. запрещено применять меры административной ответственности за действия (бездействие), не предусмотренные КоАП РФ и соответствующими законами субъектов РФ, но по своему характеру и общественной опасности аналогичные им.

Однако помимо перечня составов правонарушений материально-правовую сферу составляют правила квалификации, назначения наказаний, критерии элементов состава правонарушений и т.д., где использование аналогии гипотетически исключать нельзя. Нетрудно, например, заметить, что и само правило о невозможности использования аналогии является результатом применения аналогии (см. ч. 2 ст. 3 УК РФ), поскольку в КоАП РФ не отражено.

Но в процессуальной сфере необходимость в применении аналогии не вызывает сомнений1.

Аналогия закона и аналогия права достаточно активно используются судебными органами, в частности, фигурируют в решениях Конституционного Суда РФ, Верховного Суда РФ.

Можно с уверенностью сказать, что данное средство преодоления пробелов доступно и в деятельности несудебных органов.

Во-первых, КоАП РФ прямо не запрещает применение аналогии в производстве по делам об административных правонарушениях.

Рассматривая аналогичный вопрос в уголовно-процессуальной сфере, Е.В. Сопнева приходит к выводу о том, что «фактически в уголовном процессе действует правило: «разрешено то, что не запрещено законом», что, в свою очередь, позволяет применять аналогию, так как она не запрещена законом»2.

Похожие точки зрения высказывают Е.И. Спек-тор: «аналогия допускается во всех отраслях права, за исключением тех случаев, когда это прямо или косвенно запрещено законом»3, А.С. Пиголкин: «для правовых норм, которые регулируют нормальные отношения, «возможно применение аналогии и без специальных указаний закона, т.к. такое применение представляется само собой разумеющимся»4.

Мнение о том, что для производства по делам об административных правонарушениях характерен один тип правового регулирования (общедозволительный, или разрешительный), является ошибочным. Между тем это позволяет исключить из сферы возможного применения аналогий конкретные вопросы, где применяется правило: «запрещено все, кроме того, что прямо разрешено», например, вопросы, связанные с определением перечня должностных

^иссе^^ационные исследования

лиц, уполномоченных применять конкретные меры принуждения.

Во-вторых, по своему содержанию применение аналогии закона или аналогии права — сфера толкования действующего законодательства5. Только в этом случае предметом толкования является не конкретная норма (ее в данной ситуации нет), а система нормативных условий, в которых осуществляется процессуальная деятельность.

При возникновении пробела в законодательстве правоприменитель не вправе прекратить производство — он вынужден продолжать свои действия, руководствуясь презумпцией разумности и внутренней согласованностью действующего законодательства.

Таким образом, при применении аналогии пробел не устраняется (это компетенция законодателя), а преодолевается. И если это так, то закономерны следующие выводы:

а) применение аналогии должно способствовать преодолению возникшего пробела, достижению задач производства по делам об административных правонарушениях, обеспечивать соблюдение принципов производства по делам об административных правонарушениях; вместе с тем не должно нарушать и ограничивать процессуальные права и законные интересы участников производства по делам об административных правонарушениях;

б) правовой пробел может быть связан с реализацией обязанности, полномочия, запрета. Соответственно, в зависимости от решаемого вопроса вполне допустимыми могут быть словосочетания: «вправе использовать аналогию» (например, при определении формы объяснения), «обязан использовать аналогию» (например, при определении временного диапазона, в котором возможно осуществление процессуальных действий);

в) вывод одного должностного лица о необходимости (возможности) применения аналогии в конкретной ситуации не является обязательным для других субъектов, осуществляющих производство по делам об административных правонарушениях.

Даже для того, чтобы выявить пробел в праве (только в этом случае может применяться аналогия), необходимы теоретические знания, позволяющие, как минимум, отграничивать требования действующего законодательства от складывающейся правоприменительной практики, квалифицированно обосновывать и отстаивать собственную точку зрения.

Однако далеко не всегда субъекты права, осуществляющие те или иные действия, имеют четкое представление об их нормативном обеспечении.

Аналогия фактически применяется, например, для определения: временного диапазона производства

процессуальных действий (ч. 2 ст. 164, п. 21 ст. 5 УПК РФ) или порядка исчисления процессуальных сроков в производстве по делам об административных правонарушениях (ст. 128, 129 УПК РФ). Но это происходит не как продукт толкования законодательства сотрудником правоохранительного органа применительно к конкретному пробелу, а как результат складывающейся правоприменительной практики, требований ведомственного руководства, надзираю -щих органов и т.д. и, соответственно, никак не отражается в процессуальных документах.

Следует иметь в виду, что сознательное применение аналогии закона или аналогии права — процесс творческий, а потому в условиях правоохранительного органа заведомо потенциально наказуемый и достаточно редкий.

Поэтому полагаем, что сегодня нет необходимости прямо закреплять в КоАП РФ право сотрудников правоохранительных органов применять аналогию закона или аналогию права в производстве по делам об административных правонарушениях.

Для лиц, обладающих необходимой для этого квалификацией, данное право очевидно и не требует формализации.

1 См., напр., Уголовный процесс: Учебник для студентов вузов, обучающихся по специальности «Юриспруденция» / Под ред. В.П. Божьева. М.: Спарк, 2002. С. 48; Рыжаков А.П. Уголовный процесс: Учебник для вузов. М.: Норма, 2002. С. 29—30; Уголовный процесс: Учебник / Под ред. С.А. Колосовича, Е.А. Зайцевой. М.: ИМЦ ГУК МВД России, 2003. С. 38; Якимов А.Ю. Статус субъекта административной юрисдикции и проблемы его реализации: Монография. М.: Проспект, 1999. С. 126; и др.

2 Сопнева Е.В. Аналогии в уголовном процессе // Рос. следователь. 2006. № 3.

3 Спектор Е.И. Некоторые аспекты применения института аналогии в административном законодательстве // Право и экономика. 2002. № 7.

4 Пиголкин А.С. Обнаружение и преодоление пробелов права // Сов. гос-во и право. 1970. № 3. С. 56.

5 От аналогии права и аналогии закона следует отличать, в частности, прием, используемый законодателем, при котором в силу прямого указания закона на одни общественные отношения распространяются требования совершенно иного нормативного акта. Например, согласно п. 2 ст. 11 Закона «О милиции» сотрудники милиции вправе осуществить личный досмотр лица при наличии достаточных данных полагать, что при нем имеется оружие (и т.д.). Но порядок личного досмотра в силу указанной нормы аналогичен ст. 27.7 КоАП РФ.

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Аналогия закона в административном праве

В КоАП РФ Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 № 195-ФЗ (ред. от 19.07.2009) // СЗ РФ.- 2002.- 3 1 (ч. 1).- Ст. 1. нет основополагающих положений об административном судопроизводстве. Такие положения есть в ст. 1 ГПК РФ Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 № 138-ФЗ (ред. от 28.06.2009) // СЗ РФ.- 2002.- 3 46.- Ст. 4532. и ст. 1 УПК РФ Уголовный процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 № 174-ФЗ (ред. от 18.07.2009) // СЗ РФ.- 2001.- № 52 (ч. 1).- Ст. 4921. .

Применяя аналогию закона, мировой судья при рассмотрении дел об административных правонарушениях руководствуется Конституцией РФ Конституция Российской Федерации, принята всенародным голосованием 12.12.1993 (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ) // Российская газета.- 2009.- № 7., ФКЗ от 31 декабря 1996 г. «О судебной системе Российской Федерации» Федеральный конституционный закон от 31.12.1996 № 1-ФКЗ (ред. от 05.04.2005) «О судебной системе Российской Федерации» // СЗ РФ.- 1997.- № 1.- Ст. 1., ФЗ от 17 декабря 1998 г. «О мировых судьях в Российской Федерации» Федеральный закон от 17.12.1998 № 188-ФЗ (ред. от 22.07.2008) «О мировых судьях в Российской Федерации» // СЗ РФ.- 1998.- № 51.- Ст. 6270. , КоАП и принимаемыми в соответствии с ними другими федеральными законами.

В КоАП не нашли отражения нормы, касающиеся таких принципов, как независимость судей, язык административного судопроизводства, гласность судебного разбирательства.

Незакрепление указанных принципов в КоАП не означает, что мировые судьи при рассмотрении дел об административных правонарушениях не руководствуются этими принципами.

Поскольку принципы «независимость судей», «язык судопроизводства», «гласность судебного разбирательства» закреплены как в гл. 1 ГПК, так и в гл. 1 УПК, мировые судьи и применяют аналогию закона.

Так, при осуществлении правосудия по делам об административных правонарушениях они независимы и подчиняются только Конституции РФ, ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации», ФЗ «О мировых судьях в Российской Федерации».

Поскольку КоАП содержит ст. 25.10 «Переводчик», согласно которой переводчик назначается судьей, органом, должностным лицом, в производстве которых находится дело об административном правонарушении, правомерно применение аналогии закона — ч. 2 ст. 18 УПК: участникам уголовного судопроизводства, не владеющим или недостаточно владеющим языком, на котором ведется производство по уголовному делу, должно быть разъяснено и обеспечено право делать заявления, давать объяснения и показания, заявлять ходатайства, приносить жалобы, знакомиться с материалами уголовного дела, выступать в суде на родном языке или другом языке, которым они владеют, а также бесплатно пользоваться помощью переводчика в порядке, установленном Кодексом.

Так как постановление, вынесенное мировым судьей по итогам рассмотрения дела об административном правонарушении, подлежит обязательному вручению лицу, в отношении которого оно вынесено (ч. 2 ст. 29.11 КоАП РФ), применяя аналогию закона, правомерно считать, что этот документ должен быть переведен на родной язык указанного лица или на язык, которым он владеет.

Мировой судья рассматривает дела об административных правонарушениях в открытом судебном заседании, что говорит о соблюдении такого принципа судопроизводства, как гласность. В этом случае также применяется аналогия закона — ст. 10 ГПК РФ.

В ст. 29.7 КоАП РФ «Порядок рассмотрения дела об административном правонарушении» не нашли отражения нормы, определяющие регламент судебного заседания.

В связи с этим мировым судьям при рассмотрении дел об административных правонарушениях целесообразно придерживаться регламента судебного заседания, изложенного в ст. 257 УПК РФ, в соответствии с которой при входе судей все присутствующие в зале судебного заседания встают (ч. 1); все участники судебного разбирательства обращаются к суду, дают показания и делают заявления стоя. Отступление от этого правила может быть допущено с разрешения председательствующего (ч. 2); участники судебного разбирательства, а также иные лица, присутствующие в зале судебного заседания, обращаются к суду со словами «Уважаемый суд», а к судье — «Ваша честь» (ч. 3); судебный пристав обеспечивает порядок судебного заседания, выполняет распоряжения председательствующего. Требования судебного пристава по обеспечению порядка судебного заседания обязательны для лиц, присутствующих в зале судебного заседания (ч. 4).

По результатам рассмотрения дела об административном правонарушении, в соответствии с ч. 2 ст. 29.9 КоАП РФ, выносится определение:

  • 1) о передаче дела судье, в орган, должностному лицу, уполномоченному назначать административные наказания иного вида или размера, либо применять иные меры воздействия в соответствии с законодательством Российской Федерации;
  • 2) о передаче дела на рассмотрение по подведомственности, если выяснено, что рассмотрение дела не относится к компетенции рассматривающих его судьи, органа, должностного лица.

Эти определения затрагивают права лиц, в отношении которых возбуждены дела об административных правонарушениях.

Поскольку, согласно ч. 2 ст. 29.11 КоАП РФ, копия постановления по делу об административном правонарушении вручается под расписку физическому лицу, или законному представителю физического лица, или законному представителю юридического лица, в отношении которых оно вынесено, а также потерпевшему по его просьбе, либо высылается указанным лицам в течение трех дней со дня вынесения постановления, мировой судья, применяя аналогию закона, также вручает и копию определения.

КоАП РФ не содержит правил исчисления начала и окончания процессуальных сроков, в связи, с чем судьи при исчислении процессуальных сроков применяют аналогию закона.

Так, в соответствии с ч. 1 ст. 30.3 КоАП РФ жалоба на постановление по делу об административном правонарушении может быть подана в течение десяти суток со дня вручения или получения копии постановления.

Глава 9 «Процессуальные сроки» Гражданского процессуального кодекса в том числе содержит ст. 107 «Исчисление процессуальных сроков», ст. 108 «Окончание процессуального срока». В соответствии с ч. 3 ст. 107 ГПК РФ течение процессуального срока, исчисляемого годами, месяцами или днями, начинается на следующий день после даты или наступления события, которыми определено его начало.

Согласно ч. 2 ст. 108 ГПК РФ в случае, если последний день процессуального срока приходится на нерабочий день, днем окончания срока считается следующий за ним рабочий день.

Процессуальное действие, для совершения которого установлен процессуальный срок, может быть совершено до двадцати четырех часов последнего дня срока. В случае если жалоба, документы или денежные суммы были сданы в организацию почтовой связи до двадцати четырех часов последнего дня срока, срок не считается пропущенным.

Аналогичные нормы содержатся и в ст. ст. 128, 129 УПК РФ. Так, согласно ч. 2 ст. 128 УПК РФ, срок, исчисляемый сутками, истекает в 24 часа последних суток. Если окончание срока приходится на нерабочий день, то последним днем срока считается первый следующий за ним рабочий день.

Представляется, что необходимость в применении аналогии закона при рассмотрении дел об административных правонарушениях можно устранить путем принятия Административного процессуального кодекса РФ.