Административная ответственность государственных служащих

Административная ответственность государственного служащего

Административная ответственность – это применение судьями, органами и должностными лицами установленных государством мер административного наказания к физическим и юридическим лицам за совершение административного правонарушения. Государственные служащие в основной массе несут административную ответственность на общих основаниях с рядовыми гражданами. Вместе с тем можно выделить особую категорию государственных служащих, несущих административную ответственность в повышенном размере – должностные лица. Ответственность именно должностных лиц занимает видное место в институте административной ответственности. В КоАП РФ должностные лица в качестве специального субъекта выделены более чем в ста статьях. Рассмотрим, прежде всего, вопрос об основаниях административной ответственности государственных служащих.

Фактическим основанием административной ответственности должностных лиц государственной службы являются административные правонарушения, связанные с несоблюдением установленных правил в сфере охраны порядка управления, государственного и общественного порядка, природы, здоровья населения и других правил, обеспечение выполнения которых входит в их служебные обязанности.

Можно выделить три разновидности административных правонарушений, совершаемых должностными лицами:

  • 1) прямое нарушение правил;
  • 2) дача незаконных указаний подчиненным;
  • 3) отсутствие контроля за действиями работников, повлекшее нарушение правил. Вторая и третья разновидность, очевидно, являются специфическими именно для должностных лиц.

Субъектами административной ответственности в целом могут выступать как физические, так и юридические лица.

К государственным служащим могут применяться те же административные взыскания, что и к обычным гражданам: предупреждение, штраф, лишение специальных прав, возмездное изъятие имущества, конфискация, исправительные работы, административный арест.

Для должностных лиц действующее законодательство предусматривает только два основных административных взыскания: предупреждение и штраф. Основная особенность административной ответственности должностных лиц заключается в повышенном размере применяемых к ним штрафов.

Таким образом, административная ответственность имеет общие черты с другими видами юридической ответственности: уголовной, дисциплинарной, материальной, что выражается в принудительном характере мер воздействия на нарушителей, отрицательной оценке их поведения, в общей цели, которую преследуют все виды правовой ответственности по воспитанию нарушителей и профилактике правонарушений. По она имеет и свои особенности:

  • – устанавливать административную ответственность могут не только органы законодательной власти, а в пределах своей компетенции органы исполнительной власти;
  • – законодательство об административных правонарушениях состоит из КоАП РФ и принимаемых в соответствии с ним законов субъектов РФ об административных правонарушениях;
  • – если при дисциплинарной ответственности между лицом, применяющим взыскание, и лицом, привлекаемым к ответственности, существуют отношения служебной подчиненности, то при административной ответственности такая подчиненность исключается. Наложение административных взысканий осуществляется специальными органами исполнительной власти и в некоторых случаях судами (судьями);
  • – большинство составов административных проступков можно назвать формальными: административная ответственность наступает, как правило, независимо от того, есть ли непосредственные отрицательные последствия от данного нарушения или нет, достаточно самого факта нарушения;
  • – основанием административной ответственности является совершение административного проступка. Таким проступком признается посягающее на государственный или общественный порядок, собственность, права и свободы граждан, на установленный порядок управления противоправное (умышленное или неосторожное) действие или бездействие за которое предусмотрена административная ответственность. Она наступает в том случае, если конкретное нарушение по своему характеру не влечет уголовной ответственности. Как видно, объекты административных проступков отличаются от объектов дисциплинарной ответственности.

Административный проступок к тому же представляет собой посягательство на общественные отношения, регулируемые нормами различных отраслей права, а не только административного;

  • – административной ответственности присущ особый процессуальный порядок применения. По сравнению с порядком рассмотрения уголовных и гражданских дел он проще, что создает условия для оперативного и экономного разрешения дел об административных правонарушениях;
  • – административная ответственность отличается от других видов и но субъектам ответственности. К ним относятся не только граждане и должностные лица, в некоторых случаях это и предприятия, учреждения, организации (например, в случаях экологических правонарушений).
  • См.: Старилов Д. Н. Указ соч. С. 176.

Введение

Правонарушения государственных служащих, особенно должностных лиц, наделенных юридически властными полномочиями, характеризуются повышенной опасностью, поскольку затрагивают непосредственно интересы государства, правопорядок, права и свободы граждан, а потому должны сопровождаться повышенной юридической ответственностью. Основанием для применения таких мер является нарушение государственным служащим своих служебных обязанностей.

Юридическая ответственность государственных служащих наступает на общих основаниях ответственности по российскому праву, которые включают: равенство всех перед законом, единую процессуальную форму рассмотрения дела о правонарушении, привлечение к одному виду ответственности без освобождения от другого вида ответственности и др.

Нарушение государственными служащими своих служебных обязанностей может повлечь за собой различные правовые последствия. В зависимости от вида и серьезности правонарушения, степени вины и обстоятельств, при которых служебные обязанности были нарушены, к государственным служащим могут применяться следующие виды юридической ответственности: уголовная, административная, дисциплинарная, гражданско-правовая, иные правовые меры воздействия.

1. Уголовная ответственность

Уголовные преступления государственных служащих — это все деяния, состоящие в злоупотреблении властью с целью получения денег, выгод и иных преимуществ или с целью оказания давления. Уголовная ответственность государственных служащих регламентируется не законодательством о государственной службе, а исключительно Уголовным кодексом РФ. Уголовное преследование госслужащих возбуждается по заявлению третьих лиц или по требованию администрации государственного органа.

Любое уголовно наказуемое деяние по службе одновременно признается нарушением обязанностей государственного служащего. Как граждане РФ госслужащие, виновные в совершении конкретного преступления, могут быть подвергнуты уголовному наказанию по приговору суда. При этом не имеет никакого значения наличие государственно-служебных отношений и оно не учитывается при привлечении к уголовной ответственности за преступления, не связанные с исполнением служебных обязанностей (преступления против жизни и здоровья — ст.105 — 125 УК РФ, половой неприкосновенности и половой жизни — ст.131 — 135 УК РФ и т.д.). Госслужащие могут быть подвергнуты уголовному наказанию за деяния, совершенные ими как должностными лицами, если нарушение ими служебных обязанностей является уголовно наказуемым.

В УК РФ имеется ряд составов преступлений, субъектами которых являются только госслужащие — как должностные, так и не должностные лица. Основные из них:

1) злоупотребление должностными полномочиями (ст.285 УК РФ) — использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы, если это деяние совершено из корыстной или личной заинтересованности и повлекло существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства;

2) превышение должностных полномочий (ст.286 УК РФ) — совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства;

3) незаконное участие в предпринимательской деятельности (ст.289 УК РФ) — если в результате незаконного участия в предпринимательской деятельности организация, в которой участвует должностное лицо, получила льготы и преимущества либо какое-нибудь покровительство в другой форме;

4) получение взятки (ст.290 УК РФ) — получение должностным лицом лично или через посредника взятки в виде денег, ценных бумаг, иного имущества или выгод имущественного характера за действия (бездействия) в пользу взяткодателя;

5) дача взятки (ст.291 УК РФ) — дача взятки должностному лицу лично или через посредника;

6) халатность (ст.293 УК РФ) — неисполнение или ненадлежащее исполнение должностным лицом своих обязанностей вследствие недобросовестного или небрежного отношения к службе;

7) контрабанда (ст.188 УК РФ) — перемещение в крупном размере через таможенную границу РФ товаров или иных предметов, совершенное должностным лицом с использованием своего служебного положения и др.

2. Административная ответственность

Административным правонарушением признается посягающее на государственный или общественный порядок, собственность, права и свободы граждан, на установленный порядок управления противоправное, виновное (умышленное или неосторожное) действие или бездействие, за которое законодательством предусмотрена административная ответственность. Нередко нарушение должностных обязанностей одновременно признается и административным, и дисциплинарным проступком, т.е. их составы дублируются, например, в отношении военнослужащих.

От вида и тяжести административного проступка зависят форма и объем санкций, однако во всех случаях вина признается необходимым элементом административного проступка должностного лица. Нет вины — нет и административного проступка. Нередко должностное лицо либо предвидит наступление вредных последствий своих действий (бездействий), но легкомысленно рассчитывает на их предотвращение, либо не предвидит таких последствий, хотя должно было и могло их предвидеть. Неосторожная вина также признается элементом состава административного правонарушения. Когда должностное лицо не должно было и не могло предвидеть вредные последствия своих действий (бездействия), оно освобождается от административной ответственности.

Административная ответственность госслужащих выражается в применении к ним государственными органами, должностными лицами и представителями административной власти административного взыскания за нарушения требований служебной дисциплины. Должностные лица подлежат административной ответственности за административные правонарушения, связанные с несоблюдением установленных правил, обеспечение выполнения которых входит в их должностные обязанности, с сфере охраны порядка управления; государственного и общественного порядка; природы; здоровья населения и др. правил.

Ответственность должностных лиц наступает за нарушение обязательных правил не только своими действиями, но и за правонарушения, которые представляют собой упущения по службе. Данные упущения могут выражаться в даче подчиненным указаний, не соответствующих общеобязательным правилам, а также в непринятии мер по обеспечению этих правил подчиненными лицами, когда обеспечение их соблюдения входит в круг должностных обязанностей привлекаемого к ответственности должностного лица.

Особенно выделен вопрос об административной ответственности военнослужащих и государственных служащих, на которых распространяется действие дисциплинарных уставов. Эти категории госслужащих несут ответственность по дисциплинарным уставам. Однако за нарушение правил режима государственной границы РФ; пограничного режима; режима в пунктах пропуска через государственную границу РФ; правил дорожного движения, охоты, рыболовства и охраны рыбных запасов; таможенных правил, а также за контрабанду данные категории госслужащих несут административную ответственность на общих основаниях. Госслужащие, на которых распространяется действие дисциплинарных уставов или специальных положений о дисциплине, в случаях, прямо предусмотренных ими, несут за совершение административных правонарушений дисциплинарную ответственность, а в остальных случаях — административную ответственность на общих основаниях.

3. Дисциплинарная ответственность

Под дисциплинарной ответственностью имеются в виду предусмотренные в законе меры дисциплинарных взысканий, налагаемые на госслужащих за должностные проступки. Дисциплинарная ответственность наступает, если госслужащий нарушает свои должностные обязанности. Условием применения мер дисциплинарной ответственности является признание неисполнения или ненадлежащего исполнения служебных обязанностей должностным лицом. Только те действия или бездействия госслужащего могут быть признаны противоправными, которые не соответствуют законодательству и/или иными юридическими актами, которые определяют его служебные обязанности (должностные инструкции, положения, уставы и др.).

Любые действия или бездействие госслужащего, соответствующего законам или иным юридическим актам, не могут квалифицироваться как должностной проступок, поскольку является правомерным. Должностным проступком является не всякое неисполнение госслужащим возложенных на него обязанностей, а только виновное, т.е. которое совершено умышлено или неумышленно. Перед применением дисциплинарного взыскания проводится служебная проверка. При применении дисциплинарного взыскания учитываются тяжесть совершенного госслужащим дисциплинарного проступка, степень его вины, обстоятельства, при которых совершен дисциплинарный проступок, и предшествующие результаты исполнения госслужащим своих должностных обязанностей.

Под дисциплинарным взысканием понимаются предусмотренные в законодательстве меры принудительного воздействия, применяемые полномочным органом или руководителем за совершенный должностной проступок. Наиболее серьезной мерой дисциплинарного воздействия является прекращение государственно-служебных отношений в форме официального увольнения с государственной службы.

Административная ответственность государственных служащих

Государственные служащие в основной массе несут административную ответственность на общих основаниях с рядовыми гражданами. Федеральный закон «Об основах государственной службы в Российской Федерации» закрепляет административную ответственность служащих за действия или бездействия, ведущие к нарушению прав и законных интересов граждан (ст. 14 п. 5). Вместе с тем можно выделить особую категорию государственных служащих, несущих административную ответственность в повышенном размере — должностные лица. Ответственность именно должностных лиц занимает видное место в институте административной ответственности. В действующем на данный момент Кодексе об административных правонарушениях должностные лица в качестве спецсубъекта выделены более чем в ста статьях. Исходя из этого в данной курсовой работе будет, в основном, рассмотрена административная ответственность должностных лиц государственной службы.

Рассмотрим, прежде всего, вопрос об основаниях административной ответственности государственных служащих. Традиционно выделяют разделение оснований административной ответственности на два вида: нормативное и фактическое. За последние годы в российском законодательстве произошли две существенных перемены, связанные с установлением нормативных оснований административной ответственности.

Первым было принятие в 1993 году Конституции РФ, п.1 ст. 72 которой административное законодательство было отнесено в совместное ведение Российской Федерации и субъектов Российской Федерации. Таким образом, нормы об административной ответственности на территории отдельных субъектов РФ начали устанавливаться представительными органами самих субъектов. Существенные недостатки Кодекса РСФСР об административных правонарушениях, коллизии между нормами Кодекса и положениями Федеративного договора, подписанного до вступления в действие Конституции Российской Федерации и предусматривавшего принятие Федеральных Основ по предметам совместного ведения, способствовали активизации законотворчества субъектов Федерации в сфере установления административной ответственности.

Прежде всего, это проявилось в установлении собственных санкций, причем не только штрафных, которые зачастую н несколько раз превышают размеры, установленные Кодексом РСФСР об административных правонарушениях. Например, Указом Президиума Верховного Совета Республики Башкортостан «Об усилении административной ответственности за нарушение общественного порядка» от 21 сентября 1993 г. максимальный размер штрафа, налагаемого за мелкие хулиганство, был увеличен в 20 раз, а максимальный срок административного ареста за данное нарушение — в 2 раза.

Нормативные акты субъектов Российской Федерации содержат и новые составы административных правонарушений. Имеются также случаи изменения законодательными актами субъектов Российской Федерации административно-юрисдикционной подведомственности дел об отдельных видах административных правонарушений, встречаются и пробелы в определении данной подведомственности25.

Оценка сложившейся ситуации позволяет прийти к следующим выводам. Действующая редакция Кодекса РСФСР об административных правонарушениях не учитывает изменившегося правового статуса субъектов Российской Федерации и нуждается в радикальном пересмотре. В свою очередь законодательные акты субъектов Федерации должны быть приведены в соответствие с федеральными законами.

Вторую перемену многие ученые зачастую связывают с принятием Таможенного кодекса Российской Федерации в котором нормы административной ответственности за таможенные правонарушения были выделены из Кодекса об административных правонарушениях. Другие считают, что это не совсем верно — принятие Таможенного кодекса было лишь наиболее заметным проявлением сложившейся за годы реформ тенденции «расплывания» норм об административной ответственности за пределы КоАПа. В результате всех этих изменений институт административной ответственности претерпел существенные изменения в сторону усложнения и противоречивости отдельных его норм друг другу. Выходом в сложившейся ситуации должно послужить принятие нового Кодекса РФ об административных правонарушениях, проект которого рассматривается сейчас Государственной Думой. По мнению разработчиков проекта Кодекс об административных правонарушениях должен устанавливать общие принципы применения административной ответственности на территории Российской Федерации, в соответствии с которыми должны разрабатываться акты об административной ответственности субъектов РФ. Что касается растаскивания норм об административной ответственности по иным законам, то первоначально проект КоАП допускал лишь одно исключение: ст.1 устанавливала, что административная ответственность за таможенные правонарушения устанавливается Таможенным кодексом Российской Федерации. Но и такая редакция вызвала обоснованные возражения Президента Российской Федерации, который указал, что административная ответственность на территории Российской Федерации устанавливается только Кодексом об административных правонарушениях без всяких исключений26.

Фактическим основанием административной ответственности должностных лиц государственной службы, согласно ст. 15 КоАП, являются административные правонарушения, связанные с несоблюдением установленных правил в сфере охраны порядка управления, государственного и общественного порядка, природы, здоровья населения и других правил, обеспечение выполнения которых входит в их служебные обязанности. Для характеристики особенностей административной ответственности именно должностных лиц представляется возможным использование предложенного Е.И. Марковой термина «должностной административный проступок», который, очевидно, является разновидностью административного правонарушения и основанием административной ответственности должностных лиц27. Можно выделить три разновидности административных правонарушений, совершаемых должностными лицами: 1) прямое нарушение правил; 2) дача незаконных указаний подчиненным; 3) отсутствие контроля за действиями работников, повлекшее нарушение правил. Вторая и третья разновидность, очевидно, являются специфическими именно для должностных лиц. Анализ практики органов административной юрисдикции показывает, что должностные лица чаще всего нарушают нормы обязывающего характера, что выражается в необеспечении их выполнения28.

Анализируя понятие административного правонарушения, данное в ст. 10 КоАП РСФСР, выделяют обязательные признаки, присущие любому из них, в том числе и совершаемому в сфере государственной службы. Это — общественная вредность, противоправность, виновность и наказуемость. Особенность административных правонарушений заключается в том, что большинство административных проступков не влечет конкретных, реальных вредных последствий, а содержит лишь возможность их наступления. Многие правонарушения в данной сфере являются нарушениями общеобязательных правил (техники безопасности, противопожарной безопасности, санитарии и др.), установленных в целях предупреждения вредных последствий. Поэтому нарушение или несоблюдение этих правил влечет применение мер административной ответственности даже тогда, когда нет конкретных вредных последствий29.

Большое распространение имеет точка зрения, что необходимым признаком любого правонарушения является общественная опасность, впервые высказанная М.Д. Шаргородским. Данная точка зрения поддерживается как в общетеоретических работах, так и в работах ученых-администратнвистов: И.А.Галагана, М.И. Еропкина, Е.В. Додина, Л.В. Коваль, Ю.М. Козлова, А.П. Коренева, А.Е. Лунева, В.М. Манохина, Б.Д. Сорокина, С.С. Студеникина, М.С. Студеникиной, В.В. Цветкова, А.И. Щербака и др. Наряду с этим мнением существует и другое, согласно которому административные проступки хотя и наносят тот или иной вред обществу, но в отличие от преступлений не имеют общественно опасного характера, так как не угрожают важнейшим условиям существования и развития общественного и государственного строя. Эту позицию в разное время защищали А.М. Васильев, В.А. Власов, С.А. Голунский, А.П. Клюшниченко, О.Э. Лейст, Г.И. Петров, И.С. Самощенко, М.А. Шнейдер, О.М. Якуба, А.Ю. Якимов и др. Все таки наиболее точной представляется своего рода промежуточная позиция, сформулированная Д.Н. Бахрахом: «Проступки могут быть общественно опасными, а могут и не быть. Но их качественная особенность состоит в том, что она являются вредными для общества, вредными для социалистических общественных отношений»30.

Обязательные и сопутствующие признаки, а также обстоятельства, характеризующие административное правонарушение, формируют его состав. Все признаки (элементы) состава административного правонарушения принято подразделять на четыре группы, характеризующие объект, объективную сторону, субъект и субъективную сторону проступка.

Объектом административного правонарушения в сфере государственной службы являются общественные отношения, складывающиеся в процессе осуществления государственной деятельности и охраняемые административно-правовыми нормами. Необходимо отметить, что посягательство на общественное отношение происходит посредством воздействия на определенный его элемент: субъектов отношения, предмет отношения, саму деятельность, составляющую содержание отношения или саму норму.

Объективную сторону административного правонарушения в сфере государственной службы составляет совокупность признаков, которые характеризуют внешнее проявление противоправного деяния, посягающего на охраняемый законом объект. К объективной стороне относятся само противоправное деяние (действие или бездействие), его вредоносный результат, причинная связь между деянием и результатом, место, время, способ, средства и орудия совершения правонарушения. Любое административное правонарушение представляет собой волевой акт (деяние), который проявляется в двух формах: действие — активное поведение субъекта, нарушающее правовые запреты; бездействие — его пассивное поведение, выражающиеся в невыполнении правовых предписаний. Особенность административных правонарушений должностных лиц состоит в том, что большинство из них совершается путем бездействия, т.е. невыполнения той или иной должностной обязанности.

Субъектами административной ответственности в целом могут выступать как физические, так и юридические лица. В советском законодательстве организации признавались субъектами административной ответственности лишь до 21 июня 1961 года, когда был принят Указ Президиума Верховного Совета СССР «О дальнейшем ограничении применения штрафов, налагаемых в административном порядке»31, который отменил наложение в административном порядке штрафа на учреждения, предприятия и организации и запретил уплату наложенных на должностных лиц штрафов за счет предприятий, учреждений и организаций, в которых работают указанные должностные лица. Это было вызвано стремлением законодателя прекратить практику перекачивания денежных средств со счетов одних бюджетных организаций на счета других в виде штрафов. Данный Указ послужил сигналом к тому, что большинство ученых-административистов стали отрицать возможность коллективного субъекта административного правонарушения и ответственности. Однако развитие экономических отношений в нашей стране привело к возникновению независимых от государства многочисленных юридических лиц и прежде всего коммерческих организаций, что вновь сделало целесообразным применение административных штрафов к организациям. В настоящее время наличие юридических лиц как субъектов административной ответственности признается всеми без исключения юристами.

Тем не менее, и в рамках государственной службы административная ответственность должностных лиц не утратила актуальность. Применение мер административной ответственности к должностным лицам государственной службы позволяет персонализировать ответственность и добиться конкретного наказания именно для виновного лица. В связи с этим хотелось бы отметить, что в последнее время получила распространение практика, когда должностные лица, виновные в нарушении административных, санитарных, природоохранных и других норм, уплачивают штраф, а затем получают премию в размере, превышающем сумму уплаченного штрафа, за выполнение работы в результате которой и были допущено административное правонарушение. В связи с этим следует согласиться с мнением С.Е. Чаннова, который указывает на необходимость внесение изменений в КоАП с целью запрещения подобной практики, по крайней мере в бюджетных организациях32.

Должностные лица являются специальными субъектами административной ответственности. В проекте КоАП должностные лица в качестве спецсубъектов отмечены в 3/4 статей. Однако при этом российское административное законодательство не знает определения должностного лица.

Действующее российское законодательство содержит определение должностного лица в двух нормативных актах. Первое содержится в примечании к ст. 285 Уголовного кодекса Российской Федерации. Согласно этому примечанию должностными лицами признаются лица «постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителя власти либо выполняющие организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, а также в Вооруженных Силах РФ, других войсках и воинских формированиях РФ»33.

Такое определение можно принять лишь в том случае, если законодатель попытается дать разъяснение собственно понятиям «представитель власти», «административно-хозяйственная деятельность» и «организационно-распорядительная деятельность».

Попытка дать подобного рода разъяснения делается в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. № 6 «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе», в котором устанавливается, что «к представителям власти следует относить лиц, осуществляющих законодательную, исполнительную или судебную власть, а также работников государственных, надзорных или контролирующих органов, наделенных в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от них в служебной зависимости, либо правом принимать решения, обязательные для исполнения гражданами, а также организациями независимо от их ведомственной подчиненности».

Однако, в любом случае определение должностного лица, данное в примечании к ст. 285 УК не может претендовать, да и не претендует на универсальность. Напротив, законодатель сознательно оговаривает, что попадающие под это определение служащие признаются должностными лицами только «в статьях настоящей главы», т.е. только для целей уголовного, но не административного законодательства.

Определение понятия должностного лица можно встретить и в Федеральном законе «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» в редакции от 04.08.2000 г. Так п.1 ст.1 данного закона устанавливает, что должностным лицом местного самоуправления (муниципальной службы) является 1) муниципальный служащий, выполняющий организационно-распорядительные функции в органах местного самоуправления и не являющийся государственным служащим; 2) выборное должностное лицо местного самоуправления — должностное лицо, избранное населением непосредственно или представительным органом местного самоуправления из своего состава, наделенное согласно уставу муниципального образования полномочиями на решение вопросов местного значения. Очевидно, что, и в данном законодатели случае не претендовали на универсальность и не стремились дать определение, подходящее для всех без исключения должностных лиц, а решали лишь частные задачи в рамках муниципального законодательства.

Кроме понятия «должностное лицо местного самоуправления» Закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ» использует понятие «государственное должностное лицо», подразумевая, видимо, должностных лиц, находящихся не на муниципальной, а на государственной службе, не определяя однако, имеет ли оно те же признаки что и должностное лицо муниципального образования согласно этому закону или обладает особым правовым статусом.

Помимо этого определение должностного лица встречается во многих нормативных актах субъектов Российской Федерации и муниципальных образований. Однако, в целом, безусловно, для глобального решения проблемы «должностного лица» необходимо принятие его определения на федеральном уровне и именно в рамках административного законодательства. Пока эта проблема не решена. В то же время попытки ее решить уже были. Государственной Думой 21 октября 1998 г. был принят в первом чтении законопроект «О внесении изменений и дополнений в Кодекс РСФСР об административных правонарушениях в части осуществления контроля за качеством и рациональным использованием зерна и продуктов его переработки», предлагающий помимо всего прочего дополнить ст. 15 КоАП РСФСР примечанием следующего содержания: «Под должностными лицами в настоящем Кодексе следует понимать лиц, постоянно, временно или в соответствии со специальными полномочиями осуществляющих функции представителей власти, то есть наделенных в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся в служебной зависимости от данных должностных лиц, а равно лиц, выполняющих организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в государственных органах: органах местного самоуправления, государственных и муниципальных предприятиях, учреждениях, а также в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации, за исключением лиц, перечисленных в статье 16 (военнослужащих) настоящего Кодекса.

Руководители и другие работники иных организаций, индивидуальные предприниматели, совершившие административные правонарушения в связи с выполнением организационно — распорядительных или административно-хозяйственных функций, несут административную ответственность как должностные лица». Это довольно удачное и достаточно полное определение не было внесено в Кодекс, т.к. был отклонен весь законопроект по причинам, связанным с изменением статуса Росгосхлебинспекции. Остается надеяться, что та же судьба не постигнет принятый в первом чтении проект Кодекса РФ об административных правонарушениях, определение должностного лица в котором, данное в примечании к ст. 2.5, практически полностью совпадает с вышеприведенным.

Субъективной стороной административного правонарушения должностных лиц государственной службы является психическое отношение правонарушителя к совершенному деянию и наступившим, или возможным, последствиям. Субъективную сторону проступка составляют вина, мотив и цель. Вина имеет свои особенности применительно к рассматриваемым нам вопросам. Вина, как признак субъективной стороны административного правонарушения, проявляется в форме умысла и неосторожности (ст. 11, 12 КоАП РСФСР). Анализ содержания данных статей позволяет сделать вывод о том, что умысел и неосторожность могут проявляться по-разному. По аналогии с уголовным правом можно выделить четыре формы вины: прямой умысел, косвенный умысел, неосторожность и самонадеянность. Должностные лица могут совершать административные правонарушения как умышленно, так и неосторожно.

К государственным служащим могут применяться те же административные взыскания, что и к обычным гражданам: предупреждение, штраф, лишение специальных прав, возмездное изъятие имущества, конфискация, исправительные работы, административный арест. Совершенно однозначно к государственным служащим не может применяться выдворение за пределы Российской Федерации, т.к. в соответствии с. п. 1 ст. 3 Федерального закона «Об основах государственной службы в Российской Федерации» государственными служащими могут являться только граждане Российской Федерации.

Для должностных лиц действующее законодательство предусматривает только два основных административных взыскания: предупреждение и штраф. Основная особенность административной ответственности должностных лиц заключается в повышенном размере применяемых к ним штрафам.

Действующее административное законодательство не предусматривает кассационной инстанции. Решение суда по наложению административного взыскания является окончательным. Это положение вступает в противоречие со ст. 46 Конституции РФ. Это уже указывал в своем постановлении от 28 мая 1999 г. Конституционный Суд РФ34. Однако в проекте КоАП РФ присутствуют только отдельные элементы апелляционного производства. Представляется, что законодателям следует учесть это при доработке нового кодекса.