Акцессорная теория соучастия в преступлении

Возможность соучастия в неосторожном преступлении. Статьи по предмету Уголовное право

Вернуться к списку статей по юриспруденции

    ВОЗМОЖНОСТЬ СОУЧАСТИЯ В НЕОСТОРОЖНОМ ПРЕСТУПЛЕНИИ

    С.Н. СТЕПАНОВ, Э.С. СТЕПАНОВ

    Статья 32 УК РФ предусматривает, что соучастие возможно только при наличии умышленного преступления, но в теории уголовного права существует мнение, что соучастие возможно и при совершении неосторожного преступления.
    Институт соучастия — один из древнейших в теории уголовного права, его корни восходят еще к средневековым правовым источникам. В УК РФ закреплено легальное определение соучастия. Из содержания ст. 32 следует, что соучастие может существовать только при умышленном преступлении. Тем не менее этот институт до сих пор порождает множество споров.
    Так, профессор А. Арутюнов отмечал: «Казалось бы, вопрос закрыт, но споры не утихают до сих пор…» <1>. Г. Колоколов считал, что соучастие бывает как в умышленных преступлениях, так и в преступлениях, совершенных по неосторожности <2>. А. Трайнин утверждал: «Соучастие имеет место во всех случаях совместного совершения несколькими лицами одного и того же неосторожного преступления» <3>. Профессор М. Шаргородский полагал, что «соучастие возможно… только в отношении тех неосторожных преступлений, где действие совершается умышленно, а результат наступает по неосторожности» <4>. Заметим, что не следует отождествлять осознанность и умышленность деяния. Умышленное деяние всегда осуществляется осознанно, а осознанное — не всегда умышленно. Для соучастника «умышленно участвовать в совершении преступления — значит сознавать общественно опасный характер своего деяния, предвидеть, что это деяние присоединяется к определенной общественно опасной деятельности другого лица, и желать или сознательно допускать как это присоединение, так и его общественно опасные последствия» <5>. Сегодня многие авторы (В. Кудрявцев, Н. Кузнецова, Р. Галиакбаров, В. Нерсесян, А. Рарог, И. Тяжкова) продолжают рассматривать проблему неосторожного сопричинения вреда.
    ———————————
    <1> Рейтинг персональных страниц и электронных библиотек VIPERSON: http://viperson.ru/wind.php?ID=668736.
    <2> См.: Колоколов Г.Е. О соучастии в преступлении (о соучастии вообще и о подстрекательстве в частности). М.: В Университетской типографии (М. Катков), 1881. , IV. 211 с.
    <3> Трайнин А.Н. Учение о соучастии. М.: Юрид. изд-во НКЮ СССР, 1941. 112 с.
    <4> Шаргородский М.Д. Вопросы общей части уголовного права. Законодательство и судебная практика / Отв. ред. В.А. Иванов. Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1955. С. 143.
    <5> Прохоров В.С. Соучастие в преступлении // Курс советского уголовного права. Л., 1968. Т. 1. С. 595.

    Обратимся к практике зарубежных стран. В Уголовном кодексе Китайской Народной Республики 1997 г. полностью отрицается возможность существования неосторожного соучастия: «Двое и более лиц, совместно совершивших преступление по неосторожности, не рассматриваются как соучастники преступления. Они должны нести уголовную ответственность, подвергнуться различным наказаниям в соответствии с совершенными ими преступлениями» <6>. А вот в законодательствах Англии, Италии, США и Франции неосторожное соучастие допускается.
    ———————————
    <6> Бизнес в Китае. Информационно-аналитический портал: http://www.asia-business.ru/law/law1/criminalcode/comment.

    В «Дигестах» Джеймса Ф. Стифена говорится: «Всякий, кто непосредственно совершает или принимает участие в непосредственном совершении преступления, является исполнителем первой степени» <7>. Наибольший интерес для нас представляет дело «Саймона». Английский суд признал виновными в неосторожном убийстве, совершенном в соучастии, группу лиц, занимавшихся стрельбой по мишени, которые по неосторожности убили ребенка, проходившего мимо. Застреливший мальчика был признан исполнителем первой степени, остальные — исполнителями второй степени.
    ———————————
    <7> Есаков Г.А., Крылова Н.Е., Серебренникова А.В. Уголовное право зарубежных стран. М.: Проспект, 2009. С. 239.

    Уголовный кодекс Италии в ст. 113 определяет: «При неосторожном преступлении, когда последствие вызвано взаимодействием нескольких лиц, каждое из них подлежит наказанию, предусмотренному за данное преступление» <8>. То есть любое лицо, действия которого находились в причинной связи с действиями субъекта, совершившего преступление по неосторожности, подлежит ответственности совместно с исполнителем.
    ———————————
    <8> Голованова Н.А. Уголовное право зарубежных государств / Под ред. и с предисл. И.Д. Козочкина. М.: Омега-Л, Институт международного права и экономики им. А.С. Грибоедова, 2003. С. 554.

    Американское уголовное право допускает соучастие только при легкомыслии. Возможности предвидеть общественно опасные последствия, к которым привели действия исполнителя, достаточно для установления связи между ним и другими причастными к преступлению лицами <9>.
    ———————————
    <9> См.: Рарог А.И., Нерсесян В.А. Неосторожное сопричинение и его уголовно-правовое значение // Законодательство. 1999. N 12. С. 23.

    Сегодня в России невозможно следовать по пути зарубежных стран и признавать наличие соучастия в неосторожном преступлении. Более того, наше законодательство полностью его отрицает, что проявляется при назначении наказания. Каждый субъект уголовного права будет осужден по принципам личной и виновной ответственности. Продолжая рассуждение, необходимо обратить внимание на один из признаков соучастия. Наибольший интерес для нас представляет общность умысла соучастников в совершении преступления. Она допускается в преступлении как с прямым, так и с косвенным умыслом. Также необходимо отметить, что мотивы и цели соучастников в совершении совместного преступления могут различаться. Здесь и кроется противоречие, которое впоследствии может привести к спорам. Например, двое приятелей в шутку толкают в реку третьего, в результате чего тот тонет, так как не умеет плавать. По нашему УК это не будет являться соучастием, хотя оба субъекта участвовали в совершении деяния. В этом случае действия каждого будут квалифицированы по ст. 109 УК без признака соучастия по одному преступлению.
    Несмотря на то что Уголовный кодекс РФ отрицает неосторожное сопричинение вреда, необходимо обратить внимание на позицию некоторых ученых, которые ратуют за признание существования такового. М. Гринберг полагает, что при авариях на предприятиях, случайных взрывах транспортных средств или других техногенных чрезвычайных ситуациях нельзя «видеть причины подобных аварий лишь в упущениях и просчетах одного лица» <10>. Ведь это будет означать, что игнорируется факт коллективного управления техникой, не прослеживаются все явления, находящиеся в причинной связи с вредным последствием.
    ———————————
    <10> Гринберг М.С. Понятие и виды соучастия в неосторожном преступлении. Вестник ОмГУ. серия «Право». 2008. С. 111.

    Также стоит отметить, что наше уголовное право в какой-то степени регулирует вопрос соучастия в неосторожном преступлении, только подходя к нему как к возможности соисполнения в преступлениях с двумя формами вины. Приведем пример из практики Дзержинского районного суда Санкт-Петербурга. Ларичев и Маматов признаны виновными в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК, т.е. они совершили умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, группой лиц, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего. В ходе судебного следствия было установлено, что Маматов и Ларичев напали на Иванова и умышленно совместно нанесли Иванову не менее 54 ударов руками и ногами в область жизненно важных органов, причинив последнему повреждения, которые в своей совокупности расцениваются как тяжкий вред здоровью. Смерть потерпевшего последовала по неосторожности для Маматова и Ларичева на месте происшествия от тупой травмы шеи. Интересно то, что ни следствием, ни судом не установлено, кто именно из осужденных нанес потерпевшему именно те телесные повреждения, которые стали причиной его смерти, но суд признал, что наступившие по неосторожности последствия в виде смерти потерпевшего обоснованно следствием вменены обоим подсудимым, поскольку они наступили от телесных повреждений, причиненных подсудимыми потерпевшему во время совместного нанесения подсудимыми множественных ударов, направленных на причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшему <11>.
    ———————————
    <11> См.: Архив Дзержинского районного суда Санкт-Петербурга за 2006 г. Уголовное дело N 1-30/06.

    В заключение скажем, что, несмотря на долгую историю вопроса, споры по нему до сих пор продолжаются и ученые находят все новые подходы к изучению обозначенной темы. В настоящее время возможность признания на законодательном уровне неосторожного сопричинения вреда крайне мала. Что касается нынешнего законодательства, то все действия соучастников должны быть индивидуально квалифицированы, поскольку субъекты уголовного права не могут знать о действиях друг друга и согласовать их, если они совершаются по неосторожности.

    Пристатейный библиографический список

    1. Голованова Н.А. Уголовное право зарубежных государств. Общая часть: Учебное пособие / Под ред. и с предисл. И.Д. Козочкина. М.: Омега-Л, Институт международного права и экономики им. А.С. Грибоедова, 2003.
    2. Гринберг М.С. Понятие и виды соучастия в неосторожном преступлении // Вестник ОмГУ. Серия «Право». 2008.
    3. Есаков Г.А., Крылова Н.Е., Серебренникова А.В. Уголовное право зарубежных стран: Учебник. М.: Проспект, 2009.
    4. Колоколов Г.Е. О соучастии в преступлении (о соучастии вообще и о подстрекательстве в частности). М.: В Университетской типографии (М. Катков), 1881.
    5. Прохоров В.С. Соучастие в преступлении // Курс советского уголовного права. Л., 1968. Т. 1.
    6. Рарог А.И., Нерсесян В.А. Неосторожное сопричинение и его уголовно-правовое значение // Законодательство. 1999. N 12.
    7. Трайнин А.Н. Учение о соучастии. М.: Юрид. изд-во НКЮ СССР, 1941.
    8. Шаргородский М.Д. Вопросы общей части уголовного права. Законодательство и судебная практика / Отв. ред. В.А. Иванов. Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1955.

    Наша компания оказывает помощь по написанию курсовых и дипломных работ, а также магистерских диссертаций по предмету Уголовное право, предлагаем вам воспользоваться нашими услугами. На все работы дается гарантия.

Основные постулаты акцессорной теории

Акцессорность выражает принадлежность одного явления другому. Основные ее постулаты выражаются в следующем:

— соучастник может нести ответственность за свои действия лишь при наличии наказуемого действия исполнителя (и, следовательно, может быть привлечен к уголовной ответственности, если к ней привлечен и исполнитель),

— наказуемость соучастника определяется той статьей уголовного закона, по которой квалифицируются действия исполнителя.

Впервые эта теория появилась в Кодексе Наполеона (1810 г.); в доктрине же советского уголовного права она, как правило, отвергалась, т.к. считалось, что она носит, якобы, буржуазный характер. В соответствии с принципом акцессорности, следует отметить, что где бы соучастники не совершали свои действия, они должны отвечать по законам государства, в котором исполнитель совершил преступление.

В России концепция акцессорности соучастия, как раньше, так и сейчас, вызывает немало дискуссий. Некоторые дореволюционные ученые полагали, что ответственность соучастников, которые сами состава преступления не выполняли, противоречит принципам вины и причинной связи. Поэтому при стечении деяний нескольких лиц каждый наказывается самостоятельно в пределах собственной вины и вклада в причинение ущерба. Однако подавляющее большинство русских ученых доказывали наличие субъективной и объективной связи с совершением преступления всех соучастников и утверждали, что соучастие не может быть сведено к простой сумме деяний соучастников, а представляет собой новое криминальное образование.

Например, как указывает Пушкин А., акцессорную природу соучастия не следует воспринимать как однозначно застывшую догму, абсолютную идею, ведущую свое начало из глубины веков. В пределах этой теории прослеживается множество течений и оттенков, в том числе не игнорирующих самостоятельного характера ответственности соучастников преступления.

Нам представляется спорным утверждение некоторых ученых о том, что деяние, совершенное пособником и подстрекателем, не содержит самостоятельных признаков конкретного состава преступления. Основанием же ответственности соучастников является якобы преступное поведение исполнителя. Как, например, Малахов И.П. предлагает рассматривать деятельность соучастников как придаточную по отношению к деятельности исполнителя и, по сути, отстаивает идеи акцессорности соучастия.

В то же время Кубов Р.Х. считает, что в настоящее время идет ослабление доктрины акцессорного соучастия в российском уголовном праве, что вызвано следующими обстоятельствами. Во-первых, российская доктрина, регламентирующая уголовно-правовые отношения, претерпела существенные изменения под влиянием идеи субъективного вменения, приобретением его реального, а не декларативного характера. Во-вторых, значительное влияние на этот процесс оказало укрепление принципа личной вины, который в проекции к институту соучастия вылился в более отчетливую дифференциацию ответственности соучастников. В-третьих, в российском уголовном законодательстве установлена самостоятельная уголовная ответственность в нормах Особенной части УК РФ за организацию и участие (в том числе в виде исполнительства, подстрекательства, пособничества) в тех или иных сложных формах преступных сообществ (ст.ст. 208,209,210).

В настоящее время существуют диаметрально противоположные точки зрения по поводу того, какая из двух вышеназванных теорий легла в основу определения ответственности соучастников в действующем российском законодательстве. На наш взгляд, заслуживают внимание и имеют место быть в российском уголовном законодательстве черты как акцессорной, так и самостоятельной ответственности соучастников преступлении. Суть акцессорной теории заключается в признании того очевидного факта, что главной фигурой является исполнитель, ибо без его соучастия нет, и не может быть события преступления, хотя отсутствие среди действующих лиц организатора, подстрекателя или пособника не исключает соучастия в простой форме. Думается, что в законодательной формулировке имеются черты акцессорной природы соучастия. Правила акцессорности требуют, чтобы все участники действовали сообща, действия каждого соучастника находились в причинной связи с действиями исполнителя и далее с преступным результатом, все участники действовали умышленно. Эти правила неуклонно соблюдаются на протяжении многих лет в судебной практике нашей страны. Особые условия и формы ответственности соучастников возможны только в том случае, если исполнитель закончил задуманный состав преступления или приступил к его выполнению. Поэтому соучастие, думается, по своей сути акцессорно, т.е. зависит от действий исполнителя. Это доказывает и тот фаю1, что неудавшееся подстрекательство или пособничество не имеет отношения к соучастию, а квалифицируется по правилам преступной деятельности.

В то же время, по российскому уголовному праву ответственность соучастников считается самостоятельной и строго индивидуальной. Соучастник отвечает за собственное деяние. Его ответственность не ставится в безусловную зависимость от ответственности исполнителя, поскольку само по себе пособничество или подстрекательство содержит элементы состава преступления. Примером ее могут быть случаи, когда исполнитель по каким- либо причинам освобождается от уголовной ответственности, например по амнистии, и т.д., а другие соучастники не освобождаются.

Примером может служить уголовное дело в отношении С. по ч. 5 ст. 33 — ст.327 ч.1 УК РФ. Речь шла о пособничестве в подделке официального документа, предоставляющего права, в целях его использования, рассмотренном в Сокольском районном суде Вологодской области. Обвиняемая (исполнитель) Ш. в период следствия была освобождена от уголовной ответственности и дело в отношении ее прекращено в соответствии с подпунктом «В» пункта 7/о постановления Государственной Думы Федерального собрания РФ «Об объявлении амнистии» от 18.06.1999 г. В соответствии с данным пунктом подлежали прекращению уголовные дела в отношении женщин, впервые совершивших умышленные преступления, за которые предусмотрено наказание не свыше пяти лет свободы. Данное уголовное дело было передано в суд и рассмотрено в отношении подсудимого С., который обвинялся в содействии (пособничестве) в подделке официального документа, предоставляющего права в целях его использования. Исполнитель — женщина проходила по делу как свидетель, поскольку дело в отношении ее прекращено по амнистии. Таким образом, только один из соучастников — пособник подвергся уголовной ответственности.

В ч. 5 ст. 34 УК РФ закреплено положение о том, что в случае не доведения исполнителем преступления до конца по независящим от него обстоятельствам остальные соучастники несут уголовную ответственность за приготовление к преступлению или покушению на него. В этом, как представляется, содержатся черты акцессорное™, В ч. 1 этой же статьи указано, что «ответственность соучастников определяется характером и степенью фактического участия каждого из них в совершении преступления».

Отсюда вытекает, что, во-первых, ответственность наступает за совершение единого совместного преступления (здесь проявляется определенная зависимость других соучастников от действий исполнителя); а, во-вторых, учет степени и характера участия каждого из подельников в осуществляемом посягательстве обязателен (проявление индивидуализации и самостоятельности ответственности соучастников).Отметим, что характер деятельности лица определяется в зависимости от вида и формы соучастия. Здесь немаловажное значение будут иметь такие обстоятельства как наличие или отсутствие предварительного сговора, совершение преступления в простом соисполнительстве или с распределением ролей, уровень общественной опасности той или иной формы соучастия и т.д. При совместной деятельности усилия соучастников направлены на достижение единого, преступного результата. Однако такое единство не обязательно выражается в тождестве составов. Соучастники отвечают лишь за то, что каждый из них совершил в соответствии с направленностью умысла. В ст. 33 УК РФ сказано, что соучастниками преступления наряду с исполнителями признаются организатор, подстрекатель и пособник. Эта формула лишь очерчивает круг лиц, ответственность которых определяется по правилам, установленным главой 7 УК РФ, но полностью не раскрывает самой юридической природы соучастия.

В зарубежном уголовном законодательстве нашли отражение различные точки зрения. Например, в уголовном законодательстве Франции соучастник — это лицо, которое акцессорно присоединяется к совершению преступного деяния, провоцируя или облегчая его осуществление. Французская доктрина, таким образом, исходит из акцессорной природы соучастия и «заимствования» соучастником того преступного деяния, которое было совершено главным исполнителем.

В то же время имеются и другие позиции по этому вопросу. Например, Кодекс США отвергает акцессорную природу соучастия. Такой вывод вытекает из п.7 ст.2.06 УК, где сказано, что соучастник подлежит уголовной ответственности и тогда, когда предполагаемый исполнитель не подвергся уголовному преследованию или не был осужден за преступление, либо пользуется иммунитетом против уголовного преследования или осуждения, либо был оправдан.

По международному праву пределы ответственности соучастников, не являющихся исполнителями преступления, основаны на доктрине ограниченного акцессорного соучастия. То есть, их ответственность, по общему правилу, зависит от того, совершил ли исполнитель преступление или покушение на преступление. В то же время ограниченность акцессорности при регламентации уголовной ответственности соучастников состоит в том, что в ряде случаев деятельность других соучастников (не являющихся исполнителями преступления или покушения на преступление) подлежит самостоятельной правовой оценке,

Сочетание и учет наиболее рациональных признаков основных теорий соучастия должен быть положен в основу концепции ответственности за соучастие в преступлении. Такую теорию ответственности соучастников Аветисян С.С. условно предлагает именовать «смешанной». «Смешанная» ответственность обусловлена «совместностью» вины каждого из соучастников, смешанными действиями в процессе планирования преступления, а также «комбинированностью» причинной связи между их действиями и наступившим вредом.

Принцип самостоятельной ответственности не исключает определенной зависимости в части предела ответственности соучастников от действий, совершенных исполнителем преступления. Современная доктрина отвергает лишь ту часть акцессорности, которая проявляется в слепой зависимости ответственности и наказания, назначаемого соучастнику, от ответственности и наказания, назначаемого исполнителю преступления. Именно в этой части признание акцессорной природы соучастия чуждо современной теории и практике применения норм уголовного закона.

2001. 02. 066. Ковалев М. И. Соучастие в преступлении. Екатеринбург: Изд-во УрГЮА, 1999. 204 с Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

2001.02.066. КОВАЛЕВ М.И. СОУЧАСТИЕ В ПРЕСТУПЛЕНИИ. ______- Екатеринбург: Изд-во УрГЮА, 1999. — 204 с.

В книге исследуются различные аспекты одного из сложнейших

институтов уголовного права — институт соучастия в преступлении. Раскрывается его акцессорная природа, анализируются подходы российского и зарубежных УК к ряду актуальных проблем соучастия.

Человек, пишет автор, существо коллективное не только потому, что живет в обществе, но и ввиду того, что наиболее важные и решающие акции часто совершает в составе большого или малого коллектива. Плодами этой деятельности, указывает он, могут выступать как благо, так и зло в зависимости от пользы или вреда, которые она приносит человеку, группе индивидов или обществу. Соответственно и наиболее общественно опасные преступные действия могут совершаться как в одиночку, так и группой лиц. В последнем случае преступные действия носят название “соучастие” (совиновничество и соучастие в узком смысле слова) в преступлении. Этот сложный и важный институт уголовного права известен с самых древних времен, о которых мы знаем из дошедших до нас правовых памятников. В мировой науке уголовного права создано множество разнообразных теорий соучастия, а вся проблема стяжала себе славу самой запутанной в учении о преступлении.

В ст.32 УК РФ, пишет автор, дается общепризнанное в нашей стране определение соучастия в преступлении: “Соучастием в преступлении признается умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления” (с .17). Нельзя сказать, указывает он, что при советской власти проблеме соучастия не уделялось внимание. В частности, в 60-80-е годы был издан ряд монографических исследований в данной области, защищено несколько докторских и кандидатских диссертаций. Но все они были основаны на устаревшем теперь законодательстве и отражают теорию и практику того времени. Кроме того, и это главное, указывает автор, законодательство 60-х годов, исхо-

дящее из неверного постулата о том, что социалистическому строю ______чужда организованная преступность как социальное явление, практически не регламентировало принципы и условия уголовной ответственности членов преступных организаций. Реальность конца 80-х и начала 90-х годов разбила иллюзию о том, что наше государство миновала беда организованной преступности. Такая преступность развивалась последнее время самыми быстрыми темпами, и правоохранительные органы как никогда ранее нуждаются в четком и всеобъемлющем законе о преступных организациях, а следовательно, и о соучастии в преступлении. Необходимость рассмотрения уголовно-правовых проблем организованной преступности в настоящее время очевидна.

Групповая преступность, пишет автор, — это прежде всего разбойные нападения, кражи, грабежи, другие корыстные преступления, массовые беспорядки, преступления, связанные с наркотиками и т.д. Из групповой преступности следует особо выделить организованную. Она базируется на корыстных мотивах, но не исключает, а, наоборот, предполагает и убийства, и обман, и различные формы взяточничества, служебных злоупотреблений. Борьба о ней затрудняется в силу целого ряда обстоятельств: глубокой конспирации, безоговорочной дисциплины, опирающейся на жестокую расправу в случае ее нарушения, коррумпированности отдельных работников государственных правоохранительных органов. Но главный камень преткновения, указывает автор, — это сложная, хорошо законспирированная иерархическая система преступных группировок. Добраться до верхушки их руководства чрезвычайно сложно, особенно потому, что в жертву легко приносятся “сотрудники” (в последствии им компенсируются все неудобства, связанные с осуждением и отбытием наказания, и в то же время любое отступление от “криминальных законов”, не говоря уж о предательстве, жестоко карается). К тому же сами руководители, как правило, не снисходят до собственно ручного криминала, выступая лишь организаторами и вдохновителями преступной деятельности. Более того, они могут не иметь даже косвенной причастности по многим конкретным деяниям рядовых членов преступных организаций. Поэтому уголовное законодательство нуждается в таких нормах уголовного права, которые бы полностью учитывали подобную специфику, дабы главные преступники не уходили от заслуженного наказания.

В науке, пишет автор, представлены различные мнения относительно самой природы соучастия. На протяжении многих лет, указывает

он, в советском уголовном праве господствовал ошибочный взгляд

______на соучастие как особый институт в конструкции ответственности

за соучастие в преступлении, лишенный какой-либо акцессорности. Автор первый обратил внимание на неверность такого взгляда. Противники его концепции считают, что она ставит в зависимость от ответственности исполнителя ответственность остальных соучастников. Это, пишет автор, абсолютно ложный вывод, совершенно не вытекающий из ее основных постулатов, которые заключаются в том, что без исполнителя не может быть и соучастия, что особые условия и формы ответственности соучастников возможны только в случае, если исполнитель выполнил задуманный соучастниками состав преступления или, по крайней мере, начал его выполнение. Основой общей ответственности всех соучастников является единство их действий. Стержень этого единства — исполнитель. До сих пор, указывает автор, далеко не все практики и теоретики воспринимают акцессорность как основу законодательной конструкции соучастия. По-прежнему соисполнительство считается разновидностью соучастия вообще, а не отдельным институтом группового преступления.

В исследовании теоретических проблем соучастия в преступлении автор выделяет две части. В первой рассматриваются общие проблемы учения о соучастии: понятие соучастия в отечественном уголовном законодательстве и теории уголовного права; причинная связь как необходимое условие уголовной ответственности за соучастие в преступлении; характер и содержание вины при соучастии в преступлении. Во второй части анализируются конкретные вопросы: виды соучастников (основные критерии разграничения соучастников преступления, исполнитель преступления, подстрекательство к преступлению, пособничество преступлению, организатор преступления); ответственность соучастников (предпосылки и условия ответственности соучастников, эксцесс исполнителя, неудавшиеся подстрекательство и пособничество, добровольный отказ соучастников); виды и формы соучастия в преступлениях.

Л.Л.Ананиан